2.4. Реорганизация, приведение в соответствие с требованиями вновь принятого закона организационно-правовой формы (статуса, правового положения, учредительных документов, деятельности), перерегистрация

Теперь перейдем к другому, «схожему до степени смешения» с реорганизацией институту, для обозначения которого законодательство использует несколько различных, но, как нам кажется, обозначающих один и тот же феномен, понятий:

«приведение организационно-правовой формы в соответствие с требованиями вновь принятого закона» (ст. 43 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»);

«приведение в соответствие с вновь принятым законом учредительных документов» (и хотя звучит такое название гораздо мягче, существа вопроса такое изменение на самом деле не меняет);

«приведение статуса юридического лица в соответствие с требованиями вновь принятого закона» (п. 1 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов», ст. 45 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации», ст. 38 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах», ст. 53 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»);

«приведение правового положения в соответствие с требованиями вновь принятого закона» (ст. 31 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений»);

«приведение деятельности в соответствие с вновь принятым нормативным актом» (п. 10 Указа Президента РФ от 23 февраля 1998 г. N 193 «О дальнейшем развитии деятельности инвестиционных фондов»).

Гражданский кодекс не знает такого института (как бы он ни именовался); зато его знают конкретные законы, которые неоднократно, начиная с начала 90-х гг. прошлого века, после изменений в системе юридических лиц закрепляли положения о необходимости приведения организационно-правовых форм действующих юридических лиц (или их учредительных документов) в соответствие с вновь принятым законодательством. В частности:

— ст. 6 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» требовала «приведения в соответствие с нормами главы 4 Кодекса об обществах с ограниченной ответственностью, акционерных обществах и о производственных кооперативах» учредительных документов товариществ с ограниченной ответственностью, акционерных обществ и производственных кооперативов, созданных до официального опубликования части первой ГК РФ «в порядке и в сроки, которые будут определены соответственно при принятии законов об обществах с ограниченной ответственностью, об акционерных обществах и о производственных кооперативах»;

— ст. 94 Федерального закона «Об акционерных обществах» (первая редакция, 1995 г.) требовала приведения в соответствие с нормами указанного Закона в срок не позднее 1 июля 1996 г. «учредительных документов акционерных обществ, созданных до введения в действие» этого Закона;

— ст. 59 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» требовала приведения в соответствие с указанным Законом в срок не позднее 1 января 1999 г. учредительных документов обществ с ограниченной ответственностью (товариществ с ограниченной ответственностью), созданных до введения его в действие;

— ст. 29 Федерального закона «О производственных кооперативах» требовала приведения в соответствие с нормами гл. 4 ГК РФ и указанного Закона учредительных документов производственных кооперативов, созданных до официального опубликования части первой ГК в срок не позднее 1 января 1997 г.;

— ст. 27 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» требовала приведения соответствие с указанным Законом уставов и иных учредительных документов религиозных организаций, созданных до вступления указанного Закона в силу;

— ст. 42 Федерального закона «О кредитной кооперации» предусматривала, что подлежат приведению в соответствие с требованиями указанного Закона в течение одного года со дня вступления его в силу учредительные документы кредитных кооперативов и иных потребительских кооперативов, осуществляющих деятельность, предусмотренную ч. 1 ст. 3 указанного Закона (ранее норму о необходимости приведения в соответствие учредительных документов содержала ст. 30 Федерального закона «О кредитных потребительских кооперативах граждан», отмененного указанным Законом «О кредитной кооперации»);

— ст. 38 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах» обязывает фонды, созданные до вступления в силу указанного Закона, привести свои учредительные документы в соответствие с его требованиями в течение одного года со дня его официального опубликования; одновременно такое приведение именуется изменением правового статуса;

— ст. 53 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» обязывает привести в соответствие с нормами указанного Закона в течение пяти лет со дня его официального опубликования уставы садоводческих, огороднических и дачных товариществ и садоводческих, огороднических и дачных кооперативов, созданных до вступления в силу указанного Закона; одновременно эта процедура именуется изменением правового статуса;

