1.2. Административные наказания, применяемые за правонарушения в области дорожного движения, и правила их назначения

Какие виды административных наказаний применяются за административные правонарушения в области дорожного движения?

Из девяти видов административных наказаний, предусмотренных ст. 3.2 КоАП, за административные правонарушения в области дорожного движения применяются следующие пять видов наказаний:

1) предупреждение;

2) административный штраф;

4) конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;

5) лишение специального права, предоставленного физическому лицу;

6) административный арест;

7) обязательные работы.

Согласно ст. 3.3 КоАП предупреждение, административный штраф, лишение специального права, предоставленного физическому лицу, административный арест и обязательные работы могут устанавливаться и применяться только в качестве основных административных наказаний, а конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения — в качестве как основного, так и дополнительного административного наказания. В настоящее время конфискация предмета административного правонарушения предусмотрена всего в двух статьях гл. 12 КоАП (ч. ч. 1 и 2 ст. 12.4; ч. ч. 3 — 5 ст. 12.5 КоАП) в качестве основного наказания.

Новеллой КоАП является положение ч. 2 ст. 3.2 о том, что за совершение административных правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1, 2, 4 ст. 12.8, ст. 12.26 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП, лишение права управления транспортными средствами применяется только в качестве дополнительного административного наказания.

В свою очередь, в санкциях указанных статей данное наказание предусмотрено в качестве обязательного в сочетании с административным штрафом. Таким образом, фактически лишение права управления транспортными средствами по-прежнему выступает в качестве смешанного наказания, в связи с чем необходимости выделять его в качестве дополнительного применительно к конкретным статьям Особенной части КоАП РФ у законодателя не имелось.

 

Вправе ли судья назначить административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами водителю, не имеющему права управления транспортным средством той категории, которым он управлял, но имеющим право управления транспортным средством иной категории либо удостоверение тракториста, в случае совершения им административного правонарушения, предусмотренного статьей гл. 12 КоАП, устанавливающей в качестве обязательного наказания лишение права управления транспортными средствами (например, ч. 4 ст. 12.2, ч. ч. 3, 4, 5, 6 ст. 12.5, ч. ч. 1 и 2 ст. 12.8, ч. 3 ст. 12.10, ч. 4 ст. 12.15, ч. 1 ст. 12.26, ч. 3 ст. 12.27 КоАП)?

 

По смыслу ст. 3.8 КоАП административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами может быть назначено только лицам, имеющим указанное право, либо лишенным его в установленном законом порядке. Согласно ст. 32.6 КоАП лишение водителя права управления транспортным средством определенного вида означает, что он лишается права управления и другими транспортными средствами соответствующего вида. Применительно к главе 12 КоАП перечень таких транспортных средств определен в примечании к ст. 12.1 КоАП. К ним относятся: автомототранспортные средства с рабочим объемом двигателя более 50 куб. см и максимальной конструктивной скоростью более 50 км/ч, прицепы к ним, подлежащие государственной регистрации, а также трактора, другие самоходные дорожно-строительные и иные машины, трамваи, троллейбусы.

Исходя из системного толкования вышеназванных норм можно сделать вывод о том, что при отсутствии у водителя права управления транспортным средством той категории или вида, которым он управлял, но при наличии у него права управления транспортным средством иной категории или вида, указанного в примечании к ст. 12.1 КоАП, не исключается возможность применения к нему административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами. Например, если водитель, имеющий право управления мотоциклом или удостоверение тракториста, совершил административное правонарушение, выразившееся в управлении автомобилем в состоянии опьянения, его действия подлежат квалификации по ч. 1 ст. 12.8 КоАП.

Кроме того, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.02.2012 N 2 «О внесении изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» сформулировано положение о том, что действия водителя по управлению транспортным средством при отсутствии у него права управления данным транспортным средством подлежат дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ.

 

Вправе ли судья лишить права управления транспортными средствами водителя, не имеющего такого права? В связи с этим подлежат ли квалификации по ч. 4 ст. 12.2, ч. ч. 3, 4, 5, 6 ст. 12.5, ч. 3 ст. 12.10, ч. 5 ст. 12.15 КоАП, в санкциях которых значится лишение права управления транспортными средствами в качестве безальтернативного наказания, действия водителей, не имеющих такого права?

 

Согласно ч. 2 ст. 3.8 КоАП физическое лицо может быть лишено только того права, которым оно обладало на момент совершения административного правонарушения.

При этом замена одного административного наказания другим не допускается, впрочем, как не допускается и привлечение лица к административной ответственности с освобождением его от административного наказания. Следовательно, если в санкции статьи, подлежащей применению, установлено лишение права управления транспортными средствами в качестве безальтернативного наказания, то действия лица, не имеющего такого права, не могут быть квалифицированы по данной статье Кодекса.

Приведенная позиция нашла свое отражение в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18. Кроме того, в названном Постановлении содержится важное указание на то, что в случае совершения упомянутыми лицами административных правонарушений, предусмотренных статьями гл. 12 КоАП, устанавливающими в качестве единственного основного наказания лишение права управления транспортными средствами, они могут быть лишь оштрафованы по ч. 1 ст. 12.7 КоАП за управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления транспортным средством. Однако в случае совершения указанными лицами административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 12.8 или ч. 1 ст. 12.26 КоАП, их действия необходимо квалифицировать по специальным нормам ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП соответственно без дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 12.7 КоАП.

Поэтому если при подготовке дела к рассмотрению судья выяснит, что лицо, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном одной из вышеназванных статей КоАП, не имеет права управления транспортными средствами, он вправе возвратить дело административному органу на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП, указав на отсутствие в представленных материалах сведений о субъекте правонарушения, необходимых для правильной квалификации содеянного. Если же отмеченный недостаток будет выявлен в ходе судебного заседания, когда возвратить материалы дела судья не вправе, то производство по делу должно быть прекращено за отсутствием состава административного правонарушения в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП.

 

Вправе ли судья назначить административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами несовершеннолетнему в возрасте от 16 до 18 лет (например, по ч. 1 ст. 12.8 или ч. 1 ст. 12.26 КоАП)?

