Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 845 ГК РФ

Статья 845. Договор банковского счета

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 845 ГК РФ

1. Предмет договора банковского счета
2. Соотношение посреднических договоров и договора банковского счета
3. Контроль за использованием клиентом денежных средств
4. Особенности совершения банковских операций при банкротстве кредитных организаций

 

1. Предмет договора банковского счета

 

В соответствии со ст. 432 ГК РФ условие о предмете является существенным условием договора. Если суд придет к выводу о несогласованности этого условия, договор будет признан незаключенным.

Исходя из п. 1 ст. 845 ГК РФ предмет договора банковского счета включает обязанность банка по принятию и зачислению денежных средств, которые поступают на счет, открытый клиенту (владельцу счета), выполнению распоряжений клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведению других операций по счету.

На практике возникают случаи, когда между сторонами складываются правоотношения, сходные с отношениями по договору банковского счета. Чтобы исключить возможность их неверной квалификации, необходимо правильно определить предмет договора.

Анализ судебной практики позволяет выявить подходы судов в отношении толкования положений п. 1 ст. 845 ГК РФ при определении предмета банковского счета.

 

1.1. Вывод из судебной практики: Предметом договора банковского счета являются действия банка, направленные не только на открытие и ведение счета, но и на выполнение поручений владельца счета о перечислении и выдаче денежных средств, проведении иных банковских операций, включая расчетные.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Московского округа от 05.08.2009 N КГ-А41/6721-09 по делу N А41-1598/09

«…Как установлено судами обеих инстанций и подтверждается имеющимися в материалах дела документами, 27 мая 2004 года между Национальным банком развития (в настоящее время ОАО «М2М Прайвет Банк») и ООО «Суперлотс» (Клиент) был заключен договор N БС-40540-1/810/2004 об открытии и порядке функционирования банковского счета в валюте РФ.

По условиям указанного договора Банк открывает Клиенту счет N 40702810004000040540 и осуществляет его расчетно-кассовое обслуживание, а Клиент принимает и оплачивает услуги Банка на условиях и в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации, договором, тарифом Банка и банковскими правилами.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Предмет договора банковского счета составляют действия банка, направленные не только на открытие и ведение счета, но и на выполнение поручений владельца счета о перечислении и выдаче денежных средств со счета, проведении иных банковских операций, включая расчетные операции. При этом банк наделен правом использовать денежные средства, внесенные (поступившие) на счет, в своей предпринимательской деятельности.

Учитывая вышеизложенное, апелляционным судом полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, дана надлежащая оценка представленным в материалы дела доказательствам, правильно применены нормы материального права, нарушения норм процессуального права не допущено…»

 

1.2. Вывод из судебной практики: Предметом договора банковского счета являются указанные в п. 1 ст. 845 ГК РФ действия банка по проведению расчетов, совершаемых в пользу владельца счета.

 

Примечание: В приведенных ниже судебных актах указано, что источник пополнения денежных средств на счете (поступление платежей от третьих лиц или зачисление соответствующих сумм самим владельцем счета) и форма расчетов не являются квалифицирующими признаками договора банковского счета, отграничивающими его от иных договоров.

 

Судебная практика:

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 21.09.2010 N 2942/10 по делу N А50-8557/2009

«…Согласно статье 845 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Исходя из данного определения предметом договора банковского счета являются указанные действия банка по проведению расчетов, совершаемые в пользу владельца счета. Источник пополнения денежных средств на счете (путем поступления платежей от третьих лиц или путем зачисления соответствующих сумм самим владельцем счета) не является квалифицирующим признаком рассматриваемого договора, отграничивающим его от иных договоров. Следовательно, то обстоятельство, что счет, предназначенный для проведения расчетов с использованием банковских карт, пополняется за счет денежных средств владельца счета, не является основанием, исключающим квалификацию договора, на основании которого этот счет открывается, как договора банковского счета.

Проведение расчетных операций с использованием банковских карт охватывается содержанием обязательств банка, принимаемых по договору банковского счета. Форма безналичных расчетов (платежными поручениями, по аккредитиву, по инкассо, чеками или путем использования банковских карт) не является признаком, позволяющим выделить договор, заключаемый между банком и владельцем карты, в качестве самостоятельного вида, отличного от договора банковского счета.

Содержащееся в настоящем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел…»

 

Аналогичная судебная практика:

Уральский округ

 

Постановление ФАС Уральского округа от 02.03.2011 N Ф09-655/11-С1 по делу N А50-14774/2010

«…На основании ст. 845 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Исходя из данного определения предметом договора банковского счета являются указанные действия банка по проведению расчетов, совершаемые в пользу владельца счета. Источник пополнения денежных средств на счете (путем поступления платежей от третьих лиц или путем зачисления соответствующих сумм самим владельцем счета) не является квалифицирующим признаком рассматриваемого договора, отграничивающим его от иных договоров. Следовательно, то обстоятельство, что счет, предназначенный для проведения расчетов с использованием банковских карт, пополняется за счет денежных средств владельца счета, не является основанием, исключающим квалификацию договора, на основании которого этот счет открывается, как договора банковского счета. Проведение расчетных операций с использованием банковских карт охватывается содержанием обязательств банка, принимаемых по договору банковского счета.

Форма безналичных расчетов (платежными поручениями, по аккредитиву, по инкассо, чеками или путем использования банковских карт) не является признаком, позволяющим выделить договор, заключаемый между банком и владельцем карты, в качестве самостоятельного вида, отличного от договора банковского счета.

На изложенном подходе основывается также регулирование расчетов с использованием расчетных (дебетовых) карт, предусмотренное Положением об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт от 24.12.2004 N 266-П.

Согласно п. 1.5, 1.12, 1.13 названного Положения расчеты с использованием расчетных (дебетовых) карт осуществляются за счет денежных средств клиента, находящихся на его банковском счете, или кредита, предоставляемого кредитной организацией клиенту в соответствии с договором банковского счета при недостаточности или отсутствии на банковском счете денежных средств. Указанные расчетные операции совершаются по банковскому счету, открытому на основании договора банковского счета, предусматривающего совершение операций с использованием расчетных (дебетовых) карт.

