Глава 5. ВИНА


 Статья 24. Формы вины

Комментарий к статье 24

1. В УК не содержится законодательного определения вины как основной формы психического отношения лица к совершенному им деянию. В уголовно-правовой науке рассматриваются две основные теории вины: 1) оценочная (нормативная, этическая), когда вина лица за совершенное деяние сводится к оценочной (социальной, нравственной, политической) характеристике, формулируемой судом; 2) психологическая, согласно которой вина представляет собой субъективное (внутреннее, психическое) отношение лица к своим общественно опасным и противоправным действиям или бездействию и их общественно опасным последствиям. В соответствии с принципом вины (см. комментарий к ст. 5 УК) лицо подлежит уголовной ответственности только за совершение тех общественно опасных действий и их вредные последствия, в отношении которых установлена его вина. Границы и условия применения принципа вины определяются во многих нормах Общей и Особенной частей.

2. Российская наука и практика в большей степени склонны к психологическому пониманию вины. В этой связи вина рассматривается как психологическая категория, свободная от влияния политических, социальных и нравственных оценок, чреватых тяготением к объективному вменению. Каждое общественно опасное и противоправное действие (бездействие) вменяемого человека считается волевым и сознательным. Всякое волевое и сознательное деяние мотивированно и целенаправленно, т.е. совершается по определенному мотиву и для достижения конкретных целей.

3. По содержанию комментируемой статьи вина представляет собой родовое понятие двух ее форм — умысла и неосторожности и четырех видов — прямого умысла, косвенного умысла, легкомыслия, небрежности. Вина включена в основание уголовной ответственности как обязательная подсистема таковой (см. комментарий к ст. 8 УК). Невиновное причинение вреда в уголовном праве называется «случай» или «казус».

4. Мотивация и преследуемые субъектом цели раскрывают то, ради чего он в ущерб интересам других лиц, общества и государства совершает общественно опасное и уголовно наказуемое деяние. Через мотивы и цели открывается психологическая суть внутреннего отношения виновного к деянию. От их точного установления зависит практическая реализация принципа вины.

5. В зависимости от степени осознания лицом совершаемых им действий (бездействия) и наступивших при этом преступных последствий, сопровождаемых мотивами и целями, могут быть различными формы его вины. Причинение тяжкого вреда здоровью в результате применения лицом оружия (холодного, огнестрельного, предметов, используемых в качестве оружия) в зависимости от преследуемых им мотивов и целей может быть как умышленным, так и неосторожным, а иногда и невиновным.

Курганским областным судом 6 декабря 2002 г. Ч. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. Он признан виновным в том, что 1 июля 2002 г. в г. Долматово Курганской области покушался на причинение смерти П. и К. из личной неприязни. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 февраля 2003 г. приговор изменила, переквалифицировала действия осужденного с ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК на п. «б» ч. 3 ст. 111 УК, указав на то, что суд при вынесении приговора не учел отношение виновного к содеянному и направленность его умысла, а оценил лишь наступившие последствия — причинение тяжкого вреда здоровью, нанесение ранений потерпевшим ножом в течение незначительного промежутка времени. В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. На отсутствие у лица намерений на совершение убийства в процессе нанесения ножевых ранений указывает тот факт, что он не имел препятствий (если бы он имел намерение убить потерпевших) довести свой умысел до конца. Однако он не только не предпринял никаких действий, но, напротив, сам убежал с места происшествия. По делу установлено, что Ч. действовал не с прямым, а с косвенным умыслом, он должен нести ответственность не за те последствия, которые могли наступить, а за те, которые реально наступили, т.е. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшим (см.: БВС РФ. 2004. N 4).

6. Субъективное (внутреннее, психическое) отношение лица к совершаемому им общественно опасному и уголовно-противоправному деянию закон ограничивает двумя формами: умыслом и неосторожностью, для которых вина в целом является родовым понятием. Наличие в законе четко разработанных форм вины не допускает возможности расширительного и произвольного толкования субъективного отношения лица к совершенному им деянию. Законодательное ограничение вины двумя ее формами (умысел и неосторожность) создает правовые гарантии для исключения объективного вменения. В этой связи любая фактическая (объективно), но невиновная причастность (субъективно) лица к происшедшему событию, даже при наличии наступивших последствий, не может рассматриваться как факт совершения преступления и служить основанием для привлечения к уголовной ответственности. Принцип виновного, субъективного вменения исключает объективное вменение, т.е. наступление уголовной ответственности лишь за происшедшее событие, внешне похожее на преступление, но в совершении которого отсутствует виновность лица.

