3.2. Применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения

Какие меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях вправе применять должностные лица органов ГИБДД при осуществлении контроля за дорожным движением?

1. Доставление.

2. Административное задержание.

3. Личный досмотр, досмотр вещей, досмотр транспортного средства, находящихся при физическом лице; осмотр принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов.

4. Изъятие вещей и документов.

5. Отстранение от управления транспортным средством.

6. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

7. Медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

8. Задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации.

9. Арест товаров, транспортных средств и иных вещей.

10. Привод.

 

Какие меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения должны применяться в присутствии понятых?

 

Согласно ч. 2 ст. 25.7 КоАП присутствие понятых обязательно в случаях, прямо предусмотренных главой 27 Кодекса. В свою очередь, данная глава КоАП содержит указание на присутствие понятых при осуществлении следующих мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении:

— проведение личного досмотра (ст. 27.7);

— проведение осмотра принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов (ст. 27.8);

— проведение досмотра транспортного средства (ст. 27.9);

— изъятие вещей и документов (ст. 27.10);

— отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида (ст. 27.12);

— освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (ст. 27.12);

— направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 27.12) <1>;

———————————

<1> Особое внимание следует обратить на то, что исходя из грамматического толкования положений ч. 2 ст. 27.12 КоАП присутствие понятых обязательно в случае отстранения от управления транспортным средством, освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения любого лица, управляющего транспортным средством (за исключением лиц, пользующихся иммунитетом от административной ответственности), а не только водителей транспортных средств Вооруженных Сил РФ, внутренних войск МВД России, войск гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти, прямо указанных в этой норме. Данное положение разъяснено в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2008 г. и отражено в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18.

 

— задержание транспортного средства в отсутствие водителя (ст. 27.13);

— арест товаров, транспортных средств и иных вещей (ст. 27.14).

При применении иных мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (доставление, административное задержание, привод, медицинское освидетельствование на состояние опьянения) присутствия понятых не требуется <1>.

———————————

<1> Соответствующее разъяснение, которое необходимо применять с учетом изменений, внесенных в ст. 27.12 КоАП Федеральным законом от 24.07.2007 N 210-ФЗ, дано в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2005 г.

 

Обязаны ли должностные лица органов ГИБДД производить административное задержание водителей транспортных средств в случае совершения ими административных правонарушений, влекущих административный арест в качестве единственного основного наказания (например, ч. 3 ст. 12.8, ч. 2 ст. 12.26 КоАП), и доставлять их в суд для рассмотрения дела либо применение этой меры относится на усмотрение уполномоченных должностных лиц?

 

Из действующего правового регулирования следует, что административное задержание может применяться лишь в исключительных случаях, когда это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении (ч. 1 ст. 27.3 КоАП). Таким образом, КоАП относит решение вопроса о необходимости избрания столь суровой меры пресечения на усмотрение органов и должностных лиц, наделенных соответствующими полномочиями.

Эта позиция закона получила свое уточнение и развитие в Постановлении Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова», в котором сделан вывод о том, что соблюдения одних лишь формальных условий, предусмотренных ст. 27.3 КоАП, еще недостаточно для того, чтобы административное задержание считалось законным и обоснованным. Как указал Суд, правомерность задержания должна определяться с учетом предписаний ст. 22 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, закрепляющих право каждого на свободу и личную неприкосновенность, и ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, устанавливающей пределы допустимых ограничений данного права. Основываясь на положениях подп. «c» п. 1 названной статьи Конвенции, Конституционный Суд РФ отметил, что задержание не может быть признано законным, если оно применялось должностным лицом хотя и в рамках установленных законом полномочий, но с нарушением целей и критериев, установленных в ст. 5 Конвенции, при отсутствии достаточных оснований, произвольно или тем более сопровождалось злоупотреблением властью. На этом основании Конституционный Суд РФ сформулировал точку зрения о том, что подобная мера может быть применена лишь в том случае, если имеются достаточные основания считать ее необходимой и соразмерной для обеспечения производства по конкретному делу <1>.

———————————

<1> Отмеченные обстоятельства имеют принципиальное значение для практики рассмотрения дел об оспаривании действий должностных лиц, связанных с применением административного задержания, и возмещении вреда, причиненного в результате применения этой меры.

 

Таким образом, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 16.06.2009 N 9-П, критерии правомерности административного задержания никак не связаны с видом и размером наказания, которое может быть назначено лицу, совершившему административное правонарушение, послужившее основанием для решения вопроса об избрании данной меры. Поэтому говорить об обязанности сотрудников полиции производить задержание лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем даже самое строе наказание в виде административного ареста, нельзя. Соответственно, и доставлять правонарушителей в суд для рассмотрения таких дел сотрудники полиции не обязаны.

Приведенная позиция реализуется и в деятельности органов ГИБДД, о чем свидетельствует разъяснение Департамента ОБДД МВД России, содержащееся в письме от 13.07.2009 N 13/9-124 «О разъяснении порядка применения отдельных положений КоАП РФ».

 

Какой орган (должностное лицо) должен доставлять лицо, в отношении которого вынесено постановление об административном аресте, к месту отбывания наказания, если указанное лицо не подвергалось административному задержанию и не доставлялось в суд для рассмотрения дела: орган ГИБДД, возбудивший дело об административном правонарушении в отношении данного лица, либо орган внутренних дел по месту нахождения суда, вынесшего такое постановление?

 

При решении данного вопроса необходимо руководствоваться положениями ч. 1 ст. 32.8 КоАП, согласно которой постановление судьи о назначении административного наказания в виде административного ареста исполняется органами внутренних дел, а также Постановлением Правительства РФ от 02.10.2002 N 726 «Об утверждении Положения о порядке отбывания административного ареста», утвердившим порядок отбывания этого вида наказания.

