Глава 16. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ

Раздел VII. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ

Глава 16. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

Статья 105. Убийство

Комментарий к статье 105

1. В Конституции РФ провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач УК РФ является охрана личности от преступных посягательств. Личность рассматривается как единство биологических и социальных качеств и признаков человека. Это совокупное понятие характеризует родовой объект преступлений (выделенных в этом разделе УК). Законодатель группирует составы преступлений против личности с учетом видового объекта (который отражается в названии главы указанного раздела УК). Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны. В данном случае жизнь и здоровье понимаются как биологические признаки, позволяющие человеку существовать в природе и нормально развиваться. За посягательства на эти ценности, невосполнимые качества личности законодатель установил самые суровые санкции: длительные сроки лишения свободы, пожизненное лишение свободы, исключительную меру наказания — смертную казнь.

2. Под преступлениями против жизни и здоровья следует понимать общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания и посягающие на жизнь человека или причиняющие вред его здоровью. Наиболее опасными преступлениями в данной главе признаются убийства. Но их классификация позволяет выделять простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК), убийство с отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 105) и привилегированное убийство (убийства, совершенные при смягчающих обстоятельствах — ст. ст. 106 — 108)). Ранее в уголовном законе выделялось и убийство по неосторожности. Однако УК РФ 1996 г. отказался от понятия неосторожного убийства, в связи с чем под убийством в настоящее время понимается умышленное причинение смерти другому человеку.

3. Объектом преступления признается жизнь другого человека. Жизнь человека — это совокупность биологических и социальных факторов, которые дают возможность существовать человеку в природе и в обществе себе подобных. Началом жизни с точки зрения уголовного права признается рождение ребенка, который может самостоятельно осуществлять функцию дыхания. Наступлением смерти принято считать окончательное прекращение деятельности мозга в связи с распадом клеток центральной нервной системы (биологическая смерть). Такой подход к моменту начала жизни и ее окончания позволяет квалифицировать сознательное умерщвление плода ребенка в утробе матери не как убийство, а как криминальный аборт. С другой стороны, посягательство на мертвого ребенка, который ошибочно принят за живого, следует оценивать по правилам фактической ошибки как покушение на убийство. Фигура потерпевшего имеет большое значение для оценки противоправных действий. Человек должен быть живым и другим, то есть покушение на собственную жизнь не образует состава убийства. Следует заметить, что уголовный закон охраняет жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и социальных признаков, моральных качеств. Но в ряде случаев признаки потерпевшего имеют определяющее значение для квалификации: речь идет о жертвах преступлений, которых законодатель наделил специфическими признаками по полу, возрасту, должностному положению и т.д.

Все убийства признаются деяниями с материальным составом, т.е. для признания преступления оконченным необходимо наступление общественно опасных последствий. В данном случае имеется в виду наступление смерти человека.

4. С объективной стороны убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего это активные действия, нарушающие анатомическую целостность жизненно важных органов человека (проникающее ножевое ранение, огнестрельное ранение, утопление, удушение, отравление ядом и т.п.). Путем бездействия убийство может иметь место только в случаях, когда виновный был обязан заботиться о потерпевшем или должен был и мог предотвратить наступление смерти. Обязательный признак объективной стороны — наступление смерти. Не имеет значения для квалификации время наступления смерти. Важно установить наличие причинной связи между деянием и наступившей смертью. На квалификацию в некоторых случаях влияют факультативные признаки объективной стороны — место, способ и обстановка совершения преступления.

5. Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной формой вины. Умысел может быть и прямой, и косвенный. Виновный сознает, что лишает жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает, либо сознательно допускает наступление смерти, либо безразлично относится к такому результату.

Кроме того, квалификация убийства очень часто зависит от направленности умысла (особенно при так называемых фактических ошибках). Покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, т.к. все действия виновного свидетельствуют о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смерть не наступила по причинам, не зависящим от его воли. При этом дополнительной квалификации по фактически наступившим для потерпевшего последствиям не требуется. Мотивы и цели преступления в ряде случаев являются обязательными признаками и имеют решающее значение для оценки деяния (например, убийство из хулиганских побуждений, убийство из корыстных побуждений и т.д.).

6. Субъект преступлений данного вида — физическое, вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста (по ст. 105 — 14 лет, по остальным статьям, предусматривающим ответственность за убийство — с 16 лет).

Под «простым» убийством теория и практика подразумевают убийство из ревности, из мести на почве личных неприязненных отношений, убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из трусости, из зависти, из сострадания к безнадежно больному или с его согласия. Иначе говоря, по ч. 1 ст. 105 УК квалифицируются убийства без смягчающих и отягчающих обстоятельств, указанных в уголовном законе. Убийством признается и лишение жизни человека с его согласия. Эвтаназия, т.е. процесс умерщвления безнадежно больных людей по их просьбе, по нашему законодательству недопустима и приравнивается к убийству.

Для правильной квалификации убийств определяющее значение имеют разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 г. N 7, от 3 апреля 2008 г. N 4 и от 3 декабря 2009 г. N 27). В большей части судебное толкование касается так называемого квалифицированного убийства (ч. 2 ст. 105 УК). Следует подчеркнуть, что перечень квалифицирующих признаков является закрытым и не подлежит расширительному толкованию. Вместе с тем убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам.

7. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

Убийство же одного человека и покушение на жизнь другого не могут рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух или более лиц. Так как умысел виновного не был до конца реализован по не зависящим от его воли причинам, содеянное следует квалифицировать по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 и ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. Если виновный, желая причинить смерть одному человеку, не доводит свой замысел до конца (промахивается при стрельбе) и неумышленно причиняет вред другому человеку (за исключением случаев терроризма и стрельбы в многолюдных местах), то его действия также образуют идеальную совокупность преступлений — ч. ч. 1 или 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 109 УК. Убийство двух или более лиц в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания, квалифицируется по другим статьям УК (ст. ст. 107 и 108 соответственно). По нашему мнению, убийство двух или более лиц с точки зрения субъективной стороны может быть совершено только с прямым умыслом.

8. Как убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК) следует квалифицировать убийство, совершенное с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по выполнению им своего служебного либо общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность. Под служебной деятельностью судебная практика понимает любую деятельность потерпевшего, входящую в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, общественными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Выполнением общественного долга следует признавать осуществление гражданами как специально возложенных на них обязанностей, так и совершение другой полезной деятельности (депутаты, общественные контролеры, члены органов самоуправления, лица, выступающие в качестве свидетелей, и т.п.). Необходимо отметить, что действия указанных лиц должны быть законными. Закон одинаково защищает как самого потерпевшего, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, так и его близких. К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Данное убийство следует отличать от убийства государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК), сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК), а также от геноцида (ст. 357 УК). Данные составы преступлений выделены законодателем в отдельные нормы (специальные), а по правилам квалификации при конкуренции общей и специальной нормы действует специальная норма. Главный признак, который необходимо доказать при квалификации по п. «б», — либо цель воспрепятствования правомерной деятельности, либо месть за такую деятельность. Учитывая данное обстоятельство, можно утверждать, что такое убийство может быть совершено только с прямым конкретизированным умыслом.

