МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Охарактеризованный выше процесс — реализация неолиберального сценария глобализации, сопровождающаяся все более интенсивным размыванием государственного суверенитета и превращением государства в орган социально-экономического управления территорией, — может представлять существенную угрозу национальным интересам России. Это обусловлено двойственным положением нашей страны, которая в настоящее время может характеризоваться как достаточно развитая по одним параметрам и развивающаяся, даже неблагополучная, — по другим. Более того, территориальные масштабы Российской Федерации в сочетании с низкой плотностью населения и сокращением его численности, особенно в северных и восточных районах, наличие на территории Российской Федерации многих природных ресурсов, в том числе невозобновляемых, объективно делают ее предметом потенциальных вожделений, притязаний и экспансии (необязательно в военно-силовых формах последней). И потому снижение роли государства в международных отношениях для России неприемлемо.

Ответом Российской Федерации на эти угрозы является наше активное участие в интеграционных процессах, разворачивающихся на просторах бывшего Советского Союза.

Как известно, ст. 79 Конституции Российской Федерации установила, что Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации. Возникает вопрос: соответствует ли этой конституционной норме участие нашей страны в межгосударственных интеграционных объединениях? Отвечая на него, рассмотрим особенности развития интеграционных процессов, развивающихся на постсоветском пространстве.

 

§ 1. Основные направления и особенности развития процессов межгосударственной интеграции на постсоветском пространстве

К настоящему времени на постсоветском пространстве сосуществует и взаимодействует целый ряд межгосударственных интеграционных объединений, различных по составу участников и степени их сближения. Старейшим среди них является Содружество Независимых Государств — СНГ. Содружество было образовано 8 декабря 1991 г. руководителями Республики Белоруссия, Российской Федерации и Украины, подписавшими Соглашение о его создании. Спустя две недели, 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате главы одиннадцати суверенных государств (кроме прибалтийских государств и Грузии, которая стала членом СНГ в 1993 г.) подписали Протокол к этому Соглашению, в котором подчеркнули, что Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан и Украина на равноправных началах образуют Содружество Независимых Государств.

18 августа 2008 г. в Исполком СНГ поступила нота МИДа Грузии о выходе из состава СНГ. На заседании СМИД СНГ в Бишкеке 9 октября 2008 г. по инициативе председательствующей в Содружестве Киргизии было принято решение технического характера о членстве Грузии в СНГ, согласно которому выход Грузии из Содружества состоится через 12 месяцев после письменного извещения Депозитария Устава СНГ. Таким образом, в соответствии с Уставом СНГ, 18 августа 2009 г. Грузия официально перестала быть членом этой международной организации.

22 января 1993 г. в Минске на саммите СНГ был принят Устав Содружества. Его не подписали Украина и Туркменистан, которые тем самым де-юре не являются государствами — членами СНГ, а могут быть отнесены только к государствам — учредителям и государствам — участникам Содружества. Туркменистан на казанском саммите СНГ (26 августа 2005 г.) заявил о том, что будет участвовать в Содружестве в качестве «ассоциированного члена».

В соответствии с Уставом СНГ целями Содружества являются:

— осуществление сотрудничества в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях;

— всестороннее и сбалансированное экономическое и социальное развитие государств-членов в рамках общего экономического пространства, межгосударственная кооперация и интеграция;

— обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и документами ОБСЕ;

— сотрудничество между государствами-членами в обеспечении международного мира и безопасности, осуществление эффективных мер по сокращению вооружений и военных расходов, ликвидации ядерного и других видов оружия массового уничтожения, достижению всеобщего и полного разоружения;

— содействие гражданам государств-членов в свободном общении, контактах и передвижении в Содружестве;

— взаимная правовая помощь и сотрудничество в других сферах правовых отношений;

— мирное разрешение споров и конфликтов между государствами Содружества.

Взаимодействие в рамках Содружества осуществляется через его уставные органы: Совет глав государств, Совет глав правительств, Совет министров иностранных дел, Экономический Совет, Совет министров обороны, Совет командующих Пограничными войсками, Межпарламентскую Ассамблею, Экономический Суд. Среди 39 действующих органов отраслевого сотрудничества Содружества Независимых Государств следует отметить Электроэнергетический Совет, Совет по железнодорожному транспорту, Координационное транспортное совещание, Региональное содружество в области связи, Совет руководителей таможенных служб, Межправительственный совет по вопросам агропромышленного комплекса, Межгосударственный совет по антимонопольной политике. В работе ряда советов участвуют представители третьих стран.

В целом можно признать, что образованное в конце 1991 г. на волне глобальных геополитических перемен Содружество содействовало решению сложнейших проблем, связанных с распадом СССР, и становлению суверенных независимых государств. Сегодня СНГ представляет собой форму сотрудничества равноправных независимых государств, региональное межгосударственное объединение. Отличительными особенностями этого объединения являются взаимодействие практически во всех сферах межгосударственного общения, а также гибкость механизмов и форматов коллективного сотрудничества, что позволяет «учитывать разную степень готовности стран к интеграции и предоставляет возможность каждой из них участвовать в интеграционных процессах в той мере и на тех направлениях, которые отвечают их национальным интересам» <1>.

———————————

<1> Аналитический доклад «Итоги деятельности СНГ за 20 лет и задачи на перспективу» // Официальный сайт.

 

Как следует из программных документов Содружества, одним из приоритетных направлений сотрудничества входящих в него государств является сотрудничество в экономической сфере. При этом стабилизация и развитие национальных экономик должны опираться в основном на существующие производственные и научно-технические ресурсы определенного технического уровня, и потому для упрочения их позиций на европейском и мировом рынках необходимо, используя существующий промышленный и научно-технический потенциал, снизить имеющиеся барьеры для осуществления торговли, выполнения работ и предоставления наиболее востребованных услуг государствами-участниками на указанных рынках. «Эффективное использование комплекса возможностей внутреннего и внешнего характера, включая взаимовыгодное экономическое сотрудничество, открывает перед государствами — участниками СНГ реальные перспективы динамичного экономического роста и усиления их влияния на развитие мировой хозяйственной системы», — отмечается в Стратегии экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года <1>. Соответственно, основными приоритетами согласованной торговой и технической политики в рамках СНГ являются:

———————————

<1> Решение Совета глав правительств СНГ «О Стратегии экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года» (принято в г. Кишиневе 14.11.2008).