 

По смыслу ст. 3.8 КоАП административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами может быть назначено только лицам, имеющим такое право, либо лишенным его в установленном законом порядке. В соответствии со ст. 26 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» лица, достигшие 16-летнего возраста, вправе управлять транспортными средствами категории «M» (мопедами и легкими квадрициклами) и подкатегории «A1» (мотоциклами с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания, не превышающим 125 кубических сантиметров, и максимальной мощностью, не превышающей 11 киловатт).

Право управления транспортными средствами:

— категории «A» (мотоциклы, мотороллеры и другие мототранспортные средства, различающиеся по количеству колес (двухколесные, трехколесные, в том числе с боковым прицепом, четырехколесные), скоростным характеристикам (свыше 50 км/час) и объему двигателя (свыше 50 куб. см);

— категории «B» (легковые автомобили (за исключением транспортных средств категории «A»), разрешенная максимальная масса которых не превышает 3500 килограммов и число сидячих мест которых, помимо сиденья водителя, не превышает восьми; автомобили категории «B», сцепленные с прицепом, разрешенная максимальная масса которого не превышает 750 килограммов; автомобили категории «B», сцепленные с прицепом, разрешенная максимальная масса которого превышает 750 килограммов, но не превышает массы автомобиля без нагрузки, при условии, что общая разрешенная максимальная масса такого состава транспортных средств не превышает 3500 килограммов);

— категории «C» (грузовые автомобили, за исключением автомобилей категории «D», разрешенная максимальная масса которых превышает 3500 килограммов; автомобили категории «C», сцепленные с прицепом, разрешенная максимальная масса которого не превышает 750 килограммов);

— подкатегории «B1» (трициклы и квадрициклы);

— подкатегории «C1» (автомобили, за исключением автомобилей категории «D», разрешенная максимальная масса которых превышает 3500 килограммов, но не превышает 7500 килограммов; автомобили подкатегории «C1», сцепленные с прицепом, разрешенная максимальная масса которого не превышает 750 килограммов) может быть получено лишь по достижении 18-летнего возраста.

Анализ приведенных норм позволяет сделать вывод о том, что привлечение несовершеннолетнего к административной ответственности в виде лишения права управления транспортными средствами, предусмотренного в санкции статьи в качестве единственного основного или обязательного дополнительного наказания, возможно только при наличии у него водительского удостоверения на право управления транспортными средствами категории «M», подкатегории «A1» или категории «A». При этом следует иметь в виду, что несовершеннолетний, имеющий право управления транспортными средствами категории «M» может быть лишен права управления транспортными средствами только в случае совершения им административного правонарушения, связанного с управлением транспортным средством иной категории (например, «A», «B» или подкатегории «A1»), так как в соответствии с п. 1 примечания к ст. 12.1 КоАП на транспортные средства категории «M» положения данной главы не распространяются.

При отсутствии у несовершеннолетнего водительского удостоверения на право управления транспортными средствами категорий «M», «A» или подкатегории «A1» он не может быть подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами.

При этом если в санкции статьи, подлежащей применению, данное наказание предусмотрено в качестве обязательного основного (ч. 4 ст. 12.2, ч. ч. 4, 5, 6 ст. 12.5, ч. 7 ст. 12.9, ч. 5 ст. 12.15 КоАП и др.), действия несовершеннолетнего могут быть квалифицированы только по ч. 1 ст. 12.7 КоАП как управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортными средствами.

Вместе с тем, если несовершеннолетний, не имеющий права управления транспортными средствами, управлял транспортным средством в состоянии опьянения либо не выполнил законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования, его действия подлежат квалификации по ч. 3 ст. 12.8 либо ч. 2 ст. 12.26 КоАП соответственно и влекут наложение административного штрафа в размере 30 тыс. руб.

 

В каких случаях иностранный гражданин, имеющий национальное водительское удостоверение, выданное на территории иностранного государства, может быть привлечен к административной ответственности в виде лишения права управления транспортными средствами по нормам главы 12 КоАП?

 

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Аналогичная норма закреплена в ч. 2 ст. 1.1 КоАП.

Согласно ч. 2 ст. 3.8 КоАП лишение права управления транспортными средствами может быть назначено лицу, имеющему такое право, либо лишенному его в установленном законом порядке.

Право на управление транспортными средствами подтверждается соответствующим удостоверением. На территории Российской Федерации действуют национальные и международные водительские удостоверения, соответствующие требованиям международных договоров Российской Федерации.

В соответствии с п. 12 ст. 25 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» лица, постоянно или временно проживающие либо временно пребывающие на территории Российской Федерации, допускаются к управлению транспортными средствами на основании российских национальных водительских удостоверений, а при отсутствии таковых — на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений при соблюдении ограничений, указанных в п. 13 настоящей статьи.

Согласно п. 13 названной статьи с 9 мая 2014 г. не допускается управление транспортными средствами на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений при осуществлении предпринимательской и трудовой деятельности, непосредственно связанной с управлением транспортными средствами. Данное ограничение не применяется в случае участия транспортного средства в международном движении (п. 17 ст. 25).

Лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации, допускаются к управлению транспортными средствами на территории Российской Федерации на основании международного водительского удостоверения при условии, если оно предъявляется вместе с национальным водительским удостоверением.

Иностранное национальное водительское удостоверение, выданное в иностранном государстве, являющемся совместно с Российской Федерацией участником международных договоров в области обеспечения безопасности дорожного движения, признается действительным для управления транспортными средствами на территории Российской Федерации, если оно отвечает требованиям соответствующего договора.

Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29.04.1974 N 5938-VIII ратифицирована Конвенция о дорожном движении (заключена в г. Вене 8 ноября 1968 года), в ст. 41 которой определены критерии действительности национальных и международных водительских удостоверений, выданных на территории иностранного государства-участника Конвенции. Образцы таких удостоверений приведены в приложениях 6 и 7 Венской конвенции и должны иметь записи, произведенные или продублированные буквами латинского алфавита.

В связи с этим в п. 44 Правил сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15.12.1999 N 1396, установлено, что лица, временно пребывающие на территории Российской Федерации, имеют право управлять транспортными средствами при наличии международного или иностранного национального водительского удостоверения, соответствующего требованиям Конвенции о дорожном движении 1968 года, записи в котором произведены или продублированы буквами латинского алфавита.

