2.6. Реорганизация и изменение предмета, целей и характера деятельности юридического лица, а также видов деятельности юридического лица; перепрофилирование; изменение типа рынка; конверсия

В соответствии со ст. 49 ГК РФ юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. В соответствии со ст. 52 ГК РФ в учредительных документах некоммерческих организаций и унитарных предприятий, а в предусмотренных законом случаях и других коммерческих организаций должны быть определены предмет и цели деятельности юридического лица (предмет и определенные цели деятельности коммерческой организации могут быть предусмотрены учредительными документами и в случаях, когда по закону это не является обязательным). Применительно к установлению требований к содержанию уставов некоммерческих организаций ст. 14 Федерального закона «О некоммерческих организациях» помимо требований о наличии «предмета и целей» деятельности используются слова «характер деятельности» («в учредительных документах некоммерческой организации должны определяться наименование некоммерческой организации, содержащее указание на характер ее деятельности и организационно-правовую форму, место нахождения некоммерческой организации, порядок управления деятельностью, предмет и цели деятельности…»).

Как следует из указанных положений, коммерческие организации, если иное специально не установлено учредительными документами, исходя из своей основной цели деятельности, императивно определенной ст. 50 ГК РФ — «извлечение прибыли», могут иметь любые другие, кроме указанной, цели деятельности, равно как и предметы, а для достижения таких целей соответственно осуществлять любые виды деятельности. Некоммерческие организации, напротив, не имеют в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли (ст. 50 ГК РФ), а потому должны в своих учредительных документах указывать предмет и цель своей деятельности, а также характер своей деятельности.

Насколько существенно с точки зрения кредиторов организации и ее участников, особенно миноритарных, изменение указанных компонентов правосубъектности юридического лица? С нашей точки зрения, более чем существенно, ведь такое изменение может полностью изменять сферу деятельности юридического лица и влечь его уход с определенных рынков сбыта (если речь идет прежде всего о коммерческих организациях), уход от доноров в части благотворительной помощи и т.д. В результате такого изменения организация может существенно ухудшить свое финансовое положение, а это означает автоматически негативное влияние на кредиторов (которые могут не дождаться исполнения по обязательствам) и участников (учредителей), поскольку в тех случаях, когда сохраняются права на имущество такого лица, они могут лишиться потенциальной возможности его получения, а в тех случаях, когда не сохраняются, они могут столкнуться с ситуацией невозможности реализации юридическим лицом задач, ради которых они создавали права, и (или) с необходимостью дополнительных финансовых вливаний.

Действующее законодательство между тем никак соответствующие интересы кредиторов и участников (учредителей) не обеспечивает. Соответствующие изменения осуществляются в форме изменения учредительных документов, а значит, никакого специального правового режима не имеют, тем более они не рассматриваются в качестве реорганизации.

Похожая ситуация и с видами деятельности. Хотя здесь есть еще один проблемный аспект. Виды деятельности для коммерческих организаций в целом неограниченны, и их изменение вообще не есть предмет права, а есть предмет управленческого решения на соответствующем уровне организации. Это ведет к тому, что часто стратегического характера решения относительно изменения сферы деятельности могут приниматься в лучшем случае советами директоров или подобного рода органами юридических лиц, а чаще всего вообще на уровне исполнительных органов. В таком же режиме принимаются решения о получении определенной лицензии (разрешения) или об отказе от нее.

А теперь представим ситуацию, когда организация осуществляла деятельность по добыче полезных ископаемых, и именно это стало для инвестора «триггером» для вложения в акции такой организации или предопределило решение кредитора о выдаче кредита (займа). Однако в один прекрасный момент организация решает резко поменять сферу деятельности, отказаться от добычи и заняться розничной и (или) оптовой торговлей. В каком положении после такого решения оказываются кредиторы и инвесторы? Очевидно, в не очень хорошем. Законодательство меж тем никак не регулирует эту ситуацию. Можно сказать, что и не должно, ибо соответствующие решения носят оперативный характер, и ограничение такового приведет к излишней бюрократизации и замедлению развития организации. Однако нам кажется, что соответствующее изменение правосубъектности должно учитывать интересы инвесторов и кредиторов, а значит, такие изменения должны влечь возникновение у них особых прав.

С точки зрения понимания природы реорганизации интересно рассмотреть и такой институт, как «перепрофилирование». Это слово активно используется в различных законах и нормативных актах, притом что не используется в ГК РФ.

Согласно законодательству «перепрофилирование» используется в отношении имущества, в том числе различных имущественных комплексов; в частности, перепрофилировать можно: а) «экологически опасный хозяйственный объект» <1>; б) «имущество» <2>; в) «функции зданий, строений, сооружений и иных объектов» <3>; г) «электростанции в котельные» <4>; д) «производство» <5> и «производственные мощности» <6>; е) «аэропорты и (или) аэродромы» <7>. Помимо этого законодательство предусматривает перепрофилирование в отношении организаций, к примеру:

———————————

<1> Статья 18 Федерального закона «Об охране озера Байкал».

<2> Статья 59 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», ст. 12 Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» (оба закона понимают под перепрофилированием «изменение целевого назначения имущества»).

<3> Статья 39 Федерального закона «Об охране окружающей среды».

<4> Статья 13 Федерального закона «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике».

<5> Статья 109 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 43 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», ст. 66 Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности».

<6> Статья 4 Федерального закона «О государственном оборонном заказе».

<7> Статья 13.1 Федерального закона «О государственном регулировании развития авиации».

