2.7. Реорганизация и изменение учредительных документов

Институтом, который следует рассмотреть как аналог реорганизации, является изменение учредительных документов.

Формально изменение учредительных документов никогда в качестве аналога реорганизации не рассматривалось. Такое изменение рассматривалось в качестве самостоятельного института, который мог быть задействован только для отражения последствий реорганизации. К примеру, п. 25 Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590, содержал такое правило: «при реорганизации общества вносятся необходимые изменения в учредительные документы и реестр государственной регистрации…».

Действующее гражданское законодательство изначально вообще мало придавало значения этому институту. Достаточно сказать, что ст. 52 ГК РФ в этой части не менялась с момента принятия: «изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом, — с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях. Однако юридические лица и их учредители (участники) не вправе ссылаться на отсутствие регистрации таких изменений в отношениях с третьими лицами, действовавшими с учетом этих изменений». Обратим внимание: статья ничего не говорит о том, как, когда, в каких случаях организация вправе менять учредительные документы, в чем такие изменения могут состоять, могут ли отличаться по последствиям различные изменения и другие нюансы. Право на изменение рассматривается ГК РФ как абсолютное. Порядок государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, урегулирован Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (ст. ст. 17 — 19). Однако никакой детализации ни в ГК, ни в упомянутом Законе не содержится.

Со специальными законами ситуация неоднородная. Часть Законов повторяют или часть, или все положения ГК РФ (ст. 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 8 Федерального закона «О кредитной кооперации»), или отражают специфику порядка изменения для отдельных видов организаций (ст. 14 Федерального закона «О некоммерческих организациях», ст. 9 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»). Другая же часть существенно дополняет их.

Прежде всего, конечно, речь идет о положениях Федерального закона «Об акционерных обществах». Уже ст. 12 этого Закона, повторяя часть правил ГК, вводит возможность утверждения устава в новой редакции. Но наиболее интересна для анализа ст. 75 этого Закона, которая устанавливает право предъявления акционером своих акций к выкупу при совершении акционерным обществом ряда действий. Среди таких действий помимо реорганизации и крупной сделки отдельно упоминается и внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции, ограничивающих права акционеров, если они голосовали против принятия соответствующего решения или не принимали участия в голосовании. Как видно, в этой статье изменения в устав рассматриваются наряду с реорганизацией как разные явления. Однако важно другое — законодатель признает, что изменения изменениям рознь. Одни изменения не оказывают никакого существенного влияния на права и обязанности организации, ее членов (если речь идет о корпорации) и кредиторов, а другие, напротив, столь существенны, что могут прямо умалять права участников, что требует представления им соответствующей адекватной компенсации, каковая и предоставляется в форме права на выкуп. Интересно, что такая логика «работает» только на примере законодательства об акционерных обществах и только относительно прав участников. А вот относительно прав кредиторов ситуация принципиально иная — общего правила о соотнесении объема и содержания изменений с правами кредиторов нет. Между тем как в некоторых случаях, как было показано выше, отдельные изменения в устав, которые сопровождают некоторые организационные изменения, влекут возникновение дополнительных прав кредиторов. Речь, конечно же, идет об изменении типа государственного или муниципального учреждения. Повторимся — такое изменение не является реорганизацией, признается по существу самостоятельным феноменом, но осуществляется в оболочке внесения изменений в устав (ст. 17.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях»: «при изменении типа государственного или муниципального учреждения в его учредительные документы вносятся соответствующие изменения»).

Сам факт наличия таких законоположений, очевидно, должен вести к возможности и необходимости более детального регулирования института внесения изменений в учредительные документы, дифференциации регулирования последствий различных изменений в устав, тем более что попытки такого рода регулирования уже сделаны в ст. 12 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации». Сама модальность в части изменения устава здесь изменена: «допускается внесение изменений в устав кооператива и дополнений к нему при условии их соответствия настоящему Федеральному закону».

Является ли изменение учредительных документов реорганизацией? Как уже было отмечено, законодательство рассматривает такие изменения как самостоятельный феномен. Однако на практике в форме таких изменений реализуются и другие юридические феномены.

С нашей точки зрения, изменение устава — это существенное изменение юридической личности, по аналогии с лицом физическим, — это как смена паспорта у гражданина. И она может рассматриваться в широком контексте как реорганизация.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code