 

— улучшение использования научно-технического потенциала государств-участников;

— повышение конкурентоспособности производимых государствами-участниками товаров как на территории СНГ, так и за его пределами;

— снятие существующих барьеров в торговле и обмене товарами между государствами-участниками и остальными странами;

— содействие вхождению государств-участников во Всемирную торговую организацию;

— снижение издержек при осуществлении межгосударственной торговли;

— выход товаров, работ и услуг, производимых государствами-участниками, на новые потребительские рынки и упрочение положения на уже используемых рынках;

— обеспечение гарантий соблюдения прав потребителей и обеспечение безопасности товаров для жизни, здоровья и окружающей среды;

— совершенствование форм и механизмов сотрудничества и реализации их в государствах — участниках Содружества.

В результате предпринятых мер только за 2000 — 2010 гг. товарооборот между странами Содружества вырос более чем в 3 раза.

Вместе с тем СНГ нельзя рассматривать исключительно как «межгосударственное объединение экономической интеграции». Постоянное внимание в рамках Содружества уделяется обеспечению безопасности и противодействию организованной преступности в ее различных формах и проявлениях, международному терроризму, незаконному обороту наркотиков, незаконной миграции и торговле людьми. Значимую роль играет гуманитарное сотрудничество. Так, например, за 20 лет существования Содружества под эгидой Совета по гуманитарному сотрудничеству было реализовано более 250 проектов, среди которых следует особо отметить Молодежный симфонический оркестр стран СНГ, Сетевой университет СНГ, международные научно-исследовательские структуры, межгосударственные премии СНГ «Звезды Содружества» и «Содружество дебютов» и др.

В качестве еще одной особенности Содружества можно назвать его дезинтеграционный характер, поскольку его возникновение (создание) было обусловлено распадом единого федеративного государства — Советского Союза, которое имело единую правовую и экономическую систему. «Содружество Независимых Государств (СНГ), — констатирует Г.М. Вельяминов, — является уникальным межгосударственным образованием с декларированными интеграционными целями с дезинтеграционными результатами… По существу, образование СНГ было в известном роде политическим «утешительным призом» для «широких масс трудящихся» (как выражались в советские времена), совершенно обескураженных и разочарованных не чаявшимся крушением Союза «нерушимого республик свободных» (согласно бывшему Советскому Гимну). Ведь еще весной 1991 г. абсолютное большинство граждан СССР, во всех его республиках, высказалось на референдуме за сохранение Союза, а уже к концу того же года Союз был разрушен» <1>. Иначе говоря, СНГ стало инструментом не столько сближения, сколько разделения единого народнохозяйственного комплекса, единой правовой системы и иных систем входящих в него государств. Однако процесс трансформации проходит неравномерно. В частности, в правовой сфере в некоторых постсоветских странах применяются старые нормативные акты, которые в других странах уже отменены или заменены новыми. Приведем только один пример. Первоначально основой регулирования отношений в сфере технического регулирования <2> в отдельных странах СНГ были законы, принятые в начале 90-х гг. в СССР, однако с развитием рыночных отношений, изменением уровня политического, экономического и социального развития государств, наличием членства в различного рода межгосударственных образованиях стали приниматься новые законодательные акты. Одновременно происходит добровольное заимствование или рецепция правовых моделей других государств — если в некоторых странах СНГ (Туркменистан, Азербайджан) развивалась и совершенствовалась система стандартизации, заложенная еще в СССР, в других (Узбекистан, Армения) она дополнялась новыми принципами, видами правовых актов и моделями оценки соответствия, то в большинстве стран (Казахстан, Белоруссия, Таджикистан, Молдова, Украина, Киргизия) стали внедряться в законодательство европейские принципы регулирования оборота продукции работ и услуг <3>.

———————————

<1> Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс, (академический курс): Учебник. М., 2004.

<2> Федеральный закон от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании» (ст. 2) трактует техническое регулирование как «правовое регулирование отношений в области установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, а также в области установления и применения на добровольной основе требований к продукции, процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг и правовое регулирование отношений в области оценки соответствия» // СЗ РФ. 2002. N 52 (ч. I). Ст. 5140.

<3> См.: Калмыкова А.В. Сравнительный анализ систем технического регулирования России и стран СНГ // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. N 4.

 

Представляется, что именно такой, дезинтеграционной, сущностью СНГ обусловлены некоторые специфические его черты, отмечаемые исследователями. В том числе:

— не вполне определенный статус Содружества. Как следует из положений Беловежских соглашений 1991 г. и принятого в январе 1993 г. Устава СНГ, Содружество не является государством и не обладает наднациональными полномочиями <1>;

———————————

<1> См.: Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г. // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество». 1992. N 1. С. 6; Устав Содружества Независимых Государств // Бюллетень международных договоров. 1994. N 1. С. 4.

 

— несоответствие правовой базы интеграционного объединения тем задачам, которые стоят перед ним и которые определены его конституирующими актами. Здесь следует отметить два аспекта. Первым из них является декларативность многих из принимаемых в рамках СНГ актов. Так, например, Ялтинское соглашение от 19 сентября 2003 г. «О формировании Единого экономического пространства» составлено всего на 3 страницах, оно не содержит четкого плана действий, не определяет систему органов, иных механизмов, в том числе принудительных, призванных обеспечивать исполнение декларируемых им решений. И этим оно коренным образом отличается от учредительных документов, сформировавших единое экономическое пространство Европейского союза и ряда других регионов мира <1>. Вторым аспектом является преобладание среди международно-правовых актов Содружества модельных законов, утверждаемых Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ, которые являются актами исключительно рекомендательного характера;

———————————

<1> См.: Лафитский В.И. Правовое пространство мира // Международное право и национальное законодательство. М., 2009.