 

— согласно ст. 11 Федерального закона «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» Правительство РФ наделено правом принимать решения «о… перепрофилировании… научно-исследовательских и опытно-конструкторских учреждений и военных образовательных учреждений высшего профессионального образования внутренних войск»;

— согласно ст. 9 Федерального закона «О племенном животноводстве» «перепрофилирование деятельности организации по племенному животноводству допускается в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации»;

— ст. 18 Федерального закона «О библиотечном деле» вводит запрет на перепрофилирование национальных библиотек Российской Федерации;

— ст. 30 Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» вводит запрет на «перепрофилирование на иные виды деятельности» государственных учреждений социального обслуживания;

— ст. 66 Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» предусматривает возможность «перепрофилирования организаций» в случае невозможности устранения воздействия на людей и жилые здания опасных факторов пожара и взрыва на пожаровзрывоопасных объектах, расположенных в пределах зоны жилой застройки;

— ст. 19 Федерального закона «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» предусматривает случаи «перепрофилирования на другой вид аварийно-спасательных работ» профессиональных аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований.

Как можно понять из приведенных примеров, речь при «перепрофилировании» применительно к организациям может идти об изменении предмета и (или) целей деятельности, предусмотренных в учредительных документах юридического лица, и (или) об изменении видов деятельности, закрепленных такими документами, и (или) об изменении фактически осуществляемых юридическим лицом видов деятельности, в тех случаях, когда юридическое лицо вправе иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом.

Как мы отмечали выше, изменение определенных законом и учредительными документами целей и видов деятельности не подпадает под правовой режим реорганизации, хотя такой подход законодателя не может не вызывать вопросов, ведь объем правоспособности юридического лица, который определяется прямым указанием на цели и виды деятельности (если речь не идет о большинстве видов коммерческих организаций), — неотъемлемая и важная составляющая юридической личности.

Еще одним интересным институтом является «изменение типа рынка», предусмотренное Федеральным законом «О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации». В соответствии со ст. 3 этого Закона выделяется несколько типов розничных рынков, в частности универсальные и специализированные. Под первым понимается розничный рынок, «на котором менее восьмидесяти процентов торговых мест от их общего количества предназначено для осуществления продажи товаров одного класса, определяемого в соответствии с номенклатурой товаров, устанавливаемой федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере торговли»; под вторым — розничный рынок, «на котором восемьдесят и более процентов торговых мест от их общего количества предназначено для осуществления продажи товаров одного класса, определяемого в соответствии с номенклатурой товаров, устанавливаемой федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере торговли».

Помимо этих двух типов рынков Закон также упоминает «сельскохозяйственный рынок» — специализированный рынок, на котором осуществляется продажа сельскохозяйственной продукции в соответствии с перечнем, определенным уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти», и «сельскохозяйственный кооперативный рынок» — «сельскохозяйственный рынок, управление которым осуществляется управляющей рынком компанией, зарегистрированной в соответствии с законодательством Российской Федерации в форме сельскохозяйственного потребительского кооператива и на котором осуществляется продажа сельскохозяйственной продукции в соответствии с перечнем, определенным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти».

Изменение типа рынка влечет определенные последствия. В частности, ст. 9 Закона указывает, что такое изменение наряду с реорганизацией допускает переоформление срока действия разрешения на право организации рынка.

В российской практике встречалась еще одна форма существенной деятельности юридического лица — конверсия. В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 20 марта 1992 г. N 2551-1 «О конверсии оборонной промышленности» под конверсией оборонной промышленности (конверсией) понималась частичная или полная переориентация высвобождаемых производственных мощностей, научно-технического потенциала и трудовых ресурсов оборонных и сопряженных с ними предприятий, объединений и организаций с военных на гражданские нужды. Согласно Закону на конверсируемом предприятии независимо от формы собственности, занятом научной и (или) производственной деятельностью для военных нужд (т.е. производством, разработкой, исследованием, испытанием, ремонтом и обслуживанием вооружения и военной техники, комплектующих изделий, материалов и специального технологического оборудования для них, а также добычей, переработкой, утилизацией, хранением специальных видов сырья и материалов для производства вооружения и военной техники, используемых в Вооруженных Силах, органах обеспечения безопасности и правоохранительных органах Российской Федерации), указанная деятельность сокращалась или прекращалась и в связи с этим осуществлялись мероприятия по выпуску гражданской продукции и утилизации военно-технических средств. Конверсируемыми в соответствии с указанным Законом признавались также оборонные предприятия, в отношении которых было принято решение о прекращении их деятельности или ликвидации из-за технико-экономической нецелесообразности их перепрофилирования.

Такое изменение деятельности реорганизацией не признавалось, однако влекло довольно много специфических последствий как для самого юридического лица, так и для его работников.

Принятый в 1998 г. взамен указанного Закона Федеральный закон «О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации» так определял конверсию (ст. 1): регулируемый государством процесс организационных, правовых, технологических, научно-технических и социально-экономических преобразований оборонной промышленности в целях частичной или полной переориентации на выпуск продукции гражданского назначения ранее задействованных в оборонном производстве производственных мощностей, научно-технического потенциала и трудовых ресурсов организаций оборонной промышленности. Конверсируемая организация определялась как организация оборонной промышленности, научная и (или) производственная деятельность которой по обеспечению федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности Российской Федерации сокращается или прекращается и в которой осуществляются мероприятия по разработке новых технологий, в том числе технологий двойного применения, выпуску продукции гражданского назначения и утилизации вооружения и военной техники.

Как видно исходя из определения, здесь уже говорилось не о «переориентации», как в первом Законе, а о «преобразованиях»; как и в случае с первым Законом, конверсия реорганизацией не признавалась, хотя и влекла много последствий как для самого юридического лица, так и для его работников.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code