Апелляционным судом верно указано, что с учетом того, что банковские организации не могут оказывать услуги, связанные с выпуском и обслуживанием банковских карт без открытия и ведения банковского счета, то при заключении указанного договора организации обязаны провести открытый конкурс или открытый аукцион в соответствии с положениями Закона N 135-ФЗ.

Данный вывод является правильным и соответствует позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 21.09.2010 N 2942/10 по делу N А50-8557/2009.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения…»

 

2. Соотношение посреднических договоров и договора банковского счета

 

Обязанности банка по осуществлению операций по принятию и зачислению денежных средств, поступающих на счет клиента, выполнению его распоряжений о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведению иных операций по счету (п. 1 ст. 845 ГК РФ) очень сходны с обязанностями посредника.

Так, в соответствии с договором комиссии комиссионер обязуется за вознаграждение совершить по поручению комитента одну или несколько сделок от своего имени, но за счет последнего (п. 1 ст. 990 ГК РФ).

По договору агентирования агент обязуется за вознаграждение совершить по поручению принципала юридические и иные действия либо от имени последнего, либо от своего имени (п. 1 ст. 1005 ГК РФ).

Следовательно, как по посредническим договорам, так и по договору банковского счета одна сторона выполняет действия по поручению (распоряжению) и в интересах второй стороны.

В этой связи на практике возникают споры о возможности квалифицировать в качестве посреднических отношения, возникающие из договоров, согласно которым банк обязуется по поручению клиента принимать и зачислить на его счет платежи от третьих лиц.

 

2.1. Вывод из судебной практики: Договор, согласно которому банк обязуется осуществлять прием платежей, поступающих от третьих лиц, и перечислять их на счет клиента, удерживая при этом соответствующую комиссию, является договором банковского счета и не может быть квалифицирован как договор комиссии.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.11.2009 по делу N А21-1067/2009

«…Как следует из материалов дела, Университет и Банк заключили договор от 18.06.2004 о приеме платежей за обучение (далее — Договор), согласно которому Университет поручает, а Банк принимает обязательство осуществлять прием платежей за обучение студентов (плательщиков) и перечислять поступившие денежные средства на счет Университета.

В силу пункта 2.1.3 Договора Банк обязуется перечислять денежные средства плательщиков на счет Университета за вычетом комиссии Банка в соответствии с пунктом 4.1 Договора.

Пунктом 2.2.1 Договора установлено, что Банк имеет право самостоятельно удерживать суммы комиссии за расчетное обслуживание из сумм платежей за обучение, поступивших в кассу Банка.

В соответствии с пунктом 4.1 Договора за расчетное обслуживание Университет уплачивает Банку комиссию в размере 0,2% от принятой суммы наличных и безналичных платежей плательщиков, комиссия удерживается Банком самостоятельно из сумм указанных платежей при осуществлении перечисления средств на расчетный счет Университета.

Апелляционный суд необоснованно квалифицировал договор от 18.06.2004 как договор комиссии.

В соответствии с пунктом 1 статьи 990 ГК РФ по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

В договоре от 18.06.2004 отсутствуют условия, согласно которым Банк обязуется по поручению Университета за вознаграждение совершать какие-либо сделки от своего имени, но за счет Университета с плательщиками.

В силу пункта 1 статьи 845 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Из содержания договора от 18.06.2004 следует, что Банк обязуется перечислять денежные средства плательщиков на счет Университета за вычетом комиссии Банка.

Таким образом, указанный договор является договором банковского счета, а не договором комиссии…»

 

3. Контроль за использованием клиентом денежных средств

 

В ст. 1 ГК РФ закреплен принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав. Статья 421 ГК РФ устанавливает принцип свободы договора, одно из толкований которого означает самостоятельность сторон при определении условий договора.

В соответствии с п. 3 ст. 845 ГК РФ банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Эта формулировка допускает возможность включения в договор условий, дающих банкам право определять и контролировать направления использования клиентом денежных средств, что на практике приводит к злоупотреблениям с их стороны. В результате возникают споры о правомерности такого поведения.

 

3.1. Вывод из судебной практики: По вопросу действительности условий кредитного договора об обязанности поддерживать определенный объем оборотов по банковским счетам клиента в банке кредитора и санкциях за его неисполнение существует две позиции судов.

 

Позиция 1. Кредитный договор может содержать условия об обязанности поддерживать определенный объем оборотов по банковским счетам клиента в банке кредитора и санкциях за его неисполнение.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.12.2012 по делу N А27-5379/2012

«…Как установлено судом и следует из материалов дела, 21.02.2008 между банком и обществом (заемщик) был заключен договор о предоставлении кредитной (возобновляемой) линии N 7400-031/00010 (далее — кредитный договор), в соответствии с которым, банк обязался предоставлять заемщику денежные средства на условиях срочности, возвратности и платности в рублях Российской Федерации частями (траншами) (возобновляемая кредитная линия) на срок до 180 календарных дней на основании письменных заявлений заемщика в рамках лимита кредитования в размере 12 000 000 руб. на пополнение оборотных средств (пункты 1.1, 2.1, 3.1.1, 3.4.1, 3.9) под процентную ставку, определяемую в зависимости от срока пользования траншем — 12% либо 12,5% годовых (пункт 3.5.1), а заемщик обязался возвратить полученные кредитные средства в полном объеме с учетом срока предоставления траншей, не позднее 14.08.2009 (пункт 3.2).

Согласно пункту 9.1.7 кредитного договора в период действия договора общество обязано обеспечить поступление на банковские счета организаций, входящих в Группу компаний, в банке денежных средств в размере не менее суммы, определенной в соответствии с пунктом 3.10 кредитного договора.

Суд кассационной отклоняет довод общества о ничтожности пункта 9.1.7 кредитного договора в связи с нарушением пункта 3 статьи 845 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 3 статьи 845 ГК РФ банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Арбитражным судом обоснованно отмечено, что вышеизложенная норма права регулирует отношения между банком и его клиентом, где банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету (пункт 1 статьи 845 ГК РФ).