— ст. 52 Федерального закона «Об общественных объединениях» требовала приведения «на ближайшем съезде (конференции) или общем собрании» в соответствие с указанным Законом уставов общественных объединений, созданных до вступления Закона в силу;

— ст. 37 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» требовала приведения в соответствие с указанным Законом уставов унитарных предприятий в срок до 1 июля 2003 г.;

— п. 10 Указа Президента РФ от 23 февраля 1998 г. N 193 «О дальнейшем развитии деятельности инвестиционных фондов» обязывал инвестиционные фонды, включая специализированные инвестиционные фонды приватизации, аккумулирующие приватизационные чеки граждан, до 1 января 1999 г. привести свою деятельность в соответствие с упомянутым Указом либо исключить из своих наименований слова «инвестиционный фонд» и внести в свои уставы соответствующие изменения;

— ст. 43 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» регулировалось «приведение организационно-правовых форм коллегий адвокатов, образованных до вступления в силу» указанного Закона, в соответствие с этим Законом; документ, в частности, предусматривал обязательность «приведения своих организационно-правовых форм» в соответствие с данным Законом в течение шести месяцев со дня регистрации адвокатской палаты субъекта Российской Федерации для коллегий адвокатов и иных адвокатских образований, образованных до вступления в силу Закона;

— ст. 29 Федерального закона «Об организованных торгах» предусматривает возможность приведения организационно-правовой формы бирж в соответствие с требованиями указанного Закона.

Можно приводить здесь и иные примеры. Но, как видно из процитированных положений, цель института состоит в том, чтобы правовой режим организационно-правовой формы (вида, формы) созданных в этой форме до принятия нового нормативного акта юридических лиц соответствовал правовому режиму, закрепленному во вновь принятом законе.

Как осуществляется на практике такое «приведение»?

Первый механизм, он же наиболее распространенный, — внесение соответствующих изменений в учредительные документы юридического лица (или принятие таковых в новой редакции). Как видно, ни в одном из процитированных примеров законодатель не придает правового значения масштабу таких изменений, говоря иначе, не имеет значения, меняется ли слово в названии (товарищество на общество) или меняется система управления, или меняются положения об ответственности организации перед своими кредиторами, или меняется другая важная составляющая правового режима юридического лица (пример — «приведение» товариществ с ограниченной ответственностью (акционерных обществ закрытого типа), созданных по Закону РФ «О предприятиях и предпринимательской деятельности», в соответствие с положениями ГК РФ и Федерального закона «Об акционерных обществах»). Для этого института все это едино и названо «приведением в соответствие». Однако такой подход с «упаковкой» совершенно различных по характеру изменений в один институт вызвал на практике справедливое сомнение: ведь такое приведение, если оно не ограничивается несущественными изменениями, а затрагивает само существо юридического лица, основы его правового режима, в полной мере может рассматриваться не иначе как реорганизация в форме преобразования, с применением соответствующих гарантий, предоставляемых кредиторам и участникам. Соответственно при отсутствии каких-либо нормативных положений по этому вопросу (а единственным последствием, которое описывалось в нормативных актах, в этом случае было лишь освобождение от уплаты регистрационного сбора при осуществлении регистрации) возникли и судебные споры.

