Глава 2. СУДЕБНАЯ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В ОБЛАСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ

Что понимается под подведомственностью дел об административных правонарушениях? По каким признакам различаются предметная и территориальная подведомственность?

В общенаучном смысле под подведомственностью юридических дел понимается относимость нуждающихся в государственно-властном разрешении споров о праве и иных дел к ведению различных государственных органов как свойство юридических дел, в силу которого они подлежат разрешению определенными юрисдикционными органами <1>. Именно в таком значении этот термин используется и в действующем законодательстве, в том числе и в КоАП. Анализ правовых норм Кодекса позволяет выделить два критерия подведомственности дел об административных правонарушениях: предметный и территориальный, которые используются одновременно, образуя так называемый смешанный принцип подведомственности.

———————————

<1> Осипов Ю.К. Курс советского гражданского процессуального права. М., 1981. Т. 2. С. 6.

 

Предметный критерий подведомственности служит для разграничения административно-юрисдикционных полномочий между судебными и несудебными органами, с одной стороны, и между различными звеньями судебной системы — с другой. Правила предметной подведомственности установлены в гл. 23 КоАП. По территориальному критерию разграничивается компетенция конкретных органов, должностных лиц и судей по рассмотрению дел об административных правонарушениях по первой инстанции. Применительно к системе судов общей юрисдикции по данному признаку определяется территориальная юрисдикция одного и того же уровня судов. Общие правила территориальной подведомственности установлены в ст. 29.5 КоАП.

 

В КоАП термин «подсудность» упоминается только в одном случае — применительно к вопросу о разграничении предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами в сфере правового регулирования административной ответственности (ч. 2 ст. 1.3). Означает ли это, что в производстве по делам об административных правонарушениях административно-юрисдикционная компетенция судей определяется без учета территориальной юрисдикции соответствующих судов, т.е. без учета правил территориальной подсудности в общепринятом понимании данного термина?

 

В традиционных процессуальных отраслях права понятие подведомственности принято отличать от подсудности, посредством которой определяется компетенция конкретных судов судебной системы по рассмотрению юридических дел по первой инстанции. Например, в гражданско-процессуальном законодательстве выделяется родовая и территориальная подсудность гражданских дел. По родовой подсудности происходит отграничение компетенции мировых судей от компетенции районных судов по рассмотрению дел по первой инстанции, районных судов от компетенции судов субъектов Российской Федерации и последних — от компетенции Верховного Суда РФ, а по территориальной подсудности — разграничение компетенции между однородными судами.

Однако в административном законодательстве понятие «подсудность» не имеет правового значения. В КоАП оно упоминается только в одном случае — применительно к вопросу о разграничении предметов ведения между Российской Федерации и ее субъектами в сфере правового регулирования административной ответственности. Речь идет о ч. 2 ст. 1.3, в которой указано следующее: «В соответствии с законодательством о судебной системе настоящий Кодекс определяет подсудность дел об административных правонарушениях судам». Во всех иных случаях, в том числе при разграничении компетенции мировых судей и судей районных судов по таким делам, законодатель использует термин «подведомственность».

Вместе с тем отсутствие в КоАП привычной для судей терминологии, используемой в ином процессуальном законодательстве для разграничения полномочий одного и того же уровня судов по рассмотрению подведомственных им дел, отнюдь не означает, что в производстве по делам об административных правонарушениях административно-юрисдикционная компетенция судей определяется без учета территориальной юрисдикции соответствующих судов, т.е. без учета правил территориальной подсудности в общепринятом понимании данного термина <1>.

———————————

<1> К сожалению, данное обстоятельство не всегда учитывается на практике. Как это ни парадоксально, но встречались случаи, когда при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выяснялось, что это постановление вынесено с нарушением правил территориальной подведомственности. Однако судья вышестоящего суда оставлял его в силе, полагая, что подобное нарушение является нарушением правил подсудности, которое согласно п. 5 ч. 1 ст. 30.7 КоАП не может служить основанием для отмены постановления по делу.

 

Таким образом, в условиях действующего правового регулирования термин «подсудность» можно употреблять для разграничения административно-юрисдикционных полномочий между мировыми судьями, судьями гарнизонных военных и районных судов с определенной долей условности.

 

Какие дела об административных правонарушениях в области дорожного движения относятся к исключительной компетенции органов ГИБДД?

 

Компетенция органов ГИБДД по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения определяется путем постатейного перечисления составов, отнесенных к их ведению. Согласно ст. 23.3 КоАП к исключительной подведомственности органов ГИБДД относятся дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.1, ч. ч. 1, 3 ст. 12.2, ст. 12.3 (за исключением случаев управления транспортным средством водителем, не имеющим при себе лицензионной карточки), ч. 3 ст. 12.4 (за исключением случаев незаконного нанесения цветографической схемы легкового такси), ч. ч. 1, 2, 7 ст. 12.5, ст. 12.6, ч. ч. 1 и 3 ст. 12.7, ч. ч. 1 — 3 ст. 12.9, ч. ч. 1 и 2 ст. 12.10, ст. ст. 12.11 — 12.14, ч. ч. 1 — 3 ст. 12.15, ч. ч. 1, 2, 4, 5 ст. 12.16, ч. ч. 1, 1.1, 1.2 ст. 12.17, ст. ст. 12.18 — 12.21.1, ч. 2 ст. 12.21.2, ст. 12.21.3 (в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи), ст. 12.22, ст. 12.23, ст. 12.25, ч. 1 ст. 12.27, ст. ст. 12.28 — 12.34, ст. ст. 12.36.1, 12.37 КоАП.

 

Как определяется судебная подведомственность дел об административных правонарушениях в области дорожного движения?

 

Согласно ч. 1 ст. 23.1 КоАП к исключительной компетенции судей судов общей юрисдикции относятся дела об административных правонарушениях, установленных в ч. 4 ст. 12.2, ч. 2.1 ст. 12.3, ч. ч. 1, 2, ч. 3 (в случаях незаконного нанесения цветографической схемы легкового такси) ст. 12.4, ч. ч. 3, 4 — 7 ст. 12.5, ч. 2 ст. 12.7, ст. 12.8, ч. 7 ст. 12.9 (за исключением случаев фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи), ч. 3 ст. 12.10, ч. 5 ст. 12.15 (за исключением случаев фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи), ч. 3.1 ст. 12.16 (за исключением случаев фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи), ст. 12.24, ст. 12.26, ч. ч. 2 и 3 ст. 12.27, ст. 12.35 КоАП. Отнесение таких дел к подсудности судей обусловлено санкциями указанных статей главы 12 КоАП, предусматривающими возможность применения к виновным административных наказаний, которые вправе назначить только судья, а именно: конфискация предмета совершения административного правонарушения, лишение права управления транспортными средствами, административный арест и обязательные работы.

 

Как разграничивается компетенция органов ГИБДД и судей по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьями главы 12 КоАП, указанными в ч. 2 ст. 23.1 Кодекса?

 

Дела об административных правонарушениях в области дорожного движения, перечисленные в ч. 2 ст. 23.1 КоАП, отнесены к компетенции судей с учетом санкций статей главы 12 Кодекса, предусматривающих возможность применения к виновному таких наказаний, как лишение права управления транспортными средствами, административный арест или обязательные работы альтернативно с административным штрафом.

Особенность судебной подведомственности этой категории дел состоит в том, что они рассматриваются судьями лишь в том случае, если должностное лицо, наделенное административно-юрисдикционными полномочиями, придет к выводу о недостаточности применения наказания, которое оно может назначить самостоятельно, и необходимости использования более строгого наказания в виде лишения права управления транспортными средствами или административного ареста, на назначение которых уполномочен только судья. Судья же, установив состав административного правонарушения, вправе применить любое наказание в пределах санкции соответствующей статьи КоАП, например, только административный штраф.

