Черты наднационального характера в Таможенном союзе Республики Беларусь, Российской Федерации и Республики Казахстан

Таможенные союзы как одна из форм международного сотрудничества всегда играли и продолжают играть роль важного фактора интеграционных процессов, обеспечивающих развитие мировой экономики. Прообразом современных таможенных союзов в свое время (XIII — XVII вв.) был Ганзейский союз. Юридически он оформился в 1367 — 1370 гг. для защиты торговли и купечества от власти феодалов. В истории остались и иные примеры таможенных союзов, различающихся по составу их участников, по задачам их образования, формам и методам работы. В первую очередь следует упомянуть Германский таможенный союз XIX в., более известный как Zollveren. Это первое межгосударственное объединение, которое удовлетворяет критериям, определенным для таможенного союза современной экономической наукой.

Родоначальником новой их генерации, как ни странно, стало заключенное в 1961 г. соглашение о создании общего рынка с участием Гватемалы, Гондураса, Никарагуа и Сальвадора, установившее беспошлинное перемещение товаров внутри этого рынка и введшее понятие «единая таможенная территория». В 1963 г. был создан таможенный союз между Европейским союзом и Турцией (Ассоциация ЕС и Турции). А в 1964 г. было подписано соглашение о создании таможенного союза между Египтом, Ираком, Иорданией, Йеменом, Ливией, Мавританией и Сирией, получившего название Арабский общий рынок. Организация восточно-карибских государств, основанная на едином понимании термина «таможенная территория, таможенные преференции и др.», членами которой являются Антигуа и Барбуда, Гренада, Доминика, Монтсеррат, Сент-Китс и Невис, Сент-Винсент и Гренадины, была создана в 1991 г. и продолжает существовать поныне. Большое значение имеет опыт Таможенного (с 1958 г. — Экономического) союза Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, более известного как Бенилюкс. И конечно, вершиной межгосударственного сотрудничества стал Таможенный союз Европейского сообщества <1>.

———————————

<1> См. подробнее: Додин Е.В. Таможенный кодекс Таможенного союза (Евразийского экономического сообщества) // Митна Справа. 2010. N 1 (67). С. 18.

 

На просторах бывшего Советского Союза попытки сформировать единое таможенное пространство, как было показано выше, предпринимались неоднократно. Основы формирования и функционирования Таможенного союза между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией были заложены в 1995 г., когда 6 января главы государств подписали в Минске Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, а 20 января того же года к данному Соглашению присоединилась Республика Казахстан, одновременно подписав с Россией и Белоруссией, выступающими в качестве одной стороны, Соглашение о Таможенном союзе. В 1996 г. к данным Соглашениям присоединилась Кыргызская Республика, а в 1999 г. — Республика Таджикистан. В дальнейшем правовая база Таможенного союза была дополнена такими соглашениями, как Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях (1996 г.), Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (1999 г.) и др.

Мировая практика выработала четкие международно-правовые правила создания таможенного союза, которые закреплены в Генеральном соглашении по тарифам и торговле. К основным положениям договоров о создании таможенного союза относятся:

1) создание единой таможенной территории;

2) образование единого внешнего таможенного тарифа, принятие единых основных таможенных правил;

3) введение свободного обращения товаров: товары внутри таможенного союза обращаются без взимания таможенных пошлин и экспортно-импортных налогов, а также без применения экспортно-импортных квот и лицензий;

4) учреждение единой таможенной службы либо организация тесного взаимодействия и сотрудничества национальных таможенных служб между собой <1>.

———————————

<1> См.: Чмель Т.Н. Малая таможенная энциклопедия. М., 1997.

 

Формирующееся на постсоветском пространстве интеграционное объединение — Таможенный союз Республики Беларусь, Российской Федерации и Республики Казахстан в полной мере соответствует этим критериям.

Так, в соответствии с Договором о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г. <1> (ст. 1), который является базовым международным правовым актом, определяющим основы взаимодействия Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан, Таможенный союз указанных государств представляет собой «форму торгово-экономической интеграции Сторон, предусматривающую единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами, происходящими с единой таможенной территории, а также происходящими из третьих стран и выпущенными в свободное обращение на этой таможенной территории, не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. При этом Стороны применяют единый таможенный тариф и другие единые меры регулирования торговли товарами с третьими странами». Базовые соглашения обозначили цели формирования Таможенного союза, а именно:

———————————

<1> Договор ратифицирован Федеральным законом от 27.10.2008 N 187-ФЗ // СЗ РФ. 2008. N 44. Ст. 4993.

 

— обеспечение совместными действиями социально-экономического прогресса стран-участниц путем устранения барьеров, препятствующих свободному взаимодействию субъектов хозяйствования;

— гарантирование устойчивого развития экономик, свободного товарообмена и добросовестной конкуренции;

— создание условий для формирования общего экономического пространства;

— содействие интегрированию государств-членов в мировую экономику, а также выходу субъектов хозяйствования на мировой рынок.