Практика (в части приведения в соответствие учредительных документов акционерных обществ) пошла по пути отказа в квалификации приведения организационно-правовой формы (статуса, правового положения, учредительных документов, деятельности) как случая реорганизации. Так, в качестве примеров можно привести Постановления ФАС Московского округа от 25 мая 2010 г. N КГ-А40/4721-10 по делу N А40-101284/09-137-813, от 10 марта 2009 г. N КГ-А40/1141-09 по делу N А40-49863/08-137-523, N КГ-А40/1189-09 по делу N А40-49846/08-62-431, от 3 мая 2006 г., от 25 апреля 2006 г. N КГ-А40/3427-06 по делу N А40-50792/05-134-458. К примеру, в Постановлении ФАС Московского округа от 25 мая 2010 г. N КГ-А40/4721-10 по делу N А40-101284/09-137-813 суд указал, анализируя ситуацию, когда АООТ «Чековый инвестиционный фонд «МН Фонд» сменило фирменное наименование на ОАО «МН-фонд», что «при разрешении спора сделан правильный вывод о том, что внесение изменений в учредительные документы, касающиеся наименования общества, приведение организационно-правовой формы общества в соответствие с действующим законодательством не является реорганизацией…» Аналогичный вывод сделан и в другом деле (Постановление ФАС Московского округа от 10 марта 2009 г. N КГ-А40/1141-09 по делу N А40-49863/08-137-523): «…при принятии решения судом были установлены следующие обстоятельства: отсутствие факта реорганизации ответчика — в данном случае имело место лишь приведение в соответствие с требованиями Федерального закона «Об акционерных обществах» организационно-правовой формы ответчика с АООТ на ОАО, в связи с чем у истца не возникло право требовать выкупа обществом принадлежащих ему акций…»

С таким подходом судебной практики можно согласиться по форме, но не по существу, еще раз отметим: «приведение в соответствие» через изменение учредительных документов может затрагивать довольно существенные элементы организационно-правовой формы (вида, формы), в которой создано то или иное юридическое лицо. Тут возникает другой вопрос: а зачем вообще нужно такое «приведение в соответствие»? Понятно, что этим может быть достигнута большая определенность и предсказуемость отношений, поскольку участники будут понимать многое в части того, с кем они имеют дело, практически с того момента, как они узнают форму своего контрагента. Но что мешает оставить этот вопрос на усмотрение самим участникам отношений?

Вторым механизмом «приведения в соответствие» закон признает реорганизацию. Об этом, в частности, говорят ст. 43 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ст. 29 Федерального закона «Об организованных торгах». К примеру, п. 4 указанной ст. 43 предписывал: «…приведение организационно-правовых форм коллегий адвокатов и иных адвокатских образований, образованных до вступления в силу настоящего Федерального закона, основанных на членстве и отвечающих признакам некоммерческой организации, в соответствие с настоящим Федеральным законом осуществляется по решению общего собрания соответствующего адвокатского образования путем его реорганизации (выделения, разделения, преобразования) в одно или несколько адвокатских образований организационно-правовых форм, предусмотренных настоящим Федеральным законом».

С нашей точки зрения, институт «приведения в соответствие», даже если он и должен быть сохранен в нашем праве, необходимо логично «вписать» в систему гражданско-правовых норм. Сегодня перед нами аморфный институт, который включает способы, не имеющие между собой ничего общего и влекущие совершенно различные правовые последствия (изменение устава и реорганизация).

Сходные замечания можно сделать и относительно другого института, который, с нашей точки зрения, имеет сходство с реорганизацией, — перерегистрации.

Институт перерегистрации в нашем праве встречается давно. Достаточно вспомнить приводившийся в ч. 1 данной работы Устав товарищества «Шлиссельбургское пароходство» (высочайше утвержденное Положение Комитета Министров от 3 июля 1890 г. «О слиянии товарищества на вере «Первенец» с товариществом «Шлиссельбургское пароходство» и о предоставлении сему последнему посдержать пароходное сообщение по приладожским каналам и р. Волхову» <1>), который использовал понятие «первоначальное учреждение». Встречаем мы этот институт и в актах первых лет советской власти. Приведем несколько примеров:

———————————

<1> Собрание узаконений Российской империи. 1890. N 92. Ст. 917.