В соответствии с названным Постановлением арестованные содержатся под стражей в специальных приемниках органов внутренних дел и доставляются туда органом внутренних дел, производившим их задержание. С учетом того что в самих подразделениях ГИБДД специализированные помещения для содержания задержанных отсутствуют, административное задержание лиц, совершивших административные правонарушения в области дорожного движения, как правило, осуществляют должностные лица органов внутренних дел (в основном — дежурные) — сотрудники Госавтоинспекции, выявившие соответствующие правонарушения. Доставление правонарушителя в суд для рассмотрения дела, а также к месту отбывания наказания осуществляется сотрудниками конвойной службы органа внутренних дел, производившего административное задержание, а при отсутствии таковой — сотрудниками, назначенными приказом начальника органа внутренних дел. Если до судебного рассмотрения дела лицо, в отношении которого вынесено постановление о назначении административного наказания в виде административного ареста, не подвергалось административному задержанию, то доставление его к месту отбывания наказания осуществляется органом внутренних дел по месту нахождения суда, принявшего такое решение. Аналогичное разъяснение содержится в письме Департамента ОБДД МВД России от 13.07.2009 N 13/9-124.

 

Вправе ли должностные лица Госавтоинспекции изымать водительские удостоверения у лиц, совершивших административные правонарушения, влекущие лишение права управления транспортными средствами, и выдавать взамен их временные разрешения на право управления транспортным средством?

 

В результате изменений, внесенных в ст. 27.10 КоАП Федеральным законом от 23.07.2013 N 196-ФЗ, при совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортным средством, сотрудник ГИБДД больше не вправе изымать у водителя водительское удостоверение и выдавать взамен его временное разрешение. Однако сведения о водительском удостоверении, подтверждающие наличие у лица, привлекаемого к административной ответственности, права на управление транспортными средствами, должны быть внесены в протокол об административном правонарушении. Кроме того, к материалам дела, направляемым в суд, может быть приложена копия водительского удостоверения.

В связи с отказом законодателя от изъятия водительского удостоверения в качестве меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении следует иметь в виду, что при необходимости изучения его подлинника судья, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, теперь не вправе истребовать его в органе ГИБДД путем вынесения определения об истребовании сведений, необходимых для разрешения дела (ст. 26.10 КоАП) <1>, а вправе лишь обратиться к лицу, привлекаемому к административной ответственности, с просьбой предъявить его на обозрение.

———————————

<1> Ранее на это ориентировал Верховный Суд РФ, о чем свидетельствуют данные им разъяснения в Обзоре судебной практики за III квартал 2005 г.

 

При отсутствии в материалах дела об административном правонарушении, влекущем лишение права управления транспортными средствами, сведений о наличии у лица, привлекаемого к административной ответственности, такого права протокол об административном правонарушении подлежит возвращению в орган, его составивший, для устранения недостатков на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП.

 

Правомерен ли отказ органа ГИБДД возвратить водительское удостоверение лицу, у которого оно было изъято на основании ч. 1 ст. 32.6 КоАП, по истечении срока лишения его права управления транспортными средствами до уплаты им административного штрафа?

 

В отличие от КоАП РСФСР, который прямо предусматривал, что водительское удостоверение возвращается владельцу только после уплаты штрафа, в ныне действующем Кодексе подобная норма отсутствует.

В то же время Федеральным законом от 23.07.2013 N 196-ФЗ на водителей, лишенных права управления транспортными средствами, возложено другое обременение: с 1 сентября 2013 г. они обязаны проходить проверку знания ими Правил дорожного движения, а за совершение административных правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1, 4 ст. 12.8, ч. 1 ст. 12.26 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП, — также медицинское освидетельствование на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством. Соответствующие дополнения внесены в ст. 32.6 КоАП и распространяются на всех водителей, у которых срок лишения права управления транспортными средствами истек после вступления в силу названного Закона, в том числе на тех, в отношении которых течение срока лишения указанного права началось до введения его в действие, то есть до 1 сентября 2013 г.

Таким образом, если водитель транспортного средства подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа с лишением права управления транспортными средствами, то по истечении срока лишения данного права водительское удостоверение, изъятое у него на основании ч. 1 ст. 32.6 КоАП, должно быть ему возвращено должностным лицом органа ГИБДД при условии, что указанное лицо успешно сдало экзамен по Правилам дорожного движения, а в случае совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч. ч. 1, 4 ст. 12.8, ч. 1 ст. 12.26 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП, также представило в орган ГИБДД справку об отсутствии у него медицинских противопоказаний к вождению.

 

Какой порядок освидетельствования на состояние опьянения предусмотрен КоАП?

 

До принятия КоАП действовал механизм, позволявший сотрудникам ГИБДД проводить освидетельствование водителей транспортных средств на состояние опьянения, не прибегая к помощи врачей. Однако, как казалось законодателю при принятии нового Кодекса, такой механизм не обеспечивает высокого уровня защиты прав и законных интересов участников дорожного движения. Поэтому в первоначальной редакции ст. 27.12 КоАП было предусмотрено обязательное медицинское освидетельствование на состояние опьянения, проводимое организациями здравоохранения, имеющими лицензию на осуществление этого вида медицинской деятельности. Вместе с тем с учетом длительности и трудоемкости такой процедуры Федеральным законом от 24.07.2007 N 210-ФЗ сотрудникам ГИБДД было вновь предоставлено право самостоятельно проводить освидетельствование водителей на состояние опьянения. В связи с этим в ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП было закреплено: «Лицо, управляющее транспортным средством, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения».

