КОРПОРАТИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И СИСТЕМА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

§ 1. Теории юридического лица

В современном российском гражданском праве, которое находится в процессе масштабного реформирования на основании Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым была разработана и одобрена решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее — Концепция), особую актуальность приобретают вопросы систематизации отдельных гражданско-правовых институтов. Их исследование позволяет объективно оценить тенденции совершенствования не только основ гражданского законодательства, но и всей системы гражданского права в целом. Существенные изменения ГК РФ и иных федеральных законов в данной отрасли права демонстрируют концептуально иной подход доктрины правоприменительной практики и, как следствие, законодателя к основным положениям о субъектах гражданских правоотношений и, в частности, о юридических лицах.

Особенности корпоративных отношений обусловливаются организационно-правовой формой корпоративной организации и в целом сущностью самого юридического лица. Иными словами, чтобы выявить сущность и содержание корпоративных отношений, необходимо обратиться к сущностным особенностям юридического лица конкретной организационно-правовой формы, а также к самому понятию юридического лица.

Вопрос о сущности юридического лица остается дискуссионным на протяжении довольно продолжительного времени. Доктриной по данному вопросу выработано множество теорий. Основные из них берут свое начало в немецкой правовой доктрине XIX в.

В рамках настоящей работы следует ограничиться лишь краткой систематизацией основных подходов к определению сущности юридического лица, которые не утратили своего значения в настоящее время.

Начало теоретической разработки понятия юридического лица связывают с именем Ф.К. Савиньи, до которого, по выражению Л.Л. Гервагена, «наука брала понятие юридического лица из римского права и положительных законодательств как нечто готовое, не относясь критически к взгляду римских юристов по этому вопросу» <1>.

———————————

<1> Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888. С. 2.

 

В отечественной литературе начиная с XIX в. предпринимались попытки систематизации существующих теорий юридических лиц, наиболее известная из которых принадлежит Л.Л. Гервагену — она была опубликована им в работе «Развитие учения о юридическом лице» в 1888 г.

В соответствии с данным подходом выделены четыре группы теорий:

1) теории, признающие юридическое лицо искусственным образованием (теории фикции);

2) теории, признающие субъектом права понятие, цель и др.;

3) теории, признающие реальность юридического лица (теории реальности);

4) теории, признающие необходимость в отыскании действительных субъектов, стоящих за юридическим лицом и выступающих действительными субъектами прав юридического лица.

Классификация Л.Л. Гервагена в настоящее время сохраняет свою актуальность, существующие теории юридических лиц могут быть отнесены к одной из четырех групп. Она становится основой и для современных классификаций, приводимых Н.В. Козловой <1>, в частности, в работе, которая является одной из немногих современных отечественных книг, посвященных понятию и сущности юридического лица.

———————————

<1> См.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учеб. пособие. М., 2003. С. 108.

 

Помимо названных достоинств проведенной классификации, нельзя не отметить и ее основной недостаток — отсутствие единого классификационного критерия.

Существующие в настоящее время теории, объясняющие сущность юридического лица, в той или иной степени сгруппированы вокруг основополагающего вопроса: является ли юридическое лицо реально существующим субъектом права или это фикция?

В зависимости от этого все теории юридических лиц могут быть разделены на две основные группы:

1) теории фикции;

2) теории реальности юридического лица.

В особые группы теорий необходимо отнести подходы, которые, во-первых, имеют цель выявить лиц, являющихся действительными субъектами прав юридического лица (теории «снятия покровов», «прокалывания корпоративной вуали», теории «субстрата» юридического лица), а во-вторых, рассматривают юридическое лицо как персонифицированное имущество.

Родоначальником теорий, признающих юридическое лицо искусственным образованием (теорий фикции), принято считать папу римского Иннокентия IV, который в 1245 г. применительно к корпорациям сформулировал основные постулаты этой теории: корпорации существуют лишь в понятии, корпорация не имеет собственной воли, а действовать от ее имени могут ее члены, а не сама корпорация.