 

— п. п. 10 и 11 Декрета СНК РСФСР от 21 ноября 1924 г. «О порядке регистрации потребительских обществ и их союзов»: «10. С опубликованием настоящего Постановления зарегистрированные в органах потребительской кооперации уставы потребительских обществ и их союзов подлежат перерегистрации в порядке, установленном настоящим Постановлением. 11. Перерегистрация уставов потребительских кооперативных организаций должна быть закончена к 1 мая 1925 года. Организации, уставы коих к 1 мая 1925 года не будут зарегистрированы в порядке настоящего Постановления, подлежат ликвидации»;

— п. 21 Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 15 декабря 1924 г. «О трудовых артелях»: «…существующие к моменту издания настоящего Постановления трудовые кооперативные товарищества, учрежденные на основании отменяемого Постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров от 9 мая 1923 года о трудовых кооперативных товариществах, должны в течение трехмесячного срока с момента издания настоящего Постановления перерегистрироваться либо как трудовая артель, либо как промысловое кооперативное товарищество»;

— п. 3 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 6 февраля 1928 г. «Об утверждении Положения об обществах и союзах, не преследующих целей извлечения прибыли»: «…обязать существующие общества и союзы, не преследующие цели извлечения прибыли, перерегистрироваться на основании утвержденного Положения в течение шестимесячного срока со дня издания специальной инструкции о перерегистрации обществ и союзов, каковую поручить Народному Комиссариату Внутренних Дел Р.С.Ф.С.Р. издать в двухмесячный срок«;

— п. 4 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 11 июня 1928 г. «Об утверждении Положения о промысловой кооперации»: «…все промысловые кооперативные товарищества и их союзы, организованные на основании Декрета Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Р.С.Ф.С.Р. от 7 июля 1921 года о промысловой кооперации (Собр. Узак. 1921. N 53. Ст. 322), не производящие никаких кредитных операций, кроме приема вкладов от своих членов и распределения средств между членами, согласно примечанию к ст. 14 Положения о промысловой кооперации, а также те из них, которые, имея право по своим уставам производить и иные кредитные операции, прекратят их согласно статье 3 настоящего Постановления, обязаны к 1 января 1929 года привести свои уставы в соответствие с требованиями Положения о промысловой кооперации и подать в соответствующие органы регистрации заявления о перерегистрации«.

В связи с проведением в стране (еще СССР) политических и экономических реформ в начале 90-х понятие «перерегистрация» применительно к юридическим лицам стало использоваться весьма активно.

К примеру:

— Закон СССР от 9 октября 1990 г. N 1708-1 «Об общественных объединениях» (ст. 24) устанавливал, что общественное объединение, распространившее свою деятельность на территорию иностранного государства, должно было представить в Министерство юстиции СССР или соответствующий орган союзной республики свой устав с необходимыми изменениями и дополнениями на перерегистрацию;

— Постановление Совета Министров РСФСР от 10 декабря 1990 г. N 578 «Об утверждении Положения об акционерных обществах» (п. 5) устанавливало, что «акционерные общества, созданные до принятия настоящего Постановления, проходят перерегистрацию в Министерстве финансов РСФСР в установленном порядке до 1 января 1991 года»;

— Постановление Совета Министров РСФСР от 17 апреля 1991 г. N 211 «О регулировании издательской деятельности в РСФСР» (п. 2) устанавливало последствия перерегистрации для лицензии на издательскую деятельность: «…в случае перерегистрации держателя лицензии и оформления лицензии новому юридическому лицу, являющемуся его правопреемником… взимается сбор в размере 50% установленной суммы лицензионного сбора»;

— Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 апреля 1991 г. «О порядке применения законодательных актов РСФСР в части налогообложения граждан и предприятий, относящихся к различным организационно-правовым формам» (п. 14.2) определяло, что «государственные и муниципальные предприятия всех видов, в том числе научно-производственные объединения, концерны, ассоциации и другие союзы, уже существующие на территории РСФСР, подлежат государственной регистрации (перерегистрации) в течение трех месяцев после установления Советом Министров РСФСР их статуса в соответствии с Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности«;

— Постановление Верховного Совета СССР от 31 мая 1991 г. N 2212-1 «О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик» (п. 6) указывало, что «юридические лица, государственная регистрация которых осуществлена до 1 января 1992 года, подлежат перерегистрации в органах юстиции без взимания платы за регистрацию«;