 

Как разграничивается компетенция мировых судей и судей районных судов по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения?

 

Как следует из содержания абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 КоАП, дела об административных правонарушениях в области дорожного движения, подведомственные судьям судов общей юрисдикции, рассматриваются и разрешаются мировыми судьями. К исключительному ведению судей районных судов такие дела относятся лишь в том случае, если производство по ним осуществлялось в форме административного расследования (ч. 1 ст. 28.7 КоАП).

В соответствии со ст. 28.7 КоАП административное расследование представляет собой совокупность процессуальных действий, совершаемых с целью получения сведений, необходимых для составления протокола об административном правонарушении. По делам об административных правонарушениях в области дорожного движения необходимость проведения административного расследования, как правило, возникает после выявления фактов нарушения Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшего причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (ст. 12.24 КоАП), а также фактов оставления водителем места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся (ч. 2 ст. 12.27 КоАП). В рамках административного расследования по данным делам могут совершаться различные процессуальные действия. Так, после возбуждения дел об административных правонарушениях по ст. 12.24 КоАП чаще всего назначается медицинская экспертиза, проведение которой требует значительных временных затрат, а по ч. 2 ст. 12.27 — осуществляется розыск правонарушителя, скрывшегося с места дорожно-транспортного происшествия. Однако это могут быть и иные процессуальные действия, которые законодателем не конкретизируются, например установление свидетелей и потерпевших, вызов и опрос лиц, участвующих в деле, получение информации о наличии у правонарушителя права управления транспортным средством или лишении его данного права.

 

Какой судья — мировой или районный — должен рассмотреть дело об административном правонарушении, производство по которому осуществлялось в форме административного расследования, если фактически оно не проводилось?

 

Дела об административных правонарушениях, по которым административное расследование фактически не проводилось, судьям районных судов неподведомственны и подлежат направлению на рассмотрение мировым судьям на основании п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП, о чем выносится соответствующее определение. Указанная позиция отражена в подп. «а» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5.

 

Каковы границы судебного контроля при решении вопроса о том, что административное расследование, назначенное по делу об административном правонарушении, переданному на рассмотрение судьи районного суда, фактически не проводилось?

 

Если после вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования никаких процессуальных действий, направленных на получение сведений, необходимых для составления протокола об административном правонарушении, не совершалось, то судья районного суда, на рассмотрение которого передано такое дело, вправе прийти к выводу, что фактически административное расследование не проводилось, и передать дело на рассмотрение мировому судье.

При этом следует иметь в виду, что, решая вопрос о подведомственности дела, по которому должностным лицом было назначено административное расследование, судья районного суда не вправе оценивать целесообразность его проведения, проверять наличие фактических оснований для принятия такого решения и достаточность тех процессуальных действий, которые были совершены до составления протокола об административном правонарушении. Например, если в рамках административного расследования по делу об административном правонарушении, выразившемся в оставлении места дорожно-транспортного происшествия (ч. 2 ст. 12.27 КоАП), был объявлен розыск лица, скрывшегося с места происшествия (что подтверждается имеющимся в материалах дела сторожевым листком), и никаких иных процессуальных действий не было совершено, то оснований для передачи дела на рассмотрение мировому судье не имеется.

Таким образом, при применении ст. 28.7 КоАП судебная практика должна отдавать предпочтение формально-юридическим, а не фактическим обстоятельствам, которые дают право на проведение административного расследования. Иное означало бы вторжение судебной власти в сферу деятельности органов исполнительной власти.

 

Может ли быть назначено административное расследование по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.8 КоАП?

 

В соответствии с ч. 1 ст. 28.7 КоАП административное расследование может проводиться по любому делу об административном правонарушении в области дорожного движения. При этом оно должно состоять из реальных процессуальных действий, направленных на получение сведений, необходимых для составления протокола об административном правонарушении.

На практике административное расследование по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.8 КоАП, как правило, назначается в случае направления водителя транспортного средства на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в медицинскую организацию, в частности, при проведении химико-токсикологического исследования, требующего значительных временных затрат, превышающих установленный в ст. 28.5 КоАП двухсуточный срок составления протокола об административном правонарушении <1>.

———————————

<1> Приведенный подход реализуется в деятельности органов ГИБДД, о чем свидетельствуют разъяснения, содержащиеся в письме МВД России от 11.02.2008 N 13/9-6.

 

Такая практика в целом поддерживается Верховным Судом РФ, который при наличии в материалах дела об административном правонарушении, предусмотренном нормой ст. 12.8 КоАП, определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования, вынесенного в связи с направлением водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в медицинскую организацию, не ставит под сомнение правомерность рассмотрения этого дела в районном суде <1>.

———————————

<1> См.: Постановления Верховного Суда РФ от 30.11.2010 по делу N 18-АД10-15; от 01.12.2010 по делу N 18-АД10-17; от 28.01.2011 по делу N 19-АД11-1.

 

И все же объективная необходимость в проведении административного расследования по данным делам, на наш взгляд, отсутствует, так как все действия, совершаемые в рамках медицинского освидетельствования на состояние опьянения, охватываются содержанием этой меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении и выделения в особую процессуальную форму не требуют.

С учетом изложенного, вынесение определения о проведении административного расследования по делам об административных правонарушениях, предусмотренных в ст. 12.8 КоАП, само по себе не свидетельствует о том, что данное дело подлежит рассмотрению в районном суде.

Вот как выглядит типичная аргументация обоснования подсудности такого дела мировому судье, содержащаяся в Постановлении Московского городского суда от 9 сентября 2013 г. по делу N 4а-1673/13.

Довод надзорной жалобы о том, что дело об административном правонарушении подлежало рассмотрению в районном суде, так как по делу проводилось административное расследование, несостоятелен.

В соответствии с ч. 1 ст. 28.7 КоАП РФ в случаях, когда после выявления административного правонарушения в области дорожного движения осуществляются экспертиза или иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, проводится административное расследование.

Между тем из представленных материалов не следует, что в рамках производства по настоящему делу проводилась экспертиза или осуществлялись иные процессуальные действия, свидетельствующие о проведении административного расследования, а проведение в рамках медицинского освидетельствования на состояние опьянения химико-токсикологического исследования, получение результатов которого требует определенных временных затрат, не является административным расследованием в смысле, придаваемом этому понятию в ст. 28.7 КоАП РФ.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, выраженной в п. 3 Постановления Пленума от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», если административное расследование по делу фактически не проводилось, дело подлежит рассмотрению мировым судьей.

С учетом изложенного, дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении И. было правомерно рассмотрено мировым судьей.

 

Относятся ли к компетенции судей районных судов дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.27 КоАП, производство по которым осуществлялось в форме административного расследования, назначенного в целях установления личности правонарушителя?

 

Согласно ч. 3 ст. 28.7 КоАП определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования может быть вынесено в случаях, если после выявления административного правонарушения в отрасли законодательства, прямо указанной в ч. 1 названной статьи, осуществляются экспертиза или иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат.

По смыслу закона, возможность возбуждения дела об административном правонарушении и проведения административного расследования в целях установления личности правонарушителя не исключается. Поэтому если определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования было вынесено по факту оставления места дорожно-транспортного происшествия водителем транспортного средства, личность которого не установлена, по окончании административного расследования составлен протокол об административном правонарушении в отношении конкретного лица и дело направлено на рассмотрение в районный суд, то основания для передачи дела на рассмотрение по подсудности мировому судье на основании п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП отсутствуют.

