2.3.1. Изменение типа юридического лица

2.3. Реорганизация и составы, направленные на изменение типа (вида) юридического лица

2.3.1. Изменение типа юридического лица

Для понимания сущности реорганизации важно рассмотреть такой институт современного права, как «изменение типа юридического лица».

Сначала о категории «тип» применительно к юридическому лицу.

Гражданский кодекс РФ такой категории не использует. В нем применительно к систематизации различных юридических лиц используются категории «форма» (к примеру, ст. 50 ГК: «юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий»), «организационно-правовая форма» (ст. 54 ГК: «юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму»), «вид» (ст. 58 ГК: «при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы)…»).

Использование этих слов нельзя в полной мере назвать системным: 1) «вид» в одних нормах понимается как аналог организационно-правовой формы (об этом говорит и сравнение ст. 49 ГК («коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом…») с положениями других статей, где то же унитарное предприятие именуется «формой», и ряда других статей). В других нормах это слово используется для обозначения классификаций более низкого уровня (ст. 120 ГК: «особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами»); 2) хозяйственные товарищества и общества названы формой юридического лица, при этом у такой формы есть свои внутренние формы (ст. 66 ГК: «хозяйственные товарищества могут создаваться в форме полного товарищества и товарищества на вере (коммандитного товарищества)… Хозяйственные общества могут создаваться в форме акционерного общества, общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью»). То есть получается, форма в форме. Это притом что над хозяйственными товариществами и обществами стоит еще одно юридически значимое разделение: на коммерческие и некоммерческие (причем непонятно, по крайней мере в ГК об этом ничего не говорится, идет речь также о форме или об иной категории для описания соответствующего разделения всех юридических лиц).

Если не принимать во внимание положения ст. 120 ГК РФ, процитированные выше, то общее положение ГК РФ состоит в том, что:

1) вид (организационно-правовая форма, форма) — правовой режим, один из элементов, позволяющих идентифицировать в гражданском обороте конкретную юридическую личность (не зря ГК требует указания в уставе обязательно организационно-правовой формы); причем это не просто элемент классификации (разделения) юридических лиц, допускаемых к участию в обороте, — это законченный, в полном смысле основной (базовый) или, еще можно сказать, изначальный элемент любой классификации; эта «базовость» состоит в том, что он, не имея внутри себя никакой иной классификации, при этом содержит все основные элементы, позволяющие организации функционировать;

2) изменение вида (организационно-правовой формы, формы) есть реорганизация в форме преобразования.

Большую путаницу вносят отдельные федеральные законы (прежде всего регулирующие правовое положение и деятельность некоммерческих организаций), в частности:

1) то, что ГК РФ (ст. 120) именуется видом учреждения (внутри такой формы как «учреждение»), в Федеральном законе «О некоммерческих организациях» предстает в качестве отдельных форм (во множественном числе, подчеркнем это) некоммерческих организаций: частное, государственное, муниципальное, бюджетное учреждения (ст. 9 «Частные учреждения», ст. 9.1 «Государственные, муниципальные учреждения»), ст. 9.2 «Бюджетное учреждение»). И это притом что в ст. 9.1 черным по белому написано: «типами государственных, муниципальных учреждений признаются автономные, бюджетные и казенные», т.е. тип учреждения в этой статьей приравнен к категории форма (!);

2) то, что ГК РФ именуется отдельным видом (формой, организационно-правовой формой) юридического лица, т.е. тем самым самодостаточным правовым режимом, использование которого позволяет начать деятельность, в частности «общественные и религиозные организации (объединения)», в Федеральном законе «Об общественных объединениях» предстает как собирательное понятие, включающее в себя ни много ни мало отдельные «организационно-правовые формы» таких объединений (ст. 7 Закона): общественная организация, общественное движение, общественный фонд, общественное учреждение, орган общественной самодеятельности, политическая партия. Из этого перечня в свою очередь видно следующее: «общественное учреждение» названо отдельной организационно-правовой формой общественного объединения, при этом оно не названо ни формой, ни видом, ни типом общей формы «учреждение», которую признает ГК; «общественный фонд» также назван отдельной организационно-правовой формой общественного объединения, притом что «фонд» вообще — это отдельная форма юридического лица по ГК РФ.

