3.1. Участники производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения

Глава 3. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В ОБЛАСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ

3.1. Участники производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения

Каков состав участников производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения?

Производство по делам об административных правонарушениях складывается из действий целого ряда органов и лиц, являющихся его субъектами. Процессуальные права и обязанности каждого субъекта данного производства обусловлены его процессуальной функцией в нем, в зависимости от которой все субъекты могут быть разделены на три группы.

1. Властные субъекты. К ним относятся должностные лица, уполномоченные возбуждать дела об административных правонарушениях и применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, а также органы, должностные лица и судьи, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях (субъекты административной юрисдикции).

2. Лица, заинтересованные в рассмотрении дела, — лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевший, законные представители физических и юридических лиц, защитники и представители, прокурор.

3. Лица, содействующие осуществлению производства, — свидетели, понятые, специалисты, эксперты и переводчики.

Две последние группы субъектов называют участниками производства по делам об административных правонарушениях, статус которых определен в главе 25 КоАП. Властные субъекты, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, обособлены от иных участников данного производства и выделены в самостоятельную главу 23 Кодекса.

Государственные органы и должностные лица, уполномоченные возбуждать дела об административных правонарушениях, участниками производства по делам об административных правонарушениях не являются <1>.

———————————

<1> Есть достаточные основания полагать, что ситуация изменится, поскольку на рассмотрении Государственной Думы находится проект федерального закона, в соответствии с которым в круг участников производства по делам об административных правонарушениях предполагается ввести должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, определив их статус в ст. 25.11.1 КоАП.

 

Какими процессуальными правами наделено лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении?

 

КоАП предусматривает широкие процессуальные права лица, в отношении которому ведется производство по делу об административном правонарушении. Часть 1 ст. 25.1 КоАП называет лишь неполный перечень этих прав. Их конкретизация, а также иные процессуальные права лица, привлекаемого к административной ответственности, содержатся в других статьях процессуальной части КоАП:

— право знакомиться со всеми материалами дела, в том числе с протоколом об административном правонарушении (ст. 28.2), постановлением о возбуждении дела прокурором (ст. 28.4), определением о проведении административного расследования (ст. 28.7), определением о назначении экспертизы до направления его для исполнения (ст. 26.4), протоколами применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (гл. 27);

— право получить копию протокола об административном правонарушении, протоколов применения мер обеспечения производства (ст. 28.2, гл. 27);

— право давать объяснения, которые отражаются в протоколе об административном правонарушении, протоколе о применении мер обеспечения производства по делу, протоколе рассмотрения дела либо записываются и приобщаются к делу (ст. 26.3);

— право представлять доказательства (ч. 1 ст. 25.1);

— право заявлять ходатайства, в том числе о привлечении в качестве экспертов указанных им лиц (ст. 26.4); о продлении срока рассмотрения дела (ст. 29.6); о восстановлении судьей или должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу на постановление по делу об административном правонарушении, срока обжалования (ст. 30.3); о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения постановления о назначении административного наказания (ст. 31.5);

— право ставить вопросы перед экспертом (ст. 26.4);

— право заявлять отводы эксперту, специалисту, переводчику, судье, члену коллегиального органа, должностному лицу, на рассмотрение которых передано дело об административном правонарушении (ст. ст. 25.13, 26.4, 29.3);

— право пользоваться юридической помощью защитника (ч. 1 ст. 25.5);

— право участвовать в рассмотрении дела об административном правонарушении (за исключением дел об административных правонарушениях, влекущих административный арест или административное выдворение иностранного гражданина или лица без гражданства за пределы Российской Федерации, которые всегда рассматриваются с участием лица, привлекаемого к административной ответственности);

— право получить копию постановления по делу об административном правонарушении (ст. 29.11);

— право обжаловать постановление и (или) решение по делу об административном правонарушении (ст. ст. 30.1, 30.9, 30.12).

 

Кто может быть признан потерпевшим по делу об административном правонарушении в области дорожного движения?

 

Согласно ч. 1 ст. 25.2 КоАП потерпевшим является физическое лицо или юридическое лицо, которому административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред. В качестве потерпевших по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения чаще всего выступают участники дорожно-транспортного происшествия, которым в результате нарушения Правил дорожного движения причинен имущественный или физический вред.

При рассмотрении таких дел судья, орган, должностное лицо должны учитывать, что если дорожно-транспортное происшествие произошло с участием двух и более транспортных средств, то признание одного из участников произошедшего потерпевшим по делу об административном правонарушении, возбужденному в отношении другого участника, не зависит от того, виновен ли последний в дорожно-транспортном происшествии и имеется ли причинно-следственная связь между нарушением указанным лицом Правил дорожного движения и причинением вреда, возникшего вследствие дорожно-транспортного происшествия. Данный вопрос подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, в то время как в рамках производства по делу об административном правонарушении подлежит выяснению вопрос только о виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, в нарушении Правил дорожного движения и наличии причинно-следственной связи между совершенным правонарушением и вредом, возникшим вследствие его совершения <1>. Судебная практика также идет по этому пути.

———————————

<1> Разъяснения по этому поводу даны в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2004 г. // БВС РФ. 2005. N 7.

 

Приведем пример.

Постановлением инспектора ДПС ГИБДД В. была привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.13 КоАП за то, что в нарушение требований п. 13.4 Правил дорожного движения при повороте налево на зеленый сигнал светофора не уступила дорогу транспортному средству, двигавшемуся во встречном направлении прямо. Решением судьи городского суда, вынесенным по жалобе В., данное постановление было отменено и производство по делу прекращено в связи с отсутствием в действиях В. состава административного правонарушения. Потерпевший А. обжаловал это решение в областной суд, ссылаясь на то, что при рассмотрении жалобы В. судья городского суда дал оценку его (А.) действиям, чего был делать не вправе.

Рассмотрев жалобу А., судья областного суда отметил следующее. Прекращая производство по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения, судья городского суда установил виновность потерпевшего в нарушении Правил дорожного движения, указав, что водитель А. выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора. Вместе с тем в соответствии с положениями ст. ст. 1.5, 2.1, 24.1, 26.1 КоАП судья при рассмотрении дела об административном правонарушении не вправе выяснять обстоятельства дорожно-транспортного происшествия и разрешать вопрос о причинно-следственной связи между нарушением лицом Правил дорожного движения и дорожно-транспортным происшествием, а также давать правовую оценку действиям второго участника дорожно-транспортного происшествия. При наличии спора эти вопросы подлежат выяснению в порядке гражданского судопроизводства.

При таких обстоятельствах решение судьи городского суда было изменено путем исключения из него вывода о том, что водитель А. допустил нарушение Правил дорожного движения <1>.

———————————

<1> Решение судьи Свердловского областного суда от 22.04.2009 по делу N 72-132/2009.

 

При решении вопроса о признании лица потерпевшим по делу об административном правонарушении в области дорожного движения необходимо особенно внимательно рассматривать ситуации, когда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием двух и более транспортных средств каждому из них причинен вред и в отношении каждого водителя, нарушившего Правила дорожного движения, составлен протокол об административном правонарушении.

В этом случае каждый водитель будет проходить в качестве потерпевшего по делу, возбужденному в отношении другого водителя. Следует также учесть, что если в отношении одного из водителей вынесено определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении или постановление о прекращении производства по делу и он обжалует его в суде, то другой водитель, автомобилю которого причинены механические повреждения, будет являться потерпевшим по данному делу и должен быть привлечен к участию в его рассмотрении.

 

Возможно ли наличие потерпевших по делам об административных правонарушениях с формальным составом?

 

Как следует из содержания ст. 25.2 КоАП, привлечение потерпевшего в качестве участника производства по делу об административном правонарушении не ставится в зависимость от того, является ли состав административного правонарушения формальным или материальным. Это особенно важно учесть, поскольку на первых этапах применения КоАП имели место случаи, когда право лица на участие в деле в качестве потерпевшего необоснованно ограничивалось только теми составами правонарушений, которые являются материальными. Кардинальный поворот в решении данного вопроса произошел после принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, который подтвердил несостоятельность такого подхода (п. 11) <1>.

———————————

<1> Верховный Суд РФ и ранее формулировал данное положение. В частности, в Обзоре судебной практики за II квартал 2004 г. он указывал на то, что участник дорожно-транспортного происшествия, автомобилю которого причинен ущерб вследствие совершения административного правонарушения, должен быть обязательно привлечен к участию в деле в качестве потерпевшего, независимо от того, является ли состав правонарушения материальным или формальным.

 

В каких случаях собственник (владелец) транспортного средства, получившего механические повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия, участником которого он не являлся, может быть признан потерпевшим по делу об административном правонарушении, возбужденному в отношении одного из водителей транспортных средств?

 

По смыслу ч. 1 ст. 25.2 КоАП гражданин может быть признан потерпевшим по делу об административном правонарушении в области дорожного движения независимо от того, является ли он непосредственным участником дорожно-транспортного происшествия или собственником (владельцем) транспортного средства, которому в результате дорожно-транспортного происшествия причинен вред <1>.

———————————

<1> Это особенно важно подчеркнуть, если учесть, что на практике имеют место случаи, когда владельцы транспортных средств, получивших механические повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия, не привлекаются к участию в производстве по делу об административном правонарушении в качестве потерпевших, если дорожно-транспортное происшествие произошло без их участия.

 

Данное правило распространяется и на юридических лиц, являющихся собственниками транспортных средств, получивших повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия.

В принципе, такой подход не является новым. Он сформировался еще в период действия КоАП РСФСР и основывался на положениях ст. 248 прежнего Кодекса, содержавшей понятие потерпевшего, воспринятое при подготовке нового КоАП <1>. После вступления в силу КоАП практика судов общей юрисдикции также исходила из этого.

———————————

<1> Определение Верховного Суда РФ от 23.12.1996 N 43-Вп96-7.

 

Однако в 2010 г. Верховный Суд РФ уточнил свою позицию по данному вопросу, указав, что собственник транспортного средства, на котором было совершено административное правонарушение, не являющийся участником дорожно-транспортного происшествия, не может быть признан потерпевшим по делу об административном правонарушении, возбужденному в отношении лица, управляющего этим транспортным средством.