 

— складывающиеся в рамках СНГ традиции «исполнения» (вернее сказать, неисполнения) взаимных международных обязательств. «Уже изначально заключенное 8 декабря 1991 г. Соглашение о создании Содружества Независимых Государств не соблюдалось и не соблюдается в настоящее время, — отмечает Г.А. Василевич. — Государства, образующие Содружество, далеко «отошли» от данного Соглашения, а попытки отдельных государств создать на просторах СНГ «мини-образования» лишь свидетельствуют о неудовлетворенности сложившимся положением и безуспешностью попыток обеспечить соответствующую интеграцию в экономической, политической, военной, информационной, социальной и иных сферах» <1>;

———————————

<1> Василевич Г.А. Учредительные договоры и национальные конституции: опыт Европы и Содружества Независимых Государств // Международное право и национальное законодательство. М., 2009. С. 344.

 

— формальный характер мониторинга воплощения в жизнь принимаемых документов. Многие соглашения для внедрения их в повседневную жизнь государств-членов требуют выполнения целого ряда внутригосударственных процедур, а также принятия изменений и поправок в национальное законодательство и в ряде случаев корректировки существующих международно-правовых актов. Так, например, по данным Исполнительного комитета СНГ <1>, за период с декабря 1991 г. по 1 июля 2010 г. в СНГ принято 1925 документов, из которых 566 документов (29,4%) утратили силу после инвентаризации. Вступили в силу 1337 документов (69,5%), из них: 1016 (76,0%) — со дня подписания, 32 (2,4%) — после ратификации, 289 (21,6%) — после выполнения внутригосударственных процедур. 22 документа (1,1%) не вступили в силу, так как ратификация и внутригосударственные процедуры по ним не завершены. Однако информация о том, какие именно международно-правовые акты Содружества и его органов являются действительными регуляторами тех или иных правоотношений и какие для этого были внесены изменения в законодательные и иные нормативные правовые акты государств — членов Содружества, отсутствует.

———————————

<1> См.: официальный сайт Исполкома СНГ: http://www.cis.minsk.by/page.php?id=8926.

 

Учитывая изложенное, нельзя не согласиться с мнением Е.Г. Моисеева <1>, который полагает, что при пессимистическом варианте развития СНГ и падении роли Содружества в процессах интеграции оно превратится в чисто консультационный орган. Сотрудничество между новыми независимыми государствами будет осуществляться в рамках иных интеграционных объединений типа ЕврАзЭС, ГУУАМ или Организации центрально-азиатских государств («мини-образований» в терминологии Г.А. Василевича). В этих условиях перед СНГ остро встают вопросы определения его места в меняющейся конфигурации современного мира, повышения конкурентоспособности национальной экономики, превращения Содружества в региональное экономическое объединение, способное играть существенную роль в мировой экономике.

———————————

<1> См.: Моисеев Е.Г. Десятилетие Содружества. М., 2001. С. 283.

 

Особую значимость в этой связи приобретают попытки придать новый импульс интеграции в рамках СНГ, которые острее всего ощущаются в мероприятиях, направленных на формирование зоны свободной торговли. Как известно, идея формирования многосторонней зоны свободной торговли в СНГ была заложена в подписанном 24 сентября 1993 г. Договоре о создании Экономического союза, которым создание зоны свободной торговли трактовалось в качестве первого этапа создания единого экономического пространства. Подразумевалось, что указанная зона позволит снять многочисленные торговые барьеры, будет стимулировать увеличение товарооборота и создаст предпосылки для устойчивого экономического роста России и других стран СНГ. Соглашение о зоне свободной торговли, подписанное президентами Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, России, Таджикистана, Узбекистана и Украины 15 апреля 1994 г. <1>, предусматривало постепенную отмену таможенных пошлин, налогов и сборов, иных тарифных и нетарифных ограничений во взаимной торговле, а также решало вопросы координации торговой политики в отношении стран, не являющихся участниками Соглашения, в целях обеспечения Договаривающимися Сторонами своих интересов в расширении экономических связей, бескризисного развития экономики. Иначе говоря, указанное Соглашение представляло собой многостороннюю договорно-правовую базу региональной торговли на преференциальных условиях. Однако многосторонний режим свободной торговли введен не был. Участники Соглашения, включая Россию, так и не приступили к согласованию общего перечня изъятий из режима свободной торговли, который в соответствии с условиями этого международного договора должен был стать его составной частью. Во взаимоотношениях между Россией и партнерами по Содружеству продолжал действовать режим свободной торговли, зафиксированный в двусторонних соглашениях о свободной торговле, заключенных в 1992 — 1993 гг. со всеми странами СНГ (двусторонние соглашения о свободной торговле также были заключены между собой рядом других государств Содружества).

———————————

<1> Бюллетень международных договоров. 1994. N 9. С. 10 — 18.

 

Новую жизнь идеи создания в рамках СНГ Зоны свободной торговли получили 5 октября 2007 г., когда Советом глав государств СНГ была одобрена Концепция дальнейшего развития Содружества Независимых Государств и утвержден План основных мероприятий по реализации данной Концепции <1>. Итогом этой работы стало подписание 18 октября 2011 г. нового Договора о Зоне свободной торговли <2>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс»: http://www.consultant.ru.

<2> См.: § 2 настоящей гл.

 

Необходимо подчеркнуть — Договором о создании Экономического союза формирование Зоны свободной торговли рассматривалось как первый этап развития интеграционных процессов. Начав с построения зоны свободной торговли, государства СНГ планировали образовать на втором этапе таможенный союз, на третьем этапе сформировать общий рынок товаров, капитала и рабочей силы, а заключительным этапом должно было стать образование экономического (валютного) союза, предполагавшего проведение его участниками согласованной бюджетной, налоговой, кредитно-денежной и валютной политики и введение единой валюты (ст. 4 Договора о создании Экономического союза). Однако в силу непреодолимых противоречий между государствами — участниками Содружества данный Договор не был воплощен в реальность. К концу 1994 г. в СНГ четко сформировались две группы, имевшие диаметрально противоположные видения развития Содружества. Если первая группа, в которую входит и Россия, выступала за углубленную интеграцию между государствами СНГ, то вторая, представители которой образовали впоследствии такую региональную организацию, как ГУУАМ, считала для себя приемлемым только участие в зоне свободной торговли в качестве верхнего предела интеграции в рамках СНГ. В результате, констатирует Ж.М. Кембаев, государства СНГ в силу возникших между ними противоречий не смогли договориться даже о создании наиболее простых форм регионального интеграционного объединения <1>.