Согласно ч. 6 ст. 27.12 КоАП освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством РФ. Во исполнение данного законодательного положения Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475 утверждены Правила применения вышеназванных мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, которые содержат ряд принципиальных положений. Перечислим основные из них.

Первое. Освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения подлежат только те водители транспортных средств, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения. В качестве таких оснований установлено наличие одного или нескольких следующих признаков:

а) запах алкоголя изо рта;

б) неустойчивость позы;

в) нарушение речи;

г) резкое изменение окраски кожных покровов лица;

д) поведение, не соответствующее обстановке (п. 3 Правил).

Второе. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения осуществляется должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства, а в отношении водителей транспортных средств Вооруженных Сил РФ, внутренних войск МВД РФ, войск гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти — также должностными лицами военной автомобильной инспекции (п. 4 Правил). Основную часть указанных должностных лиц составляют инспекторы ДПС ГИБДД МВД России.

Третье. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения осуществляется с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе, разрешенных к применению Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, поверенных в установленном порядке Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии, тип которых внесен в государственный реестр утвержденных типов средств измерений (п. 5 Правил). Таким образом, исключается возможность проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с использованием специальных технических средств индикации (например, индикаторных трубок «Контроль трезвости»), не обеспечивающих количественное определение содержания этанола в выдыхаемом воздухе, что создает дополнительные гарантии объективного определения состояния алкогольного опьянения с использованием современных измерительных приборов. В качестве таковых в настоящее время применяются портативные анализаторы концентрации паров этанола в выдыхаемом воздухе. Перечень основных технических средств, используемых в деятельности Госавтоинспекции для обеспечения доказательств по делу об административных правонарушениях, определен в письме Департамента ОБДД МВД России от 31.07.2008 N 13/п-1962 <1>. В их числе — алкотестеры «АКПЭ-01М», «Lion Alcolmetr SD-400», «Алкотектор PRO-100», «Алкотектор PRO-100 combi», «Alcotest 7410 Plus Com», «Alcotest 6810» и др., позволяющие с высокой точностью установить количественное содержание этанола в выдыхаемом воздухе (как правило, погрешность прибора составляет 0,04-0,05 мг/л воздуха).

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2008 г. // БВС РФ. 2009. N 2.

 

Четвертое. В результате изменений, внесенных в ст. ст. 12.8 и 27.12 КоАП Федеральным законом от 23.07.2013 N 196-ФЗ, установившим предельно допустимую норму содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе в количестве, превышающем возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, в п. 8 Правил освидетельствования лиц, управляющих транспортными средствами, на состояние опьянения и оформления его результатов ныне закреплено, что факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей указанную величину. В силу п. 9 Правил результаты освидетельствования на состояние алкогольного опьянения отражаются в акте освидетельствования на состояния алкогольного опьянения, форма которого утверждена Приказом МВД России от 04.08.2008 N 676. Копия данного акта выдается водителю транспортного средства, в отношении которого проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. К указанному акту приобщается бумажный носитель с записью результатов исследования.

При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии с результатами освидетельствования, а также при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения лицо, управляющее транспортным средством, подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения подробно регламентирован разделом 4 Правил. Наиболее важные положения этого раздела состоят в следующем.

Первое. Медицинское освидетельствование проводится в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление данного вида деятельности. Освидетельствование может проводиться как непосредственно в медицинских организациях, так и в специально оборудованных для этой цели передвижных медицинских пунктах, соответствующих требованиям, установленным Минздравсоцразвития России.

Второе. Медицинское освидетельствование на состояние опьянения проводится только врачом, имеющим специальную подготовку, а в сельской местности при невозможности его проведения врачом — фельдшером, имеющим специальную подготовку.

Третье. Определение состояния опьянения проводится в соответствии с нормативными правовыми актами Минздрава РФ. В настоящее время должностные лица медицинских учреждений, проводящие медицинское освидетельствование на состояние опьянения, руководствуются Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения».

 

Что следует понимать под отрицательным результатом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП, при котором водитель транспортного средства подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения при наличии у него внешних признаков опьянения, с учетом примечания к ст. 12.8 КоАП?

 

До вступления в силу Федерального закона от 23.07.2013 N 196-ФЗ, установившего количественные характеристики состояния опьянения с учетом уровня содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе (0,16 мг/л выдыхаемого воздуха), под отрицательным результатом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП понималось: а) полное отсутствие алкоголя в выдыхаемом воздухе; б) наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе в концентрации, не превышающей допустимую погрешность прибора, используемого для проведения освидетельствования.

Это объяснялось тем, что после отмены в 2010 г. нормативного определения состояния опьянения, включавшего указание на запрещенный уровень содержания алкоголя в организме водителя (0,15 мг/л выдыхаемого воздуха или 0,3 мг/л крови), и до принятия вышеназванного Закона КоАП устанавливал фактически нулевой порог концентрации алкоголя, любое превышение которого уже являлось достаточным основанием для признания лица находящимся в состоянии алкогольного опьянения и привлечения его к административной ответственности по нормам ст. 12.8 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП.

Учитывая, что в настоящее время факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 мг/л выдыхаемого воздуха, под отрицательным результатом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в диспозиции ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП необходимо понимать как полное отсутствие алкоголя в выдыхаемом воздухе (0 мг/л выдыхаемого воздуха), так и наличие алкоголя в количестве, не превышающем 0,16 мг/л выдыхаемого воздуха без учета максимально допустимой погрешности технического средства измерения.

Аналогичный подход следует применять и в том случае, когда речь идет об отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 12 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 N 308).