 

В каких случаях дела об административных правонарушениях, отнесенные к компетенции мировых судей, вправе рассматривать по первой инстанции судьи районных судов?

 

При определенных обстоятельствах дела об административных правонарушениях, отнесенные законом к компетенции мировых судей, рассматриваются судьями районных судов; в частности, если мировой судья не назначен или не избран (ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 17.12.1998 N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»).

 

В каких случаях дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями, указанными в ч. 2 ст. 23.1 КоАП, производство по которым осуществлялось в форме административного расследования, подлежат рассмотрению в районном суде?

 

Данный вопрос до сих пор является одним из сложных. Так, вплоть до недавнего времени суды общей юрисдикции повсеместно исходили из того, что факт проведения административного расследования по делу об административном правонарушении, указанному в ч. 2 ст. 23.1 КоАП, не является безусловным основанием для передачи дела в суд и не лишает орган или должностное лицо, к подведомственности которых это дело относится, права рассмотреть его по существу и решить вопрос о назначении административного наказания в пределах своей компетенции. Такой подход основывался на официальном разъяснении Верховного Суда РФ, опубликованном в Обзоре судебной практики за I квартал 2003 г., в котором указывалось, что дела об административных правонарушениях, перечисленных в ч. 2 ст. 23.1 КоАП, производство по которым осуществлялось в форме административного расследования, подлежат рассмотрению судьями лишь в том случае, когда административный орган или должностное лицо передают дело на рассмотрение судье.

Аналогичную позицию занял и Высший Арбитражный Суд РФ, который в п. 9 Постановления Пленума от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» отметил, что проведение административного расследования по делу об административном правонарушении, подведомственному арбитражному суду, не влечет рассмотрение данного дела в районном суде. Позднее это положение нашло свое отражение в подп. «д» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5.

Таким образом, за первые годы действия КоАП в практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов сложилось единообразное понимание того, что административное расследование как процессуальный критерий разграничения административно-юрисдикционной компетенции используется законодателем только для распределения дел об административных правонарушениях в системе судов общей юрисдикции и не затрагивает компетенцию несудебных органов и судей арбитражных судов по подведомственным им делам.

На наш взгляд, с таким выводом следует согласиться, так как он соответствует логическому и систематическому толкованию норм абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 КоАП во взаимосвязи с ч. ч. 1, 2 и абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП.

Тем не менее, в 2007 г. Верховный Суд РФ занял иную позицию по данному вопросу, разъяснив судам, что в тех случаях, когда в отношении лиц, совершивших административные правонарушения, перечисленные в ч. 2 ст. 23.1 КоАП, проводилось административное расследование, административный орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком правонарушении, обязано передать его на рассмотрение суда, поскольку в абз. 2 ч. 3 этой статьи установлена исключительная судебная подведомственность в отношении таких дел.

Полагаем, что указанное разъяснение не лишено недостатков. Ведь если придерживаться такого мнения, то необходимо будет признать, что все дела об административных правонарушениях, предусмотренные ч. 2 ст. 23.1 КоАП, в том числе и те, которые в соответствии с абз. 4 ч. 3 этой статьи относятся к компетенции арбитражных судов, должны рассматриваться в районном суде. Вместе с тем данный вывод лишает всякого смысла установленный в ст. 23.1 КоАП принцип разграничения подведомственности дел о привлечении к административной ответственности между судами общей юрисдикции, несудебными органами и арбитражными судами. К тому же он противоречит положению подп. «д» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5, согласно которому дела, указанные в абз. 4 ч. 3 ст. 23.1 КоАП, не подсудны судьям судов общей юрисдикции и в том случае, когда по ним в соответствии со ст. 28.7 КоАП проводилось административное расследование.

В связи с этим к приведенному разъяснению Верховного Суда РФ следует отнестись критически. Надо отдать должное Высшему Арбитражному Суду РФ, который оперативно отреагировал на данное разъяснение, указав арбитражным судам, что рассмотрение дел о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушений, которые предусмотрены статьями (частями статей), перечисленными одновременно в ч. 2 и абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП, производство по которым осуществлялось в форме административного расследования, осуществляется административными органами, если они не передали такие дела на рассмотрение в арбитражный суд, или арбитражным судом, если ему соответствующие дела административными органами переданы <1>.

———————————

<1> Пункт 9.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

 

Именно эта позиция нам представляется единственно верной. Будем надеяться, что в связи с предстоящим объединением судов она будет воспринята Верховным Судом РФ как высшим судебным органом по административным делам. Но до тех пор, пока этого не сделано, судам общей юрисдикции необходимо и впредь руководствоваться официальным разъяснением Верховного Суда РФ по указанному вопросу, содержащемуся в подп. «д» п. 3 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5.

Следовательно, если производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном, например, ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, в санкции которой значится административный штраф, наряду с лишением права управления транспортными средствами в качестве альтернативного наказания, осуществлялось в форме административного расследования, то должностное лицо органа ГИБДД не вправе рассмотреть данное дело по существу и назначить лицу, привлекаемому к административной ответственности, административное наказание в виде штрафа. Такое дело должно быть передано в районный суд, который по результатам его рассмотрения вправе назначить виновному любое наказание в пределах санкции ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ.

 

Как в КоАП определена подсудность дел об административных правонарушениях в области дорожного движения, совершенных военнослужащими и гражданами, призванными на военные сборы?

 

Согласно абз. 1 ч. 3 ст. 23.1 КоАП такие дела, отнесенные к судебной подведомственности, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов. Нарушение данного требования закона является основанием для отмены вынесенного постановления в вышестоящем суде.

Подтверждением тому может служить следующий пример.

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серков П.П., рассмотрев жалобу защитника М. — А. на Постановление мирового судьи судебного участка N 7 Московского района г. Казани Республики Татарстан от 14 октября 2008 г. и решение судьи Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 30 октября 2008 г., вынесенные в отношении М. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

30 июля 2008 г. в 18 ч. 40 мин. водитель автомобиля марки «Хундай Акцент» <…> — М., являясь участником дорожно-транспортного происшествия, в нарушение п. 2.5 Правил дорожного движения Российской Федерации, утв. Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, оставил место дорожно-транспортного происшествия.

По данному факту 22 августа 2008 г. инспектором ОГИБДД УВД г. Казани Республики Татарстан в отношении М. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (л.д. 2).

Постановлением мирового судьи судебного участка N 7 Московского района г. Казани Республики Татарстан от 14 октября 2008 г., оставленным без изменения решением судьи Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 30 октября 2008 г., М. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год 6 месяцев.

Заместителем председателя Верховного суда Республики Татарстан 16 декабря 2008 г. жалоба защитника М. — А. на указанные судебные постановления оставлена без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник М. — А. просит об отмене всех состоявшихся по делу об административном правонарушении судебных решений, считая их незаконными.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы жалобы, нахожу жалобу защитника М. — А. подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что в период с 30 июня 2008 г. по 15 августа 2008 г. М. проходил военные сборы в в/ч N 65327 (л.д. 9, 18, 27).

В соответствии с ч. ч. 1 и 3 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дела об административном правонарушении, ответственность за которое установлена ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими и гражданами, призванными на военные сборы, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов.

В силу п. 2 ч. 2 ст. 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении выносится определение о передаче дела на рассмотрение по подведомственности, если выяснено, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассмотревших его судьи, органа, должностного лица.

