§ 2. Подходы к систематизации юридических лиц

Говоря о системе юридических лиц, следует определить содержание данного понятия. С этой целью обратимся к определению понятия «система», под которым понимается «порядок расположения частей целого…» <1>, «структура, представляющая собой единство закономерно расположенных и функционирующих частей», «совокупность положений, подчиняющихся определенным принципам (книж.)» <2>. Применительно к теме настоящей работы систему юридических лиц следует определить как совокупность субъектов гражданских правоотношений (юридических лиц), объединенную на основании общих, т.е. присущих всем субъектам данного объединения, признаков и предусматривающую дифференциацию в правовом положении (статусе) включенных в систему субъектов на основании определенных критериев (принципов).

———————————

<1> Даль В.И. Толковый словарь: В 4 т. М., 1978.

<2> Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова. М., 2000.

 

С учетом изложенного в предмет настоящего исследования следует включить определение основных характеристик системы юридических лиц согласно действующему гражданскому законодательству, выявление тенденций сложившейся системы согласно Концепции развития гражданского законодательства и разработанных в соответствии с ней изменений в ГК РФ, оценку таких изменений с позиции усовершенствования основных положений гражданского законодательства о юридических лицах.

Прежде чем остановиться на проблемах классификации юридических лиц по действующему российскому законодательству, как представляется, необходимо рассмотреть «крайние» позиции, подвергающие критике саму концепцию юридического лица.

1. «Юридическое лицо» или альтернативная конструкция.

В советской юридической литературе в свое время поднимался вопрос о необходимости отказа от конструкции юридического лица, замене его конструкциями «хозяйственный орган», «субъект хозяйственного права», «орган хозяйственного руководства» <1>. Указанное было обусловлено особенностями советской системы хозяйствования (административно-командной системой).

———————————

<1> См.: Лаптев В.В. Предмет и система хозяйственного права. М., 1969. С. 50 — 52; Он же. Субъекты хозяйственного права // Советское государство и право. 1975. N 4. С. 80.

 

Тем не менее данная концепция не набрала нужного научного веса, достаточного для внесения соответствующих изменений в законодательство, и конструкция юридического лица была сохранена.

В настоящее время наиболее полно теория хозяйствующего субъекта отражена в работах академика В.В. Лаптева, который констатирует недостаточность термина «юридическое лицо» для обозначения всего своеобразия объединений, имеющихся в предпринимательской деятельности, и противопоставляет две конструкции: «юридическое лицо» и «предприятие». «Юридическое лицо, — пишет он, — это участник отношений, регулируемых гражданским законодательством, отношений по горизонтали. Однако предприятие участвует в отношениях как по горизонтали, так и по вертикали, т.е. в отношениях, складывающихся не только при осуществлении, но и при организации их производственно-хозяйственной деятельности» <1>.

———————————

<1> Лаптев В.В. Предпринимательское (хозяйственное) право и реальный сектор экономики. М., 2010.

 

По существу, данная позиция ничем не отличается от изложенной в советское время и коренится в обосновании самостоятельности хозяйственного (предпринимательского) права как отрасли права, противопоставлении его праву гражданскому как праву частному. Самостоятельность предпринимательского права, по мнению таких ученых, предопределяет и самостоятельный субъектный состав. Не переходя к дискуссии относительно обоснованности подобного подхода, необходимо обратить внимание на то, что концепция «хозяйствующего субъекта» нашла отражение не только в теории, но и в законодательстве отдельных государств постсоветского пространства.

Хозяйственный кодекс Украины (далее — ХК Украины), принятый в 2003 г., вводит понятие «субъект хозяйствования», которое по своему объему шире, чем понятие «юридическое лицо», закрепленное в ГК Украины. Такое расширение происходит за счет отнесения к числу субъектов хозяйствования индивидуальных предпринимателей, филиалов, представительств и иных обособленных подразделений «хозяйственных организаций». При этом вовсе отказаться от термина «юридическое лицо» законодательство не смогло, он используется, в частности, в самом ХК Украины.

Следовательно, в украинском законодательстве мы имеем дело не с изменением концепции юридического лица, а с новой конструкцией, жизнеспособность и практическую значимость которой предстоит оценить на практике. Пока же невозможно не констатировать того, что появление конструкции «субъект хозяйствования» привело к излишнему дублированию понятий в украинских законах (в частности, понятие «хозяйственное общество» содержится как к ГК, так и в ХК Украины, но с разным содержанием) и, как представляется, не дало качественно нового решения.