Институциональная структура Таможенного союза достаточно сложна и включает следующие органы управления интеграционными процессами, действующие в рамках полномочий, определенных положениями об этих органах:

— Межгосударственный Совет ЕврАзЭС;

— Совет глав правительств;

— Интеграционный Комитет ЕврАзЭС;

— Межпарламентский Комитет. Евразийская экономическая комиссия (до 1 июля 2012 г. — Комиссия Таможенного союза) — единый постоянно действующий орган Таможенного союза, основной задачей которого является «обеспечение условий функционирования и развития Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также выработка предложений в сфере экономической интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства» <1>. Комиссия принимает решения, имеющие для государств — участников Таможенного союза обязательный характер, а также рекомендации, не носящие обязательного характера. Деятельность ее осуществляется в соответствии с Договором о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 г.;

———————————

<1> Договор о Евразийской экономической комиссии от 18.11.2011. Ст. 6.

 

— Секретариат — рабочий орган, осуществляющий организацию работы высшего органа Таможенного союза, Комиссии и их информационно-техническое обеспечение <1>.

———————————

<1> Соглашение о Секретариате Комиссии Таможенного союза от 12.12.2008 // СПС «КонсультантПлюс»: http://www.consultant.ru.

 

Деятельность Евразийской экономической комиссии осуществляется на основе следующих принципов:

— обеспечение взаимной выгоды, равноправия и учета национальных интересов государств — участников Таможенного союза;

— экономическая обоснованность принимаемых решений;

— открытость, гласность и объективность.

Необходимо подчеркнуть — Евразийская экономическая комиссия наделяется значительно большими полномочиями, нежели имела Комиссия Таможенного союза. Высший Евразийский экономический совет может наделить ее правом подписывать международные договоры по вопросам, входящим в компетенцию Комиссии. Кроме того, Комиссия:

— обеспечивает реализацию международных договоров, формирующих договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства. В целях повышения эффективности этой деятельности она имеет право запрашивать у органов власти Сторон, юридических и физических лиц информацию, необходимую для осуществления своих полномочий;

— выполняет функции депозитария международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства, и решений Высшего Евразийского экономического совета;

— вносит на одобрение Высшего Евразийского экономического совета проекты международных договоров, подписываемых Комиссией;

— организует работу по совершенствованию нормативной правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства;

— вносит на утверждение Высшего Евразийского экономического совета основные направления интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства;

— рассматривает вопрос об отмене или изменении решений Комиссии, принятых Коллегией Комиссии, в порядке, предусмотренном ст. 13 настоящего Договора;

— рассматривает вопрос о мониторинге и контроле за исполнением международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства;

— выполняет иные функции и полномочия.

В целях обеспечения эффективного функционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства Комиссия вправе создавать консультативные органы для проведения консультаций по отдельным вопросам, принятие решений по которым относится к компетенции Комиссии. Сама же Комиссия состоит из двух палат — Совета Комиссии и Коллегии Комиссии, утверждаемых Высшим Евразийским экономическим советом на уровне глав государств в соответствии с Регламентом работы Евразийской экономической комиссии.

Необходимо отметить и еще одно существенное отличие в организации деятельности Евразийской экономической комиссии.

В Комиссии Таможенного союза голоса между Сторонами распределялись следующим образом:

— Республика Беларусь — 21,5%;

— Республика Казахстан — 21,5%;

— Российская Федерация — 57%.

Решения принимались большинством в 2/3 голосов, и лишь в случаях, прямо предусмотренных международными договорами, формирующими договорно-правовую базу Таможенного союза, решение принималось консенсусом. Если одна из Сторон была не согласна с принимаемым решением Комиссии, вопрос выносился на рассмотрение высшего органа Таможенного союза на уровне глав государств, который принимал решение консенсусом. Если при принятии решения не было набрано необходимое число голосов, Комиссия имела право передать вопрос на рассмотрение высшего органа Таможенного союза.

В свою очередь, в рамках Евразийской экономической комиссии решения и рекомендации принимаются Советом Комиссии и Коллегией Комиссии в пределах полномочий, установленных Договором о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 г., при этом голоса Сторон распределяются следующим образом:

а) в Совете Комиссии — один голос члена Совета Комиссии является одним голосом;

б) в Коллегии Комиссии — один голос члена Коллегии Комиссии является одним голосом.

Коллегия Комиссии принимает решения и рекомендации консенсусом или квалифицированным большинством в 2/3 голосов общего числа членов Коллегии Комиссии.

Совет Комиссии принимает решения консенсусом.