Определенный интерес в этом отношении представляет следующее дело.

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серков П.П., рассмотрев жалобу Белоусова А.П., действующего на основании доверенности в интересах Лавренина С.Н., на Определение судьи Октябрьского районного суда г. Орска от 13 октября 2009 года, решение судьи Оренбургского областного суда от 12 ноября 2009 года и Постановление заместителя председателя Оренбургского областного суда от 16 апреля 2010 года, вынесенные в отношении Углова К.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

постановлением инспектора по ИАЗ ОБ ДПС ГИБДД УВД по муниципальному образованию г. Орск Оренбургской области от 15 сентября 2009 года Углов К.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 100 рублей.

Собственник автомобиля, которым управлял Углов К.В., — Лавренин С.Н., не согласившись с вынесенным в отношении Углова К.В. по делу об административном правонарушении постановлением от 15 сентября 2009 года, обжаловал указанное постановление в суд.

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области от 13 октября 2009 года жалоба Лавренина С.Н. возвращена без рассмотрения в связи с тем, что он не является потерпевшим по данному делу об административном правонарушении и, следовательно, не имеет права обжаловать состоявшееся в отношении Углова К.В. Постановление от 15 сентября 2009 года.

Решением судьи Оренбургского областного суда от 12 ноября 2009 года Определение судьи Октябрьского районного суда от 13 октября 2009 года оставлено без изменения.

Постановлением заместителя председателя Оренбургского областного суда от 16 апреля 2010 года определение судьи Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области от 13 октября 2009 года и решение судьи Оренбургского областного суда от 12 ноября 2009 года оставлены без изменения, жалоба представителя Лавренина С.Н. — без удовлетворения.

Не согласившись с указанными судебными решениями, представитель Лавренина С.Н. — Белоусов А.П. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с надзорной жалобой. В обоснование требований Белоусов А.П. ссылается на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю Лавренина С.Н. был причинен ущерб, поэтому Лавренин С.Н. в силу статьи 25.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является потерпевшим по делу об административном правонарушении и имеет право обжаловать постановление должностного лица.

Ознакомившись с доводами жалобы, изучив материалы дела, оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

Как усматривается из материалов дела, 16 августа 2009 года в 4 часа 15 минут на пр. Ленина в районе дома 26 г. Орска Оренбургской области произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля марки <…>, государственный регистрационный знак <…>, принадлежащего на праве собственности Лавренину С.Н., под управлением водителя Углова К.В.

Возвращая жалобу Лавренина С.Н. без рассмотрения, судья Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области обоснованно указал, что Лавренин С.Н. не относится к числу лиц, перечисленных в статьях 25.1 — 25.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поэтому он не наделен правом обжалования постановления по делу об административном правонарушении, вынесенного в отношении Углова К.В.

В соответствии с частью 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 — 25.5 названного Кодекса.

Согласно части 1 статьи 25.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях потерпевшим является физическое лицо или юридическое лицо, которым административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред.

Собственник автомобиля, на котором совершено административное правонарушение, не может быть признан потерпевшим по делу об административном правонарушении, возбужденному в отношении лица, управляющим данным транспортным средством.

Поскольку Лавренин С.Н. не является участником дорожно-транспортного происшествия и не является потерпевшим по делу об административном правонарушении, то он не вправе обжаловать постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в отношении Углова К.В.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Определение судьи Октябрьского районного суда г. Орска от 13 октября 2009 года, решение судьи Оренбургского областного суда от 12 ноября 2009 года и Постановление заместителя председателя Оренбургского областного суда от 16 апреля 2010 года оставить без изменения, жалобу Белоусова А.П., действующего на основании доверенности в интересах Лавренина С.Н., — без удовлетворения <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 13.11.2010 N 47-АД10-4.

 

Вместе с тем анализ последующих постановлений Верховного Суда РФ по конкретным делам позволяет сделать вывод о том, что судебная практика по этому вопросу еще недостаточно устойчива.

Следующее дело — яркое тому подтверждение.

15 декабря 2011 г. в 8 часов 30 минут в районе д. 12 по Нагатинской набережной в г. Москве произошло дорожно-транспортное происшествие с участием двух транспортных средств, одно из которых принадлежало ГУП «Мосавтохолод». Водителем данного транспортного средства являлся А.В. Коршаков, который постановлением должностного лица органа ГИБДД был признан виновным в нарушении п. 8.5 Правил дорожного движения и подвергнут административному наказанию по ч. 1.1 ст. 12.14 КоАП РФ.

Решением судьи Симоновского районного суда г. Москвы вышеназванное постановление было оставлено без изменений.

Не согласившись с решением судьи районного суда, представитель ГУП «Мосавтохолод» обратился с жалобой в Московский городской суд.

Определением судьи Московского городского суда, оставленным без изменения постановлением заместителя председателя Московского городского суда, жалоба представителя предприятия была возвращена заявителю на том основании, что она подана лицом, которое не может быть признано потерпевшим по данному делу, следовательно, не имеющим права обжалования указанного судебного акта. Приходя к такому выводу, судебные инстанции исходили из того, что предприятие является собственником транспортного средства, водитель которого совершил административное правонарушение, послужившее основанием привлечения его к административной ответственности.

Верховный Суд РФ не согласился с таким выводом, указав, что в силу ст. 25.2 КоАП ГУП «Мосавтохолод», которому административным правонарушением причинен имущественный вред, является потерпевшим и его законный представитель либо представитель вправе обжаловать решение судьи районного суда <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 30.10.2013 по делу N 5-АД13-27.

 

Как видим, по сравнению с предыдущим постановлением, в приведенном примере потерпевшим по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1.1 ст. 12.14 КоАП, был признан собственник транспортного средства, водитель которого совершил административное правонарушение и был привлечен к административной ответственности.

 

Должен ли привлекаться к участию в производстве по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП, в качестве потерпевшего водитель, являющийся участником дорожно-транспортного происшествия, в результате которого ему причинен вред здоровью или материальный ущерб? Является ли потерпевшим по такому делу собственник транспортного средства, которым в результате дорожно-транспортного происшествия получены механические повреждения?

 

В судебной практике один из водителей — участников дорожно-транспортного происшествия, которому причинен вред здоровью или материальный ущерб, как правило, рассматривается в качестве потерпевшего по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП, возбужденному в отношении другого участника произошедшего со всеми вытекающими отсюда процессуальными правами, закрепленными в ст. 25.2 КоАП <1>.

———————————

<1> См., например: Методические рекомендации по рассмотрению дел об административных правонарушениях, выразившихся в невыполнении водителем обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием // Бюллетень судебной практики Свердловского областного суда по делам об административных правонарушениях за 4 квартал 2010 г.

 

Однако существует и иная точка зрения, согласно которой в производстве по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 12.27 КоАП, потерпевших быть в принципе не может. В частности, на протяжении многих лет данной позиции придерживался Московский городской суд.

Логика такого вывода заключалась в следующем: по смыслу закона признание лица потерпевшим не зависит от того, является ли наступление последствий признаком состава административного правонарушения (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5), но зависит от наличия причинно-следственной связи между совершенным деянием и причиненным названному лицу вредом. В связи с этим одного лишь факта участия лица в дорожно-транспортном происшествии, повлекшем причинение ему материального ущерба, еще недостаточно для признания указанного лица потерпевшим по делу об административном правонарушении в области дорожного движения. В данном случае необходимо наличие причинно-следственной связи между нарушением Правил дорожного движения, послужившим основанием к возбуждению дела об административном правонарушении, и причиненным вредом.

Между тем вред, причиненный одному из водителей — участников дорожно-транспортного происшествия, возникает вследствие дорожно-транспортного происшествия и не находится в причинно-следственной связи с нарушением водителем, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП, установленного в п. 2.5 Правил дорожного движения запрета оставлять место дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся. Более того, вопрос о лице, виновном в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем дорожно-транспортное происшествие, равно как и вопрос о виновнике дорожно-транспортного происшествия, не относится к предмету доказывания по данным делам.

Указанная позиция, увы, не была поддержана Верховным Судом РФ, который при рассмотрении жалоб на вступившие в законную силу постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 12.27 КоАП, сформулировал положение о том, что второй участник дорожно-транспортного происшествия, повлекшего причинение ему вреда здоровью или материального ущерба, является потерпевшим.

Более того, в Постановлении по делу об административном правонарушении от 30.10.2013 N 69-АД13-7 Верховный Суд РФ распространил приведенный подход на собственников транспортных средств, получивших механические повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия:

13 декабря 2011 г. в 16 часов 45 минут в районе д. 31 по ул. Островского в г. Сургуте произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля под управлением Беликова и автомобиля под управлением Ж., принадлежащего Гурьянову на праве собственности.

Постановлением должностного лица органа ГИБДД производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП, в отношении А.В. Беликова было прекращено.

Не согласившись с данным постановлением, Гурьянов обжаловал его в Сургутский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры.

Определением судьи Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, оставленным без изменения решением судьи Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры и постановлением заместителя председателя Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, жалоба Гурьянова была возвращена заявителю без рассмотрения на том основании, что он не относится к числу лиц, перечисленных в ст. ст. 25.1 — 25.5 КоАП, и поэтому не наделен правом обжалования указанного постановления.

Гурьянов обратился в Верховный Суд РФ с жалобой на данные судебные акты, ссылаясь на то, что они нарушают его право на судебную защиту.

Верховный Суд РФ отменил все состоявшиеся по делу судебные решения и возвратил дело в городской суд для рассмотрения жалобы Гурьянова по существу. В обоснование такого вывода Верховный Суд РФ указал, что в результате дорожно-транспортного происшествия принадлежащий Гурьянову автомобиль получил механические повреждения.

Таким образом, Гурьянов, которому административным правонарушением причинен имущественный вред, является потерпевшим и вправе обжаловать постановление должностного лица.

Обращает на себя внимание тот факт, что в данном случае Верховный Суд РФ по существу поставил знак равенства между вредом, причиненным собственнику транспортного средства административным правонарушением, и вредом, причиненным ему в результате дорожно-транспортного происшествия, сославшись при этом на п. 11 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5.