Следует также учесть, что Российская Федерация является участником Женевской конвенции о дорожном движении (заключена в г. Женеве 19 сентября 1949 года), согласно которой водитель, въезжающий на территорию иностранного государства — участника Конвенции, должен иметь внутригосударственное или международное разрешение на управление транспортным средством, образцы которых приведены в приложениях 9 и 10 к Конвенции соответственно.

Таким образом, водители, являющиеся гражданами иностранных государств — участников Венской и (или) Женевской конвенций о дорожном движении, вправе управлять транспортными средствами на территории Российской Федерации на основании национальных и международных водительских удостоверений, выданных в соответствии с данными международными договорами и отвечающими их требованиям.

Кроме того, в перспективе Российская Федерация может стать участником двусторонних договоров с иностранными государствами о взаимном признании и обмене национальных водительских удостоверений (в настоящее время прорабатывается вопрос о заключении такого договора с Испанией).

Национальное водительское удостоверение, выданное в иностранном государстве, не являющемся совместно с Российской Федерацией участником международных договоров в области обеспечения безопасности дорожного движения, признается для управления транспортными средствами на территории Российской Федерации на основе взаимности при условии, если оно предъявляется вместе с заверенным в установленном порядке переводом на русский язык, за исключением случаев, если в данном водительском удостоверении все записи произведены или дублируются буквами, совпадающими по написанию с буквами русского или латинского алфавита (п. 15 ст. 25 Федерального закона «О безопасности дорожного движения»).

Отметим, что до настоящего времени приведенное положение п. 15 ст. 25 Федерального закона «О безопасности дорожного движения» не нашло своего отражения в Правилах сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15.12.1999 N 1396, согласно п. 44 которых иностранные национальные водительские удостоверения, не соответствующие требованиям Конвенции о безопасности дорожного движения, во всех случаях должны иметь заверенный в установленном порядке перевод на русский язык. Данное противоречие подлежит разрешению в пользу Федерального закона «О безопасности дорожного движения» как акта, имеющего большую юридическую силу.

Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что, если национальное водительское удостоверение иностранного гражданина не отвечает требованиям, предъявляемым к нему международным договором Российской Федерации, оно считается недействительным на территории России. Следовательно, такой иностранный гражданин по существу является лицом, не имеющим права управления транспортными средствами на территории Российской Федерации, а потому он не может быть привлечен к административной ответственности в виде лишения права управления транспортными средствами. При этом если в санкции статьи, подлежащей применению, данное наказание является единственным основным (например, ч. 5 ст. 12.15 КоАП), то судье необходимо решить вопрос о возможности переквалификации действий указанного лица на ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ, устанавливающую административную ответственность в виде административного штрафа за управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления транспортными средствами.

В судебной практике имеют место случаи, когда вопрос о том, имеет ли иностранный гражданин водительское удостоверение, действительное на территории Российской Федерации, приобретал принципиальное значение для вынесения законного и обоснованного постановления по делу об административном правонарушении.

Приведем пример.

 

Постановление

(извлечение)

 

г. Москва

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев жалобу С. на вступившее в законную силу Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 76 района «Войковский» г. Москвы от 12.09.2011 по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 76 района «Войковский» г. Москвы от 12.09.2011 С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

В порядке, установленном ст. 30.1 КоАП РФ, указанное постановление не обжаловалось.

В настоящей жалобе С. просит об отмене названного судебного постановления, ссылаясь на то, что мировым судьей не было рассмотрено его ходатайство, поданное на французском языке, об отложении слушания дела в связи с необходимостью воспользоваться услугами переводчика.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы жалобы, нахожу Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 76 района «Войковский» г. Москвы от 12.09.2011 подлежащим отмене по следующим основаниям.

При рассмотрении дела об административном правонарушении мировым судьей установлено, что 24.07.2011 примерно в 15 часов 40 минут С. управлял автомобилем марки *** государственный регистрационный знак N, следуя в районе дома 18 по Ленинградскому шоссе в г. Москве, в нарушение требований дорожной разметки 1.3 приложения N 2 к ПДД РФ выехал на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Мировым судьей при рассмотрении дела не был выяснен вопрос о том, является ли С. субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Так, по смыслу норм КоАП РФ лишение права управления транспортными средствами может быть назначено лицу, таким правом обладающему, либо лишенному этого права в установленном законом порядке. Как следует из материалов дела, С. является гражданином Французской Республики, в составленном в отношении него протоколе об административном правонарушении указаны сведения о номере водительского удостоверения, который не соответствует формату номеров водительских удостоверений, выдаваемых в Российской Федерации. Критерии действительности на территории Российской Федерации водительских удостоверений, выдаваемых иностранными государствами, определены в ст. 41 Конвенции о дорожном движении от 08.11.1968. Таким образом, если водительское удостоверение С. не отвечало данным требованиям, оно было недействительным на территории Российской Федерации, а значит, С. не мог быть лишен права управления транспортными средствами, а его действия содержали признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.7 КоАП РФ. Между тем, эти юридически значимые обстоятельства при рассмотрении дела мировым судьей не были выяснены.

При таком положении Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 76 района «Войковский» г. Москвы от 12.09.2011 не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене, поскольку дело об административном правонарушении рассмотрено с нарушением требований ст. ст. 24.1, 24.4 КоАП РФ.

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Исходя из положений ст. 4.5 КоАП РФ по истечении срока давности вопрос об административной ответственности лица, в отношении которого ведется производство по делу, обсуждаться не может, в связи с чем производство по делу подлежит прекращению в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 76 района «Войковский» г. Москвы от 12.09.2011 по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении С. отменить. Производство по делу прекратить на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения С. к административной ответственности.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.Дмитриев <1>

 

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 19.03.12 по делу N 4а-52/12.

 

Другой пример.

 

Постановление

 

Заместитель председателя Московского городского суда Фомин Д.А., рассмотрев протест заместителя прокурора города Москвы Захарова А.Ю. на Постановление мирового судьи судебного участка N 248 Даниловского района города Москвы от 22 ноября 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 248 Даниловского района города Москвы от 22 ноября 2011 года Гусейнов Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

В порядке, предусмотренном ст. 30.1 КоАП РФ, данное постановление не обжаловалось.