Суд первой инстанции, дав анализ положениям кредитного договора в порядке статьи 431 ГК РФ, установил факт его надлежащего исполнения ООО «Автострой», что свидетельствует о том, что все организации, входящие в Группу компаний, были осведомлены о необходимости обеспечения в требуемом размере кредитовых оборотов на своих открытых в банке счетах, таким образом вывод о соответствии пункта 9.1.7 кредитного договора статьям 1, 50, 308, 845 является правомерным…»

 

Аналогичная судебная практика:

Акты высших судов

 

Определение ВАС РФ от 28.11.2012 N ВАС-17765/11 по делу N А40-176815/09-47-1203

«…Как установлено судами, между Всероссийским банком развития регионов и корпорацией (заемщиком) заключен договор об открытии кредитной линии от 17.12.2008 N 974-К-08, в соответствии с которым банк предоставил кредит в размере 220 000 000 рублей под 170% годовых сроком пользования с 17.12.2008 по 31.03.2009.

В соответствии с пунктом 4.1.12 кредитного договора на корпорацию возложена обязанность по поддержанию на своих счетах, открытых во Всероссийском банке развития регионов, ежемесячного поступления в виде выручки от основной деятельности в сумме не менее 200 000 000 рублей.

Ссылаясь на то, что кредитный договор в оспариваемых частях и договор цессии являются недействительными сделками, корпорация обратилась в арбитражный суд со встречными и отдельным исками.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 310, 314, 329, 810, 811, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения названных исков.

Условия кредитного договора, согласованные в пункте 4.1.12, о необходимости поддержания на расчетных счетах корпорации определенных денежных средств, являются способом обеспечения возврата кредита и не противоречат ни нормам глав 42, 45 Гражданского кодекса Российской Федерации, ни общим положениям о договоре, установленным Гражданского кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм материального, а также процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено…»

 

Поволжский округ

 

Постановление ФАС Поволжского округа от 20.12.2010 по делу N А65-4933/2010

«…Открытое акционерное общество «Банк ВТБ» (далее — ОАО «Банк ВТБ», банк) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Сервисмонтаж» (далее — ООО «Сервисмонтаж», общество) о взыскании 57 874 632 руб. 13 коп. задолженности по кредитному соглашению от 26.09.2008 N КС-738000/2008/00297, из них: 47 500 000 руб. долга по кредиту, 6 756 711 руб. 79 коп. процентов за пользование кредитом, 2 256 250 руб. неустойки за просрочку возврата долга, 925 708 руб. 63 коп. и неустойки за просрочку возврата процентов, 435 961 руб. 71 коп. неустойки за неподдержание кредитовых оборотов, и обращении взыскания на заложенное имущество.

Как следует из материалов дела и установлено судебными инстанциями, между ОАО «Банк ВТБ» и ООО «Сервисмонтаж» заключено кредитное соглашение от 26.09.2008 N КС-738000/2008/00297 на сумму 47 500 000 руб., по условиям которого банк обязался предоставить обществу (заемщику) кредит, а общество обязалось возвратить кредит и уплатить ежемесячно проценты по кредиту в размере 18%.

Факт предоставления денежных средств подтвержден документально и не оспаривается ООО «Сервисмонтаж», при этом доказательств возврата суммы кредита ответчиком не представлено.

В связи с неисполнением обязательства, предусмотренного пунктом 11.4 кредитного соглашения, истцом правомерно начислена и неустойка за неподдержание кредитовых оборотов в размере 435 961 руб. 71 коп…»

 

Северо-Кавказский округ

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.05.2012 по делу N А25-1260/2011

«…Пунктом 7.3 договора от 10.06.2008 N 318000059 установлено, что заемщик уплачивает проценты за пользование кредитом по переменной ставке в зависимости от доли кредитовых оборотов по счетам, открытым в банке: при условии проведения безналичных денежных средств в объеме 95% и более действует процентная ставка в размере 14,85% годовых, в случае уменьшения объема безналичных денежных расчетов процентная ставка увеличивается до 18% годовых, размер процентной ставки определяется ежеквартально.

Суд апелляционной инстанции, оценив пункт 7.3 договора на предмет его соответствия гражданскому законодательству и законодательству о банковской деятельности, сделал вывод о том, что условие о переменной процентной ставке в зависимости от размера кредитовых оборотов от общей суммы безналичных денежных расчетов не препятствует ООО «Смирнов-Мебель» осуществлять экономическую деятельность, а связано с контролем за финансовым состоянием заемщика (фактически направлены на обеспечение кредита, создание действенного оперативного контроля за финансовым состояние заемщика и выявление в деятельности заемщика признаков превышения допустимых рисков кредитования), не означает применение банком неразумного и чрезмерного размера процентной ставки, не предусматривает прекращение предоставление услуг (кредитования) в зависимости от проведения заемщиком расчетных операций в иных банках.

Данный вывод не противоречит смыслу пункта 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре»: в целях обеспечения полного и своевременного исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору в него могут быть включены условия о том, что заемщик обязуется поддерживать определенный уровень финансовых показателей своей деятельности.

Условие кредитного договора о зависимости ежеквартальной ставки процентов от доли кредитовых оборотов по открытым в банке счетам в достаточной степени конкретизировано, ограничено временными рамками (сроком), связано с получением заемщиком имущественного блага — кредита, и является обычным в банковской практике способом уменьшения риска неисполнения заемщиком обязательств перед банком-кредитором по кредитному договору, а также способствует полному и своевременному исполнению заемщиком названных обязательств. Указанное условие не направлено на ограничение свободы заемщика в выборе контрагентов по договорам банковского счета и кредитным договорам, поэтому его включение в кредитный договор само по себе не нарушает основные начала гражданского законодательства и не является злоупотреблением правом со стороны банка-кредитора.

Таким образом, включение в кредитный договор условия о переменной ставке кредита в зависимости от доли кредитовых оборотов по открытым в банке счетам не направлено на ограничение правоспособности или дееспособности заемщика.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания банка нарушившим пункт 3 части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ, принятия решения от 29.06.2011, предписания от 29.06.2011 N 29 и привлечения банка к административной ответственности, поэтому правомерно удовлетворил заявленные требования банка…»

 

Уральский округ

 

Постановление ФАС Уральского округа от 10.02.2011 N Ф09-240/11-С3 по делу N А50-13540/2010

«…Как следует из материалов дела, на основании заключенного между истцом (кредитор) и ответчиком (заемщик) кредитного договора от 11.03.2008 N 451к заемщику предоставлен кредит в размере 5 000 000 руб. под 15% годовых на срок с 11.03.2008 по 11.03.2011.

