2.1. Общие замечания. Метод анализа и подходы

2. ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ РЕОРГАНИЗАЦИИ, СРАВНЕНИЕ РЕОРГАНИЗАЦИИ С ИНСТИТУТАМИ, СУЩЕСТВЕННО ИЗМЕНЯЮЩИМИ ПЕРВОНАЧАЛЬНО СОЗДАННУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ ЛИЧНОСТЬ

2.1. Общие замечания. Метод анализа и подходы

Отсутствие ответа на вопрос о сущности реорганизации после изучения современной доктрины и позитивного права предполагает необходимость анализа различных феноменов, которые по своим признакам и (или) последствиям схожи с реорганизацией (далее мы будем также для простоты изложения использовать слова «аналоги», «институт»).

Такой анализ позволит выявить причины дефектности существующего правового режима реорганизации, позволит дать ответ на вопрос — что такое реорганизация, а также на ряд иных важных вопросов:

— целесообразно ли сохранение этого феномена (института) как самостоятельного (не в существующем виде, поскольку очевидно, что это нецелесообразно), и если да, то

— какое место этот феномен (институт) должен в нашем праве занимать и как должен быть структурирован в правовых источниках.

Важный вопрос при таком анализе — выбор аналогов. Это серьезная проблема, ибо надо ответить на вопрос: с чем сравнивать правовой режим реорганизации и, напротив, какие явления правовой действительности в расчет не брать?

Вопрос о том, с какими еще феноменами юридической действительности правовой режим реорганизации схож по отдельным ключевым своим элементам, весьма сложен. Дело здесь в том, что у многих исследователей этого явления совершенно различная «отправная точка» в рассуждениях. А эта точка на самом деле определяет едва ли не весь ход дальнейших рассуждений и выбор из ряда имеющихся аналогий.

В самом деле, если мы оттолкнемся при анализе реорганизации от понятия «организационные изменения», то перед нашим мысленным взором возникнет значительное число малоисследованных феноменов. А вот если мы будем исходить из того, что реорганизация есть способ прекращения юридического лица, как перед нами будет весьма ограниченное число аналогов.

И это только один пример, а ведь авторы, которые исследуют проблему, предлагают множество иных отправных точек (к примеру, «с точки зрения имущественных отношений» <1> и др.). Именно это показывает анализ работ тех авторов, которые пытаются найти обозначения для таких аналогов: «смежные понятия» (В.В. Долинская <2>), «термины-синонимы» (Д.В. Жданов <3>), «схожие по смыслу понятия» (И.В. Зыкова <4>) и т.п. Так, первый из названных авторов в качестве «смежного» называет понятие экономического или финансового слияния, которое, по ее мнению, используется в законодательстве ряда иностранных государств. Д.В. Жданов сравнивает правовые режимы реорганизации и таких феноменов, как: поглощение, в том виде, как его предусматривало Положение об акционерных обществах, утвержденное Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601; укрупнение бизнеса путем создания холдингов; переход на единую акцию; создание финансово-промышленной группы; реструктуризация; изменение типа акционерного общества; коммерциализация; перерегистрация; приобретение. Некоторые авторы пытаются оттолкнуться от понятия «юридический статус». В частности, П.А. Марков пишет, что «реорганизация компаний, как определено Гражданским кодексом РФ, означает изменение юридического статуса одного или нескольких субъектов, задействованных в реорганизации» <5>.

———————————

<1> Долинская В.В. Реорганизация юридических лиц // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. N 8. С. 13.

<2> Долинская В.В. Указ. соч. С. 13 — 14.

<3> Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 26 — 30.

<4> Зыкова И.В. Юридические лица: создание, реорганизация, ликвидация. М.: Ось-89, 2005. С. 101.

<5> Марков П.А. Реорганизация и поглощение: проблемы соотношения понятий // Вестник арбитражной практики. 2011. N 5, 6; СПС «КонсультантПлюс».

 

Предложенный этими авторами метод — наиболее широко исследовать сопоставимые явления правовой действительности для выявления сущности реорганизации — концептуально заслуживает поддержки, тем более что анализ законодательства ряда сопредельных с Россией государств показывает, что многие нормативные акты таких государств как раз исходят из такого подхода.

Другое дело, что использование такого широкого подхода не в полной мере позволяет ответить на вопрос о том, какие явления конкретно должны быть исследованы, поскольку не содержит никакого признака, позволяющего это сделать. А этот признак, критерий, внятный и вполне определенный и верифицируемый, надо найти. Взять тот же критерий «изменения юридического статуса», который предлагается П.А. Марковым. Первый же вопрос здесь: а что представляет собой юридический статус? Ведь позитивное право такого термина не использует. В лучшем случае говорится о «правовом положении» <1>. Однако, как показывает использование этого термина, он не является вполне определенным, под ним понимаются вообще все нормы, которые описывают права и обязанности, меру дозволенного и запрещенного того или иного субъекта (к примеру, для иностранного резидента).