———————————

<1> Кембаев Ж.М. Международная экономическая интеграция: разновидности и некоторые основные закономерности // Журнал российского права. 2008. N 10.

 

Можно отметить и еще один факт — процессы интеграции государств — участников Содружества в мирохозяйственную систему протекают с различной интенсивностью. Так, например, Кыргызстан является членом ВТО с 1998 г., Молдавия — с 2001 г., Армения — с 2003 г., Украина — с 2008 г. На Министерской конференции Всемирной торговой организации в Женеве 16 декабря 2011 г. Россия официально была принята в ВТО <1>; Белоруссия и Казахстан находятся на завершающем этапе переговоров; остальные страны представили национальные меморандумы о внешнеторговом режиме и приступили к переговорному процессу. Кроме того, ряд стран СНГ — Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан — имеют статус стран — наблюдателей ВТО <2>.

———————————

<1> Как известно, 10.11.2011 в Женеве были завершены переговоры по присоединению Российской Федерации к ВТО. Рабочая группа, состоящая из 62 членов ВТО (ЕС как один), одобрила пакет документов российского присоединения. Пакет включает в себя Перечень обязательств по товарам, Перечень обязательств по услугам и Доклад Рабочей группы, содержащий описание российского торгового режима и системные обязательства, подтверждающие соответствие этого режима нормам ВТО. Данные документы, отражающие результаты двусторонних переговоров, проведенных Россией с 57 членами ВТО (по товарам) и 30 членами ВТО (по услугам), а также многосторонних переговоров по системным обязательствам, были внесены на рассмотрение Восьмой министерской конференции ВТО 15 — 17.12.2011. После утверждения пакета документов у Российской Федерации есть 220 дней для его ратификации // Официальный сайт ВТО: http://www.wto.org. Протокол о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15.04.1994 ратифицирован Федеральным законом от 21.07.2012.

<2> См.: Официальный сайт ВТО: http://www.wto.org/english/thewto_e/whatis_e/tif_e/org6_e.htm.

 

В сложившихся условиях одним из важнейших шагов на пути развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве стало подписание 10 октября 2000 г. пятью государствами — Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан — Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС).

Создание ЕврАзЭС — и это подчеркивается в преамбуле Договора — отражает необходимость координации подходов входящих в него государств при интеграции в мировую экономику и международную торговую систему: как следует из положений Договора, данная международная организация создана для эффективного продвижения процесса формирования Договаривающимися Сторонами Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также реализации других целей и задач, определенных в вышеназванных соглашениях о Таможенном союзе, Договоре об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях и Договоре о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве. В Заявлении глав государств Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Российской Федерации и Республики Таджикистан об учреждении Евразийского экономического сообщества, принятом 10 октября 2000 г., отмечалось <1>:

———————————

<1> См.: Официальный сайт Евразийского экономического сообщества: http://www.evrazes.com/print/docs/2.

 

«Взаимодействие наших стран в торгово-экономической области достигло уже такого этапа, когда во взаимной торговле отменены тарифные и количественные ограничения, по большинству номенклатуры товаров введены общие таможенные тарифы, осуществляются согласованные меры нетарифного регулирования, по отношению к третьим странам формируются общие торговые режимы, начато создание единой таможенной территории. Кроме того, предпринят ряд конкретных совместных шагов в гуманитарной сфере, позволяющих более полно удовлетворять потребности граждан наших стран в области образования, культуры, здравоохранения и обеспечения социальных прав.

Вместе с тем существует потребность в более тесном сближении и унификации национального законодательства, проведении мероприятий, направленных на увеличение совокупного экономического потенциала наших стран, и согласованной структурной перестройки их экономик.

Логика продвижения пяти государств к целям, намеченным в подписанных ими договорах, — завершению формирования Таможенного союза и созданию Единого экономического пространства требует новых форм и механизмов взаимодействия. Этим целям и призвано служить создаваемое Сообщество». Поэтому в качестве основных направлений деятельности ЕврАзЭС определены внешнеторговая и таможенная политика, включая:

— завершение оформления в полном объеме режима свободной торговли, формирование единого таможенного тарифа и единой системы мер нетарифного регулирования;

— введение согласованной системы преференций;

— установление общих правил торговли товарами и услугами и их доступа на внутренние рынки;

— выработку согласованной позиции государств-членов во взаимоотношениях с ВТО и другими международными экономическими организациями;

— введение унифицированного порядка валютного регулирования и валютного контроля;

— создание механизма эффективного функционирования платежно-расчетных отношений;

— создание общей унифицированной системы таможенного регулирования, в рамках которой действуют унифицированные правила таможенного оформления и таможенного контроля, применяются единые таможенные режимы;

— обеспечение экономической безопасности на внешних границах Сообщества, борьбы с контрабандой и иными видами таможенных правонарушений;

— укрепление и обустройство внешних границ Сообщества.