Еще одним логически вытекающим из изложенных представлений постулатом теории фикции, впоследствии пересмотренным, было представление о том, что корпорации не могут совершать деликты (impossibile est, quod universitas delinquat) <1>. Между тем современным правопорядкам известны механизмы привлечения юридического лица не только к гражданско-правовой, но и к уголовной ответственности <2>.

———————————

<1> См.: Герваген Л.Л. Указ. соч. С. 19 — 21.

<2> См., например: Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2003. С. 47 и след.

 

С позиции представления о юридическом лице как фикции рассматривался вопрос о моменте, с которого юридическое лицо становится субъектом права. Было выработано два подхода. Одни ученые отмечали, что юридическое лицо создается государством, значит, решающей волей при создании юридического лица выступает воля публичного образования. Именно с этих позиций обосновывалась концессионная (разрешительная) система учреждения юридических лиц. Другие авторы полагали, что для возникновения юридического лица акт государственной регистрации необходим, но он завершает весь процесс учреждения, государство как бы примиряется с существованием юридического лица, отказывает в регистрации только при допущенных при создании лица нарушениях закона <1>.

———————————

<1> Подробнее см.: Козлова Н.В. Юридическое лицо с точки зрения закона и правовой науки // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. 2002. N 5. С. 34 — 35.

 

К теории фикции следует отнести и представление о юридическом лице как об особом приеме юридической техники, необходимом для облегчения участия в гражданских правоотношениях объединений лиц, которое до революции было развито в трудах исследователя римского частного права В.Б. Ельяшевича <1>, а в настоящее время поддерживается Б.И. Пугинским (теория правового средства) <2>.

———————————

<1> См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910. С. 329 — 332, 449 — 454.

<2> См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 162.

 

Профессор Пугинский отмечает, что юридическое лицо является признаком некоего сообщества или организации, а наделение данным признаком означает допуск к самостоятельному участию этого сообщества или организации в гражданско-правовых отношениях.

Такое представление нуждается в некотором уточнении, поскольку оно не может объяснить существование компаний одного лица, допускаемого многими современными правопорядками.

Само по себе существование компаний одного лица является подтверждением того, что теория фикции в настоящее время имеет практическое значение.

Подход, в соответствии с которым правосубъектность юридического лица возникает с момента его регистрации в установленном порядке, также основан на теории фикции. Противоположный подход предполагает наделение пока еще не полностью правосубъектного образования — юридического лица до момента его государственной регистрации — отдельными правами.

Нельзя не отметить, что при всех положительных моментах теория фикции имеет весьма существенный недостаток: она не способна объяснить существование у юридического лица правосубъектности, того, что юридическое лицо самостоятельно несет ответственность и самостоятельно выступает в гражданском обороте от собственного имени, обладает собственными имущественными и личными неимущественными правами, на что обращал внимание еще до революции В.И. Синайский <1>.

———————————

<1> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право (по изданию 1917 г.) М., 2002. С. 113 — 114, 119 — 122.

 

Кроме этого, теории фикции не объясняют сущность корпоративных отношений, возникающих у организаций, построенных на принципе членства.

В противовес теориям фикции примерно в это же время начали разрабатываться теории, признающие юридическое лицо реально существующим субъектом права.

В рамках данных теорий наметилось два основных подхода: органическая теория и теория социальной реальности.

Первая теория развивалась в немецкой цивилистике в 30 — 90-х гг. XIX столетия. В основу объяснения сущности юридического лица сторонники данной теории ставили представление о юридическом лице как социальном организме.

Вторая теория получила гораздо большее признание как в немецкой правовой доктрине, так и у дореволюционных отечественных ученых: Д.И. Мейера <1>, Н.С. Суворова <2>, И.А. Покровского <3>, В.И. Синайского <4> и др. Ее суть заключается в представлении о юридическом лице как реально существующем субъекте права, которое в отличие от физического лица — «телесного» лица — является лицом «бестелесным». А для такого реально существующего юридического лица свойственно специфическое внутреннее устройство, характеризующееся особого рода отношениями, складывающимися между его участниками. Но, к сожалению, не многие исследователи в рамках данных теорий уделяли должное внимание этому аспекту.