 

Вправе ли должностное лицо органа ГИБДД направить водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, не предложив ему пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения? В связи с этим является ли отсутствие в протоколе об административном правонарушении, предусмотренном ч. ч. 1 или 2 ст. 12.26 КоАП, сведений об отказе водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо отсутствие у сотрудника ДПС соответствующего технического средства измерения обстоятельством, исключающим возможность привлечения водителя к административной ответственности по нормам данной статьи КоАП за отказ от прохождения медицинского освидетельствования?

 

В соответствии с ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП к водителю, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения, либо в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.24 КоАП, могут быть применены меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в виде освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

В качестве достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, Правила освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, медицинского освидетельствования на состояние опьянения и оформления их результатов, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, устанавливают наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке (п. 3). При этом ни Кодекс, ни Правила не содержат норм, исключающих возможность проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения без предварительного освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте. Более того, согласно ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП и п. 10 Правил направление водителя транспортного средства на медицинское освидетельствование возможно при наличии у него лишь внешних признаков опьянения и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что должностные лица органов ГИБДД, уполномоченные осуществлять государственный надзор и контроль за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, вправе направлять на медицинское освидетельствование на состояние опьянения каждого водителя транспортного средства только на основании наличия у него внешних признаков опьянения, указанных в п. 3 Правил.

В настоящее время данные положения прочно вошли в практику Верховного Суда РФ, который исходит из того, что отсутствие в протоколе по об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 или ч. 2 ст. 12.26 КоАП, сведений об отказе водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо отсутствие у сотрудника ДПС соответствующего технического средства измерения не является обстоятельством, исключающим возможность привлечения водителя к административной ответственности по нормам данной статьи за отказ от прохождения медицинского освидетельствования <1>.

———————————

<1> Справедливости ради отметим, что в решении Верховного Суда РФ от 17 июня 2009 г. N ГКПИ09-554 по делу об оспаривании п. 2 Правил свидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, выражена принципиально иная позиция по рассматриваемому вопросу. В нем, в частности, указано, что «пункт 2 Правил не предусматривает возможности направления водителя транспортного средства на медицинское освидетельствование на состояние опьянения без предварительного освидетельствования на состояние алкогольного опьянения». Однако эта позиция не находит своего подтверждения в практике Верховного Суда РФ по делам об административных правонарушениях. См., например: Постановление Верховного Суда РФ от 11 января 2010 г. по делу N 58-АД09-7.

 

Аналогичная позиция реализуется и в практике региональных судов. Приведем пример.

 

Постановление

(извлечение)

 

Заместитель председателя Московского городского суда А.Н. Дмитриев, рассмотрев надзорную жалобу Д. в защиту К. на Постановление мирового судьи судебного участка N 268 Южнопортового района города Москвы от 5 августа 2011 года и решение судьи Лефортовского районного суда города Москвы от 11 октября 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 268 Южнопортового района города Москвы от 5 августа 2011 года К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 7 (семь) месяцев.

Решением судьи Лефортовского районного суда города Москвы от 11 октября 2011 года вышеуказанное Постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба К. — без удовлетворения.

В надзорной жалобе защитник Д. просит об отмене названных судебных актов и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что: К. не находился в состоянии алкогольного опьянения; ему не предлагалось пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте; акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения не может являться допустимым доказательством, поскольку в нем не учтена погрешность прибора, с помощью которого было проведено исследование; протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения противоречат друг другу; при составлении протокола об административном правонарушении К. не были разъяснены права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, и положения ст. 51 Конституции РФ; по делу имеются неустранимые сомнения, которые должны быть истолкованы в пользу К.; дело об административном правонарушении и жалоба рассмотрены судебными инстанциями не всесторонне и не объективно.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 268 Южнопортового района города Москвы от 5 августа 2011 года и решение судьи Лефортовского районного суда города Москвы от 11 октября 2011 года законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что 30 апреля 2011 года в 10 часов 20 минут К., управляя автомобилем марки <…>, государственный регистрационный знак <…>, следовал по ул. Карла Маркса в городе Данков Липецкой области, находясь в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения, согласно которому у К. установлено состояние алкогольного опьянения, протоколом об отстранении К. от управления транспортным средством, письменными объяснениями инспекторов ГИБДД В. и Л.

Довод защитника Д. о том, что К. не предлагалось пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте, основан на неверном толковании закона, поскольку ст. 27.12 КоАП РФ не содержит указания на необходимость обязательного проведения сотрудником полиции предварительного освидетельствования водителя транспортного средства на состояние алкогольного опьянения на месте до направления его на медицинское освидетельствование. Из представленных материалов, в частности из протокола о направлении К. на медицинское освидетельствование, следует, что основанием для применения к нему данной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении послужило наличие у К. признака алкогольного опьянения — запах алкоголя из полости рта. Согласно Правилам освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475, наличие такого признака уже являлось достаточным основанием для направления К. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену вынесенных судебных актов.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 268 Южнопортового района города Москвы от 5 августа 2011 года и решение судьи Лефортовского районного суда города Москвы от 11 октября 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу защитника Д. — без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.Дмитриев <1>

 

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 23 марта 2012 г. N 4а-229/12.

 

В рассмотренной ситуации особое внимание следует обратить на то, что в протоколе об административном правонарушении должен быть указан хотя бы один внешний признак опьянения из числа названных в п. 3 Правил. В противном случае такой протокол не может служить допустимым доказательством и при подготовке дела к рассмотрению подлежит возвращению в орган, его составивший, для устранения недостатков (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП).

 

Вправе ли сотрудник органа ГИБДД провести освидетельствование водителя на состояние алкогольного опьянения не на месте отстранения его от управления транспортным средством, а на ближайшем посту ДПС или в ином помещении органа внутренних дел, где имеется соответствующее техническое средство измерения? Подлежит ли административной ответственности по ст. 12.26 КоАП водитель, отказавшийся от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в связи с невозможностью его проведения на месте отстранения от управления транспортным средством?