9. Убийство малолетнего означает умышленное причинение смерти лицу, не достигшему 14-летнего возраста. При убийстве лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженном с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК), необходимо помнить следующее. Судебная практика под беспомощным понимает состояние, при котором потерпевший не может понимать характера и значения совершаемых с ним действий (малолетство, физические или психические недостатки, иное болезненное или бессознательное состояние) или не может оказать сопротивления виновному, и последний сознает, что потерпевший находится в таком состоянии. При этом не имеет значения, привел ли потерпевшего в такое состояние сам виновный (алкоголь, наркотики, снотворное, гипноз) или потерпевший уже находился в этом состоянии. Вместе с тем свойство и характер действия на организм лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого необходимо учитывать при оценке действий виновного. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Убийство, сопряженное с похищением человека, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 105 и ст. 126 УК, так как эти преступления имеют самостоятельный состав. Следует помнить, что смерть в данном случае может причиняться не только похищенному, но и другим лицам в связи с похищением. Важно доказать, что умысел виновного охватывал причинение смерти потерпевшему. Если умысел на убийство доказать не представляется возможным, то в ряде случаев действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 ст. 126 УК соответственно (субъективная сторона будет характеризоваться двойной формой вины — умыслом, направленным на захват или похищение, и неосторожностью по отношению к наступившей смерти потерпевшего).

10. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), особо выделяется потому, что, лишая жизни беременную женщину, виновный уничтожает и возможность жизни плода, т.е. будущего человека. Для квалификации не имеет значения срок беременности. С объективной стороны преступление выражается в лишении жизни женщины, находящейся в любой стадии беременности. Заведомость означает, что виновному заранее было достоверно известно о беременности женщины.

Интересен вопрос о квалификации действий виновного, который ошибается относительно факта беременности потерпевшей. Фактически убийство другого человека совершается, но умысел был направлен на убийство беременной женщины. По нашему мнению, действия виновного в данном случае следует квалифицировать по правилам идеальной совокупности как оконченное убийство и покушение на квалифицированное убийство — ч. ч. 1 или 2 (если установлены иные отягчающие обстоятельства) ст. ст. 105 и 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК. Данное преступление, учитывая характер деяния, может быть совершено только с прямым умыслом.

11. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК) свидетельствует о жестокости преступника. Но для указанного признака необходимо выявить особые обстоятельства, характеризующие убийство как исключительно жестокое. Эти обстоятельства должны быть, с одной стороны, связаны со способом совершения преступления, а с другой — охватываться умыслом виновного. В теории и практике под особой жестокостью понимаются случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки, истязания либо ему причинялись особые страдания путем нанесения большого количества телесных повреждений или использования мучительно действующего яда, сожжения заживо, длительного лишения пищи, воды. Например, по уголовному делу об убийстве Воловик было установлено, что подсудимый С. нанес ей 23 ножевых ранения в жизненно важные органы, причинив множественные проникающие колото-резаные раны груди и живота с повреждением печени, легкого, почки и желудка и многие другие повреждения. Тамбовский областной суд обоснованно признал его виновным в убийстве с особой жестокостью. Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. Вместе с тем уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может рассматриваться как убийство, совершенное с особой жестокостью. Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Необходимо подчеркнуть, что особая жестокость — это юридическое понятие, а не медицинское. Оценивают данное понятие следственные органы и суд. Убийства такого рода могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

12. Главная особенность убийства, совершенного общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК), заключается в том, что виновным сознательно выбран такой способ, при котором создается реальная угроза для жизни других лиц. Если следовать разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, то достаточно угрозы гибели хотя бы одного человека (кроме потерпевшего). При этом угроза должна быть действительной, а не мнимой и предполагаемой.

Такие способы известны судебной практике: взрыв, поджог, затопление, обвал, разрушение жилых строений, выстрелы в толпу, отравление воды и пищи, удушение газом, применение иных источников повышенной опасности. Важно, чтобы умысел виновного охватывал угрозу причинения смерти другим лицам. В случае причинения вреда здоровью других лиц действия виновного следует квалифицировать по совокупности с другими преступлениями, предусматривающими ответственность за умышленное причинение вреда здоровью, а при причинении смерти другим лицам — по совокупности с п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. Когда убийство таким способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 2 ст. 261 УК.

13. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК), совершается с использованием различных форм соучастия, признаки которых раскрываются в ст. 35 УК. Как любое соучастие, здесь предполагается умышленное участие двух и более лиц в лишении жизни другого человека. По разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

Убийство, совершенное группой лиц, признается в том случае, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора. Если в преступлении участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном убийстве, это означает, что все они соисполнители и действовали по предварительному сговору группой лиц. Если при совершении преступления роли были распределены и в убийстве наряду с исполнителем участвовали организатор, подстрекатель или пособник, то действия последних квалифицируются по ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК (если они одновременно не являлись соисполнителями убийства), а действия исполнителя — без ссылки на ст. 33 УК. Под убийством, совершенным организованной группой, следует понимать преступление, совершенное устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. В связи с этим Пленум Верховного суда разъяснил, что действия всех участников организованной группы, совершившей убийство, независимо от их роли в преступлении, следует квалифицировать как соисполнительство, т.е. без ссылки на ст. 33 УК. Подобное преступление может быть совершено с прямым умыслом, причем заранее обдуманным. Исключение составляет убийство, совершенное простой группой без предварительного сговора. В этом случае возможен как прямой, так и косвенный умысел.

14. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК), характеризуется рядом особенностей. Корыстные побуждения характеризуются стремлением к незаконному обогащению за счет нарушения чужих прав и интересов. Как убийство из корыстных побуждений надлежит квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц за счет имущества убитого (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.п.). Данное разъяснение позволяет говорить о том, что такое убийство может быть совершено как путем активных действий, так и в форме бездействия (когда человек по малолетству, дряхлости или тяжелой болезни не может обеспечить себя питанием и другими средствами, необходимыми для поддержания жизни, и в результате бездействия виновного погибает). Следует иметь в виду, что убийство, совершенное по тем или иным мотивам, не может рассматриваться как совершенное из корыстных побуждений, если те появились после совершения убийства. Точно так же не является убийством из корыстных побуждений убийство, совершенное в связи с неуплатой потерпевшим долга или за невыполнение каких-либо имущественных обязанностей. Как правило, в данном случае мотивом преступления является месть.

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. В настоящее время это касается «заказных» убийств. Хотя в определенной степени это усложненный вид корыстного убийства — виновный соглашается за определенное вознаграждение, получаемое от заказчика, лишить жизни другого человека. Если заказчик действует из корыстных побуждений, то его действия, на наш взгляд, необходимо квалифицировать по совокупности — как организатора корыстного убийства и убийства по найму.

Если убийство совершено при разбойном нападении либо сопряжено с вымогательством или бандитизмом, действия виновного надлежит квалифицировать по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. ст. 162, 163 и 109 УК соответственно. Об этом неоднократно указывал Пленум Верховного Суда РФ, поясняя, что виновный в данном случае совершает два самостоятельных преступления.

Как представляется, убийство из корыстных побуждений или по найму может быть совершено только с прямым умыслом, а подобные деяния, сопряженные с разбоем, вымогательством или бандитизмом, могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

15. В п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК выделен самостоятельный вид квалифицированного преступления: убийство по мотиву кровной мести. По сути, это выделение признака из более общего, ранее предусмотренного в п. «л» части второй ст. 105 УК, который также претерпел изменение. Следует согласиться с решением законодателя о выделении кровной мести в самостоятельный квалифицирующий признак убийства. Действительно, не совсем верно уравнивать экстремистские мотивы совершения убийства и мотив кровной мести.

Кровная месть известна с древнейших времен и распространена среди многих племен земного шара. Как древнейший родовой обычай кровная месть была известна и сохраняется в нескольких республиках Северного Кавказа. По древним обычаям за убийство мстили родственники убитого самому убийце или одному из ближайших родственников, на кого «падала» кровная месть. За увечье или ранение причинивший их сам подвергался увечью или ранению со стороны потерпевшего. Мстить убийце своего родственника было священным долгом. Не исполнивший этот долг навлекал позор не только на себя, но и на весь свой род, каждый вправе был обидеть и оскорбить его. Ислам, став господствующей религией в республиках Северного Кавказа, на Ближнем и Среднем Востоке, освятил и узаконил этот обычай, закрепив его в мусульманском праве (шариате).