7. Согласно ст. 24 УК виновным в совершении преступления может быть признано только то лицо, которое совершило общественно опасное и уголовно-противоправное деяние умышленно или неосторожно (см.: Обзор кассационной практики СК по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2002 г. (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 декабря 2003 г.) // БВС РФ. 2003. N 8).

8. Действующий УК существенно сужает возможность привлечения к уголовной ответственности за неосторожное поведение. Часть 2 ст. 24 устанавливает правило, согласно которому деяние, совершенное по неосторожности, наказуемо только в случаях, специально предусмотренных в Особенной части, т.е. когда в соответствующей статье УК прямо указывается на неосторожную вину. Нормы, в которых нет указания на неосторожную форму вины, на наш взгляд, предусматривают наказуемость лишь при умышленном совершении деяния. Хотя в науке уголовного права есть мнение о том, что при отсутствии указания в статье Особенной части УК на неосторожность вина может быть как умышленной, так и неосторожной. Как представляется, в этой части статья нуждается в более точной редакции.

 

Статья 25. Преступление, совершенное умышленно

Комментарий к статье 25

 

1. Комментируемая статья содержит теоретические положения уголовного права о делении умысла на два вида: прямой и косвенный.

Прямой умысел содержит три взаимосвязанных признака: 1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия); 2) предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий; 3) желание их наступления.

Косвенный умысел состоит из трех признаков: 1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия); 2) предвидение возможности наступления общественно опасных последствий; 3) нежелание, но сознательное допущение этих последствий либо безразличное к ним отношение. Вместе с тем речь в этом случае идет о так называемом материальном составе преступления, которое в соответствии с законодательной конструкцией считается оконченным при наступлении указанных в законе последствий. Для более точного уяснения сущности умышленных преступлений с формальным составом следовало бы законодательно закрепить и содержание их умысла, учитывая, что момент окончания подобных преступлений связан с совершением действий.

2. Общим признаком обоих видов умысла является осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия).

Общественная опасность деяния — объективный или материальный признак преступления, в основе которого лежат криминализация деяний, категоризация преступлений по тяжести, назначения наказания и т.д.

Применительно к умышленной вине конкретных лиц общественная опасность означает осознание лицом в общих чертах, что совершаемое им действие (бездействие) причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам.

3. В законодательном определении прямого умысла раскрываются признаки умышленной формы вины:

1) осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия);

2) предвидение неизбежности или возможности наступления общественно опасных последствий;

3) желание их наступления.

Первые два признака характеризуют содержание психического состояния субъекта в момент совершения преступления и составляют интеллектуальный элемент прямого умысла.

Третий признак, заключающийся в желании наступления преступных последствий, относится к волевому элементу прямого умысла.

Прямой умысел сопряжен с осознанием лицом общественной опасности своего действия (бездействия), пониманием фактической и социальной вредоносности своего деяния.

4. В некоторых случаях законодатель признает деяния умышленными лишь при осознании лицом их противоправности. Это относится к преступлениям со специальным субъектом, когда на лицо возложена обязанность по выполнению каких-либо правил, предписаний.

Вторым обязательным признаком интеллектуального момента прямого умысла является предвидение субъектом возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий совершаемого им деяния.

Предвидение есть мысленное представление лица о результатах совершаемого им действия или бездействия, при котором виновный понимает, какой конкретный вред наступит. При этом он осознает общественно опасный характер совершаемого, понимает степень вредности для правоохраняемых интересов, в том числе неизбежность или возможность реального наступления таких последствий. Предвидением охватывается общий характер причинно-следственной связи между деянием и последствиями.

Согласно законодательному определению прямого умысла предвидение последствий может быть двояким: виновный предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий.

Наиболее характерным и встречающимся чаще других является предвидение лицом неизбежности наступления последствий, при котором субъект убежден в реальности их наступления и делает все для достижения задуманного результата.

Вторым элементом прямого умысла является волевой момент, характеризующийся наличием у лица желания наступления общественно опасных последствий. Под желанием понимается стремление к конкретному результату, что предполагает сознательную и целенаправленную деятельность субъекта. «Кроме сознания, умысел заключает в себе и другой элемент, хотение, направление нашей воли к практической реализации, представляющийся не менее, если даже не более важным. Всякая виновность есть виновность воли» (Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 1. М.: Наука, 1994. С. 238).

Содержание прямого умысла охватывает и иные обстоятельства, которые могут являться основными признаками состава, а могут быть и факультативными (способ, место, обстановка совершения преступления).