 

В целях пресечения административных правонарушений в области дорожного движения должностным лицам органов ГИБДД, уполномоченным осуществлять государственный надзор и контроль за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, предоставлено право проводить освидетельствование лиц, управляющих транспортными средствами, на состояние алкогольного опьянения. Основания и порядок применения данной меры обеспечения установлены в ст. 27.12 КоАП и конкретизированы в Правилах освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475.

Как следует из содержания раздела I Правил, освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения. Указаны также признаки, свидетельствующие о нахождении водителя в состоянии опьянения, названы должностные лица, уполномоченные проводить такое освидетельствование, определен порядок освидетельствования с применением технических средств измерения. В то же время ни в КоАП, ни в Правилах ничего не говорится о месте проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Этот вопрос регулируется п. 131 Административного регламента, согласно которому освидетельствование на состояние алкогольного опьянения осуществляется непосредственно на месте отстранения водителя от управления транспортным средством либо (в случае отсутствия в распоряжении сотрудника указанного технического средства измерения) на ближайшем посту ДПС, в ином помещении органа внутренних дел, где такое средство измерения имеется.

Данные положения Регламента в полной мере соответствуют требованиям названных нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу. При этом они не предусматривают право сотрудников полиции принудительно доставлять или препровождать водителей для освидетельствования на ближайший пост ДПС или в иное помещение органа внутренних дел <1>. Поэтому если водитель отказался туда проследовать, то в силу ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП сотрудник полиции должен направить его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в медицинское учреждение.

———————————

<1> Правомерность такого подхода подтверждена решением Верховного Суда РФ от 23.10.2009 по делу N ГКПИ09-1188.

 

В каких случаях по результатам медицинского освидетельствования на состояние опьянения выносится заключение о наличии у лица состоянии опьянения? Изменился ли порядок проведения данного освидетельствования в связи с вступлением в силу Федерального закона от 23.07.2013 N 196-ФЗ, установившего допустимый уровень концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе?

 

Согласно п. 6 Приложения к Европейскому соглашению 1971 г., дополняющему Конвенцию о дорожном движении, подписанную в г. Вене 8 ноября 1968 г., в национальном законодательстве должны быть предусмотрены специальные положения, касающиеся вождения под воздействием алкоголя, а также допустимый законом уровень содержания алкоголя в крови и в выдыхаемом воздухе, превышение которого является несовместимым с управлением транспортным средством. При этом во всех случаях максимальный уровень содержания алкоголя в крови в соответствии с национальным законодательством не должен превышать 0,5 г чистого алкоголя на литр крови или 0,25 мг на литр выдыхаемого воздуха <1>.

———————————

<1> До этого были установлены иные количественные показатели, характеризующие предельно допустимый уровень содержания алкоголя для водителей транспортных средств: 0,8 г чистого алкоголя на литр крови или 0,4 мг на литр воздуха.

 

К сожалению, на этапе подготовки проекта КоАП эти положения международных правовых норм не были восприняты российским законодателем: в первоначальной редакции Кодекса, как и в ранее действовавшем КоАП РСФСР, количественные показатели, характеризующие уровень алкоголя в организме водителя, предусмотрены не были. Соответствующие нормы появились в КоАП только в 2007 г., когда ст. 27.12 была дополнена примечанием следующего содержания: «Под состоянием опьянения в настоящей статье следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека, определяемое в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ». В соответствии с данной нормой не исключалась возможность проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения как с использованием специальных технических средств измерения, определяющих концентрацию алкоголя в выдыхаемом воздухе, так и без таковых. При этом в первом случае водитель мог быть привлечен к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения при наличии этилового спирта в концентрации 0,15 и более мг/л воздуха, без учета клинических признаков опьянения, а во втором — если употребление вещества, вызвавшего опьянение, привело к совокупности нарушений физических ли психических функций лица, без учета количественного критерия состояния опьянения, установленного в примечании к ст. 27.12 КоАП <1>.

———————————

<1> Правомерность такого толкования закона была подтверждена практикой Верховного Суда РФ по конкретным делам, сложившейся в период действия примечания к ст. 27.12 КоАП.

 

Такое регулирование сохранялось вплоть до принятия Федерального закона от 23.07.2010 N 169-ФЗ, которым данное положение КоАП было признано утратившим силу.

Тем не менее спустя 3 года законодатель вновь отказался от абсолютного запрета содержания алкоголя в крови для водителей транспортных средств, дополнив ст. 12.8 КоАП примечанием, согласно которому факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Постановлением Правительства РФ от 18.11.2013 N 1025 соответствующие изменения были также внесены в Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством. В частности, в п. 8 раздела IV Правил «Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов» формулировка «наличие или отсутствие состояния алкогольного опьянения определяется на основании показаний используемого технического средства измерения с учетом допустимой погрешности технического средства измерения» была заменена предложением следующего содержания: «Факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха».

В то же время в Инструкцию по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы N 307/у-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» никаких изменений, обусловленных переходом к количественной характеристике состояния алкогольного опьянения, не было внесено. В связи с этим решением Верховного Суда РФ от 28.11.2013 N АКПИ13-1077 п. 16 Инструкции, который, вопреки примечанию к ст. 12.8 КоАП, предписывал выносить заключение о состоянии алкогольного опьянения при любых положительных значениях определения алкоголя в выдыхаемом воздухе, в том числе не превышающих 0,16 миллиграмма абсолютного этилового спирта на один литр выдыхаемого воздуха, был признан недействующим в указанной части.