При нарушении заемщиком условий п. 4.4.5 кредитного договора о необходимости поддержания ежемесячного кредитового оборота в размере 3 000 000 руб., сторонами предусмотрено право банка на увеличение процентной ставки по кредиту до 18% годовых.

В соответствии с п. 5.1.2 договора несоблюдение заемщиком названного выше условия, а также подп. 4.4.2 — 4.4.10 п. 4.4 кредитного договора, а также в иных случаях, указанных в договоре, банк вправе потребовать досрочного возврата кредита.

В соответствии со ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона и иных нормативных правовых актов.

В соответствии со ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк обязуется предоставить кредит заемщику в размере и на условиях предусмотренных договором, а заемщик — возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Судами признан подтвержденным факт неисполнения обществом «Торгово-строительный комплекс «Ремонт и отделка» принятых на себя обязательств по кредитному договору от 11.03.2008 N 451-к, а именно условия, предусмотренного п. 4.4.5 договора, о поддержании ежемесячного кредитового оборота в размере 3 000 000 руб., исходя из чего изменение банком процентной ставки за пользование кредитом с 15% до 18%, а также требование истца о досрочном возврате кредита признаны обоснованными.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется…»

 

Позиция 2. Условие кредитного договора об обязанности поддерживать определенный объем оборотов по банковским счетам клиента в банке кредитора и санкциях за его неисполнение является недействительным.

 

Примечание: Приведенные в настоящей позиции судебные акты приняты до информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147, в пункте 9 которого указано на возможность включения в кредитный договор условия об обязанности клиента поддерживать определенный объем оборотов по банковским счетам клиента в банке кредитора и санкциях за его неисполнение.

В ряде приведенных ниже Постановлений указано, что наличие соответствующего условия в кредитных договорах является злоупотреблением правом со стороны банков.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.09.2011 по делу N А53-26703/2010

«…Решением от 28.03.2011, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 22.06.2011, иск удовлетворен. Судебные инстанции исходили из того, что условия оспариваемых пунктов договора от 27.11.2009 не относятся к кредитным обязательствам. Включение в кредитный договор названных условий, согласно которым установлено ограничение по осуществлению обществом финансовых операций по счетам, открытых в других банках, является злоупотреблением правом, поскольку направлено на ограничение свободы истца в выборе контрагентов по обслуживанию банковских счетов. Отклоняя довод ответчика о применении исковой давности, суды указали, что к спорным правоотношениям применим трехгодичный срок исковой давности, который не истек.

В договор стороны включили пункт 5.1.3, предусматривающий обязанность заемщика поддерживать обороты в банке в объеме не менее 90% от поступлений на все расчетные счета, и пункт 8.1, устанавливающий ответственность за нарушение этой обязанности. Названные пункты не относятся к условиям, предусмотренным институтом кредитного договора (глава 42 Гражданского кодекса Российской Федерации), однако сам по себе факт их включения в кредитный договор не противоречит закону. Вместе с тем суды обоснованно пришли к выводу о ничтожности данных условий.

Согласно статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации. Статья 2 Кодекса предусматривает, что гражданские правоотношения основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Согласно статье 9 Кодекса отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. В силу статьи 10 Кодекса не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

Истолковав в соответствии с правилами статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации оспариваемые условия договора, суды обоснованно пришли к выводу, что они ограничивают право истца на свободу выбора контрагентов-банков. Фактически названные пункты договора устанавливают ответственность (неустойку) за вступление коммерческой организации в гражданско-правовые отношения с иными банками, что противоречит приведенным нормам права.

При изложенных обстоятельствах судебные инстанции правомерно признали недействительными условия пунктов 5.1.3 и 8.1 договора.

Основания для изменения или отмены решения и постановления не установлены…»

 

Аналогичная судебная практика:

Северо-Кавказский округ

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.02.2011 по делу N А32-20387/2009

«…Пункт 9.1.8 договоров, предусматривающий обязанность заемщика поддерживать кредитовые обороты в банке в объеме, определенном пунктом 3.10, по всем счетам группы компаний на их расчетные счета в банке, ограничивает ответчика в осуществлении финансовых операций по своим расчетным счетам, открытым в других банках, и направлен на ограничение свободы общества в выборе контрагентов по договорам банковского счета.

Спорный пункт противоречит статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющей принцип свободы договора и беспрепятственного осуществления гражданских прав, и статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающей использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, ограничивает право общества распоряжаться своими денежными средствами путем заключения договоров банковского счета с другими банками и является недействительным. Следовательно, расчет процентов за пользование кредитами должен производиться без учета указанного пункта…»

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.02.2011 по делу N А53-17264/2009