В нарушение указанных норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях 14 октября 2008 г. мировой судья, располагая сведениями о том, что на момент совершения административного правонарушения (30 июля 2008 г.) М. являлся лицом, призванным на военные сборы (л.д. 9, 18, 27), рассмотрел дело об административном правонарушении, признав М. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначив ему административное наказание в виде лишения специального права сроком на один год шесть месяцев.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

При рассмотрении настоящего дела порядок привлечения к административной ответственности был нарушен, поскольку дело об административном правонарушении было рассмотрено с нарушением правил подведомственности.

При таких обстоятельствах Постановление мирового судьи судебного участка N 7 Московского района г. Казани Республики Татарстан от 14 октября 2008 г. и решение судьи Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 30 октября 2008 г., вынесенные в отношении М. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

С учетом того, что на момент рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации жалобы защитника М. — А. двухмесячный срок давности привлечения М. к административной ответственности, установленный ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел, истек, производство по делу об административном правонарушении в силу п. 4 ч. 2 ст. 30.17 и п. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

жалобу защитника М. — А. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 7 Московского района г. Казани Республики Татарстан от 14 октября 2008 г. и решение судьи Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 30 октября 2008 г., вынесенные в отношении М. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 10.06.2009 по делу N 11-АД09-2.

 

Встречались ли на практике случаи рассмотрения дел об административных правонарушениях в области дорожного движения в отношении военнослужащих мировыми судьями и судьями районных судов в связи с сокрытием правонарушителями факта их принадлежности к военной службе? Как реагировал Верховный Суд РФ на такие случаи?

 

Таких случаев стало значительно меньше. Однако они все же встречаются, о чем свидетельствует Постановление Верховного Суда РФ от 13.01.2011 по делу N 24-АД10-4.

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серков П.П., рассмотрев жалобу Чернова М.М. на Постановление мирового судьи судебного участка N 7 г. Майкопа Республики Адыгея от 26 января 2010 года и Постановление Председателя Верховного суда Республики Адыгея от 17 мая 2010 года, вынесенные в отношении Чернова М.М. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 7 г. Майкопа Республики Адыгея от 26 января 2010 года Чернов М.М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок два года.

Постановлением Председателя Верховного суда Республики Адыгея от 17 мая 2010 года Постановление мирового судьи судебного участка N 7 г. Майкопа Республики Адыгея от 26 января 2010 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Чернов М.М. просит об отмене вынесенных в отношении него судебных постановлений по делу об административном правонарушении, считая их незаконными. В обоснование своей надзорной жалобы Чернов М.М. приводит довод о нарушении правил подсудности при рассмотрении дела мировым судьей, а также указывает, что он не был извещен о времени и месте рассмотрения дела.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы надзорной жалобы Чернова М.М., оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

В силу пункта 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утв. Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, водитель транспортного средства обязан проходить по требованию сотрудников милиции освидетельствование на состояние опьянения.

В соответствии с частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Из материалов дела усматривается, что 7 января 2010 года инспектором ДПС роты N 1 ОБ ДПС ГИБДД при МВД по Республике Адыгея в отношении Чернова М.М. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которому 7 января 2010 года в 4 часа 39 минут на ул. Тульская-Кирпичная в г. Майкопе Чернов М.М., управляя транспортным средством — автомобилем марки <…>, государственный регистрационный знак <…>, не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 4).

Факт совершения Черновым М.М. административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается протоколом об административном правонарушении (л.д. 4); протоколом о задержании транспортного средства (л.д. 5); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6); протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 7); актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (л.д. 8); объяснениями свидетелей (л.д. 9 — 10).

Собранные по делу доказательства получили оценку в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Указанные действия Чернова М.М. образуют состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Административное наказание назначено Чернову М.М. в соответствии с санкцией части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вместе с тем мировой судья, правильно указав в вводной и в мотивировочной частях постановления о совершении Черновым М.М. административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в резолютивной части постановления ошибочно указал на привлечение Чернова М.М. к административной ответственности по части 2 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Поскольку с учетом изложенных выше обстоятельств указание мировым судьей судебного участка N 7 г. Майкопа Республики Адыгея в резолютивной части постановления от 26 января 2010 года на привлечение Чернова М.М. к административной ответственности по части 2 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является технической ошибкой, она не ставит под сомнение законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных постановлений.

Довод жалобы о том, что дело об административном правонарушении рассмотрено мировым судьей с нарушением правил подсудности, повлечь отмену обжалуемых судебных постановлений, состоявшихся по делу об административном правонарушении, не может по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, при оформлении протоколов по делу об административном правонарушении Чернов М.М. сообщил сотруднику ДПС ГИБДД о том, что он не работает. Соответствующие записи имеются в протоколах об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о задержании транспортного средства, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 4 — 7).

Таким образом, ссылка в жалобе на то, что по требованию Чернова М.М. сотрудником ДПС ГИБДД в протоколы были внесения исправления и в графе «работающий» указана в/ч <…>, не может быть принята во внимание, поскольку данная запись не свидетельствует о том, что Чернов М.М. заявлял сотруднику ГИБДД о том, что является военнослужащим. Кроме того, дополнения, внесенные в протоколы, надлежащим образом не заверены, в связи с чем не представляется возможным определить дату и время внесения исправлений. Имеющийся в материалах дела акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, также содержит запись о том, что Чернов М.М. не работает, каких-либо исправлений в акт внесено не было (л.д. 8).

Чернов М.М., зная о возбуждении в отношении него дела об административном правонарушении и будучи надлежащим образом извещенным о его рассмотрении 26 января 2010 года в 10 часов мировым судьей судебного участка N 7 г. Майкопа (л.д. 4), в судебное заседание не явился. При таких обстоятельствах дело правомерно было рассмотрено мировым судьей судебного участка N 7 г. Майкопа в отсутствие Чернова М.М., что согласуется с требованиями части 2 статьи 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление о привлечении Чернова М.М. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вынесено мировым судьей в пределах двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 7 г. Майкопа Республики Адыгея от 26 января 2010 года и Постановление Председателя Верховного суда Республики Адыгея от 17 мая 2010 года, вынесенные в отношении Чернова М.М. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу Чернова М.М. — без удовлетворения.

Таким образом, Верховный Суд РФ занял вполне определенную позицию по указанному вопросу: сокрытие факта прохождения военной службы на момент составления протокола об административном правонарушении и последующего рассмотрения дела в суде свидетельствует о недобросовестном поведении правонарушителя, а потому цель, преследуемая при этом, не может признаваться законной и не влияет на изменение подведомственности <1>.

———————————

<1> Подробнее об этом см.: Серков П.П. Рассмотрение дел об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции: Науч.-практ. пособие. М., 2009.

 

В каких случаях дела об административных правонарушениях в области дорожного движения подлежат рассмотрению комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав?

 

По общему правилу, установленному в ч. 1 ст. 23.2 КоАП, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав рассматривают дела об административных правонарушениях, совершенных несовершеннолетними, т.е. лицами в возрасте от 16 до 18 лет. Исключения из этого правила составляют дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 11.8 и гл. 12 КоАП, которые рассматриваются комиссиями в случаях, когда орган или должностное лицо, к которым поступило данное дело, передают его на рассмотрение комиссии.