— Постановление Совета Министров РСФСР от 18 июля 1991 г. N 406 «О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР» (п. 4) устанавливало, что «за перерегистрацию малых предприятий (кроме государственных и муниципальных), ранее внесших регистрационный сбор, государственная пошлина в соответствии с действующим законодательством не взимается»;

— Постановление Верховного Совета РСФСР от 2 декабря 1990 г. N 396-1 «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» и Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» (п. 3) Центральному банку РСФСР предписывалось «установить порядок и провести в 1991 году перерегистрацию всех расположенных в РСФСР банков и других кредитных учреждений, уставы которых зарегистрированы Государственным банком СССР. Банки и другие кредитные учреждения, не прошедшие в 1991 году перерегистрацию в Центральном банке РСФСР, считаются недействующими»;

— Постановление Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов» обязывал совхозы и колхозы до 1 января 1993 г. провести реорганизацию и привести свой статус в соответствие с Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», другими законодательными актами и перерегистрироваться в установленном порядке;

— Постановление Верховного Совета РФ от 20 февраля 1992 г. N 2384-1 «О введении в действие Закона Российской Федерации «О товарных биржах и биржевой торговле» (п. 2) предусматривало обязанность для юридических лиц, зарегистрированных как товарные биржи до принятия указанного Закона и использовавших в своем наименовании и (или) рекламе слова «биржа» или «товарная биржа», «пройти перерегистрацию по упрощенной процедуре с целью внесения изменений в учредительные документы и правила торговли этих бирж в соответствии с указанным Законом»;

— Постановление Правительства РФ от 6 марта 1992 г. N 138 «О ходе и развитии аграрной реформы в Российской Федерации» (п. 6) устанавливало, что «…в случае принятия собраниями трудовых коллективов сельскохозяйственных предприятий решений о сохранении прежней формы хозяйствования осуществляется перерегистрация колхозов и совхозов…»;

— Временное положение о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденное Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 (п. 6.5) требовало «обязательной перерегистрации в 2-месячный срок со дня утверждения настоящего Положения с одновременным приведением их состава, процедуры создания и учредительных документов в соответствие с его требованиями» от ранее созданных холдинговых компаний, подпадающих под действие указанного Положения;

— письмо Министерства финансов РФ от 28 декабря 1992 г. N 123 «Разъяснение о лицензировании инвестиционных институтов» «считало допустимым» при выдаче лицензий ранее созданным и уже действующим в качестве инвестиционных институтов юридическим лицам «не требовать перерегистрации учредительных документов, в которых наряду с осуществлением деятельности на рынке ценных бумаг в качестве инвестиционных институтов предусмотрена возможность осуществления иной деятельности»;

— Постановление Верховного Совета РФ от 15 апреля 1993 г. N 4814-1 «О правопреемстве фирменных наименований акционируемых государственных предприятий» (п. 2) обязывало акционерные общества (товарищества), имеющие фирменные наименования, идентичные фирменным наименованиям государственных предприятий, осуществивших и осуществляющих свое обязательное акционирование, «произвести в 30-дневный срок перерегистрацию уставных документов с изменением своих фирменных наименований»;

— Постановление Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г. N 5341/1-1 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» (п. 2) обязывало «пройти перерегистрацию в соответствии с указанным Законом» организации, зарегистрированные до его принятия и использующие в своем наименовании словосочетания «торговая палата», «промышленная палата» или «торгово-промышленная палата».

Как можно увидеть из текстов актов как 20 — 30 гг., так и начала 90-х, принятых до вступления в силу действующего ГК РФ, перерегистрации подлежали либо юридические лица, либо их учредительные документы; причем перерегистрация чаще всего была направлена именно на приведение в соответствие с требованиями нового законодательства учредительных документов, но вполне могла и не исчерпываться этим <1>. Некоторые документы называли перерегистрированное лицо не иначе как правопреемником (п. 2 Постановления Совета Министров РСФСР от 17 апреля 1991 г. N 211 «О регулировании издательской деятельности в РСФСР»), что можно, конечно, «списать» на издержки техники исполнения (условно говоря, имели в виду реорганизацию, но описали через другое слово), однако очевидно, что вопрос о правовых последствиях такого рода действий волновал законодателя.