Общественная опасность данного преступления состоит в том, что виновный посягает на жизнь другого человека и на исключительное право государства на осуществление правосудия. За убийство, совершенное женщиной, кровная месть «падает» на ее мужа, брата, иных родственников мужского рода. Данное убийство может быть совершено только с прямым умыслом. Косвенный умысел исключается. Поскольку обычай кровной мести требует оплатить за смерть смертью, то ни к какому иному результату при осуществлении мести субъект не стремится, другого исхода не допускает — он желает только смерти обидчика, которую предвидит, сознавая общественно опасный характер своих действий. Правы те специалисты, которые указывают на то, что в отличие от простого убийства из мести при убийстве по мотиву кровной мести виновный руководствуется не столько чувством личной неприязни к потерпевшему, сколько стремлением соблюсти обычай, дабы не подвергнуть позору себя и свой род <1>.

———————————

<1> Борзенков Г.Н. Указ. соч. С. 80.

 

Данное преступление с обострением отношений в республиках Северного Кавказа стало встречаться значительно чаще, опасность его возросла с увеличением реальных и потенциальных потерпевших. Субъектом убийства на почве кровной мести может быть только лицо, принадлежащее к этой национальности или этнической группе, где существует обычай кровной мести. Важное значение для квалификации имеет и личность потерпевшего. Им может быть представитель иной национальности либо иного вероисповедания или лицо, принадлежащее к той же национальности, расе, что и виновный.

16. Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК) совершается на почве явного неуважения к обществу, грубого нарушения правил общежития и норм морали, когда поведение виновного являлось открытым вызовом общественному порядку и было обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, показать свое пренебрежительное к ним отношение. Чаще всего такое убийство следует за актом хулиганства, как правило, с использованием незначительного повода как предлога для убийства. Необходимо установить, что умысел виновного охватывал посягательство не только на жизнь человека, но и на общественный порядок. Неустановление мотивов убийства не является основанием для квалификации преступления как совершенного из хулиганских побуждений. Вместе с тем умышленное убийство, совершенное из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных неприязненных отношений, не должно квалифицироваться по указанному пункту.

Необходимо отграничивать данный вид убийства от убийства в ссоре или в драке. При этом важно выяснить, кто явился инициатором ссоры или драки и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, если зачинщиком ссоры или драки был потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений. Обязательным признаком объективной стороны является место совершения преступления и публичность действий виновного. Субъект может действовать с прямым умыслом, но чаще умысел бывает косвенным, который характеризуется безразличным отношением к наступившим последствиям.

17. При убийстве с целью скрыть другое преступление (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК) или облегчить его совершение необходимо установить конкретную цель убийства. Не требуется, чтобы виновный в результате убийства достиг указанной цели, достаточно установить сам факт ее наличия перед убийством. Вместе с тем преступление, совершение которого облегчалось или скрывалось с помощью убийства, подлежит самостоятельной квалификации.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, по разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, следует понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также по мотивам мести за оказанное сопротивление. Речь идет о двух самостоятельных преступлениях, поэтому действия виновного следует квалифицировать по совокупности (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и в зависимости от конкретных обстоятельств по соответствующим частям и пунктам ст. ст. 131 или 132).

18. В последнее время участились факты совершения различных преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Увеличилось число убийств, совершаемых по подобным мотивам. 6 июля 2007 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон N 211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму», который был 11 июля одобрен Советом Федерации и 24 июля 2007 г. подписан Президентом Российской Федерации <1>. В соответствии с этим Законом в Уголовный кодекс РФ внесен ряд дополнений и изменений, касающихся совершения различных преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (речь идет об экстремистских мотивах). Согласно этим изменениям можно сделать вывод о том, что повышенной степенью опасности обладает и деяние, совершенное по мотиву политической, идеологической ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Таким образом, мотивы действий виновного с редакционной точки зрения приведены в соответствие с диспозициями ст. ст. 282 и 282.1 УК, которые данный мотив включают в состав более общего преступления, связанного с экстремизмом.

———————————

<1> URL: http://dokument.kremlin.ru/images/3/04.png/040987016.png.

 

В соответствии со ст. ст. 282 и 282.1 УК сами по себе действия, направленные на возбуждение политической, идеологической, национальной, расовой или религиозной вражды, являются самостоятельными преступлениями. Но при убийстве по аналогичному мотиву, по нашему мнению, совокупность преступлений отсутствует. Данный вид убийства, предусмотренный п. «л» ч. 2 ст. 105 УК, свидетельствует о ненависти или вражде к лицам «иного рода» и «племени», целью которого является возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, демонстрация превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к национальной или расовой принадлежности, к религии.

Законодатель к числу обязательных признаков данного вида убийства относит специальный мотив — нетерпимость людей к другой национальности или расе, представителям другой религии. Это преступление может быть совершено в результате сложившихся конфликтных отношений между виновным и потерпевшим на почве ненависти к лицам другой национальности, расы, к представителям другой религии. Но это не обязательно. Такое убийство может быть совершено, например, в процессе массовых беспорядков и т.п.

Убийство по мотиву политической или идеологической ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы в части новелл уголовного закона характеризуется оценочными признаками. Для правильной квалификации подобных действий следует ориентироваться на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлении от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

19. Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК) будет считаться оконченным независимо от того, использовал ли виновный органы и ткани потерпевшего. В специальной литературе распространено мнение, что органы и ткани убитого используются для трансплантации в качестве донорского материала. Но законодатель ведет речь не только о трансплантации, а вообще об использовании органов и тканей для различных целей: использование в промышленности, каннибализм, глумление над трупом и т.п. Если при совершении данного убийства виновный руководствовался корыстными мотивами, то его действия необходимо квалифицировать по совокупности: п. п. «з» и «м» ч. 2 ст. 105 УК. С учетом выделенной законодателем специальной цели это убийство может совершаться только с прямым, заранее обдуманным умыслом.

20. С учетом судебного толкования необходимо правильно квалифицировать различные варианты убийств. Действия должностного лица, совершившего убийство при превышении должностных полномочий, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 или 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 286 УК РФ. Аналогично по совокупности с ч. 2 ст. 203 УК РФ должны квалифицироваться действия руководителя или служащего частной охранной или детективной службы, совершившего убийство при превышении полномочий, предоставленных ему в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности. Убийство сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей либо осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности, совершенное лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы или содержащимся под стражей, надлежит квалифицировать, помимо соответствующей части ст. 105 УК РФ, по ст. 321 УК РФ, предусматривающей ответственность за дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

 

Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка

Комментарий к статье 106

 

1. Ранее данное преступление относилось к простому убийству. Но история развития уголовного законодательства показывает, что в законодательстве многих зарубежных стран предусматривалась ответственность за детоубийство. Непосредственным объектом данного преступления является жизнь новорожденного ребенка.

Статья предусматривает два вида действий. В первом случае речь идет об убийстве в процессе рождения ребенка (в период отделения ребенка от тела матери и его первого самостоятельного вздоха или сразу после родов; в медицине таким периодом признаются сутки с момента появления ребенка). Во втором случае определяющую роль для квалификации имеет наличие психотравмирующей ситуации (которая может быть результатом поведения медиков, родственников, близких, первичного осмотра ребенка и т.п.) либо психическое расстройство женщины, вызванное объективными и субъективными причинами (некоторые авторы называют месячный срок как максимальный возраст ребенка при таком убийстве).