Необходимость такой передачи может быть обусловлена характером правонарушения, обстоятельствами его совершения и особенностями личности правонарушителя, которые, по мнению субъекта административной юрисдикции, рассматривающего дело, свидетельствуют о возможности освобождения несовершеннолетнего от административной ответственности с применением к нему меры воздействия принудительно-воспитательного характера, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних. В свою очередь комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, установив состав административного правонарушения, вправе применить к несовершеннолетнему любую меру воздействия из числа указанных в ст. 18 Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 03.06.1967 <1>, например, объявить выговор либо назначить ему административное наказание из числа предусмотренных в санкции применяемой статьи Особенной части КоАП.

———————————

<1> ВВС РСФСР. 1967. N 23. Ст. 536.

 

В каких случаях дела об административных правонарушениях в области дорожного движения, переданные на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, могут быть направлены в суд?

 

По общему правилу, вытекающему из особенностей разграничения административно-юрисдикционной компетенции между судебными и несудебными органами, дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями главы 12 КоАП, указанными в ч. 2 ст. 23.1 КоАП, переданные на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, могут быть направлены в суд, если санкция применяемой нормы предусматривает возможность назначения административного наказания, отнесенного к исключительной компетенции органов судебной власти, и комиссия придет к выводу о целесообразности применения такого наказания к несовершеннолетнему правонарушителю.

Исходя из тех видов административных наказаний, которые могут применяться к несовершеннолетним правонарушителям за совершение административных правонарушений в области дорожного движения, перечисленных в ч. 2 ст. 23.1 КоАП, такое дело может быть передано в суд только в одном случае — если санкция статьи, подлежащей применению, предусматривает возможность назначения наказания в виде лишения права управления транспортным средством, а лицо, привлекаемое к административной ответственности, имеет водительское удостоверение.

 

Как определяется общая территориальная подсудность дел об административных правонарушениях в области дорожного движения?

 

Общие правила территориальной подсудности дел об административных правонарушениях установлены в ч. 1 ст. 29.5 КоАП, согласно которой дела о привлечении к административной ответственности рассматриваются по месту совершения административного правонарушения.

 

В каких случаях дела об административных правонарушениях, отнесенные законом к компетенции мирового судьи одного судебного участка, могут рассматриваться мировым судьей другого судебного участка? Вправе ли старший мировой судья распределять дела об административных правонарушениях между мировыми судьями различных судебных участков без учета их территориальной юрисдикции?

 

В соответствии с ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 17.12.1998 N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» при прекращении или приостановлении полномочий мирового судьи, а также в случае временного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и иные уважительные причины) исполнение его обязанностей возлагается на мирового судью другого судебного участка того же судебного района постановлением председателя соответствующего районного суда. В иных случаях дела об административных правонарушениях, отнесенные к ведению мировых судей (ч. 3 ст. 23.1 КоАП), рассматриваются последними только в пределах границ закрепленных за ними судебных участков. Данный вывод следует из содержания ч. 1 ст. 29.5 КоАП, определяющей общую территориальную подсудность дел о привлечении к административной ответственности, во взаимосвязи с ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации».

Таким образом, с точки зрения оптимизации нагрузки на мировых судей, распределение старшим мировым судьей дел об административных правонарушениях между мировыми судьями различных судебных участков, в том числе путем установления графика рассмотрения соответствующих дел, без учета территориальной юрисдикции судей, конечно, оправданно. Однако подобный подход не соответствует требованиям ст. 29.5 КоАП и приводит к рассмотрению дела с нарушением правил подведомственности, что будет являться основанием для отмены вынесенного постановления в случае его обжалования или опротестования в вышестоящем суде.

 

Что следует считать местом совершения административного правонарушения, выразившегося в отказе от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП), если такой отказ был заявлен не должностному лицу органа ГИБДД, а медицинскому работнику, — место остановки транспортного средства должностным лицом органа ГИБДД или место нахождения соответствующего медицинского учреждения?

 

Основанием привлечения к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу органа ГИБДД, так и медицинскому работнику. Следовательно, если такой отказ был заявлен в медицинском учреждении, в том числе если водитель отказался от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования, местом совершения административного правонарушения следует считать место нахождения соответствующей медицинской организации <1>.

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2009 г. // БВС РФ. 2009. N 11.

 

В чем выражается альтернативная территориальная подсудность дел об административных правонарушениях, предусмотренных гл. 12 КоАП?

 

Альтернативная территориальная подсудность дел об административных правонарушениях в области дорожного движения выражается в возможности рассмотрения дела по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности.

 

Что следует считать местом жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в диспозиции ч. 1 ст. 29.5 КоАП? Является ли таковым место временного пребывания гражданина?

 

Согласно ст. 20 ГК РФ под местом жительства гражданина понимается место, где он постоянно или преимущественно проживает. В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» местом жительства являются: жилой дом, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.) или иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ. В свою очередь под местом пребывания в указанной статье Закона понимается гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, в которых он проживает временно.

Как следует из содержания п. 18 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и Перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.07.1995 N 713, гражданам, зарегистрированным по месту жительства, производится отметка в паспортах о регистрации по месту жительства. Гражданам, регистрация которых производится по иным документам, удостоверяющим личность, выдается свидетельство о регистрации по месту жительства. Гражданам, зарегистрированным по месту их пребывания в жилых помещениях, не являющихся их местом жительства, выдается свидетельство о регистрации по месту пребывания.

Таким образом, место жительства гражданина, с которым действующее законодательство связывает определение территориальной подведомственности дел об административных правонарушениях (ч. 1 ст. 29.5 КоАП), необходимо отличать от места его пребывания. Данное обстоятельство следует учитывать на практике в целях недопущения фактов недобросовестного поведения со стороны правонарушителя, выражающегося, например, в заявлении указанным лицом ходатайства о передаче дела на рассмотрение по месту его временной регистрации, адрес которой не совпадает с адресом места жительства правонарушителя, названным при составлении протокола об административном правонарушении.

Проиллюстрируем сказанное на следующем примере.

Постановлением мирового судьи, оставленным в силе решением судьи районного суда и постановлением заместителя председателя областного суда, Крюков был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год 6 месяцев.

Не согласившись с данными судебными актами, защитник Крюкова адвокат Чемерзов обратился с надзорной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на то, что мировой судья неправомерно отказал в удовлетворении заявленного Крюковым ходатайства о рассмотрении дела по месту его жительства.

Изучив материалы дела и доводы надзорной жалобы, первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ установил, что при рассмотрении дела мировым судьей Крюковым было заявлено ходатайство о рассмотрении дела по месту его жительства и представлено свидетельство о регистрации по месту пребывания от 29 июня 2010 г. по этому же адресу. Однако, как усматривалось из материалов дела, названное свидетельство было получено Крюковым после составления протокола об административном правонарушении, в котором был указан иной адрес его места жительства. На этом основании Верховный Суд РФ сделал вывод о том, что в удовлетворении ходатайства Крюкова о передаче дела на другой судебный участок мировым судьей было отказано правомерно.

Кроме того, отказывая в удовлетворении вышеназванного ходатайства, мировой судья принял во внимание тот факт, что 28 июня 2010 г. Крюков явился в суд для получения временного разрешения на право управления транспортными средствами, что свидетельствует об имевшейся у него возможности явиться и на рассмотрение дела указанным мировым судьей.

При таких обстоятельствах все состоявшиеся по делу судебные акты были оставлены без изменения, а жалоба Крюкова — без удовлетворения <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 14.01.2011 по делу N 88-АД10-4.

 

Вправе ли судья отказать лицу, привлекаемому к административной ответственности, в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту его жительства? Если да, то в каких случаях?

 

До недавнего времени данный вопрос являлся одним из сложных, что обусловлено неоднозначным толкованием положений ч. 1 ст. 29.5 КоАП, согласно которой по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть (выделено нами. — Прим. авт.) рассмотрено по месту жительства указанного лица.