———————————

<1> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Т. 1. С. 120 — 121; Он же. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытных и притворных действиях (по изданию 1854 г.) // Мейер Д.И. Избранные произведения по гражданскому праву. М., 2003. С. 86 — 87.

<2> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву (по изданию 1900 г.). М., 2000. С. 182 — 183.

<3> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2009. С. 157 — 158.

<4> См.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 113 — 114.

 

Логическим следствием представления о юридическом лице как реально существующем субъекте права являлось воззрение о том, что юридическое лицо имеет собственные (не производные от учредителей или участников) правоспособность и дееспособность, может обладать как имущественными, так и личными неимущественными правами и осуществлять их от своего имени.

Одна из теорий реальности — теория, разработанная О.А. Красавчиковым (теория социальных связей), обращала внимание на то, что в рамках юридического лица возникают разного рода социальные отношения и социальные связи. Именно социальные связи, существующие между участниками юридического лица, по мнению ученого, и являются тем главным, что отражает сущность юридического лица <1>.

———————————

<1> См.: Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. 1976. N 1. С. 50 — 55; Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1972. Т. 1. С. 118 (автор главы — О.А. Красавчиков); Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1979. Т. 1. С. 143 (автор главы — О.А. Красавчиков).

 

Тем самым профессор Красавчиков отмечает роль и значение корпоративных отношений, существующих в корпоративных организациях.

Подход, развиваемый О.А. Красавчиковым, явился фундаментом для дальнейших теоретических разработок теории корпоративных отношений. Между тем сводить сущность юридического лица исключительно к набору социальных связей, складывающихся в нем, означает обеднить представление о сущностных характеристиках юридического лица как самостоятельного субъекта гражданского права.

В особую группу теорий о сущности юридического лица могут быть отнесены теории, имеющие своей целью выявление действительных лиц, стоящих за юридическим лицом («субстрата»). Данные лица рассматриваются в качестве действительных субъектов прав юридического лица, выражающих его волю и его интересы (далее в работе эти теории будут схематично названы теориями «субстрата»). Первоначально теории «субстрата» развивались в рамках теорий фикции, в настоящее время, как представляется, эта связь теорий утратилась.

Еще Н.М. Коркунов отмечал, что интерес юридического лица рассматривается законодательством как интерес определенной группы лиц, его составляющих, и называл этот прием техническим <1>. Участники юридического лица рассматривались как коллективные собственники его имущества Ю.С. Гамбаровым, который также придерживался теории фикции <2>. Таким образом, подчеркивалось, что юридическое лицо как субъект права не имеет самостоятельного значения.

———————————

<1> См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1914. С. 148.

<2> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М., 2003. С. 458 — 459.

 

Необходимо выделить четыре основные теории «субстрата», развиваемые в отечественной литературе.

1. Теория коллектива. Одним из основоположников данной теории являлся академик А.В. Венедиктов, предлагавший определять юридическое лицо (государственный хозяйственный орган, с учетом исторических реалий того времени) как организованный коллектив рабочих и служащих во главе с ответственным руководителем <1>.

———————————

<1> См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М., 1948. С. 656 — 657.

 

Основой для такого понимания юридического лица в отечественной цивилистике можно назвать то отмеченное ранее Е.А. Флейшиц обстоятельство, что решающим фактором для обращения клиента к определенному юридическому лицу является не сам предприниматель (его вывеска), а предприятие, персонал которого вступает в общение с клиентами <1>.

———————————

<1> См.: Флейшиц Е.А. Торгово-промышленное предприятие в праве западноевропейском и РСФСР. Л., 1924. С. 11.