———————————

<1> К примеру, см. п. 6.5 Временного положения о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденного Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392.

 

В законодательстве, принятом после вступления в силу ГК РФ, в том числе и в действующем законодательстве (сюда относятся и акты, принятые до его вступления в силу, однако продолжающие действовать), слово «перерегистрация» также активно используется, в частности:

— Закон РФ «О средствах массовой информации» (ст. 11) указывает, что «смена учредителя, изменение состава соучредителей, а равно наименования (названия), языка, формы периодического распространения массовой информации, территории распространения его продукции допускается лишь при условии перерегистрации средства массовой информации«;

— Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (ст. 24) устанавливал обязательность «перерегистрации благотворительных организаций, созданных до вступления в силу настоящего Федерального закона… до 1 июля 1999 года с освобождением таких организаций от регистрационного сбора»;

— Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ст. 27) содержал следующие нормы о перерегистрации: а) запрет на «перерегистрацию религиозных организаций, в отношении которых имеются основания для их ликвидации либо запрета их деятельности…» по определенным, указанным в этой статье основаниям; б) условие для «религиозных организаций, не имеющих документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет» ежегодной перерегистрации до наступления указанного 15-летнего срока, для того чтобы такие организации пользовались правами юридического лица; в) обязательность «государственной перерегистрации религиозных организаций, созданных до вступления в силу» указанного Закона, в срок не позднее 31 декабря 2000 г.;

— Федеральный закон «Об общественных объединениях» (ст. 52) устанавливал обязательность «государственной перерегистрации общественных объединений, созданных до вступления в силу» указанного Закона не позднее 1 июля 1999 г.

Между тем, активно используя слово «перерегистрация», ни один закон не поясняет, что имеется в виду.

Для уяснения смысла посмотрим на этимологию этого слова: оно образовано добавлением к слову «регистрация», которое имеет понятное значение, приставки «пере». Приставка «пере» согласно Толковому словарю русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой придает слову, к которому она присоединяется, много значений, одно из них — «осуществлять действие заново» <1>.

———————————

<1> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / РАН. Российский фонд культуры; 2-е изд., испр. и доп. М.: АЗЪ, 1995. С. 499.

 

То есть в самом простом значении «перерегистрация» означает не что иное, как заново проведенная регистрация. Именно так трактует это понятие и ст. 11 Закона РФ «О средствах массовой информации», которая указывает, что «перерегистрация средств массовой информации осуществляется в том же порядке, что и их регистрация». К сожалению, это единственная норма, которая внятно объясняет режим перерегистрации.

Есть и попытки более узких объяснений. Так, в письме Федеральной налоговой службы от 29 октября 2009 г. «О Федеральном законе от 30.12.2008 N 312-ФЗ» указывалось, что Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ иным образом регулирует не только отношения, связанные с переходом доли или части доли участника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к другим лицам или к самому обществу, но и основные стороны внутрикорпоративного управления в обществе. Поэтому в обсуждаемый Федеральный закон включена норма о необходимости приведения уставов обществ, зарегистрированных до 1 июля 2009 г., в соответствие с новыми требованиями законодательства. В этом и заключается цель того, что называют перерегистрацией. Принципиально, конечно, здесь изложена близкая к действительной цель перерегистрации, однако анализ различных нормативных актов показывает, что законодатель может и не исчерпываться только изменением учредительных документов. Хороший пример из приведенных — требование ст. 27 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» о необходимости ежегодной перерегистрации религиозных организаций для сохранения прав юридического лица. Да и смысл слова «регистрация» в ГК РФ вовсе не исчерпывается рассмотрением учредительных документов.