Направления экономической политики:

— проведение согласованной структурной перестройки экономик государств — членов ЕврАзЭС;

— разработка и реализация совместных программ социально-экономического развития;

— создание общей платежной системы;

— обеспечение взаимодействия валютно-финансовых систем;

— создание равных условий для производственной и предпринимательской деятельности;

— формирование общего рынка транспортных услуг и единой транспортной системы;

— формирование общего энергетического рынка;

— проведение совместных исследований и разработок по приоритетным направлениям науки и технологии;

— создание равных условий для доступа на рынки образующих Сообщество государств иностранных инвестиций;

— создание унифицированной системы правового регулирования, формирования и деятельности финансово-промышленных групп на многосторонней и двусторонней основе;

— социально-гуманитарная сфера включает вопросы:

гармонизации национальных систем образования, развития науки и культуры;

гармонизации национальных систем обеспечения минимальных социальных стандартов;

предоставления гражданам государств — членов Сообщества равных прав в получении образования и медицинской помощи на всей его территории;

— правовая сфера:

сближение и гармонизация национального законодательства;

создание механизма согласования принятия национальных законодательных и иных нормативных правовых актов государствами-членами по вопросам, затрагивающим обязательства Сторон в рамках ЕврАзЭС;

синхронизация сроков выполнения внутригосударственных процедур по договорам, заключенным в рамках ЕврАзЭС;

обеспечение взаимодействия правовых систем государств-участников с целью создания общего правового пространства в рамках Сообщества.

Сегодня ЕврАзЭС является одним из наиболее динамично развивающихся межгосударственных объединений на постсоветском пространстве — ведь именно на основе евразийской модели происходит объединение независимых государств на постсоветском пространстве, а экономический регионализм этой части мира опирается на правовые средства регионального экономического сотрудничества <1>.

———————————

<1> См.: Лабин Д.К. Международно-правовое обеспечение экономического регионализма // Государство и право. 2005. N 4. С. 63, 64.

 

Вместе с тем правовой анализ Договора об учреждении ЕврАзЭС и тенденций развития этого объединения не позволяет согласиться с В.Г. Вишняковым, который считает, что «Сообщество — это не только и не столько международная организация. В ряде статей Договора речь идет об атрибутах государственного образования — общей территории, общих границах, единых законах, единой валюте и др. Естественно, многое здесь носит временный, неустойчивый, переходный характер. Однако, на наш взгляд, можно говорить о тенденции развития Сообщества в сторону возникновения специфического государственного образования, в рамках которого переплетаются суверенные права членов Сообщества с выраженными признаками общего государственного устройства» <1>. Конечно, Евразийское экономическое сообщество отличается от классических международных организаций, в том числе по целям и задачам, системе и структуре органов, видам решений, порядку их реализации и т.д., однако государственным образованием ЕврАзЭС не является — оно является межгосударственным объединением, в основе которого лежит международный договор и, соответственно, присутствует международно-правовая природа данного субъекта <2>.

———————————

<1> Вишняков В.Г. Правовые проблемы становления Евразийского экономического сообщества // Журнал российского права. 2001. N 10.

<2> См. также: Юртаева Е.А. На пути интеграции: Россия и Белоруссия // Международное публичное и частное право. 2001. N 3. С. 14.

 

Более того, ЕврАзЭС — это межгосударственное интеграционное объединение, для которого характерны а) общие историко-социальные судьбы государств, б) географическая близость, в) отражение в структуре системы национально-государственных институтов и их жесткое взаимодействие, г) строгая связанность национальных правовых актов императивными актами межгосударственных объединений, д) наличие специальных процедур разрешения споров между государствами-членами <1>. Некоторые исследователи применяют к ЕврАзЭС и иные термины, например, «международная организация» или «интеграционная группировка», что, на наш взгляд, не вполне корректно. И если применение термина «международная организация» в принципе возможно, поскольку он, как нам представляется, является более широким, чем термин «интеграционное объединение», то использование термина «интеграционная группировка» не отражает международно-правовой природы и характерных черт межгосударственных интеграционных объединений как объединений суверенных государств, основанных на международном договоре или, как правило, на системе международных договоров.

———————————

<1> Тихомиров Ю.А. Цели и формы государственно-правовой интеграции // Правовое обеспечение межгосударственной интеграции: Сборник статей / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров, В.И. Лафитский. М., 2005. С. 15.

 

Договор об учреждении ЕврАзЭС закрепляет систему органов этого межгосударственного объединения и устанавливает их компетенцию (рис. 1). В нее входят:

 

Рис. 1. Система органов Евразийского экономического сообщества

Система органов Евразийского экономического сообщества

— Межгосударственный Совет (Межгоссовет), который является высшим органом ЕврАзЭС, рассматривающим принципиальные вопросы Сообщества, связанные с общими интересами государств-участников, определяющим стратегию, направления и перспективы развития интеграции и принимающим решения, направленные на реализацию целей и задач ЕврАзЭС (ст. 5). В его состав входят главы государств и главы правительств Договаривающихся Сторон;

— Межпарламентская Ассамблея (МПА), целями деятельности которой являются правовое обеспечение функционирования Евразийского экономического сообщества, гармонизация (сближение, унификация) законодательств государств — членов Сообщества и приведение его в соответствие с договорами, заключенными в рамках ЕврАзЭС, а первоочередными задачами: формирование согласованной правовой политики ЕврАзЭС; координация законотворческой деятельности национальных парламентов, обеспечивающей реализацию целей и задач ЕврАзЭС; создание организационно-правовых условий для приведения законодательств государств — членов Сообщества в соответствие с договорами, заключенными в рамках ЕврАзЭС; организация межпарламентского сотрудничества. Ассамблея формируется из парламентариев, делегируемых парламентами государств Сообщества. Численность парламентских делегаций составляет: Республика Беларусь — 16 парламентариев; Республика Казахстан — 16; Кыргызская Республика — 8; Российская Федерация — 42; Республика Таджикистан — 8; Республика Узбекистан — 16;

— Суд Сообщества, обеспечивающий единообразное применение Договаривающимися Сторонами настоящего Договора и других действующих в рамках Сообщества договоров и принимаемых органами ЕврАзЭС решений. Суд Сообщества рассматривает также споры экономического характера, возникающие между Договаривающимися Сторонами по вопросам реализации решений органов ЕврАзЭС и положений договоров, действующих в рамках Сообщества, дает по ним разъяснения, а также заключения (ст. 8);