 

Какими процессуальными правами обладает потерпевший в производстве по делам об административных правонарушениях?

 

Потерпевший, являясь лицом, которому административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред, имеет в административном процессе свои собственные интересы, для защиты которых он наделен широкими процессуальными правами:

— знакомиться со всеми материалами дела об административном правонарушении, в том числе с определением о назначении экспертизы до направления его для исполнения (ч. 4 ст. 26.4);

— требовать получения копии протокола об административном правонарушении (ч. 6 ст. 28.2), а также постановления по делу об административном правонарушении (ч. 2 ст. 29.11);

— получить копию решения по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении в случае его обжалования (ч. 2 ст. 30.8), копию определения по вопросу отсрочки, рассрочки и приостановления исполнения постановления о назначении административного наказания;

— давать объяснения, которые отражаются в протоколе об административном правонарушении, протоколе применения меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, протоколе рассмотрения дела об административном правонарушении, а в случае необходимости записываются и приобщаются к делу (ч. 2 ст. 26.3);

— представлять доказательства;

— заявлять ходатайства, в том числе о привлечении в качестве экспертов указанных им лиц (ст. 26.4); о продлении срока рассмотрения дела (ст. 29.6); о восстановлении судьей или должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу на постановление по делу об административном правонарушении, срока обжалования (ст. 30.3);

— ставить вопросы перед экспертом (ст. 26.4);

— заявлять отводы эксперту, специалисту, переводчику, судье, члену коллегиального органа, должностному лицу, на рассмотрение которых передано дело об административном правонарушении (ст. ст. 25.13, 26.4, 29.3);

— пользоваться юридической помощью представителя (ч. 1 ст. 25.5);

— участвовать в рассмотрении дела об административном правонарушении;

— обжаловать постановление и (или) решение по делу об административном правонарушении (ст. ст. 30.1, 30.9, 30.12);

— обжаловать определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении (ч. 4 ст. 30.1).

 

С какого момента и на какой стадии производства по делу об административном правонарушении потерпевший может воспользоваться предоставленными ему правами?

 

КоАП не содержит указания на то, с какого момента и на какой стадии производства по делу об административном правонарушении потерпевший должен быть привлечен к участию в деле. Однако анализ процессуальных норм Кодекса позволяет сделать вывод о том, что потерпевший должен иметь возможность воспользоваться своими правами на всех стадиях административного производства начиная со стадии возбуждения дела. Это вытекает, в частности, из положений ст. 28.2 КоАП, в которой закреплено право потерпевшего знакомиться с содержанием протокола об административном правонарушении, представлять свои замечания и объяснения, требовать предоставления ему копии протокола, а также ст. 28.7 КоАП, устанавливающей аналогичные требования, предъявляемые к определению о проведении административного расследования и порядку его вынесения.

Такой законодательный подход в полной мере соответствует конституционно-правовому содержанию права потерпевшего на защиту и охрану своих интересов, которое не может быть ограничено никакими временными рамками и ни при каких обстоятельствах.

К сожалению, на практике это не всегда учитывается. В частности, достаточно распространены ситуации, когда потерпевшие даже не знают о возбужденном деле и не могут инициировать себя в данном качестве путем подачи соответствующего заявления или ходатайства, а в протокол об административном правонарушении сведения о них не вносятся. В подобной ситуации важная роль в обеспечении прав потерпевшего в административном процессе отводится судье, органу или должностному лицу, наделенным административно-юрисдикционными полномочиями по такому делу: при наличии в представленных материалах сведений о потерпевшем они должны известить его о месте и времени рассмотрения дела. Если же этого не было сделано, то потерпевший не может быть лишен возможности воспользоваться правом на обжалование вынесенного постановления.

 

Какова процессуальная форма решения о признании лица потерпевшим по делу об административном правонарушении?

 

Анализ правовых норм, определяющих правовой статус потерпевшего в административном процессе, позволяет сделать вывод о том, что никакого процессуального документа о вовлечении данного лица в производство по делу составлять не требуется, поскольку в КоАП это не предусмотрено. Однако ввиду особой значимости такого решения полагаем, что его следует фиксировать в определении о назначении времени и места судебного разбирательства. Думается, это позволит исключить многие вопросы и недоразумения при последующем рассмотрении дела, а также на стадии обжалования вынесенного постановления.

 

Кто может представлять интересы лица, привлекаемого к административной ответственности, и потерпевшего в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения?

 

В соответствии со ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому получение квалифицированной юридической помощи, ст. 25.5 КоАП закрепляет право лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, иметь защитника, а потерпевшего — представителя. В качестве защитника и представителя может выступать адвокат или любой другой дееспособный гражданин с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела <1>.

———————————

<1> По ходатайству лица, привлекаемого к административной ответственности, в качестве его защитника может быть также допущен Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей (ст. 25.5.1 КоАП). Однако такое ходатайство подлежит удовлетворению только в отношении дел об административных правонарушениях в области предпринимательской деятельности, которые не относятся к предмету настоящей работы.

 

Согласно ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством РФ;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;

7) совершать иные действия, не противоречащие законодательству РФ.

Согласно ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе:

1) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;

2) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:

— имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

— участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

— состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

— оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;

3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;

4) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;

5) разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;

6) отказаться от принятой на себя защиты.

Если, несмотря на наличие обстоятельств, перечисленных в п. 2 ч. 4 ст. 6 Закона, адвокат принял поручение об оказании юридической помощи по делу, а также если указанные обстоятельства обнаружились уже после вступления его в дело, указанное лицо подлежит отводу (ст. 25.13 КоАП). Участие в деле защитника или представителя, не имеющих статуса адвоката, исключается, если они являются сотрудниками государственных органов, осуществляющих надзор и контроль за соблюдением правил, нарушение которых явилось основанием для возбуждения данного дела, либо ранее выступали в качестве иных участников производства по данному делу (ч. 1 ст. 25.12 КоАП).

 

С какого момента и на какой стадии производства по делу об административном правонарушении лицо, привлекаемое к административной ответственности, может воспользоваться услугами защитника?

 

По сравнению с КоАП РСФСР ныне действующий Кодекс содержит четкое указание на то, что защитник допускается к участию в производстве по делу об административном правонарушении с момента возбуждения дела. Согласно ч. 4 ст. 28.1 КоАП дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления протокола осмотра места совершения административного правонарушения в соответствии со ст. 28.1 КоАП в случае нарушения Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшего причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (ст. 12.24 КоАП), а также нарушения Правил дорожного движения пешеходом, пассажиром транспортного средства или иным участником дорожного движения (за исключением водителя транспортного средства), повлекшего по неосторожности причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (ч. 2 ст. 12.30 КоАП);

2) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении;

3) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

4) вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении при необходимости проведения административного расследования;

5) вынесения постановления по делу об административном правонарушении, зафиксированном с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи.

Следовательно, именно с этого момента защитник приобретает право на совершение всех процессуальных действий, которые вправе совершать сам представляемый по данному делу.

В процессуальном плане момент допуска указанного лица к участию в деле определяется принятием должностным лицом органа, осуществляющего производство, документа, подтверждающего полномочия соответствующего участника производства.

Как правило, выбор защитника и обеспечение его участия в процессе осуществляются лицом, привлекаемым к административной ответственности, еще до начала рассмотрения дела. Однако объективная реальность такова, что иногда только в ходе судебного заседания лицо, в отношении которого ведется производство по делу, может воспользоваться этим правом (например, когда совершено административное правонарушение, за которое может быть назначено административное наказание в виде административного ареста, и соответствующее лицо задерживается до момента рассмотрения дела, а затем доставляется в суд). В подобной ситуации важная роль в обеспечении конституционного права гражданина на получение квалифицированной юридической помощи принадлежит судье, который, приступая к рассмотрению дела по существу, должен выяснить, имеется ли у данного лица ходатайство об участии в рассмотрении дела защитника. При наличии такого ходатайства судья обязан удовлетворить его и отложить рассмотрение дела, предоставив указанному лицу возможность реализовать свое право на защиту. В принципе, рассмотрение дела должно быть отложено во всех случаях, когда лицо, привлекаемое к административной ответственности, ходатайствует об этом в связи с необходимостью заключения соглашения об оказании юридической помощи с защитником.

Следует все же признать, что на практике эти требования закона не всегда учитываются. В частности, некоторые судьи, поддерживая в целом приведенный подход, нередко отказывают в удовлетворении подобных ходатайств, полагая, что если до рассмотрения дела в суде лицо имело достаточно времени для обращения за юридической помощью, но не сделало этого, то никакого нарушения права на защиту здесь нет. Между тем такая практика не является правомерной, так как нарушает право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.

К каким серьезным последствиям это может привести, проиллюстрируем на примере.

В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении по ч. 4 ст. 12.15 КоАП в отношении гражданина М. последним было заявлено ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с необходимостью заключения соглашения с защитником для оказания юридической помощи. Отказывая в удовлетворении данного ходатайства, мировой судья сослался на то, что у М. было достаточно времени нанять себе защитника, однако он не воспользовался своим правом. По результатам рассмотрения дела М. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на 4 месяца. Решением судьи районного суда данное постановление было оставлено без изменения, а жалоба М. — без удовлетворения.

Заместитель председателя Московского городского суда постановление мирового судьи и решение судьи районного суда отменил, указав на то, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, имеет право воспользоваться услугами защитника в любое время, независимо от того сколько времени прошло с момента возбуждения дела об административном правонарушении <1>.

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 01.08.2008 по делу N 4а-2168/08.

 

Другой пример.

Гражданин К. обжаловал в районный суд вынесенное в отношении него постановление мирового судьи от 30.05.2008 о назначении административного наказания по ч. 4 ст. 12.15 КоАП. Решением судьи районного суда от 09.07.2008 данное постановление было оставлено без изменения, а жалоба — без удовлетворения. При этом без внимания судьи осталось письменное ходатайство К. об отложении рассмотрения дела в связи с необходимостью привлечения к участию в деле защитника, которое поступило в суд 04.07.2008. Постановлением заместителя председателя Московского городского суда решение судьи районного суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в районный суд <1>.