В случае если не достигнут консенсус, вопрос передается на рассмотрение в Высший Евразийский экономический совет по предложению любого члена Совета Комиссии.

Таким образом, в рамках Комиссии Таможенного союза Россия могла заблокировать принятие того или иного решения, если считала его невыгодным для себя. В рамках Евразийской экономической комиссии такая возможность у нашей страны отсутствует.

Решения Евразийской экономической комиссии подлежат опубликованию на официальном сайте Комиссии в сети Интернет, за исключением решений Комиссии, предусмотренных Регламентом, и направляются Сторонам не позднее 3 календарных дней со дня принятия решения. Дата публикации решения Комиссии на официальном сайте Комиссии в сети Интернет признается датой официального опубликования данного решения.

Следует, однако, отметить, что принятие и вступление в силу Договора о Евразийской экономической комиссии требует приведения в соответствие с ним всей договорной базы Таможенного союза, а в определенных случаях — и договорной базы ЕврАзЭС.

Говоря об эффективности функционирования Таможенного союза как межгосударственного объединения экономической интеграции, исследователи говорят о необходимости адекватного правового обеспечения. Важно не усложнить таможенное законодательство, не перегрузить его отсылочными нормами, не допустить коллизий с положениями других отраслей права, не ущемить права и интересы субъектов внешнеторговой деятельности <1>. В рамках Таможенного союза, объединившего Россию, Белоруссию и Казахстан, выполнение этого условия достигается за счет того, что правовая база этого интеграционного объединения представляет собой разветвленную систему как юридически обязательных, так и рекомендательных актов. К юридически обязательным международно-правовым актам относятся в первую очередь международные договоры, заключаемые в рамках Таможенного союза и ЕврАзЭС. Эти акты являются первичными источниками правового регулирования сотрудничества государств в рамках Таможенного союза и Евразийского экономического сообщества.

———————————

<1> Бакаева О. Актуальные вопросы формирования правовой основы функционирования Таможенного союза // Право и экономика. 2010. N 5. С. 57.

 

В развитие данных международных договоров, являющихся для указанных межгосударственных объединений базовыми, принимаются иные акты — решения органов Таможенного союза и ЕврАзЭС, имеющие обязательный характер, модельное законодательство, программные документы в виде стратегий, концепций и иных актов различного юридико-технического характера.

Нельзя не отметить, что реализация решений Евразийской экономической комиссии вызывает целый ряд вопросов. Указанная Комиссия — это исполнительный орган межгосударственного интеграционного объединения. Российская Конституция устанавливает, что Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации (ст. 79). В соответствии с пп. «д» п. 1 ст. 15 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» международные договоры об участии Российской Федерации в межгосударственных союзах, международных организациях и иных межгосударственных объединениях, если такие договоры предусматривают передачу им осуществления части полномочий Российской Федерации или устанавливают юридическую обязательность решений их органов для Российской Федерации, подлежат ратификации. Однако эти положения не разрешают в полной мере вопроса о месте и порядке действия решений Комиссии в российской правовой системе.

Договор о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 г. также до конца не проясняет эту ситуацию. Согласно ст. 5 указанного Договора Комиссия в пределах своих полномочий принимает решения, имеющие обязательный характер для Сторон, и рекомендации, не носящие обязательного характера. Решения Комиссии входят в договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства и подлежат непосредственному применению на территориях Сторон. Однако эта норма не позволяет сделать однозначный вывод о том, как соотносятся юридическая сила решений Евразийской экономической комиссии и юридическая сила федеральных законов.

Как было показано выше, Комиссия является органом наднациональным, международным, однако ее решения, как и решения иных международных органов, не являются международными договорами. Соответственно, положения внутригосударственного права, в первую очередь конституционные положения, определяющие действие международных договоров во внутригосударственных отношениях, к ним не применимы. Решения Комиссии не являются международными договорами и потому не обладают приоритетом применения в случае коллизии с законами Российской Федерации. Иначе говоря, в Конституции Российской Федерации не установлен приоритет юридически обязательных решений международных организаций и международных органов по отношению к национальному законодательству. С другой стороны, решения Комиссии обязательны для государств — участников Договора, следовательно, органы исполнительной власти должны согласовывать свои решения с решениями, принимаемыми Комиссией. В связи с этим неясно, как следует поступать правоприменителю в случае, если законодательство противоречит решениям Евразийской экономической комиссии.

К разрешению правовой неопределенности существует несколько подходов.

Согласно одному из них <1> Договор о Евразийской экономической комиссии есть международный договор, и опосредованно через указанный Договор решения Комиссии входят в ткань национального правопорядка. На эти решения распространяется действие императивного принципа международного права — принципа добросовестного соблюдения международных обязательств. Таким образом, государство должно обеспечить, чтобы его законодательство соответствовало юридически обязательным решениям Комиссии. Это относится как к федеральному законодательству, так и законодательству субъектов Российской Федерации. Данная позиция основывается на нормах ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которым «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы», и Федерального закона от 15 июня 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», которыми предусмотрено, что преимущество перед законами имеют не любые, а лишь ратифицированные в установленном порядке международные договоры Российской Федерации.