Не вызывает сомнения, что введение в КоАП количественной характеристики состояния алкогольного опьянения было оправданно, так как позволило привести российское законодательство в соответствие с требованиями Конвенции о дорожном движении 1968 года, а также исключить случаи необоснованного привлечения к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения лиц, у которых содержание эндогенного алкоголя в крови превышает нулевое значение по медицинским показателям, например больных сахарным диабетом.

Однако в практическом плане такое законодательное решение вызвало трудности в правоприменении.

Так, ранее должностные лица медицинских учреждений, проводившие медицинское освидетельствование на состояние опьянения, не были обязаны устанавливать количественное содержание алкоголя в организме человека и при любых положительных результатах его определения в выдыхаемом воздухе при помощи одного из технических средств измерения, проведенного с интервалом 20 минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании, проведенном с интервалом 20 минут, выносили заключение о наличии опьянения. При этом учитывалась лишь допустимая погрешность технического средства измерения, указанная в паспорте или руководстве по его эксплуатации. Например, если медицинское освидетельствование проводилось с помощью газового анализатора Alcotest 7410 (шкала в мг/л), который выдает результаты исследования в миллиграммах на литр воздуха, то заключение о наличии алкогольного опьянения могло быть вынесено, если первичное и повторное исследование выдыхаемого воздуха показывало наличие алкоголя (этилового спирта) в концентрации более 0,05 мг/л воздуха, чему равна максимальная погрешность данного прибора в соответствии с его технической документацией <1>. При этом клинический осмотр освидетельствуемого не проводился. Вместе с тем при отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе, в том числе когда первичное исследование показывало наличие алкоголя в концентрации, превышающей допустимую погрешность прибора, а повторное исследование — его отсутствие, проводился клинический осмотр освидетельствуемого и при наличии клинических признаков опьянения отбиралась проба биологического объекта (кровь или моча) для направления на химико-токсикологическое исследование с целью определения средств (веществ) или их метаболитов (за исключением алкоголя), вызвавших опьянение.

———————————

<1> Приведенный пример показателен еще и тем, что позволяет обратить внимание на порядок определения количественного содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе, установления состояния алкогольного опьянения с учетом допустимой погрешности технического средства измерения, используемого для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, поскольку на практике имеют место случаи, когда такая погрешность не учитывается либо учитывается неверно.

 

В настоящее время при определении состояния опьянения по результатам медицинского освидетельствования на состояние опьянения необходимо учитывать следующее.

Первое. Количественная характеристика состояния опьянения имеет место исключительно в отношении алкогольного опьянения. Заключение об опьянении, вызванном употреблением наркотических средств или психотропных веществ, выносится в случае наличия в организме человека наркотических средств или психотропных веществ <1>, независимо от их концентрации <2>.

———————————

<1> Отметим, что в содержащемся в примечании к ст. 12.8 КоАП определении состояния опьянения применительно к употреблению иных веществ (за исключением алкоголя) речь идет только о наркотических средствах и психотропных веществах, тогда как при химико-токсикологическом исследовании биологического объекта могут быть обнаружены иные вызывающие опьянение вещества или их метаболиты.

<2> Особое внимание следует обратить на то, что решением Верховного Суда РФ от 09.10.2008 N ГКПИ08-1450 были признаны недействующими п. 18 и абз. 2 п. 21 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, допускавшие вынесение заключения о наличии опьянения неустановленным веществом при наличии клинических признаков опьянения, отрицательных результатах исследования на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе и невозможности лабораторных химико-токсикологическим исследованием установить наличие в организме освидетельствуемого наркотического средства, психотропного или иного вызывающего опьянение вещества. В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития России от 14.07.2009 N 512н данные положения утратили силу.

 

Второе. При медицинском освидетельствовании на состояние опьянения во всех случаях осуществляется исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь (п. 11 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы N 307/у-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством»). В виде исключения из этого правила в п. 22 Инструкции установлено, что при оказании неотложной медицинской помощи в медицинских организациях лицам, пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях и находящимся в тяжелом состоянии, вне зависимости от наличия или отсутствия протокола о направлении на освидетельствование заключение о наличии опьянения выносится по результатам химико-токсикологического исследования биологического объекта (кровь или моча), проводимого в установленном порядке, при наличии абсолютного этилового спирта в концентрации 0,5 и более грамма на один литр крови либо при обнаружении наркотических средств, психотропных или иных вызывающих опьянение веществ вне зависимости от их концентрации.

Третье. Наличие или отсутствие состояния алкогольного опьянения по результатам исследования выдыхаемого воздуха определяется на основании показаний технического средства измерения без учета его допустимой погрешности, так как в установленной законодателем величине пороговой концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе (0/16 мг/литр) возможная погрешность измерений с учетом температуры воздуха, влажности и др. условий уже включена. Например, если показание прибора составило 0,175 мг/л выдыхаемого воздуха, то прибавлять к этой величине допустимую погрешность прибора не требуется. Соответственно, отражать погрешность прибора в акте медицинского освидетельствования (равно как и в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения) и выяснять вопрос о ее значении судьям также не требуется, так как правового значения для правильного разрешения дела это обстоятельство больше не имеет.

Четвертое. Основанием для вынесения заключения о наличии опьянения в результате употребления алкоголя является установление при исследовании выдыхаемого воздуха, проведенного при помощи одного из технических средств измерения с интервалом 20 минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании с интервалом 20 минут факта превышения допустимой концентрации алкоголя (0,16 мг/л воздуха), без учета клинических признаков опьянения. При этом положительное заключение о состоянии опьянения выносится лишь в том случае, если при повторном исследовании выдыхаемого воздуха концентрация абсолютного этилового спирта превысила 0,16 мг/л воздуха без учета погрешности прибора. Иначе говоря, если первое исследование выдыхаемого воздуха показало наличие абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей 0,16 мг/л выдыхаемого воздуха, а повторное — не более 0,16 мг/л выдыхаемого воздуха, то выносится заключение об отсутствии опьянения.