Главное при этом — фигура потерпевшего. Законодатель четко обозначил его признаки — только что появившийся на свет ребенок. По нашему мнению, необходимо четкое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ по поводу возраста новорожденного.

2. Субъективная сторона этого преступления предусматривает вину в большей степени в форме косвенного умысла, хотя не исключен и прямой умысел. Например, когда мать не желает признавать своим ребенком новорожденного, родившегося с различными физическими отклонениями. Если будет доказано наличие корыстной цели, то квалификация по данной статье исключается, а речь следует вести о квалифицированном убийстве.

3. Важно помнить, что субъектом преступления может быть только мать ребенка, достигшая возраста 16 лет. Законодательная конструкция данной статьи требует практически по всем делам данной категории проведения судебно-психиатрической экспертизы. Необходимо устанавливать в определенных случаях наличие у матери ребенка психотравмирующей ситуации, под которой следует понимать обстановку, связанную с самим процессом родов (физиологическое состояние, болевой шок и т.п.), но и обстоятельства, которые имели место до и после родов (в семье, в отношениях с отцом ребенка и т.п.). Не менее важно психическое состояние женщины, которая может быть признана в определенных случаях ограниченно вменяемой (см. комментарий к ст. 22 УК).

Как следует из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, квалификация по ст. 106 УК сохранится и в случаях убийства матерью новорожденного ребенка при обстоятельствах, указанных в п. п. «в» (в части беспомощного состояния ребенка), «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК.

Необходимо отметить, что законодатель, закрепив ограничение свободы в качестве альтернативного наказания в санкции комментируемой статьи, проводит более тщательную дифференциацию ответственности, позволяющей точнее индивидуализировать наказание. Эта новелла используется и в ряде других статей УК РФ (ст. ст. 107, 108, 109 и др.).

 

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Комментарий к статье 107

 

1. Данное преступление является убийством со смягчающими обстоятельствами. При оценке убийства, совершенного в состоянии аффекта, следует отграничивать физиологический аффект от патологического. Последний характеризуется глубоким помрачением сознания, при этом человек не способен отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Такой субъект признается невменяемым. Физиологический аффект характеризует сильное душевное волнение, которое: а) возникло внезапно; б) вызвано насилием, издевательством или тяжким оскорблением либо иными противоправными или аморальными действиями со стороны потерпевшего. Состояние сильного душевного волнения означает, что в психике здорового человека стремительно и бурно протекает психическая реакция — «эмоциональный взрыв» ярости, гнева, потрясения, при которых нарушается сознательно-волевой контроль за выбором поведения.

Как признает судебная практика, между провоцирующим поведением потерпевшего и аффектом не должно быть разрыва во времени. Лишь в исключительных случаях, с учетом особых факторов или в связи с длительной психотравмирующей ситуацией возможен определенный разрыв во времени.

При расследовании подобных обстоятельств обязательно назначается судебно-психиатрическая экспертиза, а в особо сложных случаях и комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

2. Насилие может быть как физическим (удары, побои, выкручивание рук, связывание, изнасилование, причинение вреда здоровью любой тяжести), так и психическим (реальная и объективно выполнимая угроза применения физического насилия). Так, Президиум Верховного Суда РФ по делу К. указал, что Г., запугивая угрозами и побоями, сломил ее сопротивление и неоднократно совершил с ней насильственные действия сексуального характера, что привело ее в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, в процессе которого она причинила Г. двумя кухонными ножами и двумя вилками 78 колото-резаных ран лица, шеи, груди и живота, 28 из которых были проникающими с повреждением сердца, легких, печени и других органов. От полученных ранений Г. скончался на месте. Тем не менее действия К. были квалифицированы по ч. 1 ст. 107 (БВС РФ. 1999. N 5. С. 10, 11).

Издевательство и тяжкое оскорбление — оценочные понятия, которые могут быть признаны таковыми лишь при анализе всех конкретных обстоятельств дела. Возможны и иные противоправные действия, грубо нарушающие права и законные интересы виновного или его близких (наезд автомашины под управлением пьяного водителя, шантаж, превышение должностных полномочий и т.п.). Аморальное поведение потерпевшего также является оценочным понятием (по нашему мнению, здесь необходимо четкое судебное толкование, а в таком виде, как указано в диспозиции статьи, можно подразумевать широкий спектр действий). Длительная психотравмирующая ситуация возникает на фоне вышеуказанных действий потерпевшего. Он систематически, в течение продолжительного времени допускает в отношении виновного противоправные действия или аморально себя ведет, тем самым травмирует его психику, провоцируя аффектированные действия.

3. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла, но он всегда будет внезапно возникшим.

По ч. 2 ст. 107 квалифицируется убийство двух или более лиц. Необходимо, чтобы причинение смерти двум и более лицам охватывалось единым умыслом и было совершено практически одновременно. Главный же критерий — совершение этих действий в состоянии аффекта. С учетом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по данной статье должно квалифицироваться и убийство, совершенное при обстоятельствах, предусмотренных п. п. «д», «е», «л» (только в части убийства по мотиву кровной мести) ч. 2 ст. 105.

 

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Комментарий к статье 108

 

1. При квалификации убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, следует помнить, что диспозиция данной статьи является ссылочной. Для правильного понимания сути преступления необходимо обратиться к ст. ст. 37 и 38 УК. Вместе с тем такие понятия, как «превышение пределов необходимой обороны» и «превышение мер, необходимых для задержания», являются оценочными и требуют учитывать всю совокупность фактических обстоятельств.

Более тщательно некоторые из них раскрываются в материалах судебной практики. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. (см. комментарий к ст. 37 УК) превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. Но при этом следует учитывать новую редакцию ч. 1 ст. 37 УК, в соответствии с которой не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасных посягательств, если это деяние было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, и ч. 2.1 данной статьи, согласно которой не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Необходимо дополнительное судебное толкование, потому что причинение смерти посягающему, которое очень часто трактовалось как превышение пределов необходимой обороны, сейчас может признаваться правомерным. Важно помнить, что потерпевший при необходимой обороне находится в экстремальной ситуации, отражая нападение, и не может точно взвешивать и оценивать каждый свой шаг. Такой подход требует отграничивать убийство при превышении пределов необходимой обороны от убийства в состоянии аффекта. Последнее признается только тогда, когда убийство совершается по мотивам мести или ревности.

2. При неосторожном причинении смерти нападавшему или задерживаемому ответственность другой стороны исключается. При совершении данного преступления должностным лицом дополнительной квалификации по статьям о должностных преступлениях не требуется.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК, может быть совершено и с прямым, и с косвенным умыслом, тогда как деяние, наказуемое по ч. 2 ст. 108, по нашему мнению, совершается только с косвенным умыслом. Умысел, как правило, неопределенный, но при этом исключается квалификация действий обороняющегося или задерживающего как приготовление или покушение на преступление.

3. При оценке действий лица, причинившего смерть другому лицу в процессе его задержания за совершение преступления, следует помнить, что основная цель задерживающего — доставить лицо, совершившее преступление, в органы власти, при этом другими мерами сделать это не удается. Таким образом, причинение смерти в процессе задержания, по мнению большинства специалистов, недопустимо, но налицо коллизия норм уголовного закона и, например, Федерального закона «О полиции», в соответствии с которым при задержании опасных преступников допускается применение огнестрельного оружия. По нашему мнению, если при этом сотрудник полиции неосторожно относился к последствиям в виде смерти задерживаемого, то эксцесс задержания отсутствует, но если будет установлен умысел на причинение смерти и такие последствия наступят, то ответственность за превышение мер, необходимых для задержания, будет иметь место по ч. 2 ст. 108 УК.