Кроме этого, нельзя не отметить отсутствие особого режима субъекта хозяйствования, отличного от режима юридического лица или индивидуального предпринимателя. Правосубъектность данных лиц возникает и прекращается по общим основаниям, установленным законом для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Иными словами, обладание юридическим лицом статусом субъекта хозяйствования, как представляется, не приводит к какому-то качественному скачку в правосубъектности организации по законодательству Украины, за исключением того, что на нее распространяет свое действие ХК Украины.

Указанный пример законодательства государства в условиях существовавшей некогда единой, а в настоящее время гармонизированной правовой доктрины, в сходных экономических обстоятельствах позволяет сделать вывод об универсальном характере категории «юридическое лицо», в отличие от категории «хозяйствующий субъект», вторая не может быть альтернативой первой.

2. История систематизации юридических лиц в России.

Развитие представлений о системе юридических лиц в России происходило по той же модели, что и изменение представления о системе других правовых категорий: от регламентации правового статуса конкретного вида до появления общих положений обо всех видах в целом.

Так, отмечается, что первой акционерной компанией в России являлась учрежденная Указом от 24 февраля 1757 г. Российская в Константинополь торгующая коммерческая компания <1>. Данная организация возникла в распорядительном порядке после неоднократных попыток определить ее учредителей <2>. Вместе с тем имеются сведения о ранее созданных российских компаниях: артелях северного края (начало XVIII в.) <3>, компании китовой ловли (Указ от 8 ноября 1723 г.) <4>, компании, учреждаемой для торговли с Испанией (Указ от 4 августа 1724 г.) <5>.

———————————

<1> См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Юридическое исследование. СПб., 1902. Т. 1. С. 337. В указанный период можно отметить тенденцию образования такого рода торговых компаний, санкционированных государством: в 1758 г. была образована Персидская торговая компания, в 1760 г. — Торгующая в Хиву и Бухару компания.

<2> См.: Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Собрание 1. Т. 14. N 10.694. С. 726.

<3> См.: Лаппо-Данилевский А. Русские промышленные и торговые компании в первой половине XVIII столетия. СПб., 1899. С. 13 — 14.

<4> См.: Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Собрание 1. Т. 7. Ст. 4350. С. 153.

<5> Там же. Ст. 4540. С. 332.

 

Помимо юридических лиц, образование которых было не только санкционировано, но и, по всей видимости, инициировано государством, существовали и разного рода купеческие образования <1>.

———————————

<1> См.: Фирсов Н.Н. Русские торгово-промышленные компании в I половину XVIII столетия. Казань, 1896.

 

Общих положений законодательства о названных юридических лицах и их системе в тот период не существовало вплоть до принятия в 1805 г. Сенатского указа «Об ответственности Акционерным компаниям в случае взыскания одним складочным капиталом», в котором были сформулированы правила об ответственности, относящиеся ко всем акционерным компаниям России, действовавшим в то время <1>, а затем Манифеста от 1 января 1807 г. «О дарованных купечеству особых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий» <2>. В соответствии с самой первой нормативно проведенной классификацией юридических лиц в указанном выше Манифесте выделялись:

———————————

<1> См.: Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Собрание 1. Т. 28. N 21.900. С. 1211.

<2> Там же. Т. 29. N 22.418. С. 972.

 

— купеческие товарищества (товарищество полное, товарищество на вере);

— товарищества по участкам.

Последние, в отличие от первых, могли иметь в своем составе лиц всех сословий, а не только купцов, число таких лиц не ограничивалось. Имущество формировалось за счет складочного капитала. Но создаваться такие аналоги акционерных обществ могли только для решения наиболее важных государственных задач и только по разрешительной системе.

Понятие акционерного общества впервые в России было дано спустя почти 30 лет в Положении о компаниях на акциях, утвержденном Указом от 6 декабря 1836 г. <1>.

———————————

<1> См.: Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Собрание 1. Т. 11. N 9763. С. 257.

 

Акционерные компании были, пожалуй, первым видом юридических лиц, достаточно детально урегулированным дореволюционным законодательством, вместе с тем термин «акционерное общество» не был в то время единственным, используемым для обозначения данного вида компаний <1>.