Пятое. Если первое и второе исследование выдыхаемого воздуха показали полное отсутствие алкоголя либо наличие алкоголя в концентрации, не превышающей 0,16 мг/л воздуха, то проводится клинический осмотр освидетельствуемого и при наличии клинических признаков опьянения отбирается проба биологического объекта (кровь или моча) для направления на химико-токсикологическое исследование с целью определения средств (веществ) или их метаболитов (за исключением алкоголя), вызвавших опьянение.

При отсутствии таких признаков проба биологического объекта не отбирается и выносится заключение об отсутствии состояния опьянения.

Шестое. Результаты исследования выдыхаемого воздуха необходимо определять только в тех единицах измерения, которые указаны в примечании к ст. 12.8 КоАП, т.е. в миллиграммах на литр воздуха. Таким образом, если медицинское освидетельствование проводилось с использованием прибора со шкалой в промилле или микрограммах, то врач, проводивший исследование, должен произвести перерасчет полученного результата, руководствуясь правилами, указанными в технической документации к прибору.

 

В каких случаях медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, проводится без исследования выдыхаемого воздуха, путем отбора пробы биологического объекта и направления ее на химико-токсикологическое исследование? При каком значении содержания алкоголя в крови, установленного по результатам такого исследования, выносится заключение о наличии опьянения?

 

Согласно п. 22 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 N 308, законность которого подтверждена вступившим в законную силу решением Верховного Суда РФ от 14.03.2013 N АКПИ12-1743, при оказании неотложной медицинской помощи в медицинских организациях лицам, пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях и находящимся в тяжелом состоянии, вне зависимости от наличия или отсутствия протокола о направлении на освидетельствование, подписанного должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства, заключение о наличии опьянения выносится по результатам химико-токсикологического исследования биологического объекта (кровь или моча), проводимого в установленном порядке, при наличии абсолютного этилового спирта в концентрации 0,5 и более грамм на один литр крови либо при обнаружении наркотических средств, психотропных или иных вызывающих опьянение веществ вне зависимости от их концентрации.

Приведенное положение Инструкции согласуется с п. 20 Правил освидетельствования, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, предусматривающим, что в случае если водитель транспортного средства находится в беспомощном состоянии (тяжелая травма, бессознательное состояние и другое) и для вынесения заключения о наличии или отсутствии состояния опьянения требуется проведение специальных лабораторных исследований биологических жидкостей, акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения при наличии протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, составленного должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, или должностным лицом военной автомобильной инспекции, заполняется по получении результатов указанных исследований, которые отражаются в акте.

То обстоятельство, что в установленной в примечании к ст. 12.8 КоАП пороговой величине запрещенного содержания алкоголя для водителей транспортных средств используется лишь один показатель уровня алкоголя, определяемый соотношением доли миллиграмма на литр выдыхаемого воздуха (0,16 мг/л), и ничего не говорится про его максимально допустимый уровень содержания в крови, определяемый соотношением доли грамма на литр или децилитр крови, как это было до признания Федеральным законом от 23 июля 2010 г. N 169-ФЗ утратившим силу примечания к статье 27.12 КоАП, определявшего понятие состояния опьянения, не дает оснований для отказа от применения п. 22 Инструкции, так как иных нормативных правовых актов по данному вопросу, имеющих большую юридическую силу, не имеется. Аналогичный вывод содержится в решении Верховного Суда РФ от 14.03.2013 N АКПИ12-1743.

Таким образом, с вступлением в силу Федерального закона от 23.07.2013 N 196-ФЗ, определившего понятие состояния опьянения, предписание п. 22 Инструкции о том, что в отношении лиц, пострадавших в дорожно-транспортных происшествиях и находящихся в тяжелом состоянии, заключение о состоянии опьянения выносится при наличии абсолютного этилового спирта в концентрации 0,5 и более грамм на один литр крови, сохраняет свою силу.

К сказанному следует добавить, что при наличии в материалах дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП, заключения об установленном опьянении в результате употребления алкоголя, вынесенного в соответствии с п. 22 Инструкции, производить перерасчет полученного результата, указанного в граммах на литр крови, в единицы измерения, указанные в примечании к ст. 12.8 КоАП, т.е. в миллиграммы на литр воздуха, не требуется.

 

Допускается ли проведение медицинского освидетельствования на состояние опьянения с использованием технических средств измерения, не обеспечивающих запись результатов исследования на бумажных носителях?

 

Ни КоАП, ни принятые в соответствии с ним Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, ни Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденная Приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 N 308, не содержат норм, предусматривающих, что медицинское освидетельствование на состояние опьянения в организациях здравоохранения должно осуществляться с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе. Приведенный подход нашел свое отражение в решении Верховного Суда РФ от 22.10.2009 N ГКПИ09-1325, которым признан частично недействующим п. 5 вышеназванной Инструкции.

 

Является ли нарушением порядка производства по делу об административном правонарушении направление водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения без отстранения его от управления транспортным средством? Возможно ли привлечение к административной ответственности по нормам ст. ст. 12.8 и 12.26 КоАП водителя, к которому данная мера не была применена?

 

Согласно ч. 1 ст. 27.1 и ч. 1 ст. 27.12 КоАП отстранение водителя от управления транспортным средством является мерой обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, которая применяется:

а) при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, управляющее транспортным средством, находится в состоянии опьянения;

б) в целях пресечения административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 12.3, ч. 2 ст. 12.5, ч. ч. 1 и 2 ст. 12.7 КоАП.