Как оценить действия сотрудника правоохранительного органа, который, применяя огнестрельное оружие при задержании террориста или серийного убийцы и теряя надежды на его задержание, лишает его жизни в целях пресечения возможности совершения последним новых преступлений? Полагаем, что в такой ситуации квалификация действий сотрудника по ч. 2 ст. 108 вряд ли оправданна, хотя в этом смысле ст. 38 УК нуждается в более точной редакции.

Содеянное следует квалифицировать по ст. 108 УК и в случае убийства при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания, даже при наличии некоторых обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК (например, убийство двух или более лиц).

 

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

Комментарий к статье 109

 

1. Законодатель совершенно обоснованно не включил данное преступление в число убийств. Тяжесть его не позволяет вести речь о направленном причинении смерти. В данном случае речь идет о небрежном либо легкомысленном поведении виновного, в результате чего причиняется смерть другому человеку. Такие тяжкие последствия являются следствием грубой недисциплинированности, неосмотрительности и невнимательности виновного. При легкомыслии мы сталкиваемся с тем, что виновный действует более опасно, он сознательно нарушает определенные правила, инструкции, допускает неоправданный риск. Если же опасное поведение лица осуществляется осознанно, но при этом виновный действует на авось, в расчете на внезапное везение, допускает безразличие к последствиям своего опасного поведения, то речь должна идти о косвенном умысле, т.е. об умышленном преступлении. Небрежность, с которой действует виновный, необходимо отличать от казуса, невиновного причинения смерти, когда виновный предвидел возможность причинения смерти другому человеку, но предпринял все необходимые меры для ее предотвращения, а смерть наступила по не зависящим от него причинам, либо лицо не предвидело смерть, не могло и не должно было ее предвидеть.

2. При квалификации случаев причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК) необходимо помнить о смежных составах, в которых речь идет также о неосторожности как причине гибели людей (ст. ст. 124, 143, 215 — 217 УК и др.). В первом случае причинение смерти является результатом грубого нарушения нормальных правил предосторожности в быту, на отдыхе. Признается, что виновный действовал невнимательно, неосмотрительно, легкомысленно. Такое поведение законодатель предусмотрел и при ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК), что повлекло причинение смерти по неосторожности. Во втором случае речь идет о специальных нормах, которые предусматривают эти последствия при нарушении каких-либо инструкций, правил в конкретных сферах деятельности (правила охраны труда, пожарной безопасности) либо в результате невыполнения или ненадлежащего выполнения своих обязанностей так называемым специальным субъектом (халатность должностного лица — ст. 293 УК).

Наиболее опасным подобное деяние признается в случае причинения смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3 ст. 109 УК). Как представляется, такие последствия должны наступить одномоментно, а не следовать одно за другим.

 

Статья 110. Доведение до самоубийства

Комментарий к статье 110

 

1. Данный состав преступления, как нам представляется, содержит основной и дополнительный непосредственные объекты. Основным признается жизнь другого человека, а в качестве дополнительного объекта законодатель определяет честь и достоинство человека, который решается на самоубийство.

2. Состав преступления по конструкции является формально-материальным, т.е. преступление считается оконченным даже при доведении потерпевшего до покушения на самоубийство. По объективной стороне действия виновного отличаются активностью, они носят провоцирующий характер, совершаются опасным способом (угроза, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства). Угрозы могут быть разнообразными, в том числе и в форме физического воздействия, шантажа и т.п. Жестокое обращение — понятие оценочное, но практика подразумевает под этим избиение или иное физическое воздействие, мучения, истязания, т.е. систему действий, направленных на побуждение потерпевшего к самоубийству. Систематическое унижение человеческого достоинства, по мнению практиков, должно находиться в причинной связи с фактом самоубийства или покушением на него.

3. Субъект преступления характеризуется также определенными качественными признаками. Речь идет о вменяемом лице, достигшем возраста 16 лет, который своим поведением доводит потерпевшего до самоубийства. Закон говорит об общем субъекте преступления, а не о том, в чьей материальной или иной зависимости находился потерпевший.

4. Субъективная сторона может характеризоваться виной в форме прямого или косвенного умысла. В законе четко не выделена цель — доведение до самоубийства, но во всех случаях ее необходимо устанавливать и доказывать.

5. Преступление будет считаться оконченным не только при самоубийстве потерпевшего, но и при покушении на самоубийство.

 

Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Комментарий к статье 111

 

1. Диспозиция данной нормы носит бланкетный характер, т.е. при квалификации таких деяний необходимо четко представлять, что классификация и признаки вреда здоровью в соответствии с нормами Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ред. от 25.06.2012) в Правилах определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. N 522 (Российская газета. 2007. 24 августа). Согласно этому документу вред, причиненный здоровью человека, определяется в зависимости от степени его тяжести (тяжкий, средней тяжести и легкий вред) на основании квалифицирующих признаков, предусмотренных утвержденными Правилами, и в соответствии с Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденными Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Приказ от 24.04.2008 N 194н (ред. от 18.01.2012)). В частности, такими признаками тяжкого вреда определены: вред, опасный для жизни человека; потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа или утрата органом его функций; прерывание беременности; психическое расстройство; заболевание наркоманией либо токсикоманией; неизгладимое обезображивание лица; значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть; полная утрата профессиональной трудоспособности.

При расследовании таких уголовных дел обязательно проведение судебно-медицинской экспертизы, а в особо сложных случаях — комплексной медико-криминалистической экспертизы. В Правилах особо указано, что при установлении соответствующих признаков судебно-медицинская экспертиза проводится с участием врача-психиатра либо врача-нарколога (токсиколога) или врача акушера-гинеколога.

2. Непосредственным объектом посягательства выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу сохранения здоровья человека как целостного анатомического состояния организма.

3. Объективная сторона таких посягательств в основном характеризуется наличием обязательных признаков, которые позволяют говорить о так называемых материальных составах. Речь идет о деянии (в форме действия и бездействия), о наличии вредных последствий для здоровья потерпевшего в виде указанных законодателем различных по степени телесных повреждений и о причинно-следственной связи между деяниями и последствиями, которую необходимо каждый раз устанавливать с помощью экспертов.

К повреждениям, опасным для жизни в момент их причинения, относят: проникающие раны черепа, позвоночника, груди, брюшной полости; повреждения крупных кровеносных сосудов, закрытые и открытые переломы костей черепа, длинных трубчатых костей и т.п.

Прерывание беременности должно находиться в причинной связи с действиями виновного, так же как и психическое расстройство, которое последовало за причиненными повреждениями.

Заболевание наркоманией или токсикоманией означает, что потерпевший был приобщен виновным к систематическому потреблению наркотиков или токсических веществ и субъект преступления делал это осознанно и целенаправленно.

Неизгладимое обезображивание лица не относится к прерогативе экспертов-медиков. Если повреждение на лице признается экспертом неизгладимым, только суд принимает окончательное решение о том, что у лица безобразный, отталкивающий вид.

Тяжким вредом здоровью будут признаваться и другие телесные повреждения, которые привели к значительной стойкой утрате трудоспособности (не менее чем на 1/3) либо к заведомо для виновного полной утрате профессиональной трудоспособности. Заведомость в этом случае означает, что виновный действует только с прямым умыслом и стремится лишить потерпевшего его профессиональных качеств.

В статьях о преступлениях данной категории встречаются и оценочные понятия, которые не раскрываются в УК и нуждаются в судебном толковании. Так, судебная практика под издевательствами и мучениями понимает действия оскорбительного, циничного характера, связанные с глумлением над жертвой либо причиняющие ей страдания и боль (лишение пищи, воды, тепла, воздуха, выкручивание рук, сильное шумовое воздействие и т.п.).

4. Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

5. Субъектом преступления является физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

6. Квалифицированные составы (ч. ч. 2 и 3 ст. 111) содержат признаки, аналогичные ранее проанализированным в ч. 2 ст. 105 УК. Наиболее сложный состав преступления — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК). При применении данной нормы очень часто возникают трудности. Главное отличие заключается в содержании субъективной стороны. Направленность умысла позволяет отграничивать данное деяние, с одной стороны, от покушения на убийство (когда умысел виновного направлен на причинение смерти), а с другой — от неосторожного причинения смерти (когда виновный не имеет умысла, но действует легкомысленно или небрежно). Здесь речь идет о двойной форме вины: умысел на причинение тяжкого вреда здоровью и неосторожность по отношению к смерти потерпевшего. При этом Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что, решая вопрос о содержании умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств и учитывать способ и орудия преступления, количество, характер, локализацию телесных повреждений, причины прекращения преступных действий, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

 

Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью

Комментарий к статье 112

 

1. Диспозиция статьи носит ссылочный характер, так как для правильного ее понимания необходимо изучить последствия, указанные в ст. 111 УК. Данный состав преступления предусматривает ответственность за причинение здоровью человека вреда средней тяжести, который в соответствии с Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (см. комментарий к ст. 111 УК), хотя и характеризуется длительным расстройством здоровья или значительной стойкой утратой общей трудоспособности, но не представляет опасности для жизни.

2. Длительное расстройство здоровья означает нарушение функций организма или иное заболевание продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня), находящиеся в причинной связи с причинением вреда. Под значительной стойкой утратой трудоспособности понимается утрата общей трудоспособности от 10 до 30% включительно. Примером такого вреда здоровью может быть удаление части почки, потеря пальца руки. Размеры утраты трудоспособности в каждом конкретном случае рассчитываются с помощью специальных таблиц с учетом всех объективных факторов.

3. Квалифицированные составы данного преступления содержат признаки, которые были раскрыты при комментировании ч. 2 ст. 105 УК.

4. Преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Если умысел виновного был направлен на причинение тяжкого вреда здоровью, а фактически причиняется вред средней тяжести, то такие действия квалифицируются как покушение на преступление, предусмотренное ст. 111 УК.

5. Субъект преступления — физическое лицо, вменяемое, достигшее возраста 14 лет.

 

Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Комментарий к статье 113

 

1. Диспозиция статьи носит ссылочный характер, так как речь здесь идет о причинении ранее изученных видов вреда здоровью, которые охватываются ст. ст. 111 и 112 УК. Но объективная сторона содержит важный обязательный признак — обстановку, которая характеризуется негативным, противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

2. Субъективная сторона также включает в себя еще один обязательный признак — особое эмоциональное состояние виновного. Он действует в состоянии физиологического аффекта, т.е. внезапно возникшего сильного душевного волнения. Признаки такого состояния были тщательно проанализированы применительно к ст. 107 УК, и в их повторении нет необходимости.

3. Важно учитывать, что данная норма содержит привилегированный состав преступления, предусматривающий смягчающие обстоятельства. Во-первых, это касается возраста уголовной ответственности, которая возможна при достижении лицом возраста 16 лет. Во-вторых, особая роль отводится фигуре потерпевшего. Его поведение расценивается как провоцирующий фактор, поэтому умысел виновного может быть прямым или косвенным, но только внезапно возникшим. Последнее обстоятельство дает право говорить о невозможности квалификации действий виновного как покушения на причинение вреда здоровью указанной тяжести.

 

Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Комментарий к статье 114

 

1. Данная статья фактически содержит два самостоятельных состава преступления: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 114), и умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 114).

2. Диспозиция данной статьи носит ссылочный характер. Для характеристики указанных составов преступлений необходимо четко представлять себе содержание и юридическое значение норм Общей части УК о необходимой обороне и задержании лица, совершившего преступление. Речь идет о ст. ст. 37 и 38 УК (см. комментарий).

3. В каждом случае необходим тщательный анализ характера насилия, чтобы исключить вероятность ошибочной оценки действий обороняющегося как превышение пределов необходимой обороны. Закон признает эксцессом обороны в данном случае только причинение тяжкого вреда здоровью, что требует изучения содержания ст. 111 УК. Но в настоящее время вряд ли можно говорить о наказуемом эксцессе обороны. Наряду с этим необходимо понимать, что причинение любых других повреждений либо их причинение по неосторожности в таких условиях не будет признаваться преступлением.

3. Умышленное причинение вреда при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, является более опасным деянием. В связи с этим законодатель установил ответственность в случае причинения не только тяжкого вреда здоровью, но и вреда средней тяжести. Следует учитывать положения ст. ст. 111 и 112 УК.

4. С субъективной стороны данные преступления характеризуются виной в форме прямого или косвенного умысла. При эксцессе задержания умысел чаще косвенный, так как цель у виновного состоит не в том, чтобы причинить вред, а в том, чтобы доставить подозреваемого в компетентные органы.

5. Поскольку эти составы преступлений признаются привилегированными, субъектом их может быть вменяемое, физическое лицо, достигшее возраста 16 лет и находящееся в условиях необходимой обороны или задерживающее преступника.

 

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью

Комментарий к статье 115

 

1. В законе четко названы признаки причинения легкого вреда здоровью: 1) кратковременное расстройство здоровья; 2) незначительная стойкая утрата общей трудоспособности. Первый признак означает временную утрату трудоспособности продолжительностью не свыше трех недель, второй — стойкую утрату общей трудоспособности, но не более 10%.

2. Данная статья в ходе реформы уголовного законодательства в 2003 г. была дополнена ч. 2, в которой закреплен квалифицирующий признак — совершение деяния из хулиганских побуждений. Предложения о таком дополнении данной статьи в теории уголовного права имели место неоднократно. Полагаем, что законодатель пошел по верному пути, частично изменив редакцию ст. 213 и закрепив данный признак в преступлениях против личности.

В настоящее время редакция ч. 2 комментируемой статьи изменена в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму». Она дополнена квалифицирующим признаком, усиливающим ответственность за это преступление (причинение легкого вреда здоровью по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы). О содержании данного признака см. комментарий к ст. 63 УК.

3. Это преступление может быть совершено и с прямым, и с косвенным умыслом.

4. Субъектом преступления может быть физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

 

Статья 116. Побои

Комментарий к статье 116

 

1. Диспозиция данной нормы носит ссылочный характер, так как для правильного понимания ее смысла необходимо обратиться к ст. 115 УК.

2. В объективной стороне большое внимание уделяется различным формам деяний. Во-первых, законодатель называет побои в собственном смысле слова, под которыми понимаются действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов, влекущих причинение ссадин, кровоподтеков, но не причиняющие вреда здоровью человека, нарушая лишь его телесную неприкосновенность. Такие повреждения не должны влечь утрату трудоспособности, иначе ответственность наступает по другим статьям УК. Во-вторых, в статье речь идет об иных насильственных действиях, влекущих физическую боль. Это могут быть щипки, укусы, выкручивание рук и ног и т.п. Если в результате побоев на теле потерпевшего не было обнаружено повреждений, то факт их нанесения будет в каждом конкретном случае устанавливаться по жалобе потерпевшего работниками правоохранительных органов.

3. Часть 2 данной статьи содержит квалифицирующие признаки, аналогичные указанным в ст. 115 УК.

4. Побои, по нашему мнению, могут совершаться только с прямым умыслом.

5. Субъект преступления — физическое лицо, вменяемое, достигшее возраста 16 лет.