Перерегистрация, т.е. по сути создание заново уже существующего юридического лица, либо требует своего объяснения в законе, либо требует отнесения к уже существующим институтам, причем наиболее близко оно стоит именно к реорганизации. Следует отметить, что в судебной практике встречались попытки квалификации, однако назвать их удачными, если не сказать более, мы не можем. Так, в качестве примера можно привести Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 апреля 2001 г. N А19-12161/00-21-Ф02-827/01-С1. Администрация Иркутской области обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения Управления Министерства РФ по налогам и сборам по Иркутской области о привлечении к налоговой ответственности за нарушение установленного налоговым законодательством (п. 1 ст. 85 НК РФ) срока представления в налоговый орган сведений о перерегистрации ООО «Золотая луна» в виде штрафа в размере 1000 руб. Решением суда по первой инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано, постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения. В кассационной жалобе администрация Иркутской области просила отменить судебные акты по делу и принять новое решение о признании недействительным решения УМНС России по Иркутской области. Кассационная инстанция требования истца не поддержала и оставила в силе решение нижестоящих судов.

Суть же дела была в следующем. ООО «Золотая луна» было зарегистрировано Регистрационной палатой администрации г. Иркутска и поставлено на учет в ГНИ по Свердловскому административному округу г. Иркутска. Впоследствии решением собрания его участников были внесены изменения в устав общества в связи с увеличением уставного капитала и вводом в состав учредителей иностранной организации. Поскольку в состав общества вошел иностранный инвестор, регистрация изменений учредительных документов была осуществлена уже другим органом — заместителем главы администрации Иркутской области, которому постановлением губернатора Иркутской области было поручено осуществлять регистрацию предприятий с иностранными инвестициями. Обществу было выдано Свидетельство о государственной регистрации предприятия, организации, учреждения, объединения с иностранными инвестициями. Налоговое законодательство (п. 1 ст. 85 НК РФ в соответствующей редакции на период действия анализируемых событий) обязывает органы, осуществляющие регистрацию организаций, сообщать в налоговый орган по месту своего нахождения о зарегистрированных (перерегистрированных) или ликвидированных (реорганизованных) организациях в течение 10 дней после регистрации (перерегистрации) или ликвидации (реорганизации) организации. Истец (администрация) полагал, что никакой новой государственной регистрации не произошло: «судом неправильно применены пункт 4 статьи 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», статьи 84, 85 Налогового кодекса Российской Федерации. Вывод суда о том, что произошла перерегистрация ООО «Золотая луна», необоснован. В действующем налоговом законодательстве не дается понятия «перерегистрация» организаций. По мнению заявителя кассационной жалобы, данное понятие приурочено к моменту создания организации. В Гражданском кодексе Российской Федерации, Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью», Налоговом кодексе Российской Федерации разделяется понятие «регистрация организаций» и «регистрация изменений в учредительные документы организаций» и соответственно разделяются обязанности по предоставлению соответствующих сведений в налоговый орган между регистрирующими органами и организациями. Государственная регистрация ООО «Золотая луна» произошла 29.07.98, и истец считает, что не требуется его перерегистрация, так как оно существует в организационно-правовой форме, которая предусмотрена федеральным законодательством. Таким образом, возможность и основания для перерегистрации ООО «Золотая луна» в настоящее время отсутствуют. В соответствии с вышеизложенными требованиями законодательства администрация Иркутской области не производила перерегистрацию ООО «Золотая луна», а зарегистрировала изменения учредительных документов, которые согласно пункту 3 статьи 52 Гражданского кодекса Российской Федерации приобретают силу для третьих лиц с момента государственной регистрации. Налоговым кодексом Российской Федерации не установлена обязанность и ответственность органов, осуществляющих государственную регистрацию организаций, предоставлять в налоговые органы сведения о регистрации изменений в учредительных документах регистрируемых организаций, следовательно, по мнению истца, в действиях администрации Иркутской области отсутствуют признаки правонарушения».

Не поддержав соответствующие доводы заявителя, суд подчеркнул, что «регистрация изменений в учредительные документы организации, повлекшая за собой новую регистрацию с учетом внесенных изменений, не что иное, как перерегистрация организации».

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code