В настоящем протесте заместитель прокурора города Москвы Захаров А.Ю. просит об отмене постановления мирового судьи и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что Гусейнов Г. обладает иммунитетом от административной юрисдикции, в связи с чем не может быть привлечен к административной ответственности, предусмотренной КоАП РФ.

Проверив материалы дела, изучив доводы надзорной жалобы, с учетом положений ст. 30.16 КоАП РФ, согласно которой судья, принявший к рассмотрению в порядке надзора жалобу, в интересах законности имеет право проверить дело об административном правонарушении в полном объеме, нахожу постановление мирового судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежат выяснению следующие обстоятельства: наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность; характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 18 октября 2011 года в 19 часов 30 минут Гусейнов Г., управляя транспортным средством марки «Форд» государственный регистрационный знак 145 SD 13377, следовал в городе Москве от дома 10 по улице Трофимова, при повороте направо на съезд в направлении проспекта Андропова в нарушение требований п. 8.6 ПДД РФ, не заняв крайнего правого положения, совершил выезд на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, и проследовал по ней около 170 метров. Указанные действия Гусейнова Г. квалифицированы по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Обосновывая виновность Гусейнова Г. в совершении данного правонарушения, мировой судья сослался на собранные по делу доказательства, в том числе на протокол об административном правонарушении, рапорт инспектора ГИБДД, схему нарушения ПДД РФ, и пришел к выводу о наличии в действиях Гусейнова Г. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Вместе с тем вывод мирового судьи о наличии в действиях Гусейнова Г. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является преждевременным, так как сделан без полного и всестороннего выяснения всех обстоятельств дела и тщательного анализа представленных доказательств, относящихся к вопросу о наличии у Гусейнова Г. права управления транспортными средствами на территории РФ, а по существу, к вопросу о том, является ли Гусейнов Г. субъектом административной ответственности, установленной в ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Согласно ч. 2 ст. 3.8 КоАП РФ лишение права управления транспортными средствами может быть назначено лицу, имеющему такое право, либо лишенному его в установленном законом порядке.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29.04.1974 N 5938-VIII ратифицирована Конвенция о дорожном движении, заключенная в 8 ноября 1968 года в г. Вене.

Согласно Статусу указанной Конвенции Российская Федерация и Республика Азербайджан являются ее участниками.

Критерии действительности на территории Российской Федерации водительских удостоверений, выдаваемых государствами — участниками Венской конвенции о дорожном движении, определены в ст. 41 Конвенции.

Как следует из копии лицевой стороны водительского удостоверения Гусейнова Г., представленного в материалы дела, у него имеется национальное водительское удостоверение, выданное в Турции, которая участником Венской конвенции о дорожном движении не является. В то же время, Турция и Российская Федерация являются участниками Конвенции о дорожном движении, заключенной в г. Женеве 19 сентября 1949 года, в силу которой на территории Российской Федерации признается международное водительское удостоверение, выданное в Турции в соответствии с данной Конвенцией.

Однако сведений о наличии у Гусейнова Г. международного водительского удостоверения в материалах дела не имеется; информация о том, выдавалось ли ему национальное водительское удостоверение, действительное на территории Российской Федерации, в материалах дела отсутствует. В протоколе об административном правонарушении содержатся сведения о номере водительского удостоверения Гусейнова Г., не совпадающем с номером водительского удостоверения, копия лицевой стороны которого представлена в материалы дела, но указанных сведений также недостаточно для вывода о том, обладал ли Гусейнов Г. правом управления транспортными средствами на территории Российской Федерации.

Между тем данное обстоятельство является юридически значимым, поскольку если водительское удостоверение Гусейнова Г. не отвечало критериям его действительности на территории Российской Федерации, он не мог быть лишен права управления транспортными средствами, а его действия подлежали квалификации по ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ как управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления транспортными средствами.

Таким образом, в нарушение требований ст. 26.1 КоАП РФ вопросы, имеющие значение для правильного разрешения дела, мировым судьей исследованы не были, в нарушение требований ст. 24.1 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении было проведено не всесторонне и не полно, обстоятельства, необходимые для правильной юридической оценки действий Гусейнова Г. не были выяснены.

При таком положении Постановление мирового судьи судебного участка N 248 Даниловского района города Москвы от 22 ноября 2011 года не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене.

Производство по делу об административном правонарушении в отношении Гусейнова Г. подлежит прекращению на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 248 Даниловского района города Москвы от 22 ноября 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Гусейнова Гасана отменить.

Производство по делу прекратить на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Д.А.Фомин <1>

 

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 04.06.2012 по делу N 4а-1042/12.

 

Допускается ли управление транспортным средством на территории Российской Федерации на основании международного водительского удостоверения, выданного в Российской Федерации?

 

Согласно п. 8 ст. 25 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» выданное в Российской Федерации международное водительское удостоверение признается недействительным для управления транспортными средствами на территории Российской Федерации. В связи с этим действия лица по управлению транспортным средством на основании такого водительского удостоверения подлежат квалификации по ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ как управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления транспортным средством.

 

Вправе ли судья назначить административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами лицу, ранее лишенному такого права?

 

Вправе: такой вывод следует из содержания ст. ст. 3.8 и 32.6 КоАП. В этом случае новый срок лишения права управления транспортными средствами будет исчисляться со дня, следующего за днем окончания срока исполнения административного наказания, назначенного ранее. При этом следует учесть, что лицо считается лишенным права управления транспортными средствами со дня вступления в законную силу постановления о назначении такого наказания.

 

Вправе ли судья лишить права управления транспортными средствами водителя, который на момент совершения административного правонарушения, предусмотренного главой 12 КоАП, имел такое право, а на момент рассмотрения дела в суде утратил его на основании ст. 28 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», например, в связи с истечением срока действия водительского удостоверения?