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 14.08.2008 по делу N 4а-2512/08.

 

Как видим, и в одном и в другом случае нарушение судом требований ст. ст. 25.1, 25.5 КоАП повлекло отмену судебных решений в вышестоящем суде. К сожалению, приведенные примеры не единичны. В деятельности судов возникают и другие ситуации, в которых право на защиту необоснованно ограничивается правоприменителями определенными временными рамками.

Следующее дело — яркое тому подтверждение.

Постановлением мирового судьи Д. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП. Адвокатом А., привлеченным Д. к участию в деле в качестве защитника, была подана жалоба на данное постановление.

Оставляя жалобу без рассмотрения, судья районного суда указал на то, что у А. нет полномочий на подачу жалобы, поскольку в течение срока привлечения к административной ответственности он не участвовал в деле в качестве защитника Д.; сам Д. жалобу на постановление мирового судьи не подавал. При этом в материалах дела имелась доверенность, выданная Д. адвокату А. на право его участия в делах об административных правонарушениях, в том числе с правом участия в отсутствие лица, выдавшего доверенность, и правом обжалования судебных постановлений. Данная доверенность была приложена адвокатом А. к жалобе на постановление мирового судьи.

Заместитель председателя Пермского краевого суда определение судьи районного суда отменил и направил дело в районный суд для рассмотрения жалобы адвоката А. на постановление мирового судьи. При этом он указал на то, что каких-либо ограничений срока для привлечения защитника к участию в деле КоАП не устанавливает. В силу ч. 1 ст. 25.1 КоАП лицо, привлекаемое к административной ответственности, вправе самостоятельно решать вопрос о необходимости юридической помощи и привлечении защитника, в том числе и после вынесения постановления (по делу) мировым судьей <1>.

———————————

<1> Постановление Пермского краевого суда от 14.02.2008 по делу N 4А-619/43.

 

Сказанное позволяет сделать общий вывод о том, что право лица, привлекаемого к административной ответственности, на получение квалифицированной юридической помощи не может быть ограничено никакими временными рамками и ни при каких обстоятельствах <1>.

———————————

<1> См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 06.07.2000 N 128-О «По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР».

 

Как должны быть оформлены полномочия защитника в производстве по делу об административном правонарушении? Может ли быть допущен к участию в деле защитник, полномочия которого оформлены доверенностью, которая заверена жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства доверителя или организацией, в которой он работает, либо такая доверенность должна быть удостоверена в нотариальном порядке?

 

В соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. С данными положениями закона корреспондирует норма ч. 3 ст. 25.5 КоАП, согласно которой полномочия адвоката в производстве по делам об административных правонарушениях удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Как следует из системного толкования вышеназванных норм, для представления интересов доверителя в административном производстве оформлять доверенность адвокату не требуется.

Ордер выдается адвокату на основании заключенного им с доверителем соглашения. Однако в целях обеспечения гарантий конфиденциальности отношений адвоката с клиентом, являющихся необходимой составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи, предъявление суду такого соглашения вместе с ордером не требуется.

Полномочия защитника, не являющегося адвокатом, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25.5 КоАП). Порядок выдачи и оформления доверенности, срок ее действия, основания и последствия прекращения регулируются гражданским законодательством. Согласно ч. 2 ст. 185 и п. 2 ст. 163 ГК РФ доверенность, выдаваемая гражданами, должна быть нотариально удостоверена в том случае, если она выдается на совершение сделки, требующей нотариальной формы, за исключением случаев, предусмотренных законом, или сделки, которую стороны решили нотариально удостоверить. Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 187 ГК РФ обязательное нотариальное удостоверение предусмотрено для оформления доверенности, выданной в порядке передоверия. Таким образом, действующее законодательство, к которому отсылает норма ч. 3 ст. 25.5 КоАП, не содержит указания на то, что доверенность на право участия в рассмотрении дела об административном правонарушении в качестве защитника или представителя должна быть нотариально удостоверена.

Исходя из этого Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за IV квартал 2008 г. <1> разъяснил, что вопрос об оформлении полномочий защитника и представителя в производстве по делам об административных правонарушениях необходимо решать на основании положений ч. 6 ст. 53 ГПК РФ. В основу приведенного подхода была положена правовая позиция Конституционного Суда РФ о возможности применения аналогии закона при восполнении пробелов в правовом регулировании административно-процессуальных отношений <2>. Следуя такой логике, Верховный Суд РФ сделал вывод о том, что доверенность на ведение дела об административном правонарушении может быть оформлена в простой письменной форме и заверена жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства доверителя, администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором находится доверитель, или организацией, в которой он работает. Суд также отметил, что полномочия защитника могут быть определены в устном заявлении лица, привлекаемого к административной ответственности, сделанном в судебном заседании, без представления соответствующей доверенности или в письменном заявлении доверителя в суде.

———————————

<1> БВС РФ. 2009. N 5.

<2> См.: Определения Конституционного Суда РФ от 13.01.2000 N 21-О и от 14.01.2000 N 4-О.

 

Сказанное иллюстрирует следующий пример.

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серков П.П., рассмотрев жалобу защитника Глазова С.М., действующего в интересах Попова Р.В., на Постановление мирового судьи судебного участка N 39 Дубненского судебного района Московской области от 3 июня 2009 года, решение судьи Дубненского городского суда Московской области от 3 июля 2009 года и Постановление председателя Московского областного суда от 13 августа 2009 года, вынесенные в отношении Попова Р.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 39 Дубненского судебного района Московской области от 3 июня 2009 года Попов Р.В. признан виновным в том, что 12 апреля 2009 года в 2 часа 00 минут на ул. Тверской г. Дубны Московской области управлял транспортным средством — автомобилем марки <…>, государственный регистрационный знак <…>, находясь в состоянии опьянения, т.е. совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и был подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

Решением судьи Дубненского городского суда Московской области от 3 июля 2009 года Постановление мирового судьи судебного участка N 39 Дубненского судебного района Московской области от 3 июня 2009 года оставлено без изменения.

Постановлением председателя Московского областного суда от 13 августа 2009 года Постановление мирового судьи судебного участка N 39 Дубненского судебного района Московской области от 3 июня 2009 года и решение судьи Дубненского городского суда Московской области от 3 июля 2009 года оставлены без изменения.

Защитник Глазов С.М. в интересах Попова Р.В. обратился с надзорной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в которой просит об отмене вынесенных в отношении Попова Р.В. судебных постановлений по делу об административном правонарушении. В обоснование доводов жалобы Глазов С.М. ссылается на то, что при рассмотрении в Дубненском городском суде дела по жалобе Попова Р.В. он неправомерно не был допущен к участию в деле в качестве защитника, что не позволило Попову Р.В. воспользоваться своим правом на квалифицированную юридическую помощь.

Ознакомившись с доводами жалобы, изучив материалы дела, нахожу жалобу защитника Глазова С.М., действующего в интересах Попова Р.В., подлежащей удовлетворению частично по следующим основаниям.

Судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях подразумевает обязательное создание судом условий, необходимых для осуществления права на защиту лицом, привлекаемым к административной ответственности.

В соответствии со статьей 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами.

В силу требований статьи 25.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу об административном правонарушении может участвовать защитник. В качестве защитника к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо.

Из материалов дела усматривается, что 3 июля 2009 года при рассмотрении судьей Дубненского городского суда жалобы Попова Р.В. на Постановление мирового судьи судебного участка N 39 Дубненского судебного района Московской области от 3 июня 2009 года, вынесенное в отношении его по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Поповым Р.В. было заявлено ходатайство о допуске в качестве защитника Глазова С.М. (л.д. 42).

Судья Дубненского городского суда отказал в удовлетворении указанного ходатайства, сославшись на ненадлежащее оформление доверенности (л.д. 42).

С таким выводом судьи Дубненского городского суда согласиться нельзя.

В соответствии с положениями пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, изъявит желание иметь для оказания юридической помощи защитника, то адвокат или иное лицо, приглашенное им для осуществления защиты при рассмотрении дела, должны быть допущены к участию в деле при условии соблюдения требований, перечисленных в части 3 статьи 25.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно части 3 статьи 25.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом.

В соответствии с частью 6 статьи 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полномочия представителя могут быть определены также в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде.

Поскольку Попов Р.В. лично в судебном заседании Дубненского городского суда заявил ходатайство о допуске в качестве защитника Глазова С.М., то у судьи отсутствовали основания для отказа в его удовлетворении.

Следовательно, при рассмотрении жалобы Попова Р.В. на вынесенное в отношении его постановление по делу об административном правонарушении судьей Дубненского городского суда было нарушено предусмотренное Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях право лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на получение им юридической помощи.

Согласно пункту 3 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы, протеста в случаях существенного нарушения процессуальных требований, предусмотренных указанным Кодексом, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о возвращении дела на новое рассмотрение.

При таких обстоятельствах решение судьи Дубненского городского суда Московской области от 3 июля 2009 года и постановление председателя Московского областного суда от 13 августа 2009 года подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в Дубненский городской суд Московской области.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

жалобу защитника Глазова С.М., действующего в интересах Попова Р.В., удовлетворить частично.

Решение судьи Дубненского городского суда Московской области от 3 июля 2009 года и Постановление председателя Московского областного суда от 13 августа 2009 года, вынесенные в отношении Попова Р.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8, отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Дубненский городской суд Московской области <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 17.11.2010 N 4-АД10-7.

 

Указанная правовая позиция нашла свое отражение в обновленной редакции п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5.

 

Вправе ли защитник совершать процессуальные действия, связанные с распоряжением материальными правами представляемого лица, например, обжаловать постановление по делу об административном правонарушении, если в доверенности эти полномочия не оговорены?

 

В отличие от ГПК РФ и АПК РФ, КоАП не устанавливает перечня процессуальных действий, которые защитник и представитель вправе совершать только при наличии специальной отметки в доверенности. В связи с этим в практике судов общей юрисдикции представления суду общей доверенности на участие в деле всегда считалось достаточным для допуска доверенного лица в процесс и совершения им всех процессуальных действий от имени представляемого, в том числе и тех, которые имеют материальные последствия для доверителя (например, обжалование судебного постановления, отказ от жалобы).

