2.9.3. Реорганизация и сделки (иные действия) по отчуждению (приобретению) имущества

Изменения в имуществе юридического лица происходят не только в рамках изменений уставного капитала (фонда, имущества и подобных аналогов). Имущество юридического лица в большей степени меняется в результате различного рода сделок и иных действий, влекущих его увеличение, уменьшение и изменение вида (на денежные средства приобретается недвижимость, к примеру).

Правовой режим таких изменений различен. Если, предположим, сделка, договор урегулированы законом достаточно детально, то некоторые действия (составы), существенно изменяющие размер имущества, к примеру, так называемое списание имущества, урегулированы весьма слабо. Но как бы то ни было, такие сделки, действия (составы) влекут изменения в имуществе организации. Соответственно, если предположить, что такой признак юридического лица, как имущественная обособленность, имеет место быть в соответствии со ст. 48 ГК РФ («юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом…»), то любое изменение имущества юридического лица после его создания в логике реорганизации как изменение основных элементов, составляющих юридическую личность, есть реорганизация. Что по меньшей мере абсурдно.

Поэтому для такого рода сделок и действий важное значение приобретает фактор существенности. Говоря иначе, те из них выделяются в специальный правовой режим, которые влекут существенные риски (существенно затрагивают интересы) для кредиторов и (или) основных бенефициаров.

Однако «поставить точку» после слова «существенные» нельзя, дело в том, что вопрос о критериях существенности в нашем праве для сделок и действий размыт, что хорошо было видно из анализа Кодекса корпоративного поведения, проведенного ранее.

Наиболее простое объяснение существенности может быть дано на примере так называемых крупных сделок. К примеру, ст. 14 Федерального закона «Об автономных учреждениях» указывает, что «крупной сделкой признается сделка, связанная с распоряжением денежными средствами, привлечением заемных денежных средств, отчуждением имущества (которым в соответствии с настоящим Федеральным законом автономное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно), а также с передачей такого имущества в пользование или в залог при условии, что цена такой сделки либо стоимость отчуждаемого или передаваемого имущества превышает 10% балансовой стоимости активов автономного учреждения, определяемой по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, если уставом автономного учреждения не предусмотрен меньший размер крупной сделки». «Подпадение» сделки под указанные критерии влечет и определенные последствия — применение особого (специального) порядка совершения таких сделок.

Наиболее развиты положения о крупных сделках, однако для организаций корпоративного типа, поскольку здесь совершением такой сделки затрагиваются права членов корпорации, а это влечет «запуск» определенных мер защиты. Например, в соответствии со ст. 75 Федерального закона «Об акционерных обществах» в случае совершения (вынесения соответствующего вопроса на собрание) акционерным обществом крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров в соответствии с п. 3 ст. 79 указанного Закона, акционеры, если они голосовали против одобрения указанной сделки либо не принимали участия в голосовании по вопросу, имеют право предъявления своих акций к выкупу акционерным обществом.

Однако критерий крупности, с нашей точки зрения, не должен быть единственным критерием существенности для нашего случая. Ведь помимо крупных сделок существует сделки, требующие специального порядка одобрения в силу иных обстоятельств, к примеру конфликта интересов. Все такие сделки также имеют определенные последствия для основных бенефициаров юридического лица. Однако их последствия с точки зрения закона с крупными несопоставимы. К примеру, в случае совершения акционерным обществом сделки с заинтересованностью никакого права на выкуп мы не встречаем. С нашей точки зрения, такой дифференцированный подход оправдан лишь отчасти и объясним в большей степени тем, что в нашем праве отсутствует единство в регулировании любых сделок, требующих особого (специального) порядка их одобрения. Между тем сам такой порядок уже есть основание для квалификации соответствующей сделки как существенной, что должно автоматически влечь «запуск» предусмотренных законом механизмов защиты для кредиторов и основных бенефициаров. Чего сегодня не происходит.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code