———————————

<1> Каширкина А.А., Морозов А.Н. Динамика интеграции государств — участников Евразийского экономического сообщества // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. N 1 (20). С. 118.

 

Несколько иначе решаются рассматриваемые вопросы в законодательстве другого члена Таможенного союза — Республики Беларусь. В Конституции Республики Беларусь определено место актов межгосударственных объединений в правовой системе — они имеют подзаконный характер, и вывести их на более высокий уровень можно только путем заключения международных договоров на основе этих актов. Ведь международные договоры, стороной которых является Республика Беларусь, по своему статусу следуют за Конституцией Республики и конституционными законами, главенствуя над национальными законами и актами, принятыми Президентом Республики <1>.

———————————

<1> См. подробно: Василевич Г.А. Международное право и национальное законодательство. М., 2009.

 

В этих условиях нельзя не согласиться с мнением С.В. Бахина о необходимости установления четкой иерархии между правом России, интеграционным правом (правом интеграционных объединений, участником которых является Российская Федерация) и входящей в правовую систему Российской Федерации части международного права <1>. Причем подходы к определению роли и места правовых актов интеграционных объединений в национальной системе, действующие в Российской Федерации и в иных государствах — членах соответствующих интеграционных объединений, должны быть едиными.

———————————

<1> Бахин С.В. Международная составляющая правовой системы России // Правоведение. 2007. N 6.

 

Говоря о роли и месте Таможенного союза в процессах межгосударственной интеграции на постсоветском пространстве, следует отметить еще три аспекта. Во-первых, союзные государства признают необходимость и преимущества унификации и единообразного применения торговых режимов в отношении третьих стран, а также тот факт, что универсальным и наиболее эффективным инструментом регулирования международной торговли является на сегодняшний день ВТО. Поэтому с даты присоединения любого из государств — членов Таможенного союза к ВТО положения Соглашения ВТО, как они определены в Протоколе о присоединении этого государства к ВТО, включающем обязательства, взятые в качестве условия его присоединения к ВТО и относящиеся к правоотношениям, полномочия по регулированию которых в рамках Таможенного союза делегированы союзными государствами органам Таможенного союза, и правоотношениям, урегулированным международными соглашениями, составляющими договорно-правовую базу Таможенного союза, становятся частью правовой системы Таможенного союза. При этом первое присоединяющееся к ВТО государство — член Таможенного союза обязано информировать другие союзные государства и координировать с ними действия в отношении принятия обязательств в качестве условия ее присоединения, требующих внесения изменений в правовую систему Таможенного союза. С момента присоединения такого государства к ВТО ставки единого таможенного тарифа Таможенного союза не будут превышать ставки импортного тарифа, предусмотренные Перечнем уступок и обязательств по доступу на рынок товаров, являющимся приложением к Протоколу о его присоединении к ВТО, за исключением случаев, предусмотренных Соглашением ВТО.

Во-вторых, в любой межгосударственной интеграции «необходимо, с одной стороны, дать возможность государствам-членам… желающим и могущим интегрироваться дальше и глубже, делать это, а с другой стороны, обеспечить права и интересы государств-членов, не могущих по объективным причинам либо не желающих этого» <1>. Поэтому предполагается, что в дальнейшем Таможенный союз будет расширяться — за счет вступления в него как других евразийских государств, так и государств, не являющихся членами ЕврАзЭС. Об этом свидетельствуют, в частности, положения ст. 8 Договора о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г. и ст. 4 Протокола о порядке вступления в силу международных договоров, направленных на формирование договорно-правовой базы Таможенного союза, выхода из них и присоединения к ним от 6 октября 2007 г.

———————————

<1> Шайхутдинова Г.Р. Продвинутое сотрудничество в договоре, учреждающем Конституцию для Европы // Право и политика. 2007. N 4. С. 77.

 

В-третьих, образование Таможенного союза не является окончательной целью интеграционных процессов — следующим шагом на этом пути должно стать создание «единого рынка, где будут свободно перемещаться не только товары, но и капитал, и рабочие силы» <1>. Такой «единый рынок» — Единое экономическое пространство — начал функционировать 1 января 2012 г.; в полной мере интеграционные соглашения ЕЭП заработали с июля 2012 г. Следствием функционирования полностью сформировавшегося единого экономического пространства становится необходимость проведения единой финансово-валютной политики и создания экономического союза путем введения единой валюты. Иначе говоря, формирование Таможенного союза служит основой дальнейшего продвижения для формирования общего рынка и экономического, а впоследствии и политического союза — Евразийского союза. Об этом говорится, в частности, в решении 29-го заседания Межгосударственного совета ЕврАзЭС на уровне глав государств, состоявшегося 9 декабря 2010 г. в г. Москве, на котором было достигнуто соглашение о том, что Единое экономическое пространство на территории России, Белоруссии и Казахстана начинает функционировать с 1 января 2012 г. Целью дальнейшего расширения и углубления интеграционных процессов между указанными тремя государствами было провозглашено создание Евразийского союза.