Однако в 2013 г. Верховный Суд РФ отказался от уже сложившейся практики и в п. 8 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5 уточнил, что право представителя на подписание и подачу жалоб на постановление по делу об административном правонарушении, на решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, на отказ от таких жалоб, на получение взысканных расходов, понесенных в связи с рассмотрением дела об административном правонарушении, на получение изъятых и возвращаемых орудий совершения и (или) предметов административного правонарушения должно быть специально оговорено в доверенности.

 

Вправе ли судья отказать защитнику или представителю в допуске к участию в рассмотрении дела об административном правонарушении на основании общей доверенности, в которой отсутствует специальное указание о наличии у него права представлять интересы доверителя в производстве по делу об административном правонарушении?

 

Если из содержания доверенности усматривается, что указанное в ней лицо уполномочено представлять интересы доверителя в судебных учреждениях со всеми правами, которые предоставляются законом представителю, истцу, ответчику, третьему лицу, но отсутствует специальная оговорка о наличии у него права представлять интересы доверителя именно в производстве по делам об административных правонарушениях в качестве лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, или в качестве потерпевшего, то судья не вправе отказать ему в допуске к участию в рассмотрении дела об административном правонарушении <1>.

———————————

<1> См.: Постановления Верховного Суда РФ от 25.09.2013 по делу N 81-ААД13-8; от 18.05.2011 N 11-АД11-9.

 

Не менее важно и то, что если объем полномочий, которыми в соответствии с такой доверенностью наделен защитник, предоставляет ему право на подачу жалобы, то отказать в ее принятии судья не вправе.

 

Вправе ли адвокат, не участвовавший в рассмотрении дела об административном правонарушении, обжаловать постановление по такому делу от имени лица, привлекаемого к административной ответственности, при наличии ордера, выданного соответствующим адвокатским образованием, или он должен быть уполномочен на это доверенностью?

 

За годы действия КоАП в судебной практике сформировался единый подход, согласно которому если полномочия адвоката, подавшего жалобу на постановление по делу об административном правонарушении от имени представляемого лица, подтверждены ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием, то основания для отказа в принятии данной жалобы к рассмотрению отсутствуют, так как согласно ст. 25.5 КоАП оформлять доверенность на ведение дел об административных правонарушениях, в том числе на совершение действий, связанных с распоряжением материальным правом доверителя, адвокату не требуется.

До недавнего времени указанная практика поддерживалась Верховным Судом РФ, о чем свидетельствуют его постановления по конкретным делам. Позиция Верховного Суда РФ была уточнена в Постановлении Пленума от 19.12.2013 N 40, который ясно высказался относительно того, что право представителя на подписание и подачу жалоб на постановление по делу об административном правонарушении, на решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, на отказ от таких жалоб должно быть специально оговорено в доверенности. Соответствующее дополнение внесено в п. 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2005 N 5.

 

Подлежат ли возмещению расходы по оплате услуг защитника, понесенные лицом, в отношении которого производство по делу об административном правонарушении было прекращено? Если да, то в каком порядке и с какого государственного органа они могут быть взысканы?

 

Согласно ч. 1 ст. 24.7 КоАП расходы на оплату услуг адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу об административном правонарушении в качестве защитника, не относятся к издержкам по делу об административном правонарушении. Следовательно, эти суммы не могут быть взысканы по нормам данной статьи Кодекса. Вместе с тем отсутствие в КоАП норм, определяющих механизм возмещения таких расходов, не означает, что они вообще не могут быть взысканы. В данном случае лицо, в отношении которого производство по делу об административном правонарушении прекращено, вправе потребовать возмещения имущественных затрат, понесенных им в связи с оплатой юридических услуг, в порядке гражданского судопроизводства за счет средств казны РФ или субъекта РФ на основании ст. ст. 15, 1069, 1070 ГК РФ. Изложенный подход согласуется с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 20.02.2002 N 22-О «По жалобе открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором подтверждена возможность взыскания расходов на оплату услуг представителя в суде в соответствии с гражданским законодательством. В настоящее время эта позиция Конституционного Суда РФ прочно вошла в практику Верховного Суда РФ, о чем свидетельствует разъяснение, данное им в п. 27 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5.

При решении вопроса о том, за счет средств какого бюджета (федерального или регионального) должно быть произведено взыскание суммы возмещения вреда, причиненного лицу в результате незаконного привлечения его к административной ответственности, и какой государственный орган должен выступать от имени соответствующей казны в суде, необходимо исходить из того, какой бюджет осуществляет финансирование органа или должностного лица, в результате неправомерных действий которых истцу был причинен вред. Так, до вступления в силу Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» большинство подразделений органов ГИБДД, уполномоченных возбуждать и рассматривать дела об административных правонарушениях в области дорожного движения, финансировалось за счет средств регионального бюджета (исключение составляли подразделения, осуществляющие технический надзор, розыск автомототранспортных средств и контроль за соблюдением установленных правил безопасности дорожного движения, а также подразделения по обеспечению безопасного и беспрепятственного проезда автомобилей специального назначения, которые финансируются из федерального бюджета) <1>. Следовательно, иски о возмещении вреда, причиненного неправомерными действиями должностных лиц этих органов при осуществлении производства по данным делам, предъявлялись к казне соответствующего субъекта РФ в лице его финансового органа (например, министерство финансов республики, области).

———————————

<1> Постановление Правительства РФ от 07.12.2000 N 926 «О подразделениях милиции общественной безопасности».

 

Однако в соответствии со ст. 47 вышеназванного Закона в настоящее время финансовое обеспечение деятельности полиции, в структуру которой входит и Госавтоинспекция, является расходным обязательством Российской Федерации и обеспечивается за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, в условиях действующего регулирования вред, причиненный неправомерными действиями должностных лиц ГИБДД РФ при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях, подлежит взысканию с казны Российской Федерации. При этом согласно Приказу Минфина России от 28.12.2004 N 369 «О порядке организации и ведения Министерством финансов Российской Федерации работы по выступлению от имени казны Российской Федерации, а также по представлению интересов Правительства Российской Федерации в судебных органах» ответчиком в суде по таким делам выступает Минфин России в лице территориального органа Федерального казначейства по соответствующему субъекту РФ (за исключением города Москвы).

Это особенно важно учесть, поскольку на практике имеют место случаи, когда сумма возмещения вреда, причиненного лицу незаконными действиями органа или должностного лица в ходе производства по делу об административном правонарушении, взыскивается на основании ст. 158 БК с главного распорядителя средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности за счет средств, выделенных соответствующему территориальному органу (например, с МВД России в лице Управления внутренних дел субъекта РФ). При этом остается без внимания тот факт, что нормы ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ являются специальными по отношению к нормам ст. 158 БК. Данное положение разъяснено в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2001 г., в котором содержится важное указание на то, что БК РФ регулируются правоотношения между субъектами этих правоотношений в процессе составления проектов бюджетов, их утверждения, формирования доходов и осуществления расходов бюджетов всех уровней (ст. 1 Кодекса). Поскольку физические лица в перечне участников бюджетного процесса, приведенном в ст. 152 БК РФ, не указаны, они не являются таковыми и нормы БК РФ к правоотношениям, в которых одной из сторон выступают граждане, неприменимы <1>.

———————————

<1> См., например: Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2010 по делу N 43-В10-2.

 

Сказанное проиллюстрируем на примере конкретного дела.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Горшкова В.В.

судей — Харланова А.В. и Момотова В.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Безумова С.Г. к казне Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации, казне Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики о взыскании компенсации морального вреда и убытков по надзорной жалобе Безумова С.Г. на Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 1 февраля 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Безумов С.Г. обратился в суд с иском к казне Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации, казне Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики о взыскании убытков, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истец сослался на то, что в отношении его 27 марта 2008 г. сотрудниками ГИБДД Репиным Д.А. и Капустиным А.Н. был составлен протокол об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч. 4 ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Данный протокол, по мнению истца, являлся незаконным. Протокол об административном правонарушении направлен мировому судье, уполномоченному рассматривать дело об административном правонарушении. Постановлением мирового судьи судебного участка N 4 г. Сарапула от 4 мая 2008 г., оставленным без изменения решением Сарапульского городского суда от 5 июня 2008 г., он был признан виновным в совершении указанного административного правонарушения и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца. Указанные судебные постановления им обжалованы в надзорную инстанцию и постановлением заместителя председателя Верховного суда Удмуртской Республики от 4 июля 2008 г. отменены, а производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление. Для восстановления своего нарушенного права он вынужден был обратиться за оказанием юридической помощи, по договору на оказание юридических услуг оплатил <…> рублей. Как указал истец, незаконным привлечением к административной ответственности ему причинены нравственные страдания.

Заявлением от 11 марта 2009 г. (л.д. 56) истец уточнил основания иска, указал, что убытки и моральный вред причинены незаконными действиями должностных лиц государственных органов, а именно работников ГИБДД, составивших в отношении его незаконный протокол об административном правонарушении. Просил взыскать с казны Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации в его пользу убытки, причиненные незаконными действиями работников ГИБДД, в сумме — 10000 рублей и в счет компенсации морального вреда 10000 рублей.

Решением Первомайского районного суда г. Ижевска от 28 сентября 2009 г. исковые требования Безумова С.Г. удовлетворены частично, постановлено взыскать в его пользу с казны Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики в счет возмещения убытков денежную сумму в размере — <…> рублей, в счет компенсации морального вреда <…> рублей. В остальной части иска к казне Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики отказано. Этим же решением суда Безумову С.Г. отказано в иске к казне Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 1 февраля 2010 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований Безумова С.Г. о взыскании с казны Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики убытков в сумме <…> рублей и в счет компенсации морального вреда <…> рублей отменено, в этой части по делу вынесено новое решение об отказе в иске в указанной части. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 1 февраля 2010 г.