———————————

<1> См. об этом: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права: В 4 т. СПб., 1908. Т. 1.

 

В соответствии с указанным Положением акционерные компании классифицировались в зависимости от того, предоставлены ли им какие-либо льготы или привилегии. В настоящее время такой критерий классификации юридических лиц связан с особенностями публично-правового режима, распространяемого на юридические лица, и лежит за пределами гражданского права.

Кроме этого, устанавливалась классификация в зависимости от того, создана ли акционерная компания на определенный срок или без указания срока. Такая классификация в настоящее время является актуальной для целого ряда государств, в законодательстве которых предусмотрена необходимость указания срока существования компании в ее учредительных документах с возможностью его изменения, но не представлена в России.

Особенностью правового режима акционерных компаний того времени, как отмечает Л.И. Петражицкий, было также то, что статус этих компаний устанавливался не столько Положением о компаниях на акциях, сколько нормативными актами административных органов, так называемым сепаратным законодательством <1>.

———————————

<1> См.: Петражицкий Л.И. Акционерная компания. Акционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народном хозяйстве. СПб., 1898. С. 3. См. об этом также: Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. С. 133 — 134 (автор главы — А.Е. Молотников).

 

Несмотря на неоднократные попытки дальнейшего реформирования акционерного законодательства и законодательства о компаниях в целом, Положение о компаниях на акциях 1836 г. действовало вплоть до Октябрьской революции 1917 г.

Одной из черт правового регулирования акционерных компаний в первые годы советской власти стало введение конструкции смешанного общества — организации в форме товарищества или акционерного общества, участниками которых наряду с предпринимателями выступали публичные образования — учреждения и предприятия. Их особенностью было отсутствие равенства прав частного и публичного участника, публичный участник имел в корпоративных отношениях властные полномочия <1>. Вслед за отказом от произошел и отказ от акционерной формы юридического лица, хотя отдельные такие юридические лица сохранялись на протяжении всего существования Советского государства <2>.

———————————

<1> Подробнее об этом см.: Вормс А. Смешанные акционерные общества // Советское право. 1922. N 1.

<2> См. об этом: Исаев И.А. Становление хозяйственно-правовой мысли в СССР (20-е годы). М., 1986. С. 157; Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. С. 152 (автор главы — А.Е. Молотников); Лукин С.В. Акционерное предпринимательство в России: история и современность. М., 2001. С. 88 — 89.

 

На начальном этапе перехода Российской Федерации к рыночным отношениям Постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590 было утверждено Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью <1>, которое возродило в советском законодательстве организационно-правовую форму акционерного общества. Кроме этого, данным актом вводилась организационно-правовая форма общества с ограниченной ответственностью. После того в РСФСР были приняты Положение об акционерных обществах, утвержденное Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601 <2>, Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» <3> и ряд других нормативных правовых актов, регулирующих статус юридических лиц.

———————————

<1> Собрание постановлений Совета Министров СССР. 1990. N 15. Ст. 82.

<2> Собрание постановлений Совета Министров РСФСР. 1991. N 6. Ст. 92.

<3> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 30. Ст. 418.

 

Необходимо отметить, что, хотя гражданское законодательство о юридических лицах того периода, вплоть до принятия части первой ГК РФ, отличается противоречивостью, отсутствием четкой систематизации организационно-правовых форм юридических лиц, оно было первой после длительного отсутствия правового регулирования частных юридических лиц попыткой установления статуса этих организаций в условиях перехода к рыночной экономике, в силу чего априори было переходным.

3. Система юридических лиц в современном российском гражданском законодательстве.

Новая система юридических лиц была введена частью первой ГК РФ. Она представляет собой, по существу, первую установленную в кодифицированном акте систему частных юридических лиц в России.

Гражданский кодекс РФ устанавливает разделение юридических лиц на виды по различным классификационным критериям.

В п. п. 2 и 3 ст. 48 ГК РФ предусмотрена классификация юридических лиц в зависимости от того, какие права имеют учредители (участники) в отношении таких юридических лиц или их имущества. В соответствии с этим выделяются:

— юридические лица, в отношении которых их участники имеют обязательственные права: хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы;

— юридические лица, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право: государственные и муниципальные унитарные предприятия, финансируемые собственником учреждения;

— юридические лица, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав: общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы).