 

Субъектами административных правонарушений, за совершение которых предусмотрено лишение права управления транспортными средствами, являются водители транспортных средств. Согласно п. 1.2 Правил дорожного движения под водителем понимается лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще. Вместе с тем из действующего правового регулирования следует, что назначение административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами возможно только лицам, имеющим такое право либо лишенным его в установленном законом порядке (ст. 3.8 КоАП).

В связи с этим необходимо учитывать, что если на момент возбуждения дела об административном правонарушении, за совершение которого предусмотрено лишение права управления транспортными средствами, лицо, привлекаемое к административной ответственности, имело такое право, а на момент рассмотрения дела в суде утратило его на основании ст. 28 Федерального закона «О безопасности дорожного движения» (за исключением случаев лишения права управления в предусмотренном законом порядке), то санкция в виде лишения права управления транспортными средствами к нему не может быть применена (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18).

Таким образом, если в протоколе об административном правонарушении, переданном на рассмотрение судьи, действия указанного лица квалифицированы по статье (части статьи) главы 12 КоАП, в которой лишение права управления транспортными средствами установлено в качестве единственного основного наказания, то при подготовке дела к рассмотрению протокол об административном правонарушении подлежит возвращению в орган, его составивший (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП), так как отсутствие соответствующих сведений о субъекте административного правонарушения не позволяет правильно квалифицировать содеянное. Однако если отмеченное обстоятельство будет выявлено только в судебном заседании, то производство по делу должно быть прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП за отсутствием состава административного правонарушения.

Особое внимание следует обратить на то, что в рассмотренной ситуации водитель транспортного средства не может быть привлечен к административной ответственности, но освобожден от административного наказания, поскольку в КоАП это не предусмотрено.

 

Как следует поступить судье, если при рассмотрении жалобы на постановление о назначении административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами будет установлено, что на момент совершения административного правонарушения и (или) на момент рассмотрения дела в суде лицо, в отношении которого вынесено такое постановление, не имело права управления транспортным средством в связи с истечением срока действия водительского удостоверения, а на момент рассмотрения жалобы данное право им было вновь получено?

 

Субъектами административных правонарушений, за совершение которых предусмотрено лишение права управления транспортными средствами, являются водители транспортных средств, в том числе лица, у которых срок действия водительского удостоверения истек. Следовательно, отсутствие у водителя такого права не выводит его из разряда субъектов административных правонарушений, предусмотренных главой 12 КоАП. Вместе с тем субъектами административной ответственности в виде лишения права управления транспортными средствами могут быть только лица, имеющие данное право либо лишенные его в установленном законом порядке. На этом основании можно сделать вывод о том, что если на момент рассмотрения жалобы на постановление о лишении права управления транспортными средствами лицо, в отношении которого оно вынесено, является надлежащим субъектом ответственности, то при наличии в его действиях состава административного правонарушения основания для отмены данного постановления отсутствуют.

 

Как следует поступить судье, на рассмотрение которого поступило дело об административном правонарушении, за совершение которого предусмотрено лишение права управления транспортными средствами и административный арест в качестве альтернативных наказаний (например, по ч. 2 ст. 12.27 КоАП), ни одно из которых не может быть назначено лицу, привлекаемому к административной ответственности?

 

Согласно ч. 3 ст. 3.3 КоАП лицу, привлекаемому к административной ответственности, может быть назначено только то административное наказание, которое предусмотрено санкцией статьи или части статьи, подлежащей применению. В виде исключения из этого правила лишь в ч. 3.1 ст. 4.1 КоАП закреплено, что, если административное правонарушение в области дорожного движения выявлено и зафиксировано с использованием специального технического средства, работающего в автоматическом режиме, а в санкции применяемой статьи или части статьи Особенной части КоАП установлено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами или административного ареста, административное наказание назначается в виде административного штрафа в наибольшем размере, предусмотренном для граждан ч. 1 ст. 3.5 настоящего Кодекса, т.е. в размере 5 тыс. руб. Таким образом, во всех иных случаях замена одного вида административного наказания другим не допускается, впрочем, как не допускается и привлечение лица к административной ответственности с освобождением его от административного наказания. Следовательно, если на рассмотрение судьи поступило дело об административном правонарушении, за совершение которого предусмотрено лишение права управления транспортными средствами и административный арест в качестве альтернативных наказаний, ни одно из которых не может быть назначено лицу, в отношении которого ведется производство по делу, то административная ответственность за данное правонарушение к нему не может быть применена.

Например, оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия, в результате которого имеются пострадавшие, влечет административную ответственность по ч. 2 ст. 12.27 КоАП в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административного ареста на срок до 15 суток.

При этом лишение права управления транспортными средствами может быть назначено только лицу, у которого такое право имеется (ст. 3.8 КоАП), а административный арест не может применяться к беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет, лицам, не достигшим возраста 18 лет, инвалидам I и II групп, военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, а также к имеющим специальные звания сотрудникам органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов (ч. 2 ст. 3.9 КоАП). Таким образом, в случае совершения этого правонарушения лицом, указанным в ч. 2 ст. 3.9 КоАП и не имеющим права управления транспортными средствами, административная ответственность, предусмотренная ч. 2 ст. 12.27 КоАП, к нему не может быть применена.

В этом случае судье, исходя из фактических обстоятельств дела и представленных доказательств, необходимо решить вопрос о возможности переквалификации действий лица на ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, согласно которой невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных Правилами дорожного движения, в связи с дорожно-транспортным происшествием, участником которого он является, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 12.27, влечет наложение административного штрафа в размере 1 тыс. руб. <1>.

———————————

<1> В практическом плане следует иметь в виду, что в данном случае действия лица не могут быть переквалифицированы на ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ, устанавливающей административный штраф за управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортными средствами, так как ч. 2 ст. 12.27 и ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ содержат два непересекающихся состава, которые различаются по характеру объективной стороны предусмотренных в них деяний. Вследствие этого действия лица, описанные в протоколе об административном правонарушении с учетом диспозиции ч. 2 ст. 12.27 КоАП, недостаточны для того, чтобы установить событие правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.7 КоАП, и вину лица в его совершении.