26 июля 2010 г. судья Верховного Суда Российской Федерации истребовал дело в Верховный Суд Российской Федерации, определением от 29 сентября 2010 г. передал с надзорной жалобой заявителя для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации находит определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 1 февраля 2010 г. подлежащим отмене в части.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Суд первой инстанции, разрешая дело и удовлетворяя частично заявленные исковые требования, исходил из того, что постановлением заместителя председателя Верховного суда Удмуртской Республики от 4 июля 2008 г. производство по делу об административном правонарушении в отношении Безумова С.Г. прекращено; в связи с производством по делу об административном правонарушении, возбужденному с момента составления сотрудниками ГИБДД протокола об административном правонарушении, были нарушены права и свободы Безумова С.Г., последний в ходе производства по указанному делу понес убытки в виде расходов по оплате юридических услуг и ему причинены нравственные страдания.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда в части удовлетворения иска о взыскании убытков и компенсации морального вреда и принимая в этой части новое решение об отказе в иске, указал, что решение судом первой инстанции в указанной части постановлено в нарушение норм материального права, протокол об административном правонарушении в отношении Безумова С.Г. составлен в рамках служебных обязанностей сотрудников ГИБДД, в связи с чем их вины в привлечении истца к административной ответственности не имеется, также не имеется и судебного постановления, устанавливающего вину судьи, рассмотревшего дело об административном правонарушении.

Судебная коллегия полагает, что кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 1 февраля 2010 г. нельзя признать правильным в части отмены решения Первомайского районного суда от 28 сентября 2009 г. о взыскании с казны Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики убытков в сумме <…> руб. и вынесении в этой части нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Статьей 45 Конституции Российской Федерации закреплены государственные гарантии защиты прав и свобод (ч. 1) и право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2).

К способам защиты гражданских прав, предусмотренным статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, относится, в частности, возмещение убытков, под которыми понимаются в том числе расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления его нарушенного права (п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пунктом 1 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, а в ст. 16 указанного Кодекса закреплена обязанность возмещения Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Согласно ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Таким образом, гражданским законодательством установлены дополнительные гарантии для защиты прав граждан и юридических лиц от незаконных действий (бездействия) органов государственной власти, направленные на реализацию положений ст. ст. 52, 53 Конституции Российской Федерации, согласно которым каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, в том числе злоупотреблением властью.

Каких-либо ограничений в отношении возмещения имущественных затрат на представительство в суде интересов лица, чье право нарушено, законодателем не установлено, поэтому такой способ защиты гражданских прав как взыскание убытков в порядке, предусмотренном ст. ст. 15, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть использован, в том числе и для возмещения расходов на представительство интересов в суде и на оказание юридических услуг.

Как следует из материалов дела, согласно протоколу об административном правонарушении от 27 марта 2008 г. Безумов С.Г., управляя автомобилем <…>, государственный номер <…>, в г. Сарапуле по ул. Путейская, 100, нарушил требования дорожного знака 3.20 «Обгон запрещен», совершил обгон транспортного средства <…> с выездом на полосу, предназначенную для встречного движения, тем самым нарушил требования п. 1.3 ПДД, ответственность за нарушение которых предусмотрена ч. 4 ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановлением мирового судьи участка N 4 г. Сарапула от 4 мая 2008 г., уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении (данное постановление оставлено без изменения решением Сарапульского городского суда от 5 июня 2008 г.), Безумов С.Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 4 ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Постановлением заместителя председателя Верховного суда Удмуртской Республики от 4 июля 2008 г. указанные судебные постановления отменены, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

При рассмотрении настоящего дела судом установлено, что Безумовым С.Г. понесены судебные расходы на оплату услуг представителя в связи с производством по делу об административном правонарушении, возбужденному с момента составления в отношении его сотрудниками ГИБДД протокола об административном правонарушении по ч. 4 ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Поскольку производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП (что свидетельствует о составлении протокола об административном правонарушении в отсутствие надлежащего правового основания), а истец в связи с защитой своих интересов понес расходы на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь по делу, ему причинен вред в виде этих расходов, они подлежат взысканию в его пользу на основании статей 15, 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет средств соответствующей казны.

То обстоятельство, что расходы на оплату услуг представителя не могут быть взысканы по правилам ст. 24.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не является препятствием для взыскания этих расходов в качестве убытков, понесенных Безумовым С.Г. для восстановления своего нарушенного права, на основании статей 15, 1069, 1070 ГК.

Таким образом, у суда кассационной инстанции не имелось правовых оснований для отмены постановленного судом первой инстанции решения от 28 сентября 2009 г. в части взыскания с казны Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики убытков в сумме <…> руб. и вынесения в этой части нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Допущенные судом кассационной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела.

На основании изложенного определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 1 февраля 2010 г. нельзя признать законным и оно подлежит отмене в части отмены решения Первомайского районного суда г. Ижевска от 28 сентября 2009 г. о взыскании с казны Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики убытков в сумме <…> руб. и вынесения в этой части нового решения об отказе в удовлетворении иска, а решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 28 сентября 2009 г. в указанной части — оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

надзорную жалобу Безумова С.Г. удовлетворить частично, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 1 февраля 2010 г. в части отмены решения Первомайского районного суда г. Ижевска от 28 сентября 2009 г. о взыскании с казны Удмуртской Республики в лице Министерства финансов Удмуртской Республики убытков в сумме <…> руб. и вынесения в этой части нового решения об отказе в удовлетворении иска отменить, решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 28 сентября 2009 г. в этой части оставить без изменения. В остальной части надзорную жалобу Безумова С.Г. оставить без удовлетворения» <1>.

———————————

<1> Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2010 по делу N 43-В10-2.

 

В связи с приведенным примером обратим внимание на то, что в силу диспозитивности гражданско-правового регулирования лицо, незаконно привлеченное к административной ответственности, вправе потребовать возмещения понесенных им расходов на оплату услуг защитника в полном объеме исходя из размера документально подтвержденных затрат. Однако в целях реализации требований ч. 3 ст. 17, ст. ст. 52 и 53 Конституции РФ нельзя исключить право суда по своей инициативе уменьшить заявленные к возмещению расходы на оплату юридических услуг, если размер требуемой суммы явно завышен применительно к данной категории дел с учетом оценки, в частности, объема и сложности выполненной защитником работы, продолжительности рассмотрения дела, стоимости оплаты услуг адвоката по аналогичным делам.

Определенный интерес в этом отношении представляет следующее дело.

Р. обратился в районный суд с иском к Министерству финансов Калининградской области о взыскании расходов на оплату услуг защитника по делу об административном правонарушении в размере 30000 руб. Решением районного суда требования Р. были удовлетворены. При этом суд исходил из того, что действия инспектора Госавтоинспекции, выразившиеся в возбуждении в отношении Р. дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП, являлись незаконными, так как впоследствии производство по данному делу было прекращено мировым судьей за отсутствием состава правонарушения. Суд также учел, что факт оплаты расходов на представительство в указанном размере подтвержден квитанцией, приложенной к материалам дела.

Рассмотрев кассационную жалобу Р., областной суд согласился с выводом суда первой инстанции о том, что истец имел право на возмещение убытков в виде расходов по оплате юридических услуг в порядке гражданского судопроизводства. В то же время областной суд отметил, что в данном случае речь идет об особом виде убытков — судебных расходах, вопросы возмещения которых ни в КоАП, ни в ГК не урегулированы. В связи с этим был сделан вывод о том, что, разрешая возникший спор по правилам гражданского судопроизводства, суд должен был применить правила возмещения судебных расходов, предусмотренные ст. 100 ГПК, устанавливающей порядок возмещения сторонам расходов на оказание юридической помощи в разумных пределах. На этом основании и принимая во внимание, что истец сам являлся адвокатом и достаточно активно участвовал в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, решение районного суда было изменено путем снижения размера убытков, заявленных Р., с 30 тыс. до 4 тыс. руб. <1>.

———————————

<1> Решение Октябрьского районного суда Калининградской области от 03.09.2008 по делу N 2-711/08 и Определение Калининградского областного суда от 19.11.2008 по делу N 33-31327/2008.

 

Не вызывает сомнений тот факт, что в рассмотренном примере основания для уменьшения размера взыскиваемой суммы с учетом принципа разумности у суда имелись. Вместе с тем применение процессуальной аналогии со ст. 100 ГПК к материально-правовым отношениям, регулируемым гражданским законодательством, вызывает серьезные возражения. Полагаем, что в данном случае наличие у суда полномочий по ограничению размера подлежащего возмещению вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти и их должностных лиц, необходимо рассматривать как способ реализации требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, выступающей гарантией обеспечения баланса между правами лиц, участвующих в деле, а применительно к этому делу — баланса публичных и частных интересов.

 

Вправе ли судья назначить адвоката в качестве защитника по делу об административном правонарушении, и если да, то в каких случаях?

 

В отличие от уголовного процессуального и гражданского процессуального законодательства КоАП не содержит норм, предусматривающих бесплатное оказание юридической помощи по делам об административных правонарушениях. Поэтому во всех случаях, когда лицо, привлекаемое к административной ответственности, изъявит желание воспользоваться услугами защитника, оно должно будет само позаботиться об этом, обратившись за юридической помощью в соответствующее адвокатское образование либо к иному лицу, управомоченному на оказание такой помощи.

Следует все же признать, что отказ законодателя от признания значимости института бесплатной защиты в производстве по делам об административных правонарушениях является одним из наиболее серьезных концептуальных несовершенств КоАП, которое фактически лишает лицо, в отношении которого ведется производство по делу, права иметь назначенного ему защитника бесплатно. В этом смысле российское законодательство об административных правонарушениях не соответствует международно-правовым стандартам в области предоставления бесплатной юридической помощи и прежде всего положениям ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гласит: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дел». И хотя ч. 3 ст. 6 Конвенции устанавливает гарантии предоставления бесплатного защитника только обвиняемым по уголовным делам, Европейский суд расширил толкование этой статьи, распространив «уголовную сферу» на большинство административных правонарушений, наложив на национальные государства ответственность за соблюдение принципа обеспечения права на защиту. С этой точки зрения лицу, привлекаемому к административной ответственности, должно быть обеспечено право на бесплатную юридическую помощь по назначению, например когда в силу субъективных причин оно не в состоянии самостоятельно осуществлять полноценную защиту своих интересов либо когда у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника.