———————————

<1> Слюсарь Н.Б., Евдокимова И.А. Аспекты формирования Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации // Международное публичное и частное право. 2009. N 6. С. 7, 8.

 

Принципы разрешения споров в Таможенном союзе. Подчеркнем еще раз — одним из важнейших факторов, характеризующих межгосударственное интеграционное объединение, является устанавливаемая его конституирующими актами система разрешения споров.

В рамках Таможенного союза эта система строится на следующих принципах: в соответствии со ст. 6 Договора о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г. споры между Сторонами, связанные с толкованием и (или) применением указанного Договора, разрешаются путем консультаций и переговоров заинтересованных Сторон, а в случае недостижения согласия спор передается на рассмотрение в Суд Евразийского экономического сообщества.

Для построения интегрированного евразийского экономического пространства особое значение имеет деятельность Суда Евразийского экономического сообщества, который обеспечивает единообразное применение государствами — участниками ЕврАзЭС Договора об учреждении ЕврАзЭС и других действующих в рамках ЕврАзЭС договоров и решений, принимаемых органами Сообщества. Он формируется из представителей Договаривающихся Сторон в количестве не более двух представителей от каждой Договаривающейся Стороны. Судьи назначаются Межпарламентской Ассамблеей по представлению Межгосударственного Совета сроком на шесть лет. В рассмотрении дел, основанных на применении или толковании международных договоров, формирующих правовую базу Таможенного союза, актов органов Таможенного союза, а также дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов Таможенного союза участвуют судьи, являющиеся представителями Договаривающихся Сторон, формирующих Таможенный союз.

В соответствии с Протоколом о внесении изменений в Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г., Суд наделен широкой компетенцией. 5 июля 2010 года в г. Астане был подписан Статут Суда Евразийского экономического сообщества (далее — Статут Суда ЕврАзЭС) <1>, который определяет структуру, состав Суда ЕврАзЭС, порядок назначения на должность и освобождения от должности судей, их полномочия, привилегии и иммунитеты судей, должностных лиц и сотрудников секретариата Суда ЕврАзЭС, фиксирует условия финансирования и местопребывание Суда ЕврАзЭС, закрепляет его компетенцию и механизм судопроизводства.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс»: http://www.consultant.ru.

 

Важнейшее значение для углубления интегративного сближения государств — членов ЕврАзЭС имеет компетенция Суда ЕврАзЭС, закрепленная в ст. 13 гл. 2 Статута Суда ЕврАзЭС. Согласно указанной статье Суд:

1) обеспечивает единообразное применение Договора и других действующих в рамках Сообщества международных договоров и принимаемых органами ЕврАзЭС решений;

2) рассматривает споры экономического характера, возникающие между Сторонами по вопросам реализации решений органов ЕврАзЭС и положений договоров, действующих в рамках ЕврАзЭС;

3) осуществляет толкование положений международных договоров, действующих в рамках ЕврАзЭС, и решений органов ЕврАзЭС. При этом толкование осуществляется при принятии решений по конкретным делам, а также по запросам Сторон, высших судебных органов Сторон, Межгосударственного Совета, Межпарламентской Ассамблеи и Интеграционного Комитета ЕврАзЭС;

4) в связи с формированием Таможенного союза Суд:

а) рассматривает дела о соответствии актов органов Таможенного союза международным договорам, составляющим договорно-правовую базу Таможенного союза;

б) рассматривает дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов Таможенного союза;

в) дает толкование международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза, актов, принятых органами Таможенного союза;

г) разрешает споры между Комиссией и государствами, входящими в Таможенный союз, а также между государствами — членами Таможенного союза по выполнению ими обязательств, принятых в рамках Таможенного союза.

Следующим шагом на пути превращения Суда Сообщества в значимый институт межгосударственной интеграции на постсоветском пространстве стало наделение его Договором от 9 декабря 2010 г. «Об обращении в Суд ЕврАзЭС хозяйствующих субъектов по спорам в рамках Таможенного союза и особенностях судопроизводства по ним» <1> полномочиями по рассмотрению по заявлениям хозяйствующих субъектов следующих категорий дел:

———————————

<1> Принят решением Межгоссовета ЕврАзЭС от 9.12.2010 N 534. Российская Федерация ратифицировала указанный Договор Федеральным законом от 18.07.2011 N 233-ФЗ // СЗ РФ. 2011. N 30 (ч. I). Ст. 4581.