Но на этом «перевоплощения» общественного фонда не заканчиваются, ибо ст. 10 Закона «Об общественных объединениях» в рамках этой отдельной организационно-правовой формы общественного объединения еще и выделяет отдельные виды («создание, деятельность, реорганизация и (или) ликвидация иных видов фондов (частных, корпоративных, государственных, общественно-государственных и других) могут регулироваться соответствующим законом о фондах»); но и это не все «перевоплощения» фонда, ведь ст. 7 Федерального закона «О некоммерческих организациях», признавая «фонд» формой некоммерческих организаций, также признает возможность существования внутри этой формы отдельных его видов («особенности создания и деятельности фондов отдельных видов могут устанавливаться федеральными законами о таких фондах»); обратим внимание, что если Закон «Об общественных объединениях» говорит о законе о фондах как о едином акте, то Закон «О некоммерческих организациях» говорит о законах о фондах.

Ну и последнее «перевоплощение» фонда: ст. 2 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах» указывает, что «негосударственный пенсионный фонд» признается «особой организационно-правовой формой некоммерческой организации социального обеспечения»;

3) отдельные законы вводят понятие «тип». Изначально это было сделано для акционерных обществ, в частности Федеральный закон «Об акционерных обществах» (ст. 11) ввел два типа таких обществ: открытое и закрытое. Позднее типизация была введена для государственных, муниципальных учреждений: ст. 4 Федерального закона «О некоммерческих организациях» предусматривает возможность выделения типов внутри формы государственного или муниципального учреждения («наименование некоммерческой организации, созданной в форме государственного или муниципального учреждения, может включать указание на ее тип»). При этом что есть тип юридического лица и какое он имеет самостоятельное значение, ни один закон не проясняет. Еще более запутывает эту картину Закон РФ «Об образовании», ст. 12 которого вводит типизацию образовательных учреждений, причем внутри типов уже выделяются виды <1>.

———————————

<1> «К образовательным относятся учреждения следующих типов: 1) дошкольные; 2) общеобразовательные (начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования); 3) учреждения начального профессионального, среднего профессионального, высшего профессионального и послевузовского профессионального образования; 4) учреждения дополнительного образования взрослых; 5) специальные (коррекционные) для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья; 6) утратил силу с 1 января 2005 г.; 7) учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (законных представителей); 8) учреждения дополнительного образования детей; 9) другие учреждения, осуществляющие образовательный процесс. 5. Образовательные учреждения одного типа подразделяются на виды, определенные федеральными законами или типовыми положениями об образовательных учреждениях соответствующих типов и видов, которыми регулируется деятельность государственных и муниципальных образовательных учреждений… 6. Тип и вид образовательного учреждения устанавливаются учредителем (учредителями) при создании образовательного учреждения и изменяются по решению учредителя (учредителей)».

 

Что можно понять из этих положений ГК РФ и отдельных законов? По большому счету абсолютно ничего. Перед нами во всех красках предстает картина нашего нынешнего законодательства, которому, при всей его претензии на системность, она на самом деле присуща весьма мало. Мы можем допустить, что для законодателя не имело существенного значения соотношение между словами «форма», «вид», «тип» применительно к классификациям юридического лица. И во многих случаях тщательность при употреблении этих слов действительно излишня; однако для сферы правового регулирования юридических лиц такой подход ведет к отсутствию системы в законодательстве о юридических лицах, к появлению все новых видов (форм, типов?) юридических лиц, которые вообще ничем друг от друга по существу (по элементам своего правового режима) не отличаются.

Все это имеет прямое отношение к анализируемой теме. И вот почему. Статья 58 ГК РФ квалифицирует как «преобразование», т.е. как одну из форм реорганизации «изменение организационно-правовой формы», что, как показывает анализ текста ГК, можно читать и следующим образом: изменение вида (формы) юридического лица есть его реорганизация в форме преобразования <1>. Соответственно, в зависимости от правового режима соответствующей организационно-правовой формы (вида, формы) это влечет определенные последствия, прежде всего в части обязанностей по уведомлению указанных законом лиц о реорганизации, возникновению обязательств определенного рода (перед кредиторами, участниками) и т.п.

———————————

<1> В литературе, впрочем, высказана точка зрения, что понятие «организационно-правовая форма» «шире и представляется более удачным» в сравнении со словом «вид». В частности, В.В. Долинская указывает, что «организационно-правовая форма представляет собой совокупность признаков юридического лица (шире — предпринимателя): имущественной и организационной обособленности, способов формирования имущественной базы, особенностей взаимодействия собственников, учредителей, участников, самого юридического лица, в ряде случаев — его структурных подразделений, трудового коллектива, их ответственности друг перед другом, контрагентами, потребителями, конкурентами, государством и обществом. Она наряду с формой собственности, в рамках которой создается и функционирует юридическое лицо, соотношением в правах учредителей (участников) и самого ЮЛ на имущество последнего, правовым режимом имущества, целью осуществляемой деятельности и другими критериями выступает основанием классификации юридических лиц на виды» (Долинская В.В. Указ. соч. С. 6, 7).