———————————

<1> К примеру, гл. 67 ГК РФ называется «Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц», хотя примеров здесь можно приводить значительно больше.

 

Наш подход состоит в следующем. По большому счету реорганизация — это не что иное, как существенное изменение юридической личности. Прежде всего конечно, то, которое изменяет юридическую личность в том виде, в котором она была создана изначально. Это такое изменение, которое ставит заинтересованных участников гражданского оборота, прежде всего, конечно, кредиторов и участников (иногда и должников), перед фактом потенциального или реального ущемления, умаления их имущественных и неимущественных интересов, которое будет вызвано таким изменением.

Если мы говорим об изменении, то надо определить, что подвергается такому изменению. Юридическую личность можно условно представить как некоторый набор компонентов (элементов), без которых юридическая личность не может считаться таковой. Условность, о которой было сказано, заключается в том, что такие компоненты в нашем законе не вполне внятные, если не сказать больше. Формальное определение юридического лица, данное в ст. 48 ГК РФ, во-первых, не включает в себя важнейшие элементы юридического лица (необходимость государственной регистрации), а во-вторых, даже включение большего количества элементов, по сути, не будет иметь никакого обоснования в силу того, что в реальности для констатации факта существования юридического лица не нужно никакого имущества и вообще чего-либо, достаточно лишь, чтобы в ЕГРЮЛ содержалась соответствующая запись о юридическом лице. И это не упрощение ситуации и даже не «передергивание» норм под свои собственные авторские теории. Для актуальности этой мысли достаточно посмотреть на практику восстановления ранее существующих юридических лиц в результате отмены решений о реорганизации и признания недействительным решения о государственной регистрации вновь созданного лица и прекращении ранее существовавшего, о чем мы поговорим подробнее ниже.

Если попытаться «вывести» всю совокупность элементов юридической личности, то, с нашей точки зрения, это можно сделать из анализа не только и не столько самого определения юридического лица, но в целом положений ст. ст. 48 — 56 § 1 («Основные положения») гл. 4 («Юридические лица») ГК РФ. Исходя из такого анализа можно выдвинуть предположение, что к числу искомых нами элементов относятся:

— запись в ЕГРЮЛ по итогам государственной регистрации самого факта существования юридического лица (основной элемент на сегодня);

— место государственной регистрации (определяет в широком смысле «юрисдикцию», личный закон (не в узком смысле этого понятия) юридического лица);

— место нахождения на момент государственной регистрации (оно же местонахождение, отраженное в учредительных документах, говоря иначе, «адрес прописки» юридической личности»);

— наличие на момент государственной регистрации определенного наименования (это элемент индивидуализации лица в гражданском обороте и иных отношениях);

— организационно-правовая форма, в которой создано лицо (это правовой режим, который регулирует сразу несколько важных компонентов: имущественную основу, характер связи с основателями юридической личности, порядок управления, волеобразования и волеизъявления и т.д.);

— конкретное содержание учредительных документов на момент государственной регистрации, представляющее собой наличие обязательных сведений, предусмотренных законом <1> (учредительные документы — это своего рода паспорт юридической личности, в котором описан правовой режим его деятельности, как внутренней, так и внешней);

———————————

<1> Наименование юридического лица, место его нахождения, порядок управления деятельностью юридического лица (наличие у юридического лица на момент государственной регистрации определенной системы органов), а в учредительных документах некоммерческих организаций и унитарных предприятий, а в предусмотренных законом случаях и других коммерческих организаций — предмет и цели деятельности юридического лица) и законом для юридических лиц соответствующего вида (другие сведения).

 

— наличие имущества;

— определенная система органов (управления). Этот элемент сложен в объяснении сквозь призму действующего ГК, поскольку он управление не регулирует, указывая самые общие сведения об органах юридического лица. Между тем управление как система вовсе не исчерпывается только системой органов, а включает в себя возможности влияния через указанную систему органов на решения, принимаемые и реализуемые юридическим лицом. Наиболее простой пример — отношения аффилированности, ситуации конфликта интересов и т.д.

Оговорка «на момент государственной регистрации» важна в силу того, что реорганизация — это процесс изменения того, что было первоначально создано (последующее изменение измененного также подпадает под наше определение).