Подобная классификация не лишена недостатков. Как известно, вещные и обязательственные права являются разновидностями имущественных прав. Следовательно, деление юридических лиц на группы в п. п. 2 и 3 ст. 48 ГК РФ производится в зависимости от наличия или отсутствия имущественных прав между учредителями (участниками) и такими лицами. При этом не учитывается, что учредители (участники) могут иметь по отношению к юридическим лицам не только имущественные в классическом виде (вещные или обязательственные), но и корпоративные права, в отношении возможности отнесения которых к имущественным не один год ведутся научные дискуссии.

Применительно к юридическим лицам, основанным на членстве, обладание членами такого юридического лица корпоративными правами является важнейшей отличительной чертой данного юридического лица, намного более важной, чем обладание или необладание обязательственными правами <1>.

———————————

<1> В связи с чем нельзя не обратить внимание на то, что введение в ГК РФ новой организационно-правовой формы юридических лиц — хозяйственного партнерства (Федеральный закон «О хозяйственных партнерствах»; Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 393-ФЗ «О внесении изменений в статью 50 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О хозяйственных партнерствах») — не повлекло внесение соответствующих изменений в ст. 48 ГК РФ, формально указанная организационно-правовая форма в данную классификацию не входит.

 

Вторым установленным в ГК РФ критерием для классификации юридических лиц является наличие или отсутствие извлечения прибыли в качестве основной цели деятельности и, как следствие, возможность или невозможность распределения полученной прибыли между участниками такого юридического лица.

По этому признаку в соответствии со ст. 50 ГК РФ выделяются:

— коммерческие организации (хозяйственные товарищества и общества, хозяйственные партнерства, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия);

— некоммерческие организации (потребительские кооперативы, общественные или религиозные организации (объединения), финансируемые собственником учреждения, благотворительные и иные фонды, а также другие формы, предусмотренные законом).

Деление юридических лиц на коммерческие и некоммерческие воспринято в настоящее время в большинстве государств на территории бывшего СССР. Вместе с тем есть и исключения.

В качестве недостатка деления юридических лиц в зависимости от того, ставят ли они своей целью извлечение прибыли, приводится аргумент об условности такого критерия, поскольку и некоммерческие организации могут осуществлять деятельность, приносящую прибыль. Это, по мнению ученых, нивелирует практическую значимость такого деления. Именно из данного обстоятельства, как отмечает Н.С. Кузнецова, исходили разработчики ГК Украины при разработке критериев для классификации юридических лиц <1>, в результате чего в украинском законодательстве было решено отказаться от данной классификации.

———————————

<1> См.: Цивiльне право Украiни: пiдручник. Книга 1 / За ред. О.В. Дзери, Н.С. Кузнецовоi. , 2001. С. 120 (автор главы — Н.С. Кузнецова).

 

Оценивая приведенные доводы, можно отметить, что в делении юридических лиц на коммерческие и некоммерческие определенная доля условности имеется <1>. Как уже отмечалось, и те и другие вправе заниматься предпринимательской деятельностью.

———————————

<1> Критические замечания по поводу обоснованности деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие высказаны и в российской правовой доктрине. См., в частности: Толстой Ю.К. К разработке понятия юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: Сб. ст. / Отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. М., 2000. С. 81 — 112.

 

Вместе с тем такое деление, известное еще дореволюционной цивилистике, имеет важное значение. Выражается оно не столько в разных социальных функциях, которые выполняют эти юридические лица (как отмечали еще дореволюционные ученые, некоммерческое юридическое лицо преследует «идеальные цели» <1>), сколько в различии правовых режимов.

———————————

<1> В.И. Синайский, в частности, выделял идеальные (преследующие идеальную цель) и хозяйственные (деятельность которых носит характер спекуляции) юридические лица. См.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 115.

 

Особенности правового режима некоммерческих организаций в настоящее время заключаются в том, что перечень организационно-правовых форм этих юридических лиц определяется в законодательстве (п. 3 ст. 50 ГК РФ), в то время как перечень организационно-правовых форм коммерческих организаций — только в Гражданском кодексе (п. 2 ст. 50 ГК РФ).