 

При отсутствии оснований для такой переквалификации производство по делу подлежит прекращению в связи с отсутствием состава административного правонарушения (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

 

Какое административное наказание должно быть назначено лицу, указанному в ч. 1 ст. 2.5 КоАП (например, сотруднику органа внутренних дел или военнослужащему), в случае совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 или ч. 2 ст. 12.26 КоАП?

 

В результате изменений, внесенных в главу 12 КоАП в направлении усиления административной ответственности в области дорожного движения, с 1 января 2008 г. действует норма ч. 3 ст. 12.8 КоАП, в соответствии с обновленной редакцией которой (в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 196-ФЗ) управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным такового, влечет административный арест на срок до 15 суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых административный арест не может быть применен, в размере 30 тыс. руб. Аналогичная санкция ныне предусмотрена за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителем, не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами (ч. 2 ст. 12.26 КоАП).

Согласно ст. 2.5 КоАП за административные правонарушения, установленные в главе 12 КоАП, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов несут административную ответственность на общих основаниях. Вместе с тем перечень применяемых к ним административных наказаний ограничен. В соответствии с ч. 2 ст. 3.9 КоАП они не могут быть подвергнуты административному аресту. Кроме того, на сержантов, старшин, солдат и матросов, проходящих военную службу по призыву, а также на курсантов военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта о прохождении военной службы не может быть наложен административный штраф (ч. 6 ст. 3.5 КоАП).

Таким образом, если административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.8 или ч. 2 ст. 12.26 КоАП, совершено лицом, указанным в ч. 1 ст. 2.5 КоАП, но не указанным в ч. 6 ст. 3.5 КоАП, то к нему должна быть применена административная ответственность в виде административного штрафа в размере 30 тыс. руб. Если же административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.7, ч. 3 ст. 12.8 или ч. 2 ст. 12.26 КоАП, совершено военнослужащим по призыву, к которому административный штраф не может быть применен, то судья, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 29.9 Кодекса, должен вынести определение о передаче дела командиру части, где виновный проходит военную службу, для применения иных мер воздействия в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом в случае привлечения этого военнослужащего к дисциплинарной ответственности она должна применяться не за административное правонарушение, а по основаниям и в порядке, предусмотренным Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ. Приведенная позиция нашла отражение в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2008 г. <1>.

———————————

<1> БВС РФ. 2008. N 8.

 

Распространяются ли положения ч. 2 ст. 3.9 КоАП, устанавливающей перечень лиц, к которым не может применяться административный арест, на мужчин, самостоятельно воспитывающих детей в возрасте до 14 лет? Какое административное наказание должно быть назначено указанному лицу в случае совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 или ч. 2 ст. 12.26 КоАП, — административный арест или административный штраф?

 

Совершение административных правонарушений, предусмотренных ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП, влечет назначение административного наказания в виде административного ареста или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых административный арест не может быть применен.

Согласно ч. 2 ст. 3.9 КоАП административный арест не может применяться к беременным женщинам; женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет; лицам, не достигшим возраста 18 лет; инвалидам I и II групп; военнослужащим; гражданам, призванным на военные сборы, а также к имеющим специальные звания сотрудникам органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов. Этот перечень является исчерпывающим и не содержит указания, запрещающего применять административный арест к мужчинам, самостоятельно воспитывающим детей в возрасте до 14 лет. Таким образом, в соответствии с ныне действующей редакцией КоАП возможность привлечения их к административной ответственности в виде административного ареста не исключена.

Данный вывод согласуется с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 13.06.2006 N 195-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Ивукова Константина Александровича положением части 2 статьи 3.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в котором отмечено, что положения данной нормы не могут рассматриваться как нарушающие какие-либо конституционные права и свободы иных категорий граждан, не перечисленных в ней. Вместе с тем приведенная позиция Конституционного Суда РФ сформулирована применительно к ч. 1 ст. 20.25 КоАП «Неуплата административного штрафа либо самовольное оставление места отбывания административного ареста», санкция которой позволяет суду признать смягчающими обстоятельства, не указанные в Кодексе, в том числе такое, как самостоятельное воспитание отцом детей в возрасте до 14 лет, и назначить лицу, в отношении которого ведется производство по делу, альтернативное наказание в виде административного штрафа, а с 09.05.2013 — и обязательных работ, в то время как санкции ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП не предоставляют суду возможности выбора вида административного наказания и по сути обязывают его назначать административный арест во всех случаях, за исключением тех, когда к административной ответственности привлекается лицо, в отношении которого эта мера не может быть применена в соответствии с ч. 2 ст. 3.9 КоАП.

Однако, по мнению Конституционного Суда РФ, выраженному в постановлениях и определениях по другим делам об административных правонарушениях, отсутствие в административно-деликтном законодательстве дифференцированных мер административной ответственности за правонарушения в области дорожного движения не противоречит Конституции и не исключает возможность индивидуализации административного наказания в пределах санкции применяемой статьи, с учетом характера совершенного деяния, формы и степени вины правонарушителя, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность (ст. ст. 4.1 и 4.2 КоАП).

Следуя такой логике, можно сделать вывод о том, что при решении вопроса о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП мужчины, самостоятельно воспитывающего детей в возрасте до 14 лет, должный баланс между осуществлением целей административного наказания и защитой прав и законных интересов детей правонарушителя обеспечивается путем предоставления суду права выбора конкретного срока административного ареста, который ему может быть назначен, — от 1 до 15 суток с зачетом срока административного задержания в срок отбывания наказания. При этом судья, рассматривающий дело, обязан принять адекватные меры для исключения ситуаций оставления детей указанного лица без надзора и опеки, что вытекает из предписаний ст. 18, ч. 1 ст. 38 Конституции РФ <1>. Поэтому при наличии сведений и (или) ходатайств правонарушителя о необходимости защиты прав и законных интересов его малолетних детей, судья, руководствуясь п. 4 ч. 3 ст. 13 Федерального закона от 24.06.1999 N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», должен вынести постановление о помещении несовершеннолетнего в специализированное учреждение для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации (социально-реабилитационный центр или социальный приют для несовершеннолетних). Согласно п. 15 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции» исполнение данного постановления возложено на органы внутренних дел.