«…Как видно из материалов дела, банк (кредитор) и ООО «Луч» (прежнее наименование — ООО «Торговый дом «Азовский элеватор») заключили договор от 29.07.2008 N 0069-08/Л-3300 о предоставлении кредитной линии (невозобновляемой, с начислением повышенных процентов на просроченную ссудную задолженность), в соответствии с которым банк открывает заемщику кредитную линию с лимитом выдачи в сумме 210 млн. рублей, сроком возврата до 27.10.2008, с уплатой процентов за пользование кредитом 11,25% годовых, повышенных процентов за пользование своевременно невозвращенными денежными средствами в размере 22,5% годовых (пункты 3.1, 3.4, 3.5). При нарушении сроков уплаты процентов за пользование кредитом, комиссии за ведение ссудного счета и комиссии за неиспользованный лимит кредитной линии заемщик уплачивает банку неустойку в размере 0,1% годовых за каждый день просрочки (пункт 3.5 договора). В соответствии с пунктом 3.6.1 договора при изменении конъюнктуры денежного рынка и стоимости привлекаемых банком ресурсов (в том числе при изменении ставки рефинансирования Банка России) банк вправе потребовать изменения размера процентов за пользование кредитом (траншами). Изменение ставки процентов за пользование кредитом (траншами) в этом случае оформляется дополнительными соглашениями к договору. Пунктом 3.8 договора предусмотрено, что в случае неподписания заемщиком и банком дополнительного соглашения к договору (об изменении размера процентов за пользование кредитом), предусмотренного пунктом 3.6.1 договора, в течение 3 рабочих дней со дня получения требования банка об изменении размера процентов за пользование кредитом в связи с изменением конъюнктуры денежного рынка и стоимости привлекаемых банком ресурсов заемщик обязан возвратить банку всю сумму задолженности по договору не позднее чем через 10 рабочих дней с даты получения указанного требования банка. Согласно пунктам 2.1 и 9.1.1 договора заемщик обязуется своевременно возвратить банку полученные денежные средства, уплачивать проценты на них, комиссии и другие платежи, предусмотренные договором. В силу пунктов 9.1.10, 3.10, 3.10.1 договора в период его действия заемщик обязуется обеспечить поступление на банковские счета организаций, входящих в Группу компаний, в банке денежных средств (кредитовые обороты) в следующем порядке: в каждый из календарных месяцев в нижеуказанном периоде должны быть проведены кредитовые обороты в соответствующем этому периоду размере (с августа 2008 года по апрель 2009 года — 300 млн. рублей). В соответствии п. 3.6.3 договора в случае невыполнения условия, указанного в пункте 9.1.10, банк вправе установить процентную ставку за пользование кредитом (траншами) в размере 13,25% годовых в месяце, следующем за месяцем, в котором не проведены кредитовые обороты в соответствии с пунктом 9.1.10 договора.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав представленные в дело доказательства и оценив их в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обоснованно признали условия кредитного договора, закрепленные в пунктах 3.6.3, 3.10, 3.10.1, 9.1.10, недействительными как противоречащие закону, поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Выполнение оспариваемых условий договора заемщиком является объективно невозможным, представляет собой кабальные условия и противоречит пункту 3 статьи 845 Кодекса, согласно которому банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению. Суд апелляционной инстанции учел, что такие условия позволяют банку произвольно повышать размер процентной ставки, а заемщик вынужден осуществлять хозяйственную деятельность строго под контролем банка, что противоречит принципам гражданского законодательства…»

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.11.2010 по делу N А53-9887/2010

«…Суды обоснованно исходили из того, что пункт 7.2 договора, предусматривающий обязанность заемщика поддерживать обороты в Юго-Западном банке в объеме не менее 90% от совокупных кредитовых оборотов денежных средств по всем своим расчетным и текущим валютным счетам, ограничивает истца в осуществлении финансовых операций по своим расчетным счетам, открытым в других банках, и направлен на ограничение свободы общества в выборе контрагентов по договорам банковского счета.

Суды правомерно сослались на статью 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющую принцип свободы договора и беспрепятственного осуществления гражданских прав, и статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающую использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

Согласно пункту 3 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Спорный пункт ограничивает право общества распоряжаться своими денежными средствами путем заключения договоров банковского счета с другими банками.

При таких обстоятельствах суды правомерно признали недействительным указанное условие договора…»

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.11.2010 по делу N А53-9885/2010

«…Суд обоснованно исходил из того, что условия пункта 7.2 договора от 10.04.2008, предусматривающие обязанность заемщика поддерживать ежемесячные кредитовые обороты по своим расчетным и текущим валютным счетам в Юго-Западном банке не менее 90% от совокупных кредитовых оборотов денежных средств по всем своим расчетным и текущим валютным счетам, направлены на ограничение свободы птицефабрики в выборе контрагентов по договорам банковского счета и кредитным договорам. Из содержания данного пункта следует, что он направлен на ограничение права заемщика на выбор банка при осуществлении финансовых операций в иных кредитных организациях.

Суды правомерно сослались на статью 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющую принцип свободы договора и беспрепятственного осуществления гражданских прав, и статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающую использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

По смыслу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации злоупотребление гражданским правом заключается в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, нарушая при этом права и законные интересы других лиц. Анализ пункта 3 названной статьи указывает на наличие в гражданских правоотношениях презумпции добросовестности осуществления принадлежащих прав и обязанностей, которая является оспоримой.

Согласно пункту 3 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Условия пункта 7.2, предусматривающие право безакцептного списания комиссии в размере 3% за нарушение заемщиком принятых обязательств, фактически являются санкцией за проведение расчетных операций через счета, открытые в иных банках.

Пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Оценив данное условие договора как недействительность части сделки, суд пришел к обоснованному выводу о возврате банком денежных средств в размере 150 410 рублей 95 копеек, списанных на основании данного пункта с расчетного счета птицефабрики в безакцептном порядке…»

 

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08.10.2010 по делу N А53-26996/2009

«…Суды обоснованно исходили из того, что условия пункта 7.2 договора от 28.06.2006 и пункта 7.1 договора от 02.04.2007, предусматривающие обязанность заемщика поддерживать обороты в УДО Шолоховского ОСБ N 1830/033 в объеме не менее 70% от совокупного объема оборотов по всем расчетным счетам и в Юго-Западном Банке в объеме не менее 90% от совокупных кредитовых оборотов денежных средств по всем расчетным и валютным счетам, ограничивают истца в осуществлении финансовых операций по своим расчетным счетам, открытым в других банках, и направлены на ограничение свободы общества в выборе контрагентов по договорам банковского счета.

Суды правомерно сослались на статью 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющую принцип свободы договора и беспрепятственного осуществления гражданских прав, и статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающую использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

Согласно пункту 3 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Спорные условия ограничивают право общества распоряжаться своими денежными средствами путем заключения договоров банковского счета с другими банками.

При таких обстоятельствах суды правомерно признали недействительными данные условия договоров, а также обеспечивающие их исполнение положения пункта 7.2 договора от 28.06.2006 и пункта 7.8 договора от 02.04.2007 о начислении заемщику неустоек за нарушение этих условий. В силу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом…»

 

4. Особенности совершения банковских операций при банкротстве кредитных организаций

 

Банкротство кредитных организаций имеет свои особенности, в частности Федеральным законом от 23.12.2003 N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» (далее — Закон N 177-ФЗ) установлены государственные гарантии для данной категории лиц.

Пункт 2 ст. 11 указанного Закона предусматривает право вкладчика на возмещение по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, суммы страхового возмещения в размере 100 процентов суммы вкладов в банке, но не более 700 000 руб.