 

— об оспаривании актов Комиссии или отдельных их положений;

— об оспаривании действий (бездействия) Комиссии.

В соответствии с этим же Договором высший орган судебной власти государства — члена Таможенного союза вправе обратиться в Суд ЕврАзЭС с запросом о вынесении заключения по вопросам применения международных договоров, заключенных в рамках Таможенного союза, и актов Комиссии, затрагивающих права и законные интересы хозяйствующих субъектов, если эти вопросы существенно влияют на разрешение дела по существу.

Кроме того, Договором (ст. 3) установлено, что при рассмотрении спора в высшем органе судебной власти государства — члена Таможенного союза хозяйствующий субъект, участвующий в деле, вправе обратиться к данному органу с ходатайством о направлении запроса о вынесении заключения в Суд Сообщества, если полагает, что его права и законные интересы, предусмотренные международными договорами, заключенными в рамках Таможенного союза, и актами Комиссии, нарушены.

Если вопрос об обращении с запросом о вынесении заключения заявляется в деле, находящемся на рассмотрении высшего органа судебной власти государства — члена Таможенного союза, решение по которому в соответствии с законодательством государства — члена Таможенного союза не подлежит обжалованию, данный орган обязан обратиться в Суд Сообщества при условии, что вопросы, по которым запрашивается вынесение заключения, существенно влияют на разрешение дела по существу и Суд не выносил ранее заключений по аналогичным запросам.

Для рассмотрения дел с участием хозяйствующих субъектов Суд образует Коллегию Суда, в которую включается по одному судье от каждого государства — члена Таможенного союза.

По результатам рассмотрения дел об оспаривании актов Комиссии или их отдельных положений Суд может принять одно из решений:

1) о признании оспариваемого акта или отдельных его положений соответствующими международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза;

2) о признании оспариваемого акта или отдельных его положений не соответствующими международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза.

Действие акта Комиссии или его отдельных положений, признанных Судом не соответствующими международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза, приостанавливается с даты вступления в силу решения Суда, и данный акт или его отдельные положения приводятся Комиссией в соответствие с международными договорами, заключенными в рамках Таможенного союза.

По результатам рассмотрения дел об оспаривании действий (бездействия) Комиссии Суд принимает одно из решений:

1) о признании оспариваемого действия (бездействия) не соответствующим международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза, и нарушающим права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

2) о признании оспариваемого действия (бездействия) соответствующим международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза, и не нарушающим права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Требования о возмещении убытков или иные требования имущественного характера Суд оставляет без рассмотрения.

Следует отметить, что указанное расширение круга лиц, имеющих право обращаться в Суд ЕврАзЭС, в полной мере соответствует сложившейся мировой практике. Так, учредительными документами международных латиноамериканских судов предусмотрено участие частных лиц в судопроизводстве. Например, в Андский суд <1> частные лица могут обращаться, когда актами интеграционного объединения нарушены права, предоставляемые учредительными документами интеграционного сообщества. Статья 31 Договора об учреждении Андского суда гласит: «Физические и юридические лица могут подавать иск об аннулировании (недействительности) против решений Совета министров иностранных дел, Комиссии Андского Сообщества, резолюций Генерального Секретариата или конвенций, если они нарушают их субъективные права и законные интересы». После принятия Модифицирующего протокола к Договору о создании Андского суда в 1996 г. (Протокол Кочабамба) физические и юридические лица могут обращаться в Андский суд по искам о неисполнении. Статья 25 Договора устанавливает: «Физические и юридические лица, чьи права были нарушены неисполнением своих обязательств одним из государств-членов, могут предъявлять иск в Генеральный Секретариат и в Суд в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 24». Также частные лица могут обратиться в Андский суд в порядке иска о бездействии, когда орган Андского Сообщества не выполняет своего обязательства в соответствии с нормами права сообщества.

———————————

<1> Суд Справедливости Андского Сообщества является постоянным судебным органом Андского Сообщества. ССАС был учрежден Договором 1979 г., начал функционировать как постоянный и независимый суд с 1984 г. Деятельность суда регламентируется Картахенским соглашением, Договором о создании ССАС и Статутом. ССАС наделен следующей компетенцией: обеспечивать соблюдение и исполнение принятых государствами-членами обязательств через механизм иска о неисполнении; подтверждать законность норм, которые составляют коммунитарный правопорядок через иски о недействительности; гарантировать единообразное применение и толкование норм коммунитарного права посредством досудебного (преюдициального) толкования; осуществлять контроль за исполнением обязанностей Советом министров иностранных дел, Комиссией Андского Сообщества, Генеральным Секретариатом, которые на них налагает андский правопорядок через иски о бездействии; разрешать конфликты, которые могут возникнуть между органами андской системы интеграции и ее служащими и работниками посредством трудовых исков; урегулировать споры, возникающие из частных контрактов, заключенных на основе андского правопорядка, посредством процедуры арбитража.