———————————

<1> Данное положение отражено в Определении Конституционного Суда РФ от 13.06.2006 N 195-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Ивукова Константина Александровича положением части 2 статьи 3.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

 

Можно ли назначить административное наказание за неоконченное административное правонарушение?

 

Нет, нельзя, так как КоАП не предусматривает административную ответственность за неоконченное правонарушение, в том числе за приготовление и покушение на него <1>. Более того, в административном законодательстве указанные понятия вообще не применяются. Это особенно важно учесть, поскольку в судебной практике данное правило назначения наказаний не всегда соблюдается, что в определенной мере обусловлено инерцией уголовно-правовых подходов к рассмотрению таких дел.

———————————

<1> Рассматриваемое положение отражено в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5.

 

Какие правила назначения административных наказаний применяются при совершении одним лицом нескольких административных правонарушений, предусмотренных главой 12 КоАП?

 

По общему правилу, сформулированному в ч. 1 ст. 4.4 КоАП, при совершении лицом двух и более административных правонарушений, административное наказание назначается за каждое совершенное правонарушение в отдельности. При этом необходимо наличие следующих условий: а) по каждому правонарушению не истекли сроки давности привлечения к административной ответственности; б) ни за одно правонарушение лицо не подвергалось административному наказанию.

 

Какие правила назначения административных наказаний применяются при единовременном совершении одним лицом действия (бездействия), образующего несколько составов административных правонарушений, дела о которых подведомственны одному и тому же судье, органу, должностному лицу? Можно ли привести конкретные примеры таких нарушений?

 

В соответствии с ч. 2 ст. 4.4 КоАП при единовременном совершении одним лицом действия (бездействия), образующего несколько составов административных правонарушений (идеальная совокупность), дела о которых подведомственны одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции статьи, предусматривающей более строгое наказание. При этом могут быть назначены дополнительные административные наказания, предусмотренные каждой из соответствующих санкций.

К наиболее типичной ситуации, в которой действия водителя образуют идеальную совокупность административных правонарушений, относится нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого вреда здоровью одному потерпевшему и причинение вреда здоровью средней тяжести другому потерпевшему (ч. ч. 1 и 2 ст. 12.24 КоАП).

Следует отметить, что КоАП не предусматривает четкой последовательности назначения административного наказания по принципу поглощения менее строгого более строгим. Видимо, поэтому многие постановления по таким делам содержат лишь окончательное наказание, назначенное лицу по совокупности совершенных правонарушений, без указания на то, какая именно мера ответственности подлежит применению за каждое конкретное правонарушение, входящее в совокупность.

Проиллюстрируем сказанное на следующем примере.

К. привлекается к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.24 КоАП за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение легкого вреда здоровью одному потерпевшему, и по ч. 2 ст. 12.24 КоАП за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение вреда здоровью средней тяжести другому потерпевшему. Санкция ч. 1 ст. 12.24 КоАП предусматривает административный штраф в размере от 2500 до 5000 руб. или лишение права управления транспортными средствами на срок от 1 года до 1,5 лет; санкция ч. 2 ст. 12.24 КоАП — административный штраф в размере от 10000 до 25000 руб. или лишение права управления транспортными средствами на срок от 1,5 до 2 лет.

В этом случае в резолютивной части постановления по делу нередко приводится следующая формулировка: признать К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП. Признать К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП, и далее указывается окончательное наказание, которое ему назначается. По смыслу ч. 2 ст. 4.4 КоАП это может быть лишение права управления транспортным средством на срок от 1,5 до 2 лет.

Приведенный пример показателен в том отношении, что позволяет обратить внимание на недостатки резолютивной части вынесенного постановления. Согласно ч. 2 ст. 4.4 КоАП во взаимосвязи с ч. 1 этой статьи реализация принципа поглощения наказаний должна осуществляться в два этапа: первоначально — путем назначения наказания за каждое правонарушение в отдельности, а затем — по совокупности правонарушений — путем поглощения менее строгого наказания более строгим.

Так, если по ч. 1 ст. 12.24 КоАП судьей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 1 год, а по ч. 2 ст. 12.24 КоАП — на срок 1,5 года, то окончательное наказание составит 1,5 года лишения права управления транспортным средством. Соответственно в резолютивной части постановления по делу должно быть указано: «Признать К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП, и назначить ему наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год. Признать К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП, и назначить ему административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок полтора года. На основании ч. 2 ст. 4.4 КоАП назначить К. административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок полтора года».

 

Образуют ли идеальную совокупность административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 12.8 и ч. 4 ст. 12.15 КоАП, действия водителя, который совершил выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, находясь при этом в состоянии опьянения?

 

Управление транспортным средством в состоянии опьянения и выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления являются разными противоправными деяниями и образуют два самостоятельных состава административных правонарушений, наказание за совершение каждого из которых в силу положений ч. 1 ст. 4.4 КоАП назначается самостоятельно.

В связи с этим основания для объединения двух дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.8 и ч. 4 ст. 12.15 КоАП, в одно производство, и вынесения одного постановления с назначением административного наказания по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 4.4 КоАП, то есть путем поглощения менее строгой санкции более строгой, отсутствуют.

Изложенная позиция соответствует правовой позиции Верховного Суда РФ по указанному вопросу, реализуемой при рассмотрении конкретных дел об административных правонарушениях <1>.

———————————

<1> См., например, Постановление Верховного Суда РФ от 17.08.2012 по делу N 56-АД12-4.

 

Можно ли привлечь лицо к административной ответственности за невыполнение обязанности, за неисполнение которой оно уже было подвергнуто административному наказанию?

 

Согласно ч. 4 ст. 4.1 КоАП назначение административного наказания не освобождает лицо от исполнения обязанности, за неисполнение которой оно было подвергнуто наказанию.

Применяя данное правило, необходимо особо внимательно рассматривать ситуации, когда после вынесения постановления о назначении административного наказания и вступления его в законную силу будет установлено, что правонарушитель не исполнил обязанность, за неисполнение которой он был привлечен к административной ответственности. В этом случае к нему может быть вновь применено наказание за данное правонарушение. Нужно только подтвердить факт обнаружения такого правонарушения, составив об этом новый протокол <1>.