При этом под страховым случаем понимается отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций или введение Банком России в соответствии с законодательством РФ моратория на удовлетворение требований кредиторов банка (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 8 Закона N 177-ФЗ).

Под вкладом понимаются денежные средства в валюте Российской Федерации или иного государства, размещаемые физическими лицами или в их пользу в банке на территории России на основании договора банковского вклада или договора банковского счета, включая капитализированные (причисленные) проценты на сумму вклада (ст. 2 Закона N 177-ФЗ).

Ограничение суммы страхового возмещения зачастую приводит к злоупотреблениям со стороны клиентов, которые пытаются перевести часть своих денежных средств на счета других лиц для получения страхового возмещения в обход правил, предусмотренных законодательством о банкротстве и страховании вкладов. В связи с этим в судебной практике возникают вопросы о соотношении положений гражданского законодательства, закрепляющих право клиентов свободно совершать банковские операции, и положений Закона N 177-ФЗ, устанавливающих условия выплаты страхового возмещения.

 

4.1. Вывод из судебной практики: Операция по перечислению денежных средств на счет третьего лица путем совершения внутрибанковских проводок при фактической недостаточности у банка средств на корреспондентских счетах и последующем отзыве у банка лицензии на осуществление банковских операций является злоупотреблением правом со стороны клиента. Такое поведение нацелено на обход порядка удовлетворения требований кредиторов, установленного законодательством о банкротстве и страховании вкладов.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Московского округа от 12.04.2010 N КГ-А40/2723-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б

«…Ходжиевым Искандаром Вохидовичем в Арбитражный суд города Москвы заявлено возражение на отказ конкурсного управляющего МКБ «Евразия-Центр» во включении его требований в размере 389 000 руб. в первую очередь реестра требований кредиторов должника.

Как установлено судом первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, между МКБ «Евразия-Центр» и Ходжиевым И.В. заключен договор текущего банковского счета с физическим лицом от 15.09.2008, в соответствии с которым у заявителя открыт счет N 40817810500000002845. Денежные средства на указанном счете отсутствовали.

Между МКБ «Евразия-Центр» и Бирюковым А.А. также был заключен договор текущего банковского счета, согласно которому был открыт счет N 40817810500000002458, на котором по состоянию на 19.09.2008 находились денежные средства в сумме 8 972 157 руб. 49 коп.

Суд установил, что по состоянию на 19.09.2008 МКБ «Евразия-Центр» утратил платежеспособность, что подтверждается картотекой по счету 47418 «Средства, списанные со счета клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств» в сумме 137 775 221 руб. 70 коп.

Предписанием Банка России от 19.09.2008 N 52-03-19/12709ДСП в МКБ «Евразия-Центр» на период с 22.09.2008 по 22.03.2009 было введено ограничение на привлечение денежных средств физических лиц во вклады. 19.09.2008 являлось последним рабочим днем недели.

Между тем, 19.09.2008 по счету заявителя была отражена приходная запись о переводе на его счет внутрибанковской проводкой 389 000 руб. со счета Бирюкова А.А.

Приказом Центрального банка Российской Федерации от 09.10.2008 N ОД-705 у МКБ «Евразия-Центр» с 10.10.2008 была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

В соответствии со статьями 8 — 11 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» отзыв у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций влечет возникновение права вкладчиков — физических лиц на выплату страхового возмещения, исходя из суммы обязательства по вкладам, но не более 700 000 рублей.

Исходя из смысла пункта 2 статьи 11 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 13.03.2007 N 34-ФЗ на момент совершения действий по перечислению денежных средств, находящихся на счете Бирюкова А.А., максимальный размер страхового возмещения был установлен в размере 400 000 руб.

В данном случае суд установил, что Бирюков А.А. обращался в МКБ «Евразия-Центр» с заявлениями о перечислении на счет заявителя, а также на счета иных физических лиц денежных средств в размере, не превышающем 400 000 руб. по каждому счету, то есть в сумме, покрываемой максимальным размером страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам, установленному Федеральным законом «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». В результате совершенных действий остаток денежных средств на счете Бирюкова А.А. на дату отзыва у должника лицензии составил 390 500 руб. 49 коп., что также покрывается максимальным размером законодательно гарантированного страхового возмещения.

При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о том, что в связи с утратой банком платежеспособности кредиторы не могли рассчитывать на гарантированное получение денежных средств в полном объеме в ходе ликвидации банка, что и явилось причиной совершения спорных операции по распределению средств находящихся на счету Бирюкова А.А., в том числе на счет заявителя, посредством внутрибанковских проводок. Суд правомерно указал, что целью указанных действий явилась необходимость обойти установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, что в силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации является злоупотреблением правом и не влечет возникновения у заявителя права, подлежащего судебной защите…»

 

Аналогичная судебная практика:

Московский округ

 

Постановление ФАС Московского округа от 08.04.2010 N КГ-А40/2394-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б

«…Цобаевой Верой Ильиничной в Арбитражный суд города Москвы заявлено возражение на отказ конкурсного управляющего МКБ «Евразия-Центр» во включении ее требований в размере 399 000 руб. в первую очередь реестра требований кредиторов должника.

Как установлено судом первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, между МКБ «Евразия-Центр» и Цобаевой В.И. заключен договор текущего банковского счета с физическим лицом от 15.09.2008, в соответствии с которым был открыт счет N 40817810500000002858. Денежные средства на указанном счете отсутствовали.

Между МКБ «Евразия-Центр» и Бирюковым А.А. также был заключен договор текущего банковского счета, согласно которому был открыт счет N 40817810500000002458, на котором по состоянию на 19.09.2008 находились денежные средства в сумме 8 972 157 руб. 49 коп.

Суд установил, что по состоянию на 19.09.2008 МКБ «Евразия-Центр» утратил платежеспособность, что подтверждается картотекой по счету 47418 «Средства, списанные со счета клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств» в сумме 137 775 221 руб. 70 коп.

Предписанием Банка России от 19.09.2008 N 52-03-19/12709ДСП в МКБ «Евразия-Центр» на период с 22.09.2008 по 22.03.2009 было введено ограничение на привлечение денежных средств физических лиц во вклады. 19.09.2008 являлось последним рабочим днем недели.