Более того, в практике Европейского суда неоднократно подчеркивалось, что государство обязано принять меры к обеспечению права на реальную защиту, а не на формальное назначение защитника. В частности, в одном из своих последних решений по уголовному делу Европейский суд по правам человека указал на то, что, если назначенный защитник допустил очевидное упущение в осуществлении защиты, которое привело к лишению его подзащитного доступа к правосудию, суд обязан предоставить ему другого защитника. На первый взгляд приведенная позиция Европейского суда по вопросу предоставления бесплатной юридической помощи по делам об административных правонарушениях выглядит слишком непривычно. Тем не менее она соответствует основным требованиям европейских стандартов, признанных Российской Федерацией, и мы не можем их не учитывать. В этом смысле отсутствие в КоАП норм, предоставляющих судье право назначать защитника по делу об административном правонарушении, явно не способствует реализации общих принципов правосудия, провозглашенных в международно-правовых актах.

Естественно, что в таких условиях одной из приоритетной задач российского законодателя является дальнейшее уточнение положений гл. 25 КоАП путем включения в нее норм, определяющих случаи обязательного участия адвоката в административном процессе, процедуру привлечения его к участию в деле и механизм компенсации расходов адвокату. Однако до тех пор, пока этого не сделано, практика Европейского суда вряд ли найдет признание у российских правоприменителей.

 

Обязательно ли участие переводчика при составлении протокола об административном правонарушении в отношении иностранного гражданина, не владеющего русским языком в достаточной мере для участия в производстве по делу об административном правонарушении?

 

Согласно ч. 2 ст. 24.2 КоАП лицам, участвующим в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющим языком, на котором ведется производство по делу, обеспечивается право выступать и давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на родном языке либо на другом свободно избранном указанными лицами языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

В целях реализации приведенных положений закона, направленных на обеспечение конституционного права каждого на пользование родным языком и на свободный язык общения (ч. 2 ст. 26 Конституции РФ), при составлении протокола об административном правонарушении в отношении иностранного гражданина должностное лицо обязано выяснить, владеет ли указанное лицо русским языком и нуждается ли в услугах переводчика (ст. 25.10 КоАП). В случае необходимости лицу, привлекаемому к административной ответственности, должен быть обеспечен перевод протокола об административном правонарушении на его родной язык или участие при его составлении переводчика.

При отсутствии в материалах дела доказательств, подтверждающих владение иностранным гражданином, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, русским языком в достаточной мере для участия в производстве по делу об административном правонарушении и отсутствие необходимости в услугах переводчика, протокол об административном правонарушении, составленный на русском языке, не может служить допустимым доказательством по делу.

 

Являются ли участниками производства по делам об административных правонарушениях государственные органы и их должностные лица? В каком процессуальном качестве может быть привлечено к участию в судебном рассмотрении дела должностное лицо органа ГИБДД, составившее протокол об административном правонарушении?

 

Как следует из содержания норм главы 25 КоАП, органы и должностные лица не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, что исключает возможность привлечения их к участию в процессе в качестве стороны судебного разбирательства со всеми вытекающими отсюда процессуальными правами: заявлять ходатайства, отводы, обжаловать вынесенные постановления и определения судей <1>.

———————————

<1> Отметим, что в настоящее время из этого правила есть два исключения. Во-первых, должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении в соответствии со ст. 28.3 КоАП, вправе обжаловать постановление судьи по делу о таком правонарушении (ч. 1.1 ст. 30.1 КоАП). Во-вторых, решение судьи по жалобе на вынесенное должностным лицом постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано этим должностным лицом (ч. 5 ст. 30.9 КоАП). Кроме того, руководитель коллегиального органа, органа, созданного в соответствии с законом субъекта Российской Федерации, вправе обжаловать решение судьи по жалобе на вынесенное этим органом постановление по делу об административном правонарушении (ч. 6 ст. 30.9 КоАП). Подробнее об этом см. главу «Пересмотр не вступивших в законную силу постановлений и (или) решений по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения».

 

Вместе с тем, поскольку никаких препятствий по поводу участия в судебном заседании представителей государственных органов, в том числе должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, КоАП не установил, эти лица могут быть вызваны в случае необходимости в суд для выяснения возникших вопросов. Соответствующее разъяснение содержится в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5.

В свое время данное разъяснение оказало существенное влияние на формирование судебной практики. Тем не менее оно оказалось недостаточным для введения ее в единое правовое русло, поскольку вопрос о том, в каком качестве должностное лицо, составившее протокол, должно быть вовлечено в административной процесс, так и не был решен. В таких условиях многие суды пошли по пути привлечения указанных лиц к участию в деле в качестве свидетелей, поскольку в этом случае должностное лицо обязано явиться по вызову судьи и дать правдивые показания (ст. 25.6 КоАП), достоверность которых обеспечивается мерами административной ответственности, предусмотренной ст. 17.9 КоАП <1>. И только некоторые судьи заняли принципиально иную позицию, полагая, что должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении, может быть вызвано в судебное заседание и опрошено в качестве представителя государственного органа, который никаких процессуальных прав и обязанностей не имеет и никакую ответственность не несет.

———————————

<1> См., например: справка Челябинского областного суда по итогам обобщения судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП, производство по которым прекращено мировыми судьями и судьями районных (городских) судов Челябинской области за период 2008 г. и I квартал 2009 г. // chel-oblsud.ru.

 

Ясность в решение данного вопроса внес Конституционный Суд РФ, который в Определении от 29.05.2007 N 346-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кондрашина Андрея Владимировича на нарушение его конституционных прав рядом положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также решениями судов общей юрисдикции» указал, что КоАП не исключает участие в качестве свидетеля при рассмотрении судом дела об административном правонарушении должностного лица, составившего протокол по делу об административном правонарушении. При этом Конституционный Суд РФ подчеркнул, что такое регулирование направлено на обеспечение всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела. С учетом названного определения вопрос о процессуальном статусе должностных лиц органов ГИБДД, составивших протокол об административном правонарушении, при судебном рассмотрении дела можно считать решенным.

Несмотря на то что вывод Конституционного Суда РФ, сформулированный в вышеупомянутом Определении, основан на прежней редакции КоАП, в которой должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, не имели права обжалования судебных постановлений по данным делам, он сохраняет свою силу и сейчас, когда такое право им предоставлено на основании ч. 1.1 ст. 30.1 КоАП.

Таким образом, может сложиться ситуация, когда постановление по делу об административном правонарушении будет обжаловано лицом, привлеченным к участию в деле в качестве свидетеля, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной применительно к судебной защите прав граждан в уголовном процессе, допустимо.

 

Какой процессуальный статус приобретает должностное лицо государственного органа, обратившееся с жалобой на постановление (решение) суда по делу об административном правонарушении на основании ч. 1.1 ст. 30.1 или ч. 5 ст. 30.9 КоАП?

 

В результате дополнений, внесенных в ст. 30.1 КоАП Федеральным законом от 18.07.2011 N 242-ФЗ, должностные лица, уполномоченные в соответствии со ст. 28.3 КоАП РФ составлять протоколы об административных правонарушениях, получили право обжалования судебных постановлений по делам о таких правонарушениях. Ранее Федеральным законом от 17.07.2009 N 160-ФЗ ст. 30.9 КоАП была дополнена ч. 5, согласно которой решение суда по жалобе на вынесенное должностным лицом постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано должностным лицом, вынесшим такое постановление. При этом никаких изменений в главу 25 КоАП, определяющую круг участников производства по делам об административных правонарушениях, не было внесено, вследствие чего должностные лица государственных органов, получившие право на обжалование, оказались лишенными всех иных процессуальных прав, связанных с рассмотрением дела в вышестоящем суде.

Однако подобная ситуация, оцениваемая в контексте общих стандартов и принципов правосудия, не исключает обязанность суда известить указанное лицо о месте и времени рассмотрения жалобы, предоставив ему возможность присутствовать в судебном заседании и давать объяснения по существу дела. Иное не обеспечивало бы надлежащей судебной процедуры рассмотрения дела в соответствии с требованиями справедливого судебного разбирательства, определяющего основные параметры судопроизводства.

 

В каких случаях к участию в производстве по делу об административном правонарушении в области дорожного движения должны привлекаться понятые?

 

Согласно ст. 25.7 КоАП понятым признается не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, главная обязанность которого состоит в удостоверении в протоколе факта совершения в его присутствии определенных процессуальных действий, а также соответствия зафиксированных в протоколе сведений о произведенных действиях тому, что в действительности было произведено в присутствии указанного лица. При необходимости понятые могут быть опрошены по обстоятельствам вышеназванных действий в качестве свидетелей. Участие понятых предусмотрено КоАП при применении большинства мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, а именно:

— личного досмотра (ст. 27.7);

— осмотра принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов (ст. 27.8);

— досмотра транспортного средства (ст. 27.9);

— изъятия вещей и документов (ст. 27.10);

— направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 27.12);

— задержания транспортного средства, запрещения его эксплуатации в случае, если транспортное средство создает препятствия для движения других транспортных средств, в отсутствие водителя (ст. 27.13);

— ареста товаров, транспортных средств и иных вещей (ст. 27.14).

Непосредственное отношение к производству по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения имеют такие из них, как: досмотр транспортного средства; изъятие водительского удостоверения; направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения; задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации в случае, если транспортное средство создает препятствия для движения других транспортных средств, в отсутствие водителя; арест транспортных средств.

Присутствие понятых при применении других мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (доставления, административного задержания, привода) в КоАП не предусмотрено, поэтому привлекать понятых в данном случае не требуется <1>.

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2005 г. // БВС РФ. 2006. N 3.

 

Может ли сотрудник полиции быть привлечен в качестве понятого при составлении протокола применения меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении в области дорожного движения?