 

Теория коллектива получила большое распространение в советской цивилистике, к числу ее сторонников можно отнести С.Н. Братуся <1>, О.С. Иоффе <2>, В.П. Мозолина <3> и многих других.

———————————

<1> См.: Братусь С.Н. Некоторые вопросы учения о субъектах права // Советское государство и право. 1949. N 11. С. 78; Он же. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 47.

<2> См.: Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 66 — 67; Он же. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть 1) // Иоффе О.С. Гражданское право: Избр. труды. М., 2000. С. 313 — 314.

<3> См.: Мозолин В.П. Формирование гражданского права развитого социализма // XXVI съезд КПСС и проблемы гражданского и трудового права, гражданского процесса. М., 1982. С. 12 — 13.

 

2. Теория администрации. Суть данной теории сводится к тому, что в качестве реальных субъектов прав юридического лица рассматриваются его управляющие (руководители). Одним из последовательных сторонников данного подхода являлся Н.Г. Александров <1>.

———————————

<1> См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в социалистическом обществе. М., 1955. С. 154.

 

3. Теория директора. Данная теория была разработана академиком Ю.К. Толстым <1>. Она во многом конкретизирует теорию администрации, поскольку носителем правосубъектности юридического лица признаются не управленцы юридического лица, а руководитель — исполнительный орган. При этом отмечается, что собственник государственного имущества — социалистическое государство стоит за директором юридического лица <2>.

———————————

<1> См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 88.

<2> Там же.

 

4. Теория государства. Данная теория была разработана А.С. Аскназием <1>. В условиях социалистической экономики и признания государства единственным собственником социалистического имущества данная теория позволяла объяснить связь, образующуюся между государством и выражающими государственные интересы юридическими лицами. Государство в соответствии с таким подходом признавалось выразителем воли государственного юридического лица и исключительным субъектом прав этого юридического лица.

———————————

<1> См.: Аскназий А.С. Об основаниях правовых отношений между государственными социалистическими организациями // Учен. зап. Ленинградского юридического института. Л., 1947. Вып. IV.

 

В настоящее время данная концепция не утратила своего значения для объяснения сущности государственных и муниципальных унитарных предприятий, государственных учреждений и др. Хотя феномен юридического лица не является безразличным для государства, поскольку оно в конечном счете заинтересовано в существовании нормально функционирующих юридических лиц, выполняющих определенные социальные функции и задачи, это не означает, что государство становится «субстратом» юридических лиц, субъектом, который на самом деле стоит за ними. Иными словами, выявление связей между интересами государства и интересами конкретного юридического лица в условиях рыночной экономики не имеет серьезного практического и теоретического значения для объяснения сущности юридического лица.

Анализ рациональных начал, которые имеются в каждой из теорий «субстрата» юридического лица, позволил В.П. Грибанову выдвинуть «примирительную» теорию «субстрата», под которым он понимал государство, выражающее волю народа, администрацию предприятия во главе с ответственным руководителем и весь коллектив рабочих и служащих <1>.

———————————

<1> См.: Грибанов В.П. Юридические лица. М., 1961. С. 4 — 6; и след.

 

Выработанная профессором Грибановым концепция в настоящее время сохранила свою актуальность, хотя и нуждается в некотором уточнении: относительно рассмотрения государства как «субстрата» юридического лица могут быть высказаны все приводимые выше замечания.

Необходимо отметить, что теории «субстрата» внесли существенный вклад в развитие общего учения о юридическом лице. Авторы этих теорий акцентировали внимание на роли лиц, «стоящих» за юридическим лицом, механизме формирования воли этого юридического лица, круге лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за убытки, причиненные юридическим лицом (например, при причинении убытков в результате выполнения обязательных для организации указаний) или работниками юридического лица <1>.

———————————

<1> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 64, 73 — 75; Матвеев Г.К. Психологический аспект вины советских юридических лиц // Советское государство и право. 1978. N 8. С. 43.