 

А вот изменение типа юридического лица в соответствии с некоторыми законами, подкрепленными судебной практикой, реорганизацией не признается, в частности:

а) не признается реорганизацией изменение (преобразование) типа акционерного общества (открытого на закрытое и обратно). Соответствующее разъяснение было дано еще в п. 6 ныне отмененного Постановления Пленума ВС РФ N 4 и Пленума ВАС РФ от 2 апреля 1997 г. N 8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»: «при рассмотрении споров, связанных с преобразованием акционерного общества одного типа, в акционерное общество другого типа необходимо учитывать, что изменение типа общества не является реорганизацией юридического лица (его организационно-правовая форма не изменяется), поэтому требования, предусмотренные пунктом 5 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 5 статьи 15 и статьей 20 Закона — о составлении передаточного акта, об уведомлении кредиторов о предстоящем изменении типа акционерного общества, — в таких случаях предъявляться не должны. Не применяются при этом и другие нормы, касающиеся реорганизации общества…»

Позднее это правило в другом виде, но в той же концепции было изложено в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»: «в соответствии с пунктом 1 статьи 68 Гражданского кодекса Российской Федерации хозяйственное общество одного вида может быть преобразовано в хозяйственное общество другого вида, при этом не исключается возможность преобразования обществ, относящихся к одной организационно-правовой форме юридического лица (акционерных обществ): закрытых в открытые и открытых в закрытые. При рассмотрении споров, связанных с преобразованием акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа, необходимо учитывать, что изменение типа общества не является реорганизацией юридического лица (его организационно-правовая форма не изменяется), поэтому требования, установленные пунктом 5 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 5 статьи 15 и статьей 20 Закона: о составлении передаточного акта, об уведомлении кредиторов о предстоящем изменении типа акционерного общества, — в таких случаях предъявляться не должны. Не применяются при этом и другие нормы, касающиеся реорганизации общества, в том числе предоставляющие акционерам право требовать выкупа принадлежащих им акций общества, если они голосовали против преобразования или не участвовали в голосовании по данному вопросу (статья 75 Закона). Преобразование акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа осуществляется по решению общего собрания акционеров с внесением соответствующих изменений в устав общества (утверждением устава в новой редакции) и государственной регистрацией их в установленном порядке…»

Такая позиция подтверждена и многочисленными примерами из судебной практики (Определение ВАС РФ от 21 апреля 2011 г. N ВАС-4834/11 по делу N А09-3874/2009, Постановления ФАС Московского округа от 24 сентября 2007 г., от 28 сентября 2007 г. N КГ-А40/9724-07-П по делу N А40-25378/06-138-199, ФАС Поволжского округа от 11 октября 2010 г. по делу N А57-20804/2009, от 30 ноября 2009 г. по делу N А57-6102/2008, ФАС Северо-Кавказского округа от 16 февраля 2005 г. N Ф08-6138/05 по делу N А22-111/05/6-15 и др.);

б) не признается реорганизацией изменение типа государственного, муниципального учреждения (ст. 17.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях»). Поскольку в соответствии со ст. 9.1 этого Закона типами государственных, муниципальных учреждений признаются автономные, бюджетные и казенные учреждения, то реорганизацией не признаются преобразования:

— автономного учреждения в бюджетное;

— автономного учреждения в казенное;

— бюджетного учреждения в автономное;

— бюджетного учреждения в казенное;

— казенного учреждения в автономное;

— казенного учреждения в бюджетное.

Таким образом, в обоих случаях (акционерные общества, государственные и муниципальные учреждения) изменение типа не влечет ни одно из последствий реорганизации, в том числе правопреемство, не признаются прекратившимися юридические лица, изменяющие тип, равно как и не признаются созданными вновь юридические лица, получившие новый тип в результате изменения. Не применяются соответственно и другие частные последствия реорганизации (к примеру, у акционерных обществ не возникает обязанности по выкупу акций и т.п.). Неприменение положений о реорганизации влечет большую свободу в определении последствий такого изменения, к примеру, в соответствии с п. 4 ст. 17.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях» государственное или муниципальное учреждение при изменении типа наделяется правом осуществлять предусмотренные его уставом виды деятельности на основании лицензий, свидетельства о государственной аккредитации и иных разрешительных документов, выданных этому учреждению до изменения его типа, до окончания срока действия таких документов; при этом не требуется переоформление документов, подтверждающих наличие лицензий в соответствии с законодательством о лицензировании отдельных видов деятельности, и переоформление иных разрешительных документов.