 

Кроме того, частные лица могут выбрать Андский суд в качестве арбитража для урегулирования частноправового конфликта. Согласно ст. 38 Договора об учреждении Андского суда «частные лица могут принять решение представить на рассмотрение арбитража Суда споры, возникающие из применения и толкования аспектов, содержащихся в контрактах частного характера и регулируемых правопорядком Андского сообщества». Суд выносит свое арбитражное решение, будь то по закону, или по справедливости, и оно является обязательным, не подлежит обжалованию и образует правовое основание для его исполнения согласно внутренним законам каждого государства-участника. В соответствии со ст. 39 Договора об учреждении Андского суда, «Генеральный Секретариат компетентен рассматривать споры посредством арбитража, разрешая споры, которые ему передали частные лица, связанные с применением и толкованием аспектов, содержащихся в контрактах частного характера и регулируемых правопорядком Андского Сообщества». Частные контракты — широкое понятие; охватывает любой контракт частного характера (поставка, купля-продажа, представительство, факторинг, лизинг, инжиниринг, лицензирование, инвестиции, страхование, строительство, транспортные договоры, договоры об эксплуатации). Условием обращения в арбитраж Андского суда является то, что контракт должен быть связан с правопорядком Андского Сообщества.

Не менее интересен опыт Андского суда в области разрешения трудовых конфликтов, которые могут возникнуть между органами данного интеграционного объединения и их служащими. Так, Андский суд компетентен в рассмотрении трудовых споров, которые имеют место в органах или инстанциях андской интеграции. При урегулировании спора Суд применяет основные принципы трудового права, признанные Международной организацией труда (МОТ), и те принципы, которые являются общими для государств-членов. К компетенции Суда ЕврАзЭС и Экономического Суда СНГ также могло бы быть отнесено разрешение аналогичных споров <1>.

———————————

<1> Здесь имеются в виду не «типичные» трудовые споры, которые успешно разрешаются национальными судами, а трудовые споры, возникающие между международными служащими (лицами, работающими в качестве специалистов в органах ЕврАзЭС на основе заключаемых с ними трудовых контрактов) и органами и институтами ЕврАзЭС. Международно-правовой статус служащих ЕврАзЭС подтверждается в том числе следующей формулировкой: «Сотрудники органов ЕврАзЭС не вправе: <…> заниматься деятельностью, несовместимой с их статусом международных служащих, в частности, использовать свое служебное положение в интересах политических партий и объединений…» См.: Положение о сотрудниках органов Евразийского экономического сообщества, утверждено решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 31.05.2001 N 15 // СПС «КонсультантПлюс»: http://www.consultant.ru.

 

Кроме того, международные латиноамериканские суды (например, Андский суд) наделены полномочиями по преюдициальному (досудебному) толкованию права.

Можно констатировать, что Евразийское экономическое сообщество и Таможенный союз продвинулись несомненно дальше в построении интеграции, нежели СНГ. А это предполагает и особый юридический подход к наделению определенной компетенцией органов ЕврАзЭС. В этих условиях важнейшее значение имеет ст. 20 Статута Суда ЕврАзЭС, которая закрепляет положение, согласно которому Суд принимает решения по спорам, указанным в п. п. 2 и 4 ст. 13 Статута, обязательные для исполнения сторонами спора. Кроме того, Суд ЕврАзЭС выносит консультативные заключения, которые имеют рекомендательный характер.

Представляется, что установленное в Статуте наделение ЕврАзЭС полномочиями по принятию юридически обязательных решений по указанному выше перечню дел способствует осуществлению целей интеграции и упорядочивает функционирование ЕврАзЭС и Таможенного союза, а также способствует единообразному и гармоничному применению международно-правовых актов, принятых обеими организациями и тем самым продвигает интеграцию Евразийского экономического пространства на более высокий уровень.

Также в настоящее время в компетенцию Суда ЕврАзЭС входит «осуществление толкования положений международных договоров, действующих в рамках ЕврАзЭС, и решений органов ЕврАзЭС. Толкование осуществляется при принятии решений по конкретным делам, а также по запросам Сторон, высших судебных органов Сторон, Межгосударственного Совета, Межпарламентской Ассамблеи и Интеграционного Комитета ЕврАзЭС» (п. 3 ст. 13 Статута Суда ЕврАзЭС от 5 июля 2010 г. N 502). Представляется, что эта норма может быть расширена за счет закрепления права судов любого уровня государств — участников СНГ и ЕврАзЭС обращаться с ходатайством о досудебном толковании права в Экономический Суд СНГ и Суд ЕврАзЭС.