 

В свою очередь данная теория обогащается за счет установления в законодательстве механизмов привлечения к управлению юридическим лицом его работников, на что в качестве тенденции развития корпоративного законодательства обращал внимание М.И. Кулагин <1>.

———————————

<1> См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избр. труды. М., 1997. С. 112 — 113.

 

Первоначально характерный в основном для крупных организаций горнодобывающей и тяжелой промышленности механизм образования органов управления из числа работников организации стал применяться и в других областях. Так, Закон Норвегии об акционерных обществах 1976 г. предусматривает создание в обществах, имеющих более 200 работников, корпоративного собрания, наделенного определенными контрольными и исполнительными функциями <1>. Регламент ЕС N 2157/2001 об Уставе европейской компании и Директива N 2001/86/ЕС рекомендуют привлекать к управлению европейскими компаниями представителей трудового коллектива <2>.

———————————

<1> Подробнее см.: Козлова Н.В. Компании с ограниченной ответственностью по законодательству Норвегии // Иностранные право: Сб. науч. ст. и сообщений. М., 2002. С. 19 — 20.

<2> Подробнее об этом см.: Асосков А.В. Устав европейской компании: новый этап развития права Европейского союза // Законодательство. 2002. N 8. С. 62 — 74.

 

При этом наличие у организации такой особенности, как привлечение в ней к управлению работников, не предполагает создание особой организационно-правовой формы. Поэтому принятый в Российской Федерации Федеральный закон от 24 июня 1998 г. N 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» может быть назван примером непоследовательности в осуществлении данной идеи <1>.

———————————

<1> Е.А. Сухановым высказана точка зрения о том, что акционерное общество работников является смешанной организационно-правовой формой, имеющей черты акционерного общества и производственного кооператива. См. об этом: Гражданское право: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2004. Т. 1. С. 302 (автор главы — Е.А. Суханов).

 

Привлечение к управлению корпоративной организацией не только ее участников, но и работников означает по существу расширение круга участников корпоративных отношений.

Механизм привлечения работников к решению отдельных вопросов, в частности связанных с несостоятельностью (банкротством) юридического лица, известен российскому законодателю (п. 1 ст. 12 и ст. 35 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Вместе с тем это осуществляется только на стадии несостоятельности, т.е. когда неблагоприятные последствия уже проявились, а роль представителей трудового коллектива при этом является во многом формальной.

Формой допущения работников к управлению юридическим лицом и участия их в корпоративных отношениях может быть установление требований о создании в организациях, занимающихся определенными видами деятельности, имеющих определенную величину активов, социальную значимость или число работников свыше установленной величины, специального органа юридического лица, формируемого из числа работников, либо о включении представителей работников в состав имеющихся органов управления.

Признание юридического лица самостоятельным субъектом гражданского права, обладающим собственным имуществом, обособленным от имущества его учредителей (участников), привело к возникновению особой теории юридического лица, в соответствии с которой то самое обособленное имущество рассматривается в качестве основной сущностной черты юридического лица, — теории персонифицированного имущества.

Концепция, в соответствии с которой сущностью юридического лица признается обособленное имущество, зародилась также на основе представлений о том, что субъективные права могут существовать и без субъекта этих прав. В качестве примера такой ситуации приводилось лежачее наследство.

Одним из основоположников данного подхода называют Б. Виндшейда <1>. В отечественной правовой доктрине дореволюционного времени теория персонифицированного имущества не получила широкой разработки.

———————————

<1> См.: Герваген Л.Л. Указ. соч. С. 45 — 47.

 

Из числа современных ученых теории персонифицированного имущества придерживается Е.А. Суханов, который полагает, что сущность юридического лица — это обособленное персонифицированное имущество <1>, применение конструкции юридического лица «связано с обособлением определенного имущества с целью ограничения имущественной ответственности (то есть уменьшения риска участия в гражданском обороте) для его учредителей (участников)» <2>. Наконец, подчеркивается, что за имуществом юридического лица закон признает свойства субъекта права, и это отвечает потребностям имущественного оборота <3>.