———————————

<1> Аналогичное толкование данной нормы дано Верховным Судом РФ в Обзоре судебной практики за IV квартал 2005 г. // БВС ВС. 2006. N 5.

 

Приведем пример.

Водитель привлечен к административной ответственности по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП за управление транспортным средством с тонированными стеклами, светопропускание которых не соответствует требованиям Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, и на него наложен административный штраф в размере 500 руб. Постановление вступило в законную силу, однако нарушение, послужившее основанием для его вынесения, не устранено. Значит, имеет место новое правонарушение, за которое водитель должен нести ответственность.

Данный вывод представляется особенно важным для практики применения административной ответственности за длящиеся правонарушения, фактический и юридический моменты окончания которых могут не совпадать. Напомним, что под длящимся понимается такое правонарушение, которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5). Оно продолжается непрерывно и может быть окончено как фактически (обязанность выполнена), так и юридически (виновный наказан). Юридически оно прекращается с момента вступления в законную силу постановления о привлечении к административной ответственности, но фактически может еще продолжаться, что будет означать повторное совершение данного правонарушения, за которое виновный должен нести ответственность <1>.

———————————

<1> Данная позиция сформулирована Верховным Судом РФ в Обзоре судебной практики за IV квартал 2006 г. применительно к ст. 18.8 КоАП, предусматривающей административную ответственность за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации.

 

Следует, однако, учесть, что действие ч. 4 ст. 4.1 КоАП не распространяется на случаи назначения административного наказания за длящееся правонарушение, продолжающееся после возбуждения дела по факту его совершения или вынесения постановления, не вступившего в законную силу.

Приведем пример.

К. осуществляет перевозку опасного груза из пункта А в пункт Б без специального разрешения, чем совершает административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП. Данное правонарушение является длящимся. Фактически оно начинается с момента совершения противоправного деяния, т.е. с момента выезда К. из пункта А и продолжается до прекращения обстоятельств, с которыми законодатель связывает наступление административной ответственности. Это могут быть как действия самого виновного (прибытие в пункт Б), так и пресечение его противоправного поведения компетентными органами путем запрещения эксплуатации транспортного средства и помещения его на штрафную стоянку на основании ст. 27.13 КоАП.

Таким образом, если К. был остановлен должностным лицом органа ГИБДД при движении по маршруту перевозки и в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП, но мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренная ст. 27.13 КоАП, не была применена, и он продолжил движение в пункт Б., то в случае повторной остановки транспортного средства составление в отношении К. нового протокола по факту совершения того же правонарушения недопустимо. В противном случае будет нарушен принцип non bis in idem, закрепленный в ч. 5 ст. 4.1 КоАП.

Обобщив сказанное, можно сделать вывод о том, что положения ч. 4 ст. 4.1 КоАП не применяются при назначении административного наказания за длящееся административное правонарушение, которое ни фактически, ни юридически еще не окончено.

 

Как следует применять положение ч. 5 ст. 4.1 КоАП о том, что никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение, в соотношении ч. 4 этой статьи? Выявлялись ли Верховным Судом РФ факты нарушения данной нормы при рассмотрении в судах дел об административных правонарушениях в области дорожного движения?

 

В пункте 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплен важнейший правовой принцип, согласно которому «никто не должен быть вторично судим или наказан или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны». Этот общепризнанный принцип международного права сформулирован в ч. 1 ст. 50 Конституции и трансформирован в законодательство об административных правонарушениях через ч. 5 ст. 4.1 КоАП, основной смысл которой конкретизирован в процессуальных нормах Кодекса.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в ряде постановлений и определений по уголовным делам, принцип non bis in idem исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности <1>. Приведенная позиция, сформулированная Конституционным Судом РФ применительно к уголовной сфере, в силу универсальности названного принципа в полной мере распространяется и на сферу административной ответственности.

———————————

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 N 845-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зарипова Арсения Рамилевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 111 и пунктом «в» части четвертой статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации».

 

Необходимость соблюдения принципа «non bis in idem» при назначении административных наказаний можно показать на следующем примере.

Постановлением мирового судьи от 26.11.2008, оставленным без изменения постановлением заместителя председателя областного суда от 25.12.2009, Ц. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.8 КоАП. В жалобе, поданной в Верховный Суд РФ, Ц. просил об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, ссылаясь на отсутствие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.8 КоАП.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ, рассмотрев жалобу Ц., установил, что 23 ноября 2008 г. инспектором ДПС в отношении Ц. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.8 КоАП за повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП. Однако, как следовало из материалов дела, постановление о привлечении Ц. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП было вынесено 08.10.2008 и на момент повторного совершения данного правонарушения исполнено не было. В связи с этим административное правонарушение, совершенное Ц. 23 ноября 2008 г. должно было квалифицироваться по ч. 3 ст. 12.8 КоАП как управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и лишенным права управления транспортными средствами. Вместе с тем из представленных Ц. документов следовало, что за данное правонарушение он уже был привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.8 КоАП. На этом основании заместитель Председателя Верховного Суда РФ пришел к выводу, что в нарушение требований ч. 5 ст. 4.1 КоАП Ц. был дважды подвергнут административному наказанию за одно и то же правонарушение — сначала по ч. 3, а затем — по ч. 4 ст. 12.8 КоАП.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи 26.11.2008 и постановление заместителя председателя областного суда от 25.12.2009 были отменены, а производство по делу — прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с отсутствием в действиях Ц. состава правонарушения <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 23.07.2010 N 89-АД10-8.

 

С таким выводом судьи следует согласиться, поскольку действия Ц. не образуют множественности административных правонарушений, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 ст. 12.8 КоАП, нормы которых соотносятся как общая и специальная. Следовательно, одновременное привлечение Ц. к административной ответственности на основании указанных норм означало бы двойное наказание указанного лица за одно и то же правонарушение.

От двойной ответственности за одно и то же правонарушение, применение которой недопустимо, необходимо отличать:

административную ответственность за повторное правонарушение, под которым понимается административное правонарушение, совершенное лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за однородное правонарушение;

повторное привлечение к административной ответственности за длящееся правонарушение, начавшееся до и продолжающееся после вступления в законную силу первоначального постановления по делу.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code