 

Участие понятых в производстве по делам об административных правонарушениях является одной из важнейших гарантий законности, всесторонности и объективности при применении мер обеспечения данного производства, предусмотренных главой 27 КоАП. В связи с этим в ч. 1 ст. 25.7 КоАП закреплено, что в качестве понятых не могут привлекаться лица, прямо или косвенно заинтересованные в исходе дела. Названное положение закона позволяет сделать вывод о том, что в целях исключения любых сомнений относительно полноты и правильности фиксирования в протоколе применения меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении или в протоколе об административном правонарушении содержания и результатов процессуальных действий, осуществляемых в рамках производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, сотрудники полиции, в том числе стажеры, не должны выступать в качестве понятых, поскольку, будучи работниками органов внутренних дел, наделенными широкими полномочиями по возбуждению и расследованию данной категории дел, они могут иметь служебную заинтересованность в исходе дела. Соответствующее разъяснение дано в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2006 г. <1>.

———————————

<1> БВС РФ. 2007. N 8.

 

В качестве примера реализации данной точки зрения в деятельности судов приведем пример.

На рассмотрение мирового судьи поступило дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП, в отношении водителя автотранспортного средства И. В ходе судебного рассмотрения дела мировой судья установил, что 11 марта стажеры ГИБДД П. и Ш. под руководством лейтенанта З. осуществляли патрулирование на ул. Ленина и, увидев подозрительный автомобиль, остановили его. Водителем автомобиля оказался И., от которого исходил запах алкоголя. В связи с этим И. был отстранен от управления транспортным средством и ему было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. По результатам освидетельствования лейтенант З. составил акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в котором в качестве понятых были указаны стажеры П. и Ш. В судебном заседании защитник И. — К. производство по делу просил прекратить за отсутствием в действиях его подзащитного состава административного правонарушения. При этом он ссылался на то, что акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не может служить допустимым доказательством, свидетельствующим об управлении И. транспортным средством в состоянии опьянения, так как фактически он был составлен без участия понятых.

Мировой судья с приведенными доводами защитника согласился, признав, что граждане П. и Ш. не могут являться не заинтересованным в исходе дела лицами и, следовательно, выступать в качестве понятых по данному делу. Было также принято во внимание, что в нарушение требований ч. 2 ст. 27.12 КоАП протокол об отстранении от управления транспортным средством был составлен без участия понятых.

На этом основании производство по делу было прекращено в связи с отсутствием в действиях И. состава административного правонарушения (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП).

С таким выводом судьи следует согласиться, так как в ходе производства по делу об административном правонарушении должностными лицами органов ГИБДД были допущены существенные процессуальные нарушения требований главы 27 КоАП, которые привели к недоказанности обстоятельств правонарушения и вины И. в его совершении.

 

Обязательно ли участие понятых при составлении схемы дорожно-транспортного происшествия?

 

Как следует из содержания норм главы 27 КоАП, обязательное присутствие понятых предусмотрено только при применении определенных мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Составление схемы дорожно-транспортного происшествия к таким мерам не относится, поэтому участие понятых в данном случае не требуется.

 

Вправе ли судья поручить секретарю судебного заседания вести протокол рассмотрения дела об административном правонарушении, с учетом того что он не является участником производства по делу об административном правонарушении?

 

В КоАП предусмотрен только один случай, когда ведение протокола и участие секретаря при рассмотрении дела об административном правонарушении обязательны: при рассмотрении дела коллегиальным органом (ст. 29.8).

Вместе с тем в законе нет запрета на ведение протокола судьями и другими субъектами административной юрисдикции. В связи с этим в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 было разъяснено, что в необходимых случаях судья вправе вести протокол рассмотрения дела. Полагаем, что протокол судебного рассмотрения дела целесообразно вести во всех случаях, когда лицо, привлекаемое к административной ответственности, отрицает свою причастность к совершенному правонарушению или не признает свою вину, а равно когда в деле участвуют свидетели, эксперты и специалисты. Это, безусловно, создаст дополнительные гарантии объективного и всестороннего разрешения дела и облегчит работу второй судебной инстанции при рассмотрении жалобы на постановление по делу. К сказанному следует добавить, что данное право может быть реализовано судьей только лично, без привлечения секретаря судебного заседания, процессуальная фигура которого в КоАП не предусмотрена. Соответственно, такой протокол должен быть подписан самим судьей; замечания на протокол не могут быть принесены, а поступившие на него возражения могут быть указаны в жалобе на постановление (решение) по делу.

 

В каких формах реализуются полномочия прокурора в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения?

 

Согласно КоАП полномочия прокурора по участию в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения реализуются в трех формах:

1) путем возбуждения дел об административных правонарушениях, предусмотренных гл. 12 КоАП (в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 25.11 и ч. 1 ст. 28.4);

2) путем участия в рассмотрении дел об административных правонарушениях, возбужденных по его инициативе, а также дел об административных правонарушениях, совершенных несовершеннолетними (ч. 2 ст. 25.11);

3) путем принесения протеста на не вступившие в законную силу постановления по делам об административных правонарушениях и (или) последующие решения вышестоящих инстанций по жалобам на эти постановления (п. 3 ч. 1 ст. 25.11, ч. 1 ст. 30.10), а также вступившие в законную силу судебные постановления и решения по данным делам (ч. 2 ст. 30.12).

В силу прямого указания п. 3 ч. 1 ст. 25.11 КоАП право прокурора на принесение протеста на указанные постановления и решения в вышестоящие суды не зависит от его участия в деле.

 

Может ли прокурор по своей инициативе возбудить дело об административном правонарушении в области дорожного движения?

 

Согласно ч. 1 ст. 28.4 КоАП прокурор наделен исключительными полномочиями по возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных отдельными статьями Кодекса, перечисленными в данной норме. Наряду с этим при осуществлении возложенных на прокуратуру функций по надзору за исполнением действующего законодательства прокурор вправе возбудить дело о любом другом правонарушении, ответственность за которое предусмотрена КоАП или законом субъекта РФ. Поэтому в принципе нельзя исключить право прокурора возбудить любое дело об административном правонарушении в области дорожного движения, предусмотренном гл. 12 КоАП.

В юридическом плане такое решение должно быть оформлено в виде постановления (ч. 2 ст. 28.4 КоАП).

 

Вправе ли прокурор, возбудив дело об административном правонарушении, передать его для проведения административного расследования уполномоченному должностному лицу или самостоятельно провести расследование?

 

Согласно ч. 1 ст. 28.4 КоАП во взаимосвязи с ч. 1 ст. 28.7 КоАП в случае необходимости проведения административного расследования по делу об административном правонарушении, возбужденному прокурором, материалы дела могут быть переданы уполномоченному должностному лицу для совершения соответствующих процессуальных действий.

В то же время нельзя исключить право прокурора самому проводить административное расследование по делу об административном правонарушении. Соответствующее разъяснение ныне содержится в подп. «а» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5.

 

В каких случаях участие прокурора в судебном рассмотрении дела об административном правонарушении в области дорожного движения является обязательным?

 

В соответствии с ч. 2 ст. 25.11 КоАП прокурор должен быть извещен о времени и месте рассмотрения каждого дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним, а также дела об административном правонарушении, возбужденного по инициативе прокурора. При этом неявка прокурора в судебное заседание не является препятствием к рассмотрению дела.

 

Вправе ли прокурор истребовать из судов дела об административных правонарушениях?

 

За время, прошедшее с момента вступления в силу КоАП, судебная практика по указанному вопросу существенно изменилась. Первоначально Верховный Суд РФ исходил из того, что прокурор не вправе истребовать дела об административных правонарушениях, находящиеся в производстве судов, для осуществления прокурорского надзора, а суды не должны направлять прокурору дела по его требованию. В основе данного подхода, изложенного в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2003 г. <1>, лежала точка зрения о том, что, вопреки положениям ст. 36 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствии с которым прокурор вправе истребовать из суда любое дело, независимо от его участия в судебном разбирательстве, ст. 24.6 КоАП, вступившего в силу позднее, установила, что при производстве по делам об административных правонарушениях, находящихся в производстве судов, прокурорский надзор не осуществляется.

———————————

<1> БВС РФ. 2004. N 7.

 

Однако такая позиция расходилась с уже сложившейся практикой, которая правомерно основывалась на том, что в силу положений ч. 1 ст. 25.11, ст. 30.10 и ст. 30.11 КоАП прокурор вправе приносить протесты на постановления по делам об административных правонарушениях независимо от его участия в деле. Поэтому вполне оправданно, что подобное разъяснение не нашло своего отражения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5, в котором закреплено, что, поскольку Генеральному прокурору РФ и его заместителям, прокурорам субъектов РФ и их заместителям предоставлено право принесения протеста на вступившие в законную силу постановление судьи по делу об административном правонарушении и решение по результатам рассмотрения жалобы или протеста на такое постановление, указанные лица вправе истребовать дела об административных правонарушениях для проверки после вступления постановления или решения в законную силу.

Таким образом, дела об административных правонарушениях, находящиеся в производстве суда, решения по которым не вступили в законную силу, прокуроры истребовать не вправе. Приведенный подход следует признать верным, так как он соответствует требованиям ст. 24.6 КоАП. В то же время при обращении прокурора в суд с запросом о предоставлении материалов конкретных дел об административных правонарушениях, постановления по которым вступили в законную силу, оснований для отказа в выполнении соответствующего запроса у судьи не имеется, и копии таких дел должны быть направлены прокурору.

 

С учетом положений ст. 24.6 КоАП, согласно которой прокурорский надзор не может осуществляться в отношении дел, находящихся в производстве суда, вправе ли прокурор, возбудивший производство по делу об административном правонарушении, принести протест на не вступившее в законную силу постановление судьи по данному делу?

 

В соответствии со ст. 24.6 КоАП Генеральный прокурор РФ и назначаемые им прокуроры осуществляют в пределах своей компетенции надзор за соблюдением Конституции и исполнением действующих на территории Российской Федерации законов при производстве по делам об административных правонарушениях, за исключением дел, находящихся в производстве суда. Вместе с тем, как следует из содержания иных положений КоАП, роль прокурора в судебном рассмотрении дел об административных правонарушениях достаточно велика. В частности, в отличие от гражданско-процессуального и уголовно-процессуального законодательства, в КоАП сохранен такой атрибут прокурорского надзора, как протест прокурора, который в соответствии со ст. 25.11 КоАП он вправе принести как на вступившее, так и на не вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, независимо от его участия в деле. При этом в ст. ст. 30.10 и 30.12 КоАП установлен порядок принесения таких протестов.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code