— Интеграционный Комитет. Необходимо подчеркнуть — тот факт, что Стороны согласились принимать решения на уровне заместителей глав правительств в постоянно действующем органе ЕврАзЭС — Интеграционном Комитете на основе квалифицированного большинства голосов путем так называемого взвешенного голосования, является одним из наиболее значимых отличий ЕврАзЭС от иных интеграционных объединений, функционирующих на постсоветском пространстве. К числу основных задач Интеграционного Комитета относится обеспечение взаимодействия органов ЕврАзЭС, подготовка предложений по повестке дня заседаний Межгосударственного Совета, а также проектов решений и документов, контроль за реализацией решений, принятых Межгосударственным Советом. Заседания Интеграционного Комитета проводятся не реже четырех раз в год. Интеграционный Комитет ЕврАзЭС осуществляет следующие функции:

— принимает решения в пределах полномочий, определенных настоящим Договором, а также делегированных ему Межгосударственным Советом;

— ежегодно представляет Межгоссовету доклад о положении дел в Сообществе и ходе реализации его целей и задач, отчет о своей деятельности, а также об исполнении бюджета ЕврАзЭС;

— рассматривает меры, направленные на достижение целей Сообщества, в том числе заключение соответствующих договоров и проведение Договаривающимися Сторонами единой политики по конкретным вопросам, и готовит соответствующие предложения;

— имеет право обращаться с рекомендациями в Межгоссовет, с рекомендациями и запросами в Межпарламентскую Ассамблею и правительства Договаривающихся Сторон с запросами в Суд Сообщества (ст. 6).

Решения в Интеграционном Комитете принимаются большинством в 2/3 голосов. В случае если за принятие решения проголосовали четыре Договаривающиеся Стороны, но при этом оно не набрало большинства в 2/3 голосов, то вопрос передается на рассмотрение Межгоссовета. Количество голосов каждой из Договаривающихся Сторон соответствует ее взносу в бюджет Сообщества и составляет:

— Республика Беларусь — 20 голосов;

— Республика Казахстан — 20 голосов;

— Кыргызская Республика — 10 голосов;

— Российская Федерация — 40 голосов;

— Республика Таджикистан — 10 голосов.

Согласно ст. 11 Договора об учреждении ЕврАзЭС пользуется на территории каждой Договаривающейся Стороны правоспособностью, необходимой для реализации его целей и задач. Оно может устанавливать отношения с государствами и международными организациями и заключать с ними договоры. ЕврАзЭС пользуется правами юридического лица и для реализации своих целей и задач может, в частности:

— заключать договоры;

— приобретать имущество и распоряжаться им;

— выступать в суде;

— открывать счета и совершать операции с денежными средствами.

Следует отметить и еще одну тенденцию — в рамках ЕврАзЭС не имеющие юридической силы модельные акты, преобладающие среди международно-правовых актов СНГ, постепенно заменяются актами, имеющими форму юридически обязательных для государств — участников интеграционного объединения. В частности, согласно Договору о статусе Основ законодательства ЕврАзЭС, порядке их разработки, принятия и реализации от 18 июня 2004 г. Основы законодательства ЕврАзЭС представляют собой правовые акты ЕврАзЭС, которые устанавливают единые для Сторон нормы правового регулирования в базовых сферах правоотношений. Эти акты принимаются путем заключения Сторонами соответствующих соглашений.

Очевидно, что для осуществления эффективных интеграционных процессов необходима соответствующая международно-правовая база, а также национальное законодательство <1>, способствующее имплементации международно-правовых предписаний. «Именно проблема адекватности правового регулирования интеграционных процессов их социально-экономическому и политико-правовому потенциалу, — отмечает Е.В. Скурко, — является тем фактором, действие которого зачастую может существенно способствовать повышению эффективности и интенсивности процессов интеграции, а равно затормаживать или «замораживать» интеграционную активность и потенциал. Необходимо признать — ибо это вытекает из множественного опыта и попыток «неевропейской» региональной интеграции практически повсеместно в мире, — что, если правовое регулирование пытается опередить реальные потребности социально-экономического развития интеграционного объединения, это никоим образом не ускоряет темпы, а равно не повышает экономический эффект хода интеграционных процессов и их целесообразности. Более того, в этом случае чрезмерное разрастание правового массива, связанного с регулированием интеграционных процессов и попыткой их форсировать в правовой сфере без должного учета их социально-экономической обоснованности, по меньшей мере обременяет, а иногда и деформирует нормативный и организационный компоненты правовых систем интегрирующихся государств…» <2>. Иначе говоря, первостепенное значение имеет дальнейшее совершенствование как самих международно-правовых актов, так и практики их реализации на внутригосударственном уровне.

———————————

<1> В данном случае в категорию «национальное законодательство» мы включаем как законодательные акты, так и подзаконные нормативно-правовые акты.

<2> Скурко Е.В. Глобальная и региональная торгово-экономическая интеграция: Эффективность правового регулирования. СПб., 2004. С. 36 — 39.

 

С другой стороны, ЕврАзЭС, как и любая международная организация классического образца, основано на суверенном равенстве его государств-членов и их национальных интересов. «Региональная… международная интеграция, — подчеркивает Н.А. Черкасов, — как процесс добровольного объединения самостоятельных государств должна исходить из неизбежности разных вариантов реформирования экономических и социальных структур, разных темпов экономических и социальных реформ в отдельных странах. Меры, направленные на максимальную унификацию преобразований и необоснованное ускорение объединительных процессов (как свидетельствует опыт СНГ и Европейского союза), могут лишь затормозить развитие интеграции» <1>. В этих условиях ЕврАзЭС, как и иные интеграционные объединения на постсоветском пространстве, сталкивается с проблемой согласования позиций государств (согласования воль) для закрепления их в юридически обязательных для государств-участников международно-правовых актах, что обусловлено различиями национальных законодательств государств — участников интеграционного объединения в тех областях, где предполагается выработать единую позицию и заключить международный договор или иной юридически обязательный акт.

———————————

<1> Черкасов Н.А. Доктрина развития Евразийского экономического сообщества в XXI веке // http://www.ipaeurasec.org/magazine/?data=012007_08.