Характерна в этом отношении эволюция взглядов Верховного Суда РФ. Так, первоначально Верховный Суд РФ исходил из того, что право лица, привлекаемого к административной ответственности, на рассмотрение дела по месту его жительства не может быть ограничено. В основе данного подхода, изложенного в Обзоре судебной практики за III квартал 2006 г., лежала точка зрения о том, что согласно ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. На этом основании делался вывод, что поскольку лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, законом предоставлено право на рассмотрение дела по месту его жительства, право лица должно быть реализовано и соответствующее ходатайство лица должно быть судом удовлетворено <1>. Позднее аналогичное разъяснение было дано в Обзоре судебной практики за III квартал 2007 г. <2>.

———————————

<1> БВС РФ. 2007. N 6.

<2> БВС РФ. 2008. N 2.

 

В целом приведенное суждение не вызывает каких-либо возражений, если речь идет о необоснованном отказе в удовлетворении такого ходатайства, например, по мотиву истечения срока давности привлечения к административной ответственности или непредставления документов, подтверждающих фактическое проживание правонарушителя в указываемом им месте. И здесь мы полностью согласны с Верховным Судом РФ, который в решениях по конкретным делам неоднократно обращал внимание на то, что в силу ч. 1 ст. 1.6 КоАП подобные процессуальные нарушения являются безусловным основанием для отмены вынесенных постановлений.

И все же полностью исключить право субъекта административной юрисдикции отказывать в удовлетворении ходатайства о направлении дела на рассмотрение по месту жительства правонарушителя (на что фактически указывал Верховный Суд РФ в названных разъяснениях) мы не можем. Этот посыл, впрочем, не удавалось опровергнуть до тех пор, пока не вышло Определение Конституционного Суда РФ от 29.01.2009 N 2-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фролова Александра Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 29.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в котором было сформулировано положение о том, что ходатайство лица, привлекаемого к административной ответственности, о рассмотрении дела по месту его жительства подлежит удовлетворению не во всех случаях, а только когда это продиктовано необходимостью решения задач, связанных с производством по делу.

Отрадно, что в настоящее время правовая позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в названном Определении, прочно вошла в практику Верховного Суда РФ, который в Обзоре судебной практики за II квартал 2009 г. официально разъяснил, что право лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на рассмотрение дела по месту его жительства может быть ограничено при необходимости защиты публичных интересов или интересов других участников производства по делу об административном правонарушении, в частности, в следующих случаях:

1) при проведении по делу об административном правонарушении административного расследования, поскольку в данном случае на основании ч. 2 ст. 29.5 КоАП такие дела рассматриваются по месту нахождения органа, проводившего административное расследование;

2) при совершении лицом административного правонарушения, санкция за совершение которого предусматривает назначение наказания в виде административного ареста, поскольку из системного толкования положений ч. 3 ст. 25.1, ч. 4 ст. 29.6, ст. 32.8 КоАП следует, что такие дела рассматриваются в день получения протокола об административном правонарушении и с обязательным присутствием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении;

3) если производство ведется по делу об административном правонарушении, ответственность за совершение которого предусмотрена законом субъекта РФ;

4) если лицо привлекается к административной ответственности за нарушение скоростного режима на участках дорог или полосах движения для отдельных видов транспортных средств, когда по решению органов исполнительной власти субъектов РФ разрешено повышение скорости на этих участках дорог или полосах и установлены соответствующие знаки (п. 10.2 Правил дорожного движения, утв. Постановлением Правительства РФ N 1090 с последующими изменениями и дополнениями);

5) при наличии по делу об административном правонарушении потерпевшего, не согласного с передачей дела по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку ч. 2 ст. 25.2 КоАП предоставляет потерпевшему процессуальные права, аналогичные правам лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Положения ч. 3 ст. 25.2 КоАП предусматривают обязательное привлечение потерпевшего в качестве участника производства по делу об административном правонарушении. В данном случае удовлетворение ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о рассмотрении дела по месту его жительства может повлечь нарушение права потерпевшего на судебную защиту;

6) при установлении фактов недобросовестного пользования своими процессуальными правами лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, выражающегося, например, в последовательном заявлении этим лицом ходатайств об отложении рассмотрения дела об административном правонарушении по каким-либо основаниям, а впоследствии о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту жительства. Такое поведение приводит к необоснованному нарушению баланса публичных и частных интересов;

7) если адрес, указанный в ходатайстве, не совпадает с адресом, указанным при составлении протокола об административном правонарушении и при этом не представлены доказательства об изменении адреса места жительства <1>.

———————————

<1> БВС РФ. 2009. N 11.

 

Позднее п. п. 1, 5, 6 приведенного разъяснения были воспроизведены в подп. «з» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 40).

При применении данного разъяснения следует иметь в виду, что приведенный в нем перечень оснований, по которым судья вправе отказать в удовлетворении ходатайства правонарушителя о направлении дела на рассмотрение по месту его жительства, не является исчерпывающим и может быть конкретизирован, исходя из фактических обстоятельств дела, доводов лица, привлекаемого к административной ответственности, а также юридической оценки содеянного. В частности, ни у кого не возникает сомнений, что в удовлетворении такого ходатайства может быть отказано, если место совершения правонарушения и место жительства правонарушителя находятся в границах судебных участков, мировые судьи которых располагаются в одном здании. Именно так, кстати, суды часто и поступают, справедливо полагая, что в подобной ситуации передача дела в «удобный» для гражданина суд не влечет за собой создания наиболее благоприятных и доступных условий для реализации права на судебную защиту, гарантией которого выступают положения ч. 1 ст. 29.5 КоАП.

Необходимо также учесть, что в приведенном примере отказ в передаче дела на рассмотрение по месту жительства правонарушителя оправдан необходимостью обеспечения определенного баланса интересов лица, привлекаемого к административной ответственности и, как правило, заинтересованного в прекращении административного преследования, и публичных интересов, состоящих в решении задач производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных ст. 24.4 КоАП.

Примечательно, что следуя такой логике, некоторые суды отказывают в удовлетворении соответствующего ходатайства и в том случае, когда место совершения административного правонарушения и место фактического проживания лица, его совершившего, находятся в границе одного населенного пункта.

Правда, такая позиция не поддерживается Верховным Судом РФ, по мнению которого, судья не вправе отказать в удовлетворении ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение по месту его жительства лишь на том основании, что место проживания гражданина находится в одном населенном пункте с местом совершения правонарушения <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 17.10.2008 по делу N 45-Ад08-10.

 

Однако при наличии доказательств, свидетельствующих о возможности гражданина присутствовать при рассмотрении дела об административном правонарушении по месту совершения правонарушения, отказ судьи в удовлетворении соответствующего ходатайства не может повлечь отмену судебного постановления.

Приведем типичную аргументацию обоснования данной точки зрения, содержащуюся в Постановлении Московского городского суда от 01.08.2013 по делу N 4а-1199/13:

«В соответствии с ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения; по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, оно может быть рассмотрено по месту жительства указанного лица. По смыслу указанной нормы, применяемой с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 29 января 2009 года N 2-О-О, возможность рассмотрения дела об административном правонарушении по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу, предусмотрена законодателем в целях обеспечения явки данного лица в судебное заседание и реализации его права на личное участие в рассмотрении дела об административном правонарушении в том случае, когда явка вышеупомянутого лица в суд затруднена по причине удаленности места его жительства от места совершения административного правонарушения.