Насколько оправдан подход законодателя к разграничению правовых режимов (и, соответственно, последствий) реорганизации и изменения типа юридического лица? С нашей точки зрения, и это особенно, как кажется, очевидно после предшествующего анализа классификационных критериев юридических лиц, не оправдан никак, и вот по каким причинам:

а) институт «изменения типа» незнаком ГК РФ, непонятно соответственно, что он вообще собой представляет с точки зрения гражданского права;

б) как показывает предшествующий анализ, тип юридического лица есть понятие неопределенное, а к тому же оно практически равнозначно в употреблении (а иногда и просто выступает как аналог) словам «форма» и «вид», изменение которых и квалифицируется законом как «реорганизация»;

в) мы не видим никакой логики в том, что одни организационные изменения именуются реорганизацией, хотя не имеют никаких существенных последствий с точки зрения правового режима деятельности юридического лица, прекращающего свое существование в результате реорганизации, и юридического лица, создаваемого в результате реорганизации (к примеру, преобразование общества с ограниченной ответственностью в общество с дополнительной ответственностью), а изменение типа, влекущее самые серьезные последствия, таковой не признается. Достаточно посмотреть таблицу сравнений в части ответственности различных видов (типов) учреждений (таблица 9), чтобы стало совершенно очевидно, что «переход» от одного типа учреждения к другому вовсе не ограничивается «сменой вывески», а влечет серьезнейшие изменения в части отношений такого субъекта с кредиторами. И чем это не реорганизация? Ведь при том же преобразовании общества с ограниченной ответственностью в общество с дополнительной ответственностью меняется только размер ответственности участников, и то только в части установления кратности, в части дополнительной ответственности, а между тем изменение типа акционерного общества вносит гораздо более радикальные изменения в части возможностей акционеров и ограничений самого общества (невозможность (возможность) открытой подписки, наличие (отсутствие) преимущественного права, наличие (отсутствие) ограничений по числу участников).

 

Таблица 9

 

Ответственность учреждений различных видов (типов)

 

 

Тип учреждения (различия в ответственности) Частное Государственное и муниципальное
бюджетное казенное автономное
1 2 3 4 5
Пределы самостоятельной ответственности Частное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами (ст. 120 ГК РФ) Бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, как закрепленным за бюджетным учреждением собственником имущества, так и приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенного бюджетным учреждением за счет выделенных собственником имущества бюджетного учреждения средств, а также недвижимого имущества (ст. 120 ГК РФ) Казенное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами (ст. 120 ГК РФ). При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества Автономное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, за исключением недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества, закрепленных за автономным учреждением собственником этого имущества или приобретенных автономным учреждением за счет выделенных таким собственником средств (ст. 120 ГК РФ)
Субсидиарная ответственность учредителя Есть.

При недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении частного учреждения, субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества (ст. 120 ГК РФ)

Нет.

Собственник имущества бюджетного учреждения не несет ответственности по обязательствам бюджетного учреждения (ст. 120 ГК РФ)

Есть.

Причем предусмотрена двумя разными нормами: — ст. 120 ГК РФ: при недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении казенного учреждения, субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества (ст. 120 ГК РФ); — ст. 161 Бюджетного кодекса РФ: при недостаточности лимитов бюджетных обязательств, доведенных казенному учреждению для исполнения его денежных обязательств, по таким обязательствам от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования отвечает соответственно орган государственной власти (государственный орган), орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, осуществляющий бюджетные полномочия главного распорядителя бюджетных средств, в ведении которого находится соответствующее казенное учреждение

Нет.

Собственник имущества автономного учреждения не несет ответственность по обязательствам автономного учреждения

 

 

