2.10. Реорганизация, приватизация, разгосударствление

Соотнесение приватизации и разгосударствления с реорганизацией на первый взгляд кажется излишним. Ведь с точки зрения законодательства о приватизации реорганизация в форме преобразования выступает одним из способов приватизации (согласно ст. 13 Федерального закона “О приватизации государственного и муниципального имущества” в качестве способов приватизации названы “преобразование унитарного предприятия в открытое акционерное общество” и “преобразование унитарного предприятия в общество с ограниченной ответственностью”).

Однако есть некоторые вопросы относительно термина “разгосударствление”. Впервые этот термин на законодательном уровне мы встречаем в Законе СССР от 1 июля 1991 г. N 2278-1 “Об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий”. В соответствии со ст. 1 этого Закона под разгосударствлением понималось “преобразование государственных предприятий в коллективные предприятия, акционерные общества, другие предприятия, не находящиеся в государственной собственности, а также в арендные предприятия”, а вот под приватизацией понималось “приобретение в собственность граждан и созданных ими юридических лиц предприятий, находящихся в государственной собственности, и принадлежащих государству акций (паев) акционерных обществ, других хозяйственных обществ и товариществ”. И хотя назвать приведенное разграничение вполне ясным нельзя <1>, однако очевидно, что преобразование, т.е. собственно реорганизация, было не способом приватизации, как сегодня, а было предтечей приватизации. Говоря по-иному, разгосударствление было аналогом реорганизации в форме преобразования.

——————————–

<1> На что всегда указывалось в литературе, см., к примеру: Веденин Н.Н. Приватизация и реорганизация предприятий АПК (правовые аспекты) // Государство и право. 1993. N 4. С. 59.

 

В российские законы о приватизации (1991 г., 1997 г. и действующий) этот термин не попал вообще. Хотя в указах Президента РФ, касающихся приватизации, это слово встречается с завидной регулярностью. Надо отметить, что в российских нормативных актах первых лет встречается и еще одно слово-аналог – “коммерциализация”, которая, как показывает анализ, также есть не что иное, как реорганизация (к примеру, см. Указ Президента РФ от 25 ноября 1991 г. N 232 “О коммерциализации деятельности предприятий торговли в РСФСР”). В качестве аналога российские акты в начале экономических реформ использовали и слово “акционирование” (п. 1 Постановления ВС РФ от 15 апреля 1993 г. N 4814-1 “О правопреемстве фирменных наименований акционируемых государственных предприятий”).

Кроме того, отдельные российские законы до сих пор используют слово “разгосударствление”, причем речь идет не только о законах, принятых в начале 90-х гг. прошлого века, но и о законах, довольно “свежих” по времени их принятия. К примеру:

– ст. 39 Закона РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 “Об образовании” указывает, что государственные и муниципальные образовательные учреждения, закрепленные за ними на праве оперативного управления или находящиеся в их самостоятельном распоряжении объекты производственной и социальной инфраструктуры, в том числе жилые помещения, расположенные в зданиях учебного, производственного, социального, культурного назначения, общежития, а также клинические базы учреждений медицинского образования, находящиеся в оперативном управлении образовательных учреждений или в ином ведении, приватизации (разгосударствлению) не подлежат;

– ст. 17 Федерального закона “О наркотических средствах и психотропных веществах” запрещает “приватизацию имущества и иные формы разгосударствления” государственных унитарных предприятий и государственных учреждений, имущество которых находится в федеральной собственности, которые осуществляют изготовление аналитических (стандартных) образцов наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров определенных видов;

– ст. 27 Федерального закона “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” запрещает “приватизацию (разгосударствление)” высших учебных заведений, закрепленных за ними на правах оперативного управления либо находящихся в их самостоятельном распоряжении объектов производственной и социальной инфраструктуры, в том числе жилых помещений, расположенных в зданиях учебного, производственного, социального, культурного назначения, а также общежитий, клинических баз образовательных учреждений медицинского образования, находящихся в оперативном управлении образовательных учреждений или в ином ведении, в том числе во владении, пользовании и (или) распоряжении, учреждений, действующих в системе высшего и послевузовского профессионального образования;

– ст. 23 Федерального закона “О библиотечном деле” запрещает “разгосударствление, приватизацию государственных и муниципальных библиотек, включая помещения и здания, в которых они расположены”.

Можно привести здесь и ряд иных примеров, но уже из приведенных ясно – использование слова “разгосударствление” осуществляется несистемно: то его используют вместе со словом “приватизация” через союз “и”, то ставят в скобки после слова “приватизация”, как бы подчеркивая, что имеется в виду одно и то же понятие, обозначаемое разными словами. При этом ни один нормативный акт не дает никакого определения разгосударствлению.

Объяснение “корням” этого слова дал А.Л. Маковский: “главным содержанием экономической революции, начавшейся в конце 80-х годов еще в СССР и с ускорением продолженной в России, была децентрализация собственности. Огромный массив имущества, главным образом производительного назначения, сосредоточенный в руках одного собственника – государства, стал переходить к множеству отдельных лиц. Этот переход, начало которому положил “выкуп” арендных предприятий, осуществлялся различными способами (путем правомерной и незаконной передачи, отчуждения и захвата, дарения и присвоения и т.д.) и первоначально был назван новым словом “разгосударствление”. Точность этого названия в том, что и тогда, и еще в течение нескольких лет была очевидна только одна сторона децентрализации государственной собственности: кто собственник, расстающийся с собственностью” <1>.

——————————–

<1> Маковский А.Л. О кодификации гражданского права (1922 – 2006). М.: Статут, 2010; СПС “КонсультантПлюс”.

 

Такое объяснение в полной мере объясняет появление слова, однако не дает ответа на вопрос: а что подразумевать под ним в настоящее время? Скажем, считать ли любую реорганизацию библиотеки разгосударствлением? Или сюда подпадает только ее преобразование (в случае, если закон это разрешит), но тогда это уже, по современной терминологии, приватизация. С нашей точки зрения, здесь должен быть наведен порядок: либо слово должно быть объяснено, либо оно должно стать анахронизмом и перейти в разряд “юридической археологии”, если так можно выразиться.

Содержание

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code