Исходя из выделенных элементов надо определить:

— какие действия или юридические составы могут изменять такие элементы;

— должна ли быть дифференциация в части таких изменений и чем она должна объясняться. Говоря иначе: можно ли (и надо ли) выделять какие-то критерии для того, чтобы одни изменения хотя бы и меняли существенно юридическую личность в части перечисленных элементов, но тем не менее не требовали бы никакого специального правового регулирования, направленного на обеспечение интересов кредиторов и основных бенефициаров юридического лица, в силу того что никакого отрицательного эффекта они не способны вызвать? Надо определить критерии того, почему изменения могут иметь различные правовые последствия (иметь разные правовые режимы, говоря шире), почему одни изменения должны подпадать под особый правовой режим реорганизации, а другие, как было отмечено ранее, нет.

Очевидно, что в такой логике сама реорганизация выступает особым правовым режимом, цель существования которого — обеспечить интересы определенных групп участников гражданского оборота и иных правоотношений (налоговых и т.д.), которые могут быть существенно затронуты изменением указанных элементов юридической личности.

Переходя к дифференциации изменений, отметим, что один из наиболее важных критериев таковой — существенность. Поскольку юридическое лицо постоянно изменяется как минимум с точки зрения наличия у него определенной имущественной массы и долгов, сама по себе квалификация реорганизации только как изменения элементов в том виде, как они существуют на определенный момент, может привести к неверному выводу о том, что любое такое изменение вообще есть реорганизация. С точки зрения цели регулирования — обеспечить защиту интересов кредиторов и основных бенефициаров от негативного воздействия изменений — нас может и должно интересовать только существенное изменение.

Другое дело, что понимать под существенностью применительно к изменениям?

Возьмем, к примеру, изменение организационно-правовой формы. Сегодня такое изменение есть реорганизация. Однако существуют изменения, которые формально не меняют форму, но по своим последствиям имеют гораздо более серьезные последствия для кредиторов и бенефициаров. Причем у них нет режима реорганизации, между тем как изменение формы часто ничего принципиально для кредиторов может не менять.

В частности, изменение учредительных документов может заключаться в дополнении филиалов, а может — в существенном изменении структуры управления, которое не позволит определенным лицам войти в такие органы. И все это — в рамках одного режима изменений в уставе, а ведь очевидно, что надо смотреть по последствиям, а не по формальным признакам.

Или изменение места нахождения (опять же путем внесения изменений в устав). Казалось бы, ничего серьезного, но даже перемещение юридического лица внутри одного субъекта Федерации может поменять его налоговый режим (местные налоги). Разве этот вопрос не волнует кредиторов?

Еще пример: при выделении одной организации из другой вторая «теряет» часть своего имущества. Размер этой «потери» может быть как совершенно незначительный, так и более чем существенный. Между тем существенные изменения имущественной массы могут проходить в других режимах, к примеру в режиме крупной сделки по приобретению или продаже предприятия. Но крупная сделка — не реорганизация и продажа предприятия — не реорганизация. И последствия таких сделок и реорганизации в части прав кредиторов и участников — совершенно различны. Между тем если исходить из определения юридического лица, данного в ст. 48 ГК РФ, можно увидеть, что наличие собственной и обособленной имущественной базы есть один из признаков юридического лица. Соответственно, определенная имущественная масса, которая на момент создания имеется у юридического лица, есть один из существенных признаков, которые составляют юридическую личность. Как разграничивать правовой режим таких действий: почему одни действия должны именоваться реорганизацией, а другие должны иметь отличный от нее правовой режим? Вот этот вопрос, на наш взгляд, главный для ответа на вопрос о сущности реорганизации.

Для того чтобы определить круг существенных изменений, нам, очевидно, необходимо провести детальный анализ:

— изменений, которые закрепляет действующее законодательство, трансформирующих выделенные нами элементы юридической личности, причем вне зависимости от того, распространяет действующее законодательство на такие изменения правовой режим реорганизации или не распространяет;

— институтов, которые согласно действующему законодательству не изменяют выделенные нами элементы, но по своим последствиям близки к изменениям элементов юридической личности либо представляют аналоги того, что в законодательстве именуется реорганизацией.

Представленный подход радикально отличается от того, который реализован в действующем законодательстве (хотя, подчеркнем, мы на самом деле не понимаем, какой вообще подход в нем реализован, есть вероятность, что таковой просто отсутствует, представляя собой определенную традицию и не более). Ведь из представленного перечня элементов (возможно, и неполного <1>) очевидно, что лишь изменение одного из указанных параметров — организационно-правовой формы — подпадает сегодня под правовой режим реорганизации.

———————————

<1> Очевидно, что при оценке компонентов, составляющих юридическую личность, надо учитывать и специфику отдельных организационно-правовых форм. К примеру, ст. 4 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» установлено, что «унитарное предприятие должно иметь почтовый адрес, по которому с ним осуществляется связь, и обязано уведомлять об изменении своего почтового адреса орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц». То есть для такого лица неотъемлемым признаком является еще и наличие почтового адреса.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code