Как усматривается из материалов дела, Б. проживает в городе Москве, то есть в том же населенном пункте, в котором было рассмотрено возбужденное в отношении него дело об административном правонарушении. Более того, 15 января 2013 года Б. лично явился на судебный участок N 177 и подал указанное письменное ходатайство, что свидетельствует о наличии у него возможности принять участие в рассмотрении дела мировым судьей судебного участка N 177».

 

В каких случаях в удовлетворении ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение по месту его жительства может быть отказано по мотиву злоупотребления процессуальным правом со стороны указанного лица?

 

При применении ч. 1 ст. 29.5 КоАП особое внимание следует обращать на факты недобросовестного поведения правонарушителей, которые в ряде случаев ходатайствуют об изменении подсудности рассмотрения дела исключительно с целью затягивания процесса и ухода от административной ответственности.

Такие ситуации нередко возникают в том случае, когда лицо, в отношении которого ведется производство по делу, неоднократно заявляет ходатайства об отложении рассмотрения дела по различным основаниям (например, для ознакомления с материалами дела, реализации права на квалифицированную юридическую помощь), а затем просит передать дело на рассмотрение по месту его жительства. Указанные действия свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны данного лица, в связи с чем заявленное им ходатайство об изменении подсудности дела не может быть удовлетворено. Иное не оправдывало бы усилий по установлению события и состава административного правонарушения, не способствовало бы повышению эффективности публичного преследования и профилактического значения административной ответственности.

 

Вправе ли должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, разрешить ходатайство лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение по месту его жительства?

 

Анализ основных тенденций, складывающихся в практике применения ч. 1 ст. 29.5 КоАП, показывает, что до недавнего времени Верховный Суд РФ не придавал должного значения вопросу о том, на какой стадии производства по делу об административном правонарушении может быть удовлетворено ходатайство лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение по месту его жительства. При этом в судебной практике не исключалась возможность рассмотрения такого ходатайства, заявленного на стадии возбуждения дела, должностным лицом, составившим протокол об административном правонарушении.

Однако в Обзоре судебной практики за IV квартал 2008 г. <1> Верховный Суд РФ указал на то, что удовлетворение ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении должностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении, недопустимо. Суд также отметил, что в случае заявления соответствующего ходатайства при составлении протокола об административном правонарушении должностное лицо, возбудившее дело, обязано занести его в протокол, который должен быть направлен на рассмотрение по подведомственности в сроки, предусмотренные ст. 28.8 КоАП.

———————————

<1> БВС РФ. 2009. N 5.

 

Думается, направленность приведенного разъяснения ясна предельно четко: обеспечить процессуальные гарантии надлежащего рассмотрения дел об административных правонарушениях, исключив ситуации, когда должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении, неправомерно отказывает в удовлетворении соответствующего ходатайства и направляет дело на рассмотрение по месту совершения административного правонарушения, а судья, к которому поступило такое дело, принимает его к своему производству.

Тем не менее, на практике указанное разъяснение породило дополнительные вопросы. В частности, возникло неоднозначное понимание того, как следует поступить судье, если по ходатайству лица, привлекаемого к административной ответственности, заявленному при составлении протокола об административном правонарушении, должностное лицо, составившее протокол, направило дело на рассмотрение по месту жительства этого лица. Одни судьи стали принимать такие дела к своему производству; другие — возвращать их в орган, составивший протокол, на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП, а третьи, руководствуясь п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП, — выносить определение о направлении дела на рассмотрение по подведомственности, т.е. по месту совершения правонарушения.

Полагаем, что в данном случае логика рассуждений должна быть следующая. Если основания для ограничения права на изменение подсудности рассмотрения дела, указанные в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2009 г. (с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ по этому вопросу, изложенной в Определении от 29.01.2009 N 2-О-О), отсутствуют, то судья должен принять такое дело к производству и рассмотреть его, подтвердив в судебном заседании наличие у лица, привлекаемого к административной ответственности, соответствующего ходатайства. При наличии оснований, препятствующих рассмотрению дела по месту жительства правонарушителя, судья должен вынести определение о передаче дела на рассмотрение по подведомственности (п. 5 ч. 1 ст. 29.4; п. 2 ч. 2 ст. 29.9 КоАП).

 

Вправе ли судья отказать в удовлетворении ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение по месту его жительства, если оно впервые было заявлено только в ходе судебного рассмотрения дела?

 

В постановлениях по конкретным делам Верховный Суд РФ неоднократно обращал внимание на то, что обсуждение ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение по месту его жительства, заявленного в ходе судебного заседания, требует осторожного и взвешенного подхода, так как в ряде случаев преследует только одну цель: затянуть сроки рассмотрения дела и уйти от административной ответственности.

При этом в Обзоре судебной практики за III квартал 2009 г. Верховный Суд РФ сформулировал важный вывод о том, что такое ходатайство может быть удовлетворено, если оно является обоснованным и заявлено на первом судебном заседании <1>.

———————————

<1> БВС РФ. 2010. N 2.

 

Может ли судья, орган, должностное лицо отказать лицу, привлекаемому к административной ответственности, в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту его жительства в случае, если такое ходатайство было направлено в суд телеграммой?

 

Данный вопрос являлся предметом обсуждения в Верховном Суде РФ, который в Обзоре судебной практики за III квартал 2010 г. указал следующее: «Согласно ч. 1 ст. 24.4 КоАП лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, имеют право заявлять ходатайства, подлежащие обязательному рассмотрению судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится данное дело. В соответствии с ч. 1 ст. 29.5 КоАП дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения. По ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица.

Произвольный отказ в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности, не допускается, а право лица на рассмотрение дела по месту его жительства может быть ограничено лишь при необходимости защиты публичных интересов или интересов других участников производства по делу об административном правонарушении. Аналогичная позиция содержится в Обзоре законодательства судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2009 г. Вместе с тем судье, органу, должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, необходимо учитывать, что в силу ч. 2 ст. 24.4 КоАП единственным условием, которое должно быть выполнено лицами, участвующими в деле, при подаче ходатайства по делу об административном правонарушении, является соблюдение письменной формы ходатайства.

Поскольку всеми процессуальными правами по делу об административном правонарушении наделены только участники производства по делу об административном правонарушении, лица, уполномоченные на это законом, либо лица, представляющие их интересы, судья при поступлении телеграммы с ходатайством о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности, должен установить факт заявления такого ходатайства именно тем лицом, в отношении которого ведется производство по делу, либо его защитником, уполномоченным в установленном порядке на совершение таких действий, т.е. проверить достоверность волеизъявления такого лица об изменении подсудности рассмотрения дела. В связи с этим, обсуждая ходатайство, судья должен располагать подтверждением того, что телеграмма направлена лицом, в отношении которого ведется производство по делу.

Поэтому в случае заявления ходатайства путем направления телеграммы необходимо руководствоваться Правилами оказания услуг телеграфной связи, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 15.04.2005 N 222, которые являются обязательными как для операторов связи, так и для ее пользователей. В соответствии с п. 44 Правил при необходимости передачи адресату данных о фамилии и адресе лица, направившего телеграмму, эти данные должны включаться отправителем в текст телеграммы.

В связи с тем что информация о месте жительства (адресе) лица, заявившего ходатайство о рассмотрении дела по месту его жительства, а также о его фамилии, имени и отчестве является необходимой для идентификации его как участника производства по делу об административном правонарушении и решении вопроса о направлении дела по территориальной подсудности в случае удовлетворения соответствующего ходатайства, данные сведения должны быть указаны в тексте телеграммы в обязательном порядке. По общему правилу ходатайство, заявленное в письменном виде, помимо сведений о лице, его заявившем, должно содержать и подпись такого лица.