 

Статья 117. Истязание

Комментарий к статье 117

 

1. Как и ряд предыдущих статей, данная статья содержит ссылочную диспозицию. Под истязанием следует понимать причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в ст. ст. 111 и 112 УК. В отличие от преступления, предусмотренного ст. 116, истязание предполагает, что виновный неоднократно совершает акт побоев, причиняя особые мучения и страдания потерпевшему. Вместе с тем данный состав считается формальным.

2. Требуется система действий (более двух раз) по умышленному нанесению побоев. Причинение иных насильственных действий не оговаривается их систематичностью, но нам представляется, что время по их причинению отличается большей длительностью, чем при побоях, наказуемых по ст. 116 УК.

3. Умышленное причинение в процессе истязания легкого вреда здоровью охватывается ст. 117 УК и дополнительной квалификации по ст. 112 не требует.

4. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла, виновный осознает опасность своих действий и желает их совершить.

5. В числе квалифицирующих признаков называются уже ранее проанализированные (см. комментарий к ст. 63 и ч. 2 ст. 105 УК). Но есть и специфические признаки. Так, под материальной или иной зависимостью следует понимать зависимость малолетних детей от родителей, престарелых родителей от взрослых детей, должника от кредитора, подчиненного от начальника.

6. Наряду с этим законодатель разъяснил, что следует понимать под пыткой, дополнив ст. 117 соответствующим примечанием, в котором дается определение пытки. Под ней понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях. Это определение применимо и к другим статьям УК, где речь идет о пытке. Тем самым Россия высказалась за отражение в национальном законодательстве положений Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которая была ратифицирована в 1987 г.

7. Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

 

Статья 118. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности

Комментарий к статье 118

 

1. Диспозиция данной статьи носит ссылочно-бланкетный характер.

Для правильной юридической оценки необходимо ознакомление с Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, которые анализировались ранее, и с содержанием ст. 111 УК.

2. По объективной стороне действия виновного связаны с неосмотрительностью, грубым нарушением разнообразных правил поведения и человеческого сосуществования. Об этом подробно говорилось в комментарии к ст. 109 УК.

3. Определяющее значение имеет субъективная сторона, которая характеризуется исключительно неосторожной виной в форме легкомыслия или небрежности.

4. Субъект преступления по ч. 1 ст. 118 — любое физическое лицо, вменяемое, достигшее возраста 16 лет.

5. Квалифицированный состав данного преступления содержит указание на специального субъекта — лицо, которое ненадлежащим образом исполняет свои профессиональные обязанности. В большей степени это касается медицинских работников. Должностные лица, допустившие подобные нарушения, привлекаются к ответственности по ст. 293 УК.

 

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Комментарий к статье 119

 

1. Данный состав преступления обладает особой спецификой, которая заключается в том, что его можно назвать усеченным, или составом создания опасности.

2. Объективная сторона характеризуется деянием в форме угрозы, т.е. высказывания в устной или письменной форме, в телефонном разговоре, по почте или через другие средства массовой информации. Угроза должна быть адресована потерпевшему, но может быть передана ему через третьих лиц. Одно из главных условий — угроза должна быть доведена до потерпевшего. Но не все угрозы могут быть признаны деянием с точки зрения данного состава. Очень важно, чтобы угроза была реальной и действительной, а не мнимой. Реальность как раз и означает, что имелись все основания опасаться ее осуществления. О реальности угрозы могут свидетельствовать демонстрация оружия перед потерпевшим, жесты устрашающего воздействия и т.п., хотя следует сказать о том, что реальность — понятие оценочное.

Определяющее значение имеет субъективное восприятие реальности угрозы потерпевшим, но и умысел виновного должен охватывать то, что он реально угрожает убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и может привести угрозу в исполнение немедленно. При этом умысел виновного может быть только прямым. Мотив и цель не влияют на квалификацию, но могут быть учтены при назначении наказания. В ряде случаев угроза является способом совершения других преступлений и рассматривается в качестве специальной нормы по отношению к ст. 119.

3. Субъект преступления — физическое лицо, вменяемое, достигшее возраста 16 лет.

4. Квалифицирующий признак отражает новеллу законодательства по противодействию экстремизму (см. комментарий к ст. 63 УК).

 

Статья 120. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

Комментарий к статье 120

 

1. Основным нормативным актом, регулирующим порядок трансплантации органов и тканей человека, является Закон РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека». В соответствии с этим Законом изъятие органов или тканей у живого донора возможно только с его согласия и на основе медицинских показаний. В связи с этим объективная сторона состава преступления представлена деянием в форме принуждения, совершаемого указанными в законе способами. Под принуждением необходимо понимать неправомерное воздействие на потерпевшего с целью добиться от него согласия на донорство. Выделенные законодателем способы весьма опасны: насилие либо угроза его применения (о содержании угрозы см. комментарий к ст. 119). Полагаем, что под насилием подразумевается физическое насилие с причинением побоев или легкого вреда здоровью, а причинение более опасного вреда здоровью требует квалификации по совокупности.

2. Состав данного преступления формальный. Преступление считается оконченным с началом воздействия на потерпевшего независимо от того, состоялась трансплантация или нет.

3. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла и специальной целью — получение согласия на трансплантацию органов или тканей. Если будет доказан умысел на лишение потерпевшего жизни в целях получения органов или тканей для трансплантации, содеянное надлежит квалифицировать по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК.

4. Субъект преступления — общий, физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

5. Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 120) предусматривает принуждение, совершенное в отношении лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного (см. комментарий к ст. 117). Субъект преступления в последнем случае — специальный. Это физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, от которого зависит потерпевший.

 

Статья 121. Заражение венерической болезнью

Комментарий к статье 121

 

1. Данное преступление является разновидностью причинения вреда путем введения в организм человека инфекций различных видов, болезнетворных вирусов и микробов. Венерические болезни — это инфекционные заболевания, которые чаще всего передаются половым путем, но в ряде случаев не исключен и бытовой способ передачи заболевания (речь идет о таких болезнях, как сифилис, гонорея, хламидиоз и др.). В каждом конкретном случае требуется заключение соответствующего специалиста, а в особо сложных случаях необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы.

2. С объективной стороны преступление характеризуется деянием, причинением вреда в виде заражения венерической болезнью и наличием причинной связи между ними. Способ заражения не имеет значения для квалификации.

3. Субъективная сторона характеризуется виной в форме умысла или неосторожности. Но имеется ряд особенностей. Умысел может быть и прямым, и косвенным, но чаще всего виновный действует с косвенным умыслом, не желая заразить своего партнера, а лишь допуская такие последствия, либо относится к ним безразлично. При неосторожном совершении преступления исключается небрежность. Виновный действует легкомысленно, предвидит наступление вредных последствий в виде заражения венерическим заболеванием, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение.

4. Главным условием ответственности является наличие всех признаков субъекта преступления. Им может быть лишь лицо, достигшее возраста 16 лет и знавшее о наличии у него такой болезни. Знания о болезни, по нашему мнению, должны быть точными, а не предполагаемыми.

5. В качестве квалифицирующих обстоятельств ч. 2 ст. 121 УК предусматривает заражение венерической болезнью двух и более лиц либо несовершеннолетнего. Заражение двух или более лиц может быть совершено как одновременно, так и в разное время.

 

Статья 122. Заражение ВИЧ-инфекцией

Комментарий к статье 122

 

1. Данная статья, по нашему мнению, предусматривает три самостоятельных преступления. Во-первых, это заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122). Во-вторых, речь идет о заражении другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни (ч. ч. 2, 3). В-третьих, ответственность возможна для лица, заразившего другого ВИЧ-инфекцией вследствие халатного отношения к своим профессиональным обязанностям.

2. Криминализацию угрозы заражения вполне можно объяснить повышенной опасностью данного заболевания, которое до настоящего времени неизлечимо и приводит к летальному исходу.