 

Выше было отмечено, что процессы региональной экономической интеграции наиболее успешно развиваются между странами с относительно сопоставимыми уровнями и темпами социально-экономического развития. И потому следующим шагом на пути интенсификации интеграционных процессов на постсоветском пространстве стало создание Таможенного союза Республики Беларусь, Российской Федерации и Республики Казахстан.

В целом, рассматривая особенности протекания интеграционных процессов на постсоветском пространстве, можно отметить их разнонаправленность, различную интенсивность процессов регионализации <1> постсоветского пространства, а также множественность межгосударственных интеграционных объединений, включая организации экономической интеграции. Это порождает дробность (фрагментированность) правового регулирования, а также способствует появлению правовых коллизий разного уровня, в том числе коллизий:

———————————

<1> А.И. Трейвиш и С.С. Артоболевский определяют регионализацию как «структурирование процессов развития в пространстве, выделение в нем сообществ, различий и границ». См.: Трейвиш А.И., Артоболевский С.С. Введение: что такое регионализация и надо ли с ней бороться // Регионализация в развитии России: географические процессы и проблемы: Сб. М., 2001. С. 5.

 

— между нормами права межгосударственного объединения и нормами общего международного права;

— между нормами права различных межгосударственных объединений, сосуществующих на одной и той же территории;

— между нормами права межгосударственного объединения и нормами национального права государств — участников этого объединения;

— внутри правовой базы самого межгосударственного объединения.

Правила преодоления коллизий правовых норм различных межгосударственных объединений (когда государство одновременно участвует более чем в одном интеграционном объединении) могут быть закреплены в учредительном договоре межгосударственного объединения. Такие нормы содержит, например, Протокол к Хартии об Организации Центрально-американских государств, согласно которому «нормы, образующие правопорядок одного интеграционного объединения, не должны противоречить правопорядку другого интеграционного сообщества и не должны создавать препятствий для достижения целей, сформулированных в учредительных документах интеграционного сообщества» <1>. В Соглашении о североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) сформулирован принцип приоритета НАФТА перед положениями иных соглашений:

———————————

<1> Protocolo de Tegucigalpa a la Carta de la Organization de Estados Centroamericanos. // URL: http://www.sica.int/busqueda/busqueda_basica.aspx?IdCat=&IdMod=3.

 

«Статья 103. Отношения с другими соглашениями

1. Стороны поддерживают свои существующие права и обязательства в отношении друг друга, установленные Генеральным соглашением по тарифам и торговле и иными соглашениями, сторонами которых они являются.

2. В случае возникновения каких-либо противоречий между данным Соглашением и любыми иными соглашениями, преимущественную силу по таким противоречивым вопросам, если иное не установлено данным Соглашением, имеет данное Соглашение» <1>.

———————————

<1> Исключения из принципа приоритета содержатся в ст. 104 НАФТА для обязательств по некоторым соглашениям, касающихся эколого-правовых вопросов. Положения такого рода соглашений, указанных в ст. 104 НАФТА (напр., Базельской конвенции о трансграничном перемещении вредных отходов), превалируют над положениями НАФТА в случае противоречий между ними.

 

Однако в конституирующих актах межгосударственных интеграционных объединений, формирующихся или функционирующих на постсоветском пространстве, такие положения отсутствуют. Целесообразно было бы закрепить правила разрешения коллизий в учредительных актах посредством внесения поправок в международный договор или заключения договора об изменении соглашения.

Государствам — участникам интеграционных объединений следует рекомендовать особо внимательно подходить к вопросу разработки международных договоров, чтобы уже на данном этапе были исключены коллизии. Кроме того, в целях повышения эффективности функционирования межгосударственных объединений на постсоветском пространстве требуется:

— формирование механизмов выявления коллизий и противоречий между нормами права различных межгосударственных объединений, сосуществующих на одной и той же территории, и их разрешения;

— создание инструментов оперативного информирования органов межгосударственных интеграционных объединений, действующих на постсоветском пространстве, о недостатках, пробелах или двойственности толкования принимаемых ими международно-правовых актов;

— формирование механизма анализа и контроля за соответствием внутреннего законодательства государств — участников межгосударственного объединения принимаемым указанным объединением международным актам.

Важная роль в разрешении возникающих коллизий принадлежит Суду ЕврАзЭС, который наделен компетенцией разрешать конкретные правовые коллизии, возникающие в процессе применения международных договоров, действующих в рамках ЕврАзЭС, и решений органов ЕврАзЭС.

Рассматривая вопросы межгосударственной интеграции постсоветского пространства, следует отметить еще один аспект. Понятие той или иной социальной целостности, ее качественная определенность неразрывно связаны с определенной автономностью, т.е. относительной независимостью внутренней структуры по отношению к той или иной внешней сфере. Нельзя не согласиться с мнением А.С. Пиголкина о том, что в социальных отношениях не все можно и нужно подвергать правовой универсализации, унификации, стандартизации <1>. Как замечал А.П. Чехов, есть «пределы общечеловеческого», которые обусловливают пределы сближения, универсализации в системе социальных отношений. Выявление этих пределов, поиск правовых средств ограничения негативных последствий интеграционных процессов приобретает особую актуальность.

———————————

<1> Теория государства и права / Под общей ред. А.С. Пиголкина. М., 2003. С. 532.

 

Области и сферы, в которых предполагается межгосударственное сотрудничество и, следовательно, возможна гармонизация и (или) унификация законодательства государств — членов интеграционного объединения, закрепляются, как правило, конституирующими актами соответствующих объединений. Так, например, Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г. в качестве обязательного условия объединения таможенных территорий Сторон в единую таможенную территорию называет установление:

— единого таможенного тарифа и иных единых мер регулирования внешней торговли с третьими странами;

— единого торгового режима в отношениях с третьими странами; порядка зачисления и распределения таможенных пошлин, иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие;

— единых правил определения страны происхождения товаров;

— единых правил определения таможенной стоимости товаров;

— единой методологии статистики внешней и взаимной торговли;

— унифицированного порядка таможенного регулирования, включая единые правила декларирования товаров и уплаты таможенных платежей и единые таможенные режимы.