Следует отметить, что до недавнего времени Экономический Суд СНГ одновременно выполнял и полномочия Суда ЕврАзЭС и Таможенного союза. Однако такое положение не отвечало интенсивному развитию интеграционных процессов в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Очевидной в такой ситуации является необходимость создания Суда ЕврАзЭС как отдельного самостоятельного судебного органа. В этих условиях Межгоссоветом ЕврАзЭС было принято решение о формировании и организации деятельности Суда ЕврАзЭС как самостоятельного судебного органа Сообщества <1>.

———————————

<1> Решение Межгоссовета ЕврАзЭС (высшего органа Таможенного союза) на уровне глав правительств от 15.03.2011 N 75 «О формировании и организации деятельности Суда ЕврАзЭС» // Официальный сайт Комиссии Таможенного союза: http://www.tsouz.ru/MGS/MGS-14/Documents/P_75.pdf.

 

23 декабря 2011 г. в г. Санкт-Петербурге состоялось внеочередное заседание Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС, на котором в торжественной обстановке назначен состав судей Суда ЕврАзЭС, по два судьи от каждого государства Сообщества <1>. Сроки их полномочий составляют шесть лет. Как самостоятельный судебный орган Сообщества Суд ЕврАзЭС начал свою работу с 1 января 2012 г. Местонахождение Суда — город Минск.

———————————

<1> См.: решение Межгоссовета ЕврАзЭС от 19.12.2011 N 584 «Об одобрении кандидатур на должности судей Суда ЕврАзЭС».

 

Наряду с рассмотрением споров экономического характера, возникающих при применении международных договоров и решений в рамках ЕврАзЭС, Суд ЕврАзЭС обладает компетенцией, связанной с рассмотрением дел о соответствии актов органов Таможенного союза международным договорам, составляющим договорно-правовую базу Таможенного союза, и об оспаривании решений, действий (бездействия) органов Таможенного союза; дает толкование международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза, актов, принятых органами Таможенного союза; разрешает споры между Комиссией Таможенного союза и государствами, входящими в Таможенный союз, а также между государствами — членами Таможенного союза по выполнению ими обязательств, принятых в рамках Таможенного союза. Кроме того, к ведению Суда могут быть отнесены и иные споры, разрешение которых предусмотрено международными договорами в рамках ЕврАзЭС и Таможенного союза.

Особенность судопроизводства по делам, связанным с функционированием Таможенного союза, заключается в том, что Суд не рассматривает споры, за исключением споров о толковании международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза, и актов, принятых органами Таможенного союза, без предварительного обращения к Комиссии Таможенного союза. В Суд ЕврАзЭС смогут обращаться:

— в рамках ЕврАзЭС — Стороны или органы ЕврАзЭС, если иное не предусмотрено международными договорами в рамках Сообщества;

— в рамках Таможенного союза — государства — члены Таможенного союза, хозяйствующие субъекты и органы Таможенного союза. Решения Суда ЕврАзЭС будут обязательными для государств — членов ЕврАзЭС, Таможенного союза, а также для органов ЕврАзЭС и Таможенного союза. Решение Суда будет окончательным и не подлежащим обжалованию. В случае неисполнения решения в установленные Судом сроки любая сторона спора сможет обратиться в Межгоссовет ЕврАзЭС (на уровне глав государств) для принятия решения по данному вопросу.

В целом повышение эффективности деятельности действующих судов является важнейшим направлением совершенствования интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

 

* * *

 

Подводя итог проведенному анализу, можно констатировать, что если в Содружестве Независимых Государств только идет работа по активизации процессов интегративного сближения государств на основе Договора о зоне свободной торговли, то в других межгосударственных объединениях на постсоветском пространстве, таких как ЕврАзЭС и Таможенный союз, процесс формирования Единого экономического пространства уже дает ощутимые результаты, выраженные в том числе и во вступивших в силу международно-правовых актах. При этом наиболее активно развивающимся объединением является именно Таможенный союз. Однако «развитие и рост — это два ортогональных измерения процесса эволюции. Во всяком устойчивом росте обязательно скрыт будущий кризис, когда следы роста обременят и людей, и окружающую среду. Развитие по сути — это перманентная смена способов роста, прорыв его инерции» <1>. Применительно к развитию интеграционных процессов на постсоветском пространстве таким «прорывом инерции» должен стать переход от простых (зона свободной торговли, таможенный союз) к «более продвинутым» (Ж.М. Кембаев) формам межгосударственной интеграции.

———————————

<1> Кушнаренко И.А. Концепция устойчивого развития и перспективы государственности (философско-методологический анализ): Автореф. дис. … д-ра филос. наук. М., 2001. С. 27.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code