Между тем, 19.09.2008 по счету заявителя была отражена приходная запись о переводе на его счет внутрибанковской проводкой 399 000 руб. со счета Бирюкова А.А.

При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод об утрате банком с 19.09.2008 платежеспособности, невозможности исполнения своих обязательств перед кредиторами, в том числе перед заявителем, поскольку банковские проводки не были обеспечены денежными средствами, находящимися на корреспондентском счете банка, то есть реальными денежными средствами.

Приказом Центрального банка Российской Федерации от 09.10.2008 N ОД-705 у МКБ «Евразия-Центр» с 10.10.2008 была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

В соответствии со статьями 8 — 11 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» отзыв у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций влечет возникновение права вкладчиков — физических лиц на выплату страхового возмещения, исходя из суммы обязательства по вкладам, но не более 700 000 рублей.

Исходя из смысла пункта 2 статьи 11 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 13.03.2007 N 34-ФЗ на момент совершения действий по перечислению денежных средств, находящихся на счете Бирюкова А.А., максимальный размер страхового возмещения был установлен в размере 400 000 руб.

В данном случае суд установил, что Бирюков А.А. обращался в МКБ «Евразия-Центр» с заявлениями о перечислении на счет заявителя, а также на счета иных физических лиц денежных средств в размере, не превышающем 400 000 руб. по каждому счету, то есть в сумме, покрываемой максимальным размером страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам, установленному Федеральным законом «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». В результате совершенных действий остаток денежных средств на счете Бирюкова А.А. на дату отзыва у должника лицензии составил 390 500 руб. 49 коп., что также покрывается максимальным размером законодательно гарантированного страхового возмещения.

При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о том, что в связи с утратой банком платежеспособности кредиторы не могли рассчитывать на гарантированное получение денежных средств в полном объеме в ходе ликвидации банка, что и явилось причиной совершения спорных операции по распределению средств находящихся на счету Бирюкова А.А., в том числе на счет заявителя, посредством внутрибанковских проводок. Суд правомерно указал, что целью указанных действий явилась необходимость обойти установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, что в силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации является злоупотреблением правом и не влечет возникновения у заявителя права, подлежащего судебной защите…»

 

Постановление ФАС Московского округа от 24.11.2009 N КГ-А40/11117-09 по делу N А40-68202/08-88-182″Б»

«…Судами обеих инстанций установлено, что между МКБ «Евразия-Центр» и Матясовой Л.Г. 19 сентября 2008 г. был заключен договор банковского счета с физическим лицом, в соответствии с которым Матясовой Л.Г. был открыт счет N 40817810700010000022.

По состоянию на 19 сентября 2008 г. в МКБ «Евразия-Центр» в том числе имелись счета у Гундаева Д.А. N 40817810401302000026, на котором находились денежные средства в сумме 248 675 руб. 87 коп., и у Маркелова В.Н. N 40817810401301000014, на котором находились денежные средства в сумме 18 021 363 руб. 12 коп.

По заявлению Маркелова В.Н. 19 сентября 2008 г. по счету Гундаева Д.А. была совершена приходная запись о переводе на счет внутрибанковской проводкой 2 000 000 руб. 00 коп.

Также 19 сентября 2008 г. по заявлению Гундаева Д.А. по счету Матясовой Л.Г. была совершена приходная запись о переводе на счет внутрибанковской проводкой 400 000 руб. 00 коп.

Судами установлено, что с 19.09.2008 в банке образовалась картотека по счету 47418 «Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств» в сумме 137 775 221,70 руб.

Предписанием Банка России от 19 сентября 2008 г. N 52-03-19/12709ДСП в МКБ «Евразия-Центр» на период с 22 сентября 2008 г. по 22 марта 2009 г. было введено ограничение на привлечение денежных средств физических лиц во вклады. 19 сентября 2008 г. являлось последним рабочим днем недели.

Платежеспособность банка не была восстановлена, и Приказом Центрального банка Российской Федерации от 09 октября 2008 г. N ОД-705 у МКБ «Евразия-Центр» с 10 октября 2008 г. была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

В соответствии со статьями 8 — 11 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» отзыв у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций влечет возникновение права вкладчиков — физических лиц на выплату страхового возмещения, исходя из суммы обязательства по вкладам, но не более 700 000 рублей.

Исходя из смысла пункта 2 статьи 11 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской федерации» в редакции Федерального закона от 13 марта 2007 г. N 34-ФЗ на момент совершения действий по дроблению денежных средств, находящихся на счете Маркелова В.Н., максимальный размер страхового возмещения был установлен в размере 400 000 руб. 00 коп.

В соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Исследовав и оценив доводы лиц, участвующих в деле и собранные по делу доказательства, руководствуясь положениями действующего законодательства, суды правильно определили правовую природу спорных правоотношений, с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства, и, установив, что операция по перечислению денежных средств на счет Матясовой Л.Г. совершена при злоупотреблении правом, а также носила фиктивный характер, поскольку на момент совершения приходных записей по счету заявителя, МКБ «Евразия-Центр» не имел на корреспондентских счетах достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами, в том числе и путем совершения внутрибанковских проводок, пришли к обоснованному выводу о том, что совершение действий по переводу средств со счета Маркелова В.Н. на счет Матясовой Л.Г. в условиях фактической утраты МКБ «Евразия-Центр» платежеспособности имело целью обойти установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, получив немедленное удовлетворение требований в полном объеме за счет средств государственного фонда страхования вкладов, в связи с чем правомерно отказали в удовлетворении возражений Матясовой Л.Г…»

 

4.2. Вывод из судебной практики: Если стороной договора перечислены денежные средства в качестве оплаты по этому договору на счет контрагента, но не на тот, который согласован в договоре, и контрагент не смог ими воспользоваться по независящим от него причинам (ввиду отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций и последующего банкротства банка), то требование о взыскании с получателя ошибочно перечисленной денежной суммы может быть квалифицировано судом как требование о переводе требований конкурсного кредитора, установленных в деле о банкротстве банка. При этом нельзя взыскать с получателя данные денежные средства по правилам неосновательного обогащения даже при последующем перечислении оплаты на согласованный в договоре счет.