Однако таможенное законодательство — не единственная сфера, в которой при формировании Таможенного союза может потребоваться сближение требований и норм национальных законодательств государств Сторон. В соответствии с указанным выше Договором от 18 ноября 2011 г. Евразийская экономическая комиссия осуществляет свою деятельность в следующих сферах:

— нетарифное регулирование;

— техническое регулирование;

— санитарные, ветеринарные и фитосанитарные меры;

— установление торговых режимов в отношении третьих стран;

— статистика внешней и взаимной торговли;

— макроэкономическая политика;

— конкурентная политика;

— промышленные и сельскохозяйственные субсидии;

— энергетическая политика;

— естественные монополии;

— государственные и (или) муниципальные закупки;

— взаимная торговля услугами и инвестиции;

— транспорт и перевозки;

— валютная политика;

— охрана и защита результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации товаров, работ и услуг;

— трудовая миграция;

— финансовые рынки (банковская сфера, сфера страхования, валютный рынок, рынок ценных бумаг);

— иные сферы <1>.

———————————

<1> Договор о Евразийской экономической комиссии от 18.11.2011. Ст. 3.

 

Соглашением о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г. были закреплены области и сферы, в которых предполагается межгосударственное сотрудничество и, следовательно, возможна гармонизация и (или) унификация законодательства государств-членов: технические и другие специальные требования (ограничения); сборы и формальности, связанные с ввозом и вывозом товаров; таможенные процедуры; товарные номенклатуры; производственная кооперация и научно-техническое сотрудничество; экспортный контроль; услуги; обмен информацией и др. Тогда как ст. 13 данного Соглашения содержала исключения из сферы межгосударственного регулирования. Документ гласит: «Настоящее Соглашение не препятствует праву любой из Договаривающихся Сторон принимать общепринятые в международной практике меры государственного регулирования в области внешнеэкономических связей, которые она считает необходимыми для защиты своих жизненных интересов или которые, безусловно, необходимы для выполнения международных договоров, участником которых она является или намеревается стать, если эти меры касаются:

— защиты общественной морали и общественного порядка;

— защиты жизни и здоровья людей; охраны животных и растений;

— защиты окружающей среды; охраны художественных, археологических и исторических ценностей, составляющих национальное достояние;

— защиты промышленной и интеллектуальной собственности; торговли золотом, серебром или иными драгоценными металлами и камнями;

— сохранения невосполнимых природных ресурсов; ограничения экспорта продукции, когда внутренняя цена на эту продукцию ниже мировой в результате осуществления государственных программ поддержки;

— нарушения платежного баланса». Таким образом, Соглашение 1994 г. формулировало правило о том, что в области внешнеэкономических связей государство может применять внутригосударственные меры регулирования, а не межгосударственные в двух случаях: 1) для защиты жизненных интересов государства; 2) для выполнения международных договоров, участником которых оно является или намеревается стать. При этом эти внутригосударственные меры должны быть направлены на защиту жизни и здоровья людей; охрану животных и растений и др. В ст. 13 Соглашения дан закрытый перечень.

Кроме этого, ст. 13 закрепляет специальное исключение — исключение по соображениям безопасности: «Ничто в настоящем Соглашении не препятствует праву любой из Договаривающихся Сторон применять любые меры государственного регулирования, которые она считает необходимыми, если эти меры касаются:

— обеспечения национальной безопасности, включая предотвращение утечки конфиденциальной информации, относящейся к государственной тайне;

— торговли оружием, военной техникой, боеприпасами, оказания услуг военного характера, передачи технологий и оказания услуг для производства вооружения и военной техники и в других военных целях;

— поставки расщепляющихся материалов и источников радиоактивных веществ, утилизации радиоактивных отходов; мер, применяемых в военное время или в других чрезвычайных обстоятельствах в международных отношениях;

— действий во исполнение ею обязательств на основании Устава ООН для сохранения международного мира и безопасности».

Договор о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 г. ориентируется на нормы соглашений ВТО, в частности ГАТТ 1994 г., и потому он нацелен в большей мере на решение проблемы интеграции в мировую экономику и международную торговую систему, чем на развитие интеграции между странами постсоветского пространства.

Однако стратегическая, ориентированная на функционирование в течение длительного времени модель развития интеграционного объединения должна быть ценностно-ориентированной и опираться не только на фактор устойчивого экономического роста, но и на иные ориентиры и базовые ценности, прежде всего такую ценность, как социальная справедливость. Иначе говоря, конституирующие акты региональных межгосударственных объединений должны включать положение о справедливом, в отличие от тезиса «о взаимовыгодном», сотрудничестве при формировании единого экономического пространства. Например, справедливой компенсации потерь при отмене тех или иных пошлин, снижении их ставок и т.п.

Можно отметить и другой аспект — продвижение постсоветской интеграции будет более эффективным, если в ходе нее будут преследоваться не только торгово-экономические, но и другие цели — социальные, образовательные, культурные, трудовые. В.Ю. Вобликов, анализируя влияние протекающих на постсоветском пространстве интеграционных процессов на таможенную политику Российской Федерации, отмечает: регионализация и развитие интеграционных процессов «…предъявляют новые требования к подготовке таможенных специалистов. Различие программ подготовки в разных странах, различие в культурном плане несут определенные риски. Поэтому создание единых стандартов в сфере таможенного образования, единых программ подготовки и переподготовки, а также повышения квалификации сотрудников таможенных служб интегрирующихся государств, программ обмена студентами специализированных вузов (факультетов) — важнейшее направление деятельности по сближению экономических и правовых систем государств — участников интеграционных образований» <1>.

———————————

<1> Вобликов В.Ю. Таможенная политика России и интеграционные процессы на постсоветском пространстве // Реформы и право. 2008. N 2.

 

Однако в общем случае пределами сближения правовых систем государств — участников межгосударственных интеграционных объединений на постсоветском пространстве на межгосударственном уровне являются:

— обеспечение безопасности государства;

— необходимость защиты его жизненных интересов;

— выполнение международных договоров, участником которых государство является или намеревается стать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code