———————————

<1> См.: Суханов Е.А. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (комментарий статей 11 — 17 главы 2 «Субъекты гражданских прав») // Хозяйство и право. 1991. N 12. С. 3 — 4; Он же. Правовые формы предпринимательства. М., 1993. С. 14 — 17.

<2> Гражданское право: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. С. 212 (автор главы — Е.А. Суханов).

<3> См.: Суханов Е.А. Проблемы развития законодательства о коммерческих организациях // Хозяйство и право. 2002. N 5.

 

Сторонники теории персонифицированного имущества признают в качестве определяющего признака юридического лица его имущественную самостоятельность, выступают за установление в законодательстве повышенных требований к формированию уставного капитала юридических лиц: увеличение его минимального размера и ограничение возможности внесения в уставный капитал при учреждении юридического лица неденежного вклада.

Противоположная позиция получила распространение в годы начала перехода к рыночным отношениям, когда в соответствии с Законом СССР от 26 мая 1988 г. «О кооперации в СССР» <1> допускалось образование производственных кооперативов без установления обязательных требований о наличии первоначального капитала, что повышало риски контрагентов таких юридических лиц, связанные с невозможностью привлечь производственный кооператив, у которого отсутствует собственное имущество, либо его участников к ответственности по обязательствам перед контрагентами.

———————————

<1> Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. N 22. Ст. 355.

 

Трудно согласиться с тем, что установление таких повышенных требований к уставному капиталу само по себе снимает проблемы необходимости обеспечения гарантий имущественных интересов контрагентов. Во-первых, уставный капитал может быть несопоставимо мал по сравнению с долгами юридического лица. При заключении договора с юридическим лицом его контрагент может не обладать достоверной информацией о фактическом финансовом положении этого лица. Во-вторых, денежные средства, вносимые в оплату уставного капитала, не исключены из оборота, юридическое лицо может ими распорядиться уже в день их внесения.

Признак имущественной обособленности называется основным признаком юридического лица <1>. Он позволяет обеспечивать гарантии кредиторов такого юридического лица, ограничить возможность злоупотребления со стороны учредителей (участников) такого юридического лица, которые могли бы использовать конструкцию юридического лица с целью ухода от ответственности.

———————————

<1> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 140, 143; Флейшиц Е.А. Рецензия на книгу С.Н. Братуся «Юридические лица в советском гражданском праве» // Социалистическая законность. 1948. N 2. С. 29.

 

Но данный признак не является единственным. Как справедливо отмечал в свое время А.А. Собчак, обладание имуществом — это следствие гражданской правосубъектности, нельзя обладать субъективным гражданским вещным правом, не являясь при этом субъектом гражданского права <1>.

———————————

<1> См.: Собчак А.А. Внутрипроизводственный хозрасчет в промышленности. Правовые вопросы. М., 1972. С. 33.

 

При рассмотрении сущности юридического лица с учетом всего многообразия существующих теорий неправильно было бы акцентировать внимание на каком-то одном аспекте, в частности на необходимости обособления определенного имущества и закрепления его за юридическим лицом, придавая ему определяющее значение. Очень важно рассматривать все имеющиеся сущностные характеристики юридического лица в их системе, в том числе наличие или отсутствие у юридического лица членства, как предпосылку существования особого рода отношений, складывающихся в связи с участием в этой организации и управлением ею, — корпоративных отношений с учетом их особенностей и многообразия.

В проекте Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предлагается внести изменения в существующую систему юридических лиц, построить ее с использованием неприменявшихся ранее классификационных критериев.

______________________

§ 1. Теории юридического лица

§ 2. Подходы к систематизации юридических лиц

§ 3. Дуализм юридических лиц: частное юридическое лицо — публичное юридическое лицо

§ 4. Реформирование системы юридических лиц в российском праве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code