3. С объективной стороны заведомое поставление в опасность заражения означает, что виновный своими действиями создает реальные условия, при которых возникает опасность заражения другого лица ВИЧ-инфекцией. Состав преступления подобного рода в теории уголовного права носит название усеченного и фактически считается оконченным на стадии приготовления. Речь может идти о половом сношении без предохранительных средств, использовании нестерильных медицинских инструментов, одноразовых шприцев для введения наркотических веществ.

4. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 122 УК, характеризуется только прямым умыслом. Тем более что виновный осознает заведомость поставления в опасность заражения другого лица. Мотив и цель не имеют значения для квалификации, но учитываются при назначении наказания.

5. Субъект преступления — общий, физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. В данном случае имеется в виду не только лицо, знавшее о наличии у него ВИЧ-инфекции либо страдающее этим заболеванием, но и любой другой человек, который знает о наличии у субъекта ВИЧ-инфекции и умышленно выполняет опасные действия (делает инъекции одним шприцем от больного другим наркоманам, организует беспорядочные сексуальные контакты и т.п.).

6. По ч. 2 ст. 122 УК состав преступления материальный, оно считается оконченным при заражении потерпевшего ВИЧ-инфекцией и наличии причинной связи между действиями виновного и наступившими последствиями. Субъективная сторона в данном случае характеризуется умышленной и неосторожной формой вины. Но исключается совершение преступления по небрежности. Виновный чаще всего действует с безразличием либо с легкомыслием.

7. Субъект преступления — специальный, физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и знавшее о наличии у него ВИЧ-инфекции.

По ч. 3 ст. 122 УК виновный будет привлечен в том случае, если заразит двух или более лиц либо несовершеннолетнего (см. комментарий к ст. 121 УК).

8. Специальный субъект будет нести ответственность по ч. 4 ст. 122 УК. Речь идет о лице, ненадлежащим образом исполняющем свои профессиональные обязанности и допустившем в связи с этим заражение. Это касается в основном медицинских работников, работников станций переливания крови, которые действуют чаще всего легкомысленно или небрежно (некачественно стерилизуют мединструменты, повторно используют одноразовые шприцы и т.п.).

9. Статья 122 дополнена примечанием, в котором закрепляется основание освобождения от уголовной ответственности. Речь идет о том, что лицо, совершившее деяния, предусмотренные ч. ч. 1 или 2 настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения. При этом следует четко установить, что согласие потерпевшего на совершение действий, создающих опасность заражения либо на влекущих таковое, дано путем свободного волеизъявления.

 

Статья 123. Незаконное производство аборта

Комментарий к статье 123

 

1. По общему правилу абортом признается искусственное прерывание беременности в случаях и в соответствии с процедурой, установленными органами здравоохранения. По действующему законодательству аборт проводится с согласия женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям при сроке беременности до 22 недель, а по медицинским показаниям и при наличии согласия женщины — при любом сроке беременности. Кроме этого, аборт должен проводиться в специальном медицинском учреждении, имеющем соответствующую лицензию.

2. Объект посягательства также имеет свою специфику. Таковым признаются жизнь и здоровье беременной женщины.

3. Объективная сторона преступления состоит в выполнении действий, направленных на изгнание плода из утробы женщины. Способ изгнания не имеет значения для квалификации. Состав преступления в ч. 1 ст. 123 по конструкции является формальным. Момент окончания не зависит от наступления вредных последствий, достаточно совершить действия по изгнанию плода.

4. Особая роль отводится субъекту преступления, который должен быть вменяемым, достигшим возраста 16 лет и не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля. Это означает, что виновный не имеет высшего медицинского образования по гинекологической специальности. Он действует с прямым умыслом, осознавая незаконность своих действий и желая их совершить.

5. Квалифицированный состав преступления (ч. 2 ст. 123 УК) является уже по конструкции материальным и содержит два обстоятельства, относящиеся к последствиям незаконного аборта. Речь идет о незаконном аборте, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. При этом важно установить наличие причинной связи между действиями виновного и наступившими последствиями. Субъективная сторона в данном случае имеет сложную конструкцию: действия виновного по изгнанию плода совершаются умышленно, но при этом он по легкомыслию или по небрежности допускает указанные в законе последствия. Это преступление с так называемой двойной формой вины.

6. Если виновный действует умышленно и вопреки желанию беременной женщины, то его действия следует квалифицировать по статьям о причинении вреда здоровью (ст. ст. 111, 112 и др.)

 

Статья 124. Неоказание помощи больному

Комментарий к статье 124

 

1. В соответствии с законодательством при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях, сердечных приступах и т.п.), гражданам должна оказываться скорая медицинская помощь. Она осуществляется безотлагательно лечебными учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности, а также медицинскими работниками согласно закону или специальному правилу. В ряде случаев такая помощь не оказывается без уважительных причин. Исходя из смысла статьи, диспозиция является бланкетной, требующей изучения иных нормативных документов и инструкций. Чаще всего это касается скорой медицинской помощи, врачи и фельдшеры которой обязаны оказывать населению первую медицинскую помощь.

2. Объект преступления обладает определенной спецификой. Это жизнь и здоровье больного человека.

3. Объективная сторона характеризуется тремя обязательными признаками: деянием в форме бездействия, т.е. невыполнением действий, которые возложены на виновного законом или специальным правилом (неявка врача к больному по вызову, отказ принять больного в поликлинике, отказ сделать искусственное дыхание, экстренную операцию), последствиями в виде вреда средней тяжести, которые причинены здоровью больного, и обязательно наличием причинной связи между бездействием и причиненным вредом.

Не будет считаться преступным бездействие лица при наличии особых уважительных обстоятельств (крайняя необходимость, непреодолимая сила, военные действия, некомпетентность врача, отсутствие необходимых медикаментов и т.п.). В каждом конкретном случае вопрос с этим решается с учетом всех объективных и субъективных факторов.

4. Субъективная сторона характеризуется двойной формой вины. Вина в форме прямого умысла к факту неоказания помощи больному и в форме легкомыслия или небрежности к причинению вреда здоровью.

5. Субъект преступления — специальный, физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и обязанное оказывать больному медицинскую помощь.

6. В ч. 2 ст. 124 УК ответственность предусмотрена за преступное бездействие, повлекшее по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью. Деяние совершается умышленно. Если будет установлено, что виновный действовал без умысла, то причинение вреда не может квалифицироваться по указанной статье, а в определенных случаях речь может идти об ответственности по ст. ст. 109 или 118 УК.

 

Статья 125. Оставление в опасности

Комментарий к статье 125

 

1. Объективная сторона оставления в опасности характеризуется бездействием, т.е. невыполнением без уважительной причины действий по оказанию помощи другому человеку в случае имеющейся возможности и обязанности ее оказывать. Бездействие также наказуемо в том случае, когда виновный сам поставил потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. Состав по конструкции формальный, для ответственности достаточно лишь самого оставления в опасности.

2. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла, при этом виновный осознает, что его действия отличаются заведомостью, т.е. он осознает опасность оставления указанных в законе лиц без помощи и желает поступить таким образом. При этом умысел виновного должен охватывать имеющуюся возможность оказания помощи и обязанность заботиться о потерпевшем либо факт постановки такого лица в опасное состояние. Виновный заведомо знает, что потерпевший является малолетним либо больным, пожилым или находится в беспомощном состоянии.

3. Субъект преступления специальный — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, обязанное заботиться о потерпевшем либо поставившее его в такое опасное состояние. В связи с декриминализацией преступления, предусмотренного ст. 265 УК, заведомое оставление водителем без помощи потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии, должно квалифицироваться по ст. 125 УК.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code