Далее, особенностью правового режима коммерческих организаций является детальное регулирование их правового положения в законе. В отличие от Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и Федерального закона «Об акционерных обществах», достаточно подробно регулирующих, к примеру, структуру органов управления этими хозяйственными обществами, построенными на принципе членства, порядок принятия ими решений, Федеральный закон «О некоммерческих организациях» устанавливает лишь самые общие начала правового регулирования данных вопросов применительно к некоммерческим организациям. При этом мнение о возможности применения к некоммерческим организациям положений законодательства о коммерческих организациях в силу аналогии закона является неоднозначным.

В зависимости от отнесения организаций к коммерческим или некоммерческим различается и порядок их государственной регистрации.

Во-первых, если государственную регистрацию коммерческих организаций осуществляет Федеральная налоговая служба, то в отношении некоммерческих организаций решение о государственной регистрации принимается органами юстиции, а внесение соответствующих записей в Единый государственный реестр юридических лиц производится Федеральной налоговой службой.

Во-вторых, в отношении некоммерческих организаций установлены особые основания для отказа в государственной регистрации (несоответствие представленных на регистрацию документов Конституции РФ или иному законодательству).

Третьим установленным в законе критерием классификации юридических лиц является организационно-правовая форма.

В п. 2 ст. 50 ГК РФ определено, что коммерческие организации могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, хозяйственных партнерств, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. В свою очередь, хозяйственные товарищества делятся на полные товарищества и товарищества на вере (коммандитные товарищества), хозяйственные общества — на общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью и акционерные общества, а последние делятся на открытые и закрытые.

В соответствии с п. 3 ст. 50 ГК РФ некоммерческие организации могут быть созданы в форме потребительских кооперативов, общественных и религиозных организаций (объединений), учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом.

Таким образом, как отмечают исследователи, в Российской Федерации можно насчитать 10 организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц и 17 организационно-правовых форм некоммерческих организаций <1>.

———————————

<1> См.: Козлова Н.В. Компании с ограниченной ответственностью по законодательству Норвегии. С. 259 — 265. По другим оценкам — 7 и 17 соответственно. См.: Белов В.А. Гражданское право. Общая часть. М., 2011. Т. 2. С. 137 — 139. Сам факт наличия разных подсчетов, как представляется, подтверждает противоречивость построения существующей системы юридических лиц.

 

Аналогичный подход к построению системы юридических лиц отмечается в настоящее время в других государствах на постсоветском пространстве, которые при разработке законодательства о юридических лицах учли подход, предложенный в части первой Модельного гражданского кодекса для государств — участников Содружества Независимых Государств <1>.

———————————

<1> Принят Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых Государств 29 октября 1994 г., опубликован в N 6 Информационного бюллетеня Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ за 1995 г.

 

Включение тех или иных образований в названную классификацию не раз подвергалось критике в литературе.

В частности, высказываются сомнения в необходимости наделения полных товариществ правами юридического лица. В качестве доводов указывается на отсутствие особой организации полного товарищества, отличной от полного товарища, практической невозможности отделить случаи участия в гражданском обороте полного товарищества и полного товарища <1>, наконец, о дублировании корпоративного (полное товарищество и товарищество на вере) и договорного (простое товарищество) образований, в то время как в развитых зарубежных правопорядках существует, как правило, либо тот, либо другой вид.

———————————

<1> См.: Функ Я.И. Полное товарищество по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь. М.; Минск, 2002. С. 5, 10 — 11.

 

Когда за фасадом юридического лица скрывается его единственный участник, разграничить случаи участия в обороте юридического лица или его участника позволяет сама конструкция юридического лица, в случае же с полным товариществом, согласно этому мнению, такое разграничение не всегда столь очевидно.

Но, как представляется, в законодательстве имеются достаточные механизмы, в частности, ограничения права товарищей совершать сделки, входящие в предмет деятельности полного товарищества или однородные с ним, а также нормы законодательства о том, что каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, построены как диспозитивные, чтобы избежать такого смешения.

Заслуживает внимания противоположная позиция, признающая товарищество наименее подходящей формой для всякого рода мошеннических операций с учетом весомо больших гарантий кредиторов в силу предусмотренной законодательством ответственности полных товарищей по долгам товарищества всем своим имуществом. В развитие этого подчеркивается необходимость в поддержке законодателем таких товариществ, в предоставлении им разного рода преференций, в частности в области кредитования и налогообложения <1>.

———————————

<1> См.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. С. 267.