Как следует из содержания вышеназванных норм в их системной взаимосвязи, применение данной меры, равно как и всех других мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, является правом, а не обязанностью уполномоченных должностных лиц и полностью зависит от их усмотрения. Таким образом, если до направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель не был отстранен от управления транспортным средством, то возможность привлечения его к административной ответственности по ч. ч. 1, 3, 4 ст. 12.8 КоАП за управление транспортным средством в состоянии опьянения или ст. 12.26 КоАП за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения не исключается, поскольку отсутствие в материалах дела соответствующего протокола не оказывает прямого влияния на вывод судьи о виновности лица в совершении административного правонарушения.

Данная позиция четко проводится в деятельности судов. Приведем пример.

Постановлением исполняющего обязанности мирового судьи, оставленным в силе решением судьи районного суда, Ч. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год 6 месяцев.

Не согласившись с данными судебными актами, защитник Ч. — Быков обратился с жалобой в Московский городской суд, полагая, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о нахождении Ч. в состоянии опьянения. При этом он ссылался на то, что в нарушение требований ст. 27.12 КоАП транспортное средство под управлением Ч. не было задержано и в материалах дела отсутствует протокол об отстранении Ч. от управления автомобилем.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, заместитель председателя Московского городского суда отметил, что данный довод жалобы несостоятелен и не влечет отмены вынесенных по делу судебных постановлений, поскольку задержание транспортного средства, наличие либо отсутствие в материалах дела соответствующего протокола не оказывает прямого влияния на вывод мирового судьи о доказанности вины Ч. в совершении административного правонарушения. При таких обстоятельствах утверждение о том, что Ч. не находился в состоянии опьянения, было признано необоснованным <1>.

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 08.09.2008 по делу N 4а-2701/08. См. также: Постановления Московского городского суда от 13.02.2012 по делу N 4а-3226/11; от 16.02.2012 по делу N 4а-3493/11; от 28.06.2012 N 4а-858/12.

 

Подлежит ли предупреждению об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения врач (фельдшер), уполномоченный проводить медицинское освидетельствование на состояние опьянения?

 

В силу ч. 4 ст. 27.12 КоАП в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения указываются дата, время, место, основания направления на медицинское освидетельствование, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о транспортном средстве и о лице, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении. При этом в КоАП ничего не говорится о том, что лицо, проводящее медицинское освидетельствование, должно быть предупреждено об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Поэтому предупреждать об этом врача не требуется <1>.

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2006 г. // БВС РФ. 2007. N 8.

 

Данный вывод согласуется с положениями статей Особенной части КоАП, в которой административная ответственность медицинского работника за дачу заведомо ложного заключения не предусмотрена. Этим, однако, не исключается право судьи вызвать указанного работника в судебное заседание и опросить его в качестве специалиста, который в соответствии с ч. 3 ст. 25.8 КоАП должен быть предупрежден об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП за дачу заведомо ложного заключения.

 

Необходимо ли проводить медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, которое подлежит привлечению к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения, если он был помещен в медицинский вытрезвитель и врач медицинского вытрезвителя документально зафиксировал факт опьянения?

 

Согласно п. 15 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, медицинское освидетельствование на состояние опьянения проводится врачом-психиатром-наркологом либо врачом другой специальности (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом указанное освидетельствование проводится фельдшером), прошедшим подготовку по вопросам проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителей транспортных средств. Аналогичное положение содержится и в п. 4 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 N 308. Таким образом, действующее законодательство не содержит указания на специальность врача, который проводит медицинское освидетельствование.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что если врач медицинского вытрезвителя, который проводит исследование на установление состояния опьянения, имеет соответствующую специальную подготовку, то составленный по результатам осмотра акт, в котором сделан вывод о состоянии освидетельствованного лица, может быть использован в качестве письменного доказательства по делу об административном правонарушении, которое подлежит оценке по правилам ст. 26.11 КоАП, поскольку состояние опьянения может быть установлено любыми средствами доказывания, предусмотренными ст. 26.2 КоАП. Проводить дополнительно медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица в данном случае не требуется <1>.

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2008 г. // БВС РФ. 2008. N 8.

 

К кому из участников производства по делам об административных правонарушениях может быть применен привод? Какой орган исполняет определение судьи о приводе?

 

Привод представляет собой принудительное препровождение физического лица к месту рассмотрения дела в целях обеспечения своевременного и правильного его рассмотрения. Согласно ч. 1 ст. 27.15 КоАП привод применяется к следующим участникам производства по делам об административных правонарушениях: физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу, законному представителю несовершеннолетнего лица, привлекаемого к ответственности, а также свидетелю. Если рассмотрение дела отложено в связи с неявкой без уважительной причины лиц, указанных выше, и их отсутствие препятствует всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела и разрешению его в соответствии с законом, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело, выносят определение о приводе (ч. 3 ст. 29.4 КоАП). Аналогичное определение выносится и в том случае, когда участие лица, в отношении которого ведется производство по делу, признается обязательным при рассмотрении данного дела (п. 8 ч. 1 ст. 29.7 КоАП).

С 1 января 2012 г. определение о приводе, вынесенное судьей или должностным лицом Федеральной службы судебных приставов, подлежит исполнению судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов по месту фактического пребывания, проживания или местонахождения лица, уклоняющегося от явки в суд <1>.

———————————

<1> См.: Методические рекомендации по осуществлению привода лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу-исполнителю.

 

Определение о приводе, вынесенное должностным лицом, рассматривающим дело об административном правонарушении (за исключением должностных лиц Федеральной службы судебных приставов), направляется для исполнения в орган внутренних дел по месту нахождения суда. Порядок осуществления привода органами внутренних дел регулируется Приказом МВД России от 21.06.2003 N 438 «Об утверждении Инструкции о порядке осуществления привода».

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code