Учитывая вышеизложенное, телеграмма заявителя о подаче соответствующего ходатайства должна быть оформлена в соответствии с п. 51 Правил оказания услуг телеграфной связи, т.е. его подпись должна быть заверена оператором связи. На бланке телеграммы вида «заверенная оператором связи» делаются служебные отметки — выписки из документов, удостоверяющих личность отправителя. Все заверяющие записи, сделанные оператором связи, включаются в текст заверенной телеграммы (п. 51).

Таким образом, ходатайство по делу об административном правонарушении должно быть подано путем направления в суд телеграммы с учетом перечисленных выше требований.

При условии, что в телеграмме содержатся указанные выше сведения о таком лице и его подпись, заверенные в установленном порядке оператором связи, а также отсутствуют какие-либо иные основания для отказа в удовлетворении соответствующего ходатайства, судья, орган, должностное лицо не вправе отказать лицу, привлекаемому к административной ответственности, в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту его жительства только на том основании, что ходатайство было направлено в суд телеграммой».

 

Может ли быть удовлетворено ходатайство юридического лица о передаче дела на рассмотрение по месту его нахождения?

 

Как следует из буквального толкования ч. 1 ст. 29.5 КоАП, предусматривающей право лица, привлекаемого к административной ответственности, изменить подсудность рассмотрения дела об административном правонарушении, данная норма распространяется только на граждан. Следовательно, ходатайство юридического лица о передаче дела на рассмотрение по месту его нахождения не может быть удовлетворено, поскольку КоАП это не предусмотрено.

 

Подлежит ли удовлетворению ходатайство лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем лишение права управления транспортным средством, о передаче дела на рассмотрение по месту учета транспортного средства?

 

В результате изменений, внесенных в КоАП Федеральным законом от 23.07.2010 N 175-ФЗ, ч. 4 ст. 29.5 КоАП, которая предусматривала возможность рассмотрения дела об административном правонарушении, влекущем лишение права управления транспортным средством, по месту учета транспортного средства, была признана утратившей силу. Поэтому в настоящее время соответствующее ходатайство не может быть удовлетворено. В противном случае будет нарушен порядок рассмотрения дела об административном правонарушении, что является основанием для отмены вынесенного постановления в вышестоящем суде.

 

Что понимается под специальной территориальной подведомственностью дел об административных правонарушениях в области дорожного движения?

 

Специальная территориальная подведомственность предусмотрена: а) по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних, которые всегда рассматриваются по месту их жительства (ч. 3 ст. 29.5 КоАП); б) по делам об административных правонарушениях, по которым производство осуществлялось в форме административного расследования. Такие дела рассматриваются по месту нахождения органа, проводившего расследование (ч. 3 ст. 29.5 КоАП); в) по делам об административных правонарушениях, предусмотренных гл. 12 КоАП, зафиксированных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи. Такие дела рассматривается по месту нахождения органа, в который поступили соответствующие материалы.

 

Каким образом следует определять подсудность рассмотрения дела об административном правонарушении, по которому проводилось административное расследование, если место нахождения должностного лица, проводившего административное расследование, и место нахождения органа, от имени которого оно проводилось, не совпадают?

 

По смыслу ч. 2 ст. 29.5 КоАП если место нахождения должностного лица, проводившего административное расследование, и место нахождения органа, от имени которого оно проводилось, не совпадают (например, орган находится в другом населенном пункте или в другом районе этого населенного пункта), то дело подлежит рассмотрению по месту фактического нахождения соответствующего должностного лица. В частности, если административное расследование по делу об административном правонарушении проводилось должностным лицом подразделения ГИБДД УВД г. N, расположенного на территории N-го районного суда, а само УВД относится к юрисдикции К-ого районного суда, то дело об административном правонарушении будет рассматриваться в N-м суде.

Аналогичное разъяснение ныне содержится в уточненной редакции подп. «з» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 (в ред. Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2013), согласно которому если административное расследование проводилось должностным лицом структурного подразделения территориального органа федерального органа исполнительной власти (например, межрайонного отдела, межрайонного отделения, отдела, отделения, территориального пункта), то дело об административном правонарушении подлежит рассмотрению судьей районного суда по месту нахождения названного структурного подразделения, проводившего административное расследование.

В этом смысле формулировка ч. 2 ст. 29.5 КоАП не совсем удачна. В ней явно не хватает указания на то, что дело об административном правонарушении, по которому было проведено административное расследование, рассматривается по месту нахождения органа, должностного лица, проводивших административное расследование.

 

Как следует определять подсудность дела об административном правонарушении, по которому проводилось административное расследование, если место нахождения органа, проводившего административное расследование, относится к юрисдикции нескольких районных судов?

 

Учитывая, что в данном случае специальная норма ч. 2 ст. 29.5 КоАП о рассмотрении дела по месту нахождения органа, проводившего административное расследование, не может быть применена, необходимо руководствоваться общей нормой ч. 1 ст. 29.5 КоАП о рассмотрении дела по месту совершения правонарушения. Так, например, если административное расследование проводилось должностным лицом органа ГИБДД, расположенного на территории N-го и К-го районных судов, а правонарушение было совершено в пределах юрисдикции N-го суда, то в этом суде и будет рассматриваться дело.

 

Как определяется территориальная подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП, зафиксированных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи?

 

В соответствии с ч. 5 ст. 29.5 КоАП дела об административных правонарушениях, предусмотренных гл. 12 КоАП и зафиксированных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, теперь рассматриваются не по месту совершения административного правонарушения, а по месту нахождения органа, в который поступили материалы, полученные с помощью таких средств.

При применении данной нормы следует иметь в виду, что на практике материалы, полученные с помощью стационарных и мобильных средств автоматической фиксации, как правило, поступают не в органы ГИБДД по месту выявления правонарушений, а в специализированные центры обработки информации, создаваемые в административных центрах субъектов РФ (например, в Москве — это Центр автоматизированной фиксации административных правонарушений в области дорожного движения ГУ МВД России по г. Москве).

 

Каким образом следует решать вопрос о подведомственности рассмотрения дела об административном правонарушении при конкуренции правовых норм, определяющих место его рассмотрения?

 

В реальной жизни возможны различные сочетания установленных законодателем критериев, положенных в основу определения подведомственности дел об административных правонарушениях, поэтому на практике возможны споры о компетенции. На это обратили внимание авторы Комментария к Кодексу РФ об административных правонарушениях под редакцией Э.Н. Ренова <1>. Так, при сопоставлении норм о подведомственности большую юридическую силу имеют нормы, регулирующие компетенцию судей военных судов, нежели нормы о компетенции судей районных судов и мировых судей. Как справедливо отмечает М.С. Студеникина, приоритет военных судов обусловлен тем, что право на рассмотрение дел об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, было им предоставлено Федеральным конституционным законом от 23.06.1999 N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», являющегося актом более высокой юридической силы по сравнению с КоАП <2>.

———————————

<1> Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. Э.Н. Ренова. М., 2002. С. 686.

<2> Студеникина М.С. Судебные гарантии прав граждан при разрешении индивидуальных административных дел // Актуальные вопросы административно-деликтного права: Материалы Междунар. науч.-практ. конференции. М., 2005. С. 243.

 

Если по делу о правонарушении, совершенном несовершеннолетним, было проведено административное расследование, то нормой, определяющей территориальную подведомственность, следует считать ч. 3 ст. 29.5 КоАП. Таким образом, данное дело подлежит рассмотрению по месту жительства лица, совершившего правонарушение (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code