 

Судебная практика:

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2013 N 1142/13 по делу N А40-127046/11-35-1106

«…Как установлено судами и усматривается из материалов дела, между обществом «НПЦ Спецоснащение МО» и министерством заключен государственный контракт от 03.10.2008 N 822690-08 на выполнение работ (далее — государственный контракт) стоимостью 12 000 000 рублей. Дополнительным соглашением от 30.10.2008 N 1 в государственный контракт внесены изменения в части указания платежных реквизитов исполнителя контракта — общества «НПЦ Спецоснащение МО»: в качестве банка-получателя указан Сбербанк России (открытое акционерное общество).

Министерство 07.11.2008 по платежному поручению N 7060337240 ошибочно перечислило денежные средства (аванс) в размере 6 000 000 рублей на расчетный счет общества, находящийся в Акционерном Коммерческом Банке «Лефко-банк» (открытом акционерном обществе; далее — Лефко-банк, банк), согласно реквизитам, указанным в первоначальной редакции государственного контракта.

Приказом Банка России от 13.11.2008 N ОД-853 у Лефко-банка с 14.11.2008 отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.01.2009 по делу N А40-80272/08-88-232″Б» Лефко-банк признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство в соответствии с Федеральным законом от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Общество «НПЦ Спецоснащение МО» является кредитором банка и включено в реестр его кредиторов.

До предъявления настоящего иска министерство полностью исполнило обязанность по оплате выполненных по контракту работ, перечислив платежным поручением от 18.12.2008 N 7060553240 на счет общества в Сбербанке России 6 000 000 рублей в счет оплаты за выполненные работы.

Согласно вступившему в законную силу решению Арбитражного суда города Москвы от 11.08.2009 по делу N А40-26587/09-125-176 с министерства в пользу общества взыскано 6 000 000 рублей долга по государственному контракту. Устанавливая задолженность министерства в указанном размере, суд не дал оценку уплаченному министерством авансу по платежному поручению от 07.11.2008 N 7060337240. В пересмотре данного судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам было отказано вступившим в силу определением Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2011.

В рамках дела N А40-101020/10-139-547 Арбитражным судом города Москвы рассмотрено заявление министерства о признании незаконными действий Специализированного Управления Федерального казначейства по г. Москве, выразившихся в принятии к исполнению исполнительного листа, выданного на основании решения Арбитражного суда города Москвы от 11.08.2009 по делу N А40-26587/09-125-176, и в удовлетворении заявления отказано. Суд апелляционной инстанции в постановлении от 20.01.2011 указал на то, что в связи с отзывом лицензии у Лефко-банка денежные средства на расчетный счет общества зачислены не были. Суд счел ненадлежащим исполнением обязанности министерства по оплате 6 000 000 рублей по платежному поручению от 07.11.2008 N 7060337240 в Лефко-банк, а не в Сбербанк России.

Во исполнение решения Арбитражного суда города Москвы от 11.08.2009 по делу N А40-26587/09-125-176 министерство перечислило обществу «НПЦ Спецоснащение МО» 6 000 000 рублей платежным поручением от 06.04.2011 N 51177.

Согласно статье 1102 Гражданского кодекса лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Кодекса.

Ошибочно перечисленные министерством (07.11.2008) денежные средства, зачисленные Лефко-банком на расчетный счет общества «НПЦ Спецоснащение МО» (13.11.2008) до отзыва у банка лицензии (14.11.2008), считаются фактически полученными обществом. При нормальных условиях оборота такое перечисление прекращало бы обязательство министерства перед обществом «НПЦ Спецоснащение МО». Однако в условиях, когда у общества не было возможности фактически воспользоваться зачисленными на его счет средствами по причинам, не зависящим от него (неплатежеспособность банка, отзыв лицензии, прекращение операций по счету, банкротство банка), оснований для взыскания с общества «НПЦ Спецоснащение МО» зачисленной на его счет суммы в качестве неосновательного обогащения не имеется.

Согласно статье 309 Гражданского кодекса обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

Пунктом 1 части 9 статьи 20 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» предусмотрено, что с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций считается наступившим срок исполнения обязательств кредитной организации, возникших до дня отзыва лицензии на осуществление банковских операций.

В данном случае риски, связанные с неплатежеспособностью (банкротством) банка, не должны возлагаться на сторону договора, которая имеет расчетный счет в таком банке. Эти риски перешли на министерство, так как, перечислив деньги не на тот счет, оно исполнило обязательство ненадлежащим образом: не в соответствии с измененными условиями государственного контракта, которые были согласованы сторонами, а в соответствии с прежней редакцией контракта.

Однако справедливое распределение рисков между сторонами договора не должно приводить к неосновательному обогащению одной стороны за счет другой.

Министерство в совокупности перечислило обществу 18 000 000 рублей, из которых ошибочно перечисленные 6 000 0000 рублей не могут считаться надлежащим исполнением, однако не должны приводить к обогащению общества «НПЦ Спецоснащение МО», которое в деле о банкротстве Лефко-банка является конкурсным кредитором на сумму 7 228 725 рублей 70 копеек, включая и спорные 6 000 000 рублей.

Учитывая, что в деле о банкротстве имеется только абстрактная возможность полного удовлетворения требований конкурсных кредиторов третьей очереди за счет имущества должника (банка), нельзя утверждать, что неосновательное обогащение определяется размером перечисленной на счет общества суммы.

В качестве неосновательного обогащения можно рассматривать только принадлежащее обществу «НПЦ Спецоснащение МО» право требования к Лефко-банку на сумму 6 000 000 рублей.

Указанное обстоятельство позволяет квалифицировать требование министерства как требование о переводе на него установленных в деле о банкротстве требований общества «НПЦ Спецоснащение МО» к Лефко-банку.

Таким образом, выводы судов первой и кассационной инстанций об отсутствии оснований для удовлетворения искового требования, а также выводы суда апелляционной инстанции о получении обществом «НПЦ Спецоснащение МО» спорной суммы сделаны в результате неправильного применения статьи 1102 Гражданского кодекса, части 2 статьи 65, части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При названных условиях решение суда первой инстанции и постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене в силу пункта 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code