Интересно, что и в литературе до сего дня этой теме не уделено пока серьезного внимания. К примеру, можно встретить такую весьма интересную фразу (Г.С. Шапкина): «…организационные и правовые преобразования в обществе могут быть связаны не только с его реорганизацией, но и с изменением типа общества» <1>. Интересно спросить и этого автора, и других: а что такое эти самые «организационные изменения» как категория? Ведь ГК-то ей не оперирует? Довольно критично относительно правового режима изменения типа акционерного общества высказывался А.В. Коровайко: «…нельзя не отметить того обстоятельства, что изменение типа акционерного общества в рамках одной организационной формы влечет за собой существенные последствия не только для акционеров, но и для третьих лиц, в том числе кредиторов преобразованного АО. Так, при преобразовании открытого акционерного общества в закрытое в некоторой степени сужается объем прав акционеров. Прежде всего, это касается прав акционеров открытого общества отчуждать принадлежащие им акции сторонним инвесторам без согласия других акционеров этого общества. Акционеры же закрытого акционерного общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества… Открытое акционерное общество, преобразованное в закрытое, лишается возможности проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц. Кредиторы такого общества утрачивают возможность получать информацию о финансовом, экономическом, юридическом состоянии дел, поскольку прекращается публичное ведение дел такого общества… При преобразовании закрытого акционерного общества в открытое, напротив, акционеры и само общество приобретают дополнительные обязательства… Таким образом, изменение типа акционерного общества существенным образом сказывается на объеме прав и обязанностей самого акционерного общества, его акционеров, а также правомочиях третьих лиц, связанных с данным юридическим лицом хозяйственными и другими отношениями» <2>. С приведенной точкой зрения сложно не согласиться, ее можно разве что только дополнить в части указания того, что приобретают или теряют акционеры и кредиторы при таком изменении типа.

———————————

<1> Шапкина Г.С. Применение акционерного законодательства. М.: Статут, 2009. С. 133.

<2> Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ. Теория, законодательство, практика: Учеб. пособие. М.: Норма (Норма-Инфра-М), 2001. С. 90, 91.

 

Важно отметить, что за всей этой неопределенностью в правовую материю проникают институты, объективное обоснование которых найти трудно. Причем здесь налицо очевидное лукавство, которое хорошо видно из норм закона. К примеру, ст. 5 Федерального закона «Об автономных учреждениях» указывает (п. 13), что в случае принятия уполномоченным органом решения о создании автономного учреждения путем изменения типа существующего государственного или муниципального учреждения применяются правила п. п. 1 и 2 ст. 60 ГК РФ. А положения этих пунктов, между прочим, ключевые для процесса реорганизации любого юридического лица <1>. То есть государство понимает, что переход от другого типа государственного учреждения к автономному ведет к таким последствиям для кредиторов, что им предоставляются права, равные тем, что они имели бы при проведении реорганизации.

———————————

<1> А именно: а) юридическое лицо в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о его реорганизации обязано в письменной форме сообщить в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, о начале процедуры реорганизации с указанием формы реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц такое уведомление направляется юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным решением о реорганизации. На основании данного уведомления орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вносит в Единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации. Реорганизуемое юридическое лицо после внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации… дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических лиц уведомление о реорганизации опубликовывается от имени всех участвующих в реорганизации юридических лиц юридическим лицом, последним принявшим решение о реорганизации либо определенным решением о реорганизации. В уведомлении о реорганизации указываются сведения о каждом участвующем в реорганизации, создаваемом (продолжающем деятельность) в результате реорганизации юридическом лице, форма реорганизации, описание порядка и условий заявления кредиторами своих требований, иные сведения, предусмотренные законом; б) кредитор юридического лица, если его права требования возникли до опубликования уведомления о реорганизации юридического лица, вправе потребовать досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения — прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков, за исключением случаев, установленных законом.

 

Анализ подзаконных актов, которые регулируют порядок изменения типа государственных учреждений, показывает также, что в документах, на основании которых готовится такое изменение, регулируются и некоторые вопросы правопреемства. К примеру, Порядок создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539, требует, чтобы в случае если изменение типа федерального казенного учреждения ведет к невозможности осуществления создаваемым путем изменения типа федеральным учреждением государственных функций, в пояснительной записке должна быть указана «информация о том, кому данные государственные функции будут переданы», а в случае «если изменение типа федерального учреждения приведет к невозможности осуществления создаваемым путем изменения типа федеральным учреждением полномочий федерального органа государственной власти по исполнению публичных обязательств перед физическим лицом, подлежащих исполнению в денежной форме», в пояснительной записке должна быть указана «информация о том, кому указанные полномочия будут переданы».

Вся эта неопределенность в части критериев отграничения реорганизации от изменения типа очень хорошо обнаруживает слабость других нормативных конструкций, к примеру, в части правовой судьбы лицензий: при изменении типа все лицензии сохраняют свое действие (каков бы ни был масштаб изменений правового режима деятельности организации), а при реорганизации (как видно из анализа развития законодательства в ч. 1 данной работы) подход по большей части направлен на то, чтобы лицензия либо утрачивала силу, либо требовались усилия по ее переоформлению. Где здесь логика, неясно.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code