 

Довольно давно высказывается предположение об отсутствии целесообразности одновременного существования двух близких организационно-правовых форм: общества с ограниченной ответственностью и закрытого акционерного общества <1>. В законодательстве многих государств, в том числе на территории бывшего СССР, деление акционерных обществ на закрытые и открытые не проводится.

———————————

<1> См.: Суханов Е.А. О российском акционерном законодательстве // Законодательство. 1998. N 12. С. 29.

 

Для того чтобы предложить какое-либо законодательное решение: упразднение обществ с ограниченной ответственностью или закрытых акционерных обществ либо принятие концепции единого акционерного общества, необходимо отметить недостатки существующей модели. К сожалению, никаких существенных доводов, кроме родственности этих конструкций, учеными не приводится <1>. А вместе с тем реформирование законодательства о юридических лицах потребует временных и экономических затрат, связанных с необходимостью приведения организационно-правовых форм в соответствие с действующим законодательством. И возложение дополнительного экономического бремени на участников гражданского оборота или на бюджет государства (в случае принудительной ликвидации юридических лиц, чья организационно-правовая форма не была приведена в соответствие с законодательством) только из-за этого представляется необоснованным.

———————————

<1> Как отмечает Н.В. Козлова, единственным принципиальным отличием между закрытым акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью с учетом того, что акции закрытого акционерного общества, как правило, существуют в бездокументарной форме и распределяются между заранее определенным кругом лиц — учредителей, являются особенности выплаты стоимости доли участнику при его выходе из общества (см.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. С. 268).

 

Примечательно, что законодательство некоторых государств — участников СНГ вовсе отказалось от конструкции публично-правовых унитарных предприятий. Таких конструкций нет, в частности, в Армении и Грузии. В Российской Федерации также высказываются соответствующие предложения <1>.

———————————

<1> См.: Суханов Е.А. Проблемы развития законодательства о коммерческих организациях. С. 50 — 52.

 

Заменить такую форму возможно путем преобразования унитарного предприятия в акционерное общество, передав 100% акций этого общества государству, что и реализуется в государствах, отказавшихся от этой конструкции. Вместе с тем необходимо учитывать и верно отмеченную возможность возникновения негативных последствий этого, в связи с чем А.Л. Маковским высказывалось предложение об установлении для особо важных предприятий, относящихся, к примеру, к военно-промышленному комплексу, особого статуса <1>.

———————————

<1> См.: Маковский А.Л. Новые гражданские кодексы государств — участников СНГ: стабильность и переходный характер регулирования // Пути к новому праву: Материалы международных конференций в Санкт-Петербурге и Бремене / Под общ. ред. М.М. Богуславского и Р. Книпера. Берлин, 1998. С. 133.

 

В Белоруссии отмечается противоположная тенденция: ч. 3 п. 1 ст. 113 ГК Республики Беларусь допускает возможность создания частных унитарных предприятий — юридических лиц, не наделенных правом собственности на закрепленное за ними имущество, которое является неделимым, а имеющих это имущество на праве хозяйственного ведения <1>.

———————————

<1> См.: Чигир В.Ф. Гражданский кодекс Республики Беларусь: с комментариями к разделам. 2-е изд. Минск, 1999. С. 148 — 149.

 

Такая конструкция весьма близка конструкциям компаний одного лица (one man company, Einmanngesellschaft) с той лишь разницей, что в данном случае компания одного лица не является собственником имущества, а следовательно, ее нельзя назвать полноценным участником гражданского оборота.

Участие в обороте компаний одного лица, поскольку в этом случае лицо, выступающее за фасадом юридического лица, фактически ограничивает пределы своей имущественной ответственности, требует определенных гарантий для контрагентов такого лица. Одной из таких гарантий может быть закрепление в законодательстве требования об опубликовании сведений о том, что общество является созданным одним лицом, либо сведений о приобретении одним лицом всех акций (или долей) общества. Эти гарантии обеспечивают в первую очередь интересы акционеров (участников) и в целом внешних инвесторов общества. Такие гарантии применительно к акционерным обществам закреплены в п. 4 ст. 153 ГК Украины.

______________________

§ 1. Теории юридического лица

§ 2. Подходы к систематизации юридических лиц

§ 3. Дуализм юридических лиц: частное юридическое лицо — публичное юридическое лицо

§ 4. Реформирование системы юридических лиц в российском праве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code