5. Косвенный и прямой умысел по интеллектуальному элементу не имеют существенных отличий. Отличие следует проводить по волевому элементу. При прямом умысле воля субъекта выражена в желании наступления общественно опасных последствий. При косвенном умысле виновный сознательно допускает их наступление либо относится к ним безразлично. Отсутствие желания наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле указывает на то, что они не являются целью преступления. Субъект причиняет вред общественным отношениям, не думая о последствиях совершаемого деяния, несмотря на то, что вероятность их причинения весьма реальна.

6. В формальных составах виновный осознает опасность и противоправность своих действий и желает их совершить. Таким образом, подобные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. В этом случае возможные последствия (моральные, физические страдания лица, материальный ущерб и т.п.) не имеют значения, поскольку они не предусмотрены законом в качестве обязательных признаков и потому находятся за пределами конкретного состава преступления.

7. Деление умысла на прямой и косвенный имеет большое практическое значение. Во-первых, оно учитывается при квалификации преступлений, когда, например, речь идет о правовой оценке неоконченной преступной деятельности, о соучастии и т.д. Приготовление к преступлению и покушение на преступление могут быть совершены только с прямым умыслом, так как действия виновного в этом случае целенаправленные и мотивированные, при которых косвенный умысел невозможен. Во-вторых, тщательное установление у лица осознания общественной опасности совершаемого им деяния позволяет определить степень его криминальной направленности. В-третьих, наличие прямого либо косвенного умысла влияет на индивидуализацию ответственности и назначение наказания, поскольку характеризует степень вины, характер и содержание общественной опасности, личность виновного. Лицо, совершившее преступление с прямым умыслом, обладает более высокой степенью общественной опасности, имея повышенную активность в волевом достижении преступных целей, а при косвенном умысле воля субъекта по отношению к последствиям менее активна. В-четвертых, определение границы между умышленным и неосторожным преступлением (косвенный умысел и преступное легкомыслие) находится в точном установлении интеллектуального и волевого моментов.

8. В теории уголовного права выделяются и иные виды умысла, которые не составляют самостоятельной формы вины, основаны на учении об особенностях психического отношения виновного при совершении умышленных преступлений и чаще всего определяются целями и мотивами действий виновного. Учитывая момент формирования у субъекта преступного намерения, в теории принято подразделять умысел на заранее обдуманный и внезапно возникший. Заранее обдуманный умысел формируется лицом заблаговременно до начала совершения им преступления и реализуется через определенное время. Наличие заранее обдуманного умысла указывает на более высокую степень вины, свидетельствует о стойкости антиобщественной позиции. Внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых по внезапному побуждению, под воздействием конкретной ситуации, в условиях, способствующих совершению преступления. Его разновидностью является аффектированный умысел, реализуемый в состоянии сильного душевного волнения, исключающий возможность обдумывания своих действий. Уголовно-правовое значение данный умысел имеет в том случае, если его возникновение спровоцировано, например, неправомерными действиями потерпевшего, наличием психотравмирующей ситуации, вызвавшей у субъекта сильное эмоциональное волнение, ослабившее контроль за волевыми действиями. Наличие аффектированного умысла учтено законодателем, и некоторые составы преступлений (убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК) и причинение тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью в таком же состоянии (ст. 113 УК)) отнесены к числу составов, смягчающих ответственность (привилегированные составы).

В зависимости от направленности и степени представлений субъекта о фактических и социально значимых свойствах совершаемого деяния, преступных последствий умысел подразделяется на конкретизированный и неконкретизированный.

Конкретизированный умысел характеризует психическое состояние виновного, указывает на тот преступный результат и наступление конкретных общественно опасных последствий, которые ожидает субъект. Умысел в таких случаях является четким, лицо представляет конкретный результат и активно стремится к его достижению. Разновидностью конкретизированного умысла является умысел альтернативный, при котором субъект допускает возможность причинения вреда в виде двух или более общественно опасных последствий.

Неконкретизированный умысел выражен тем, что у субъекта имеется наиболее общее представление о преступных последствиях, которые в общей форме предвидятся виновным. При этом размер причиненного вреда не конкретизирован. Ответственность при этом наступает за фактически наступившие последствия.

 

Статья 26. Преступление, совершенное по неосторожности

Комментарий к статье 26

 

1. Внутреннее отношение субъекта к наступившим последствиям составляет неосторожную вину в двух ее основных видах: легкомыслии и небрежности. Неосторожные преступления являются менее опасными в сравнении с умышленными, хотя их количество неуклонно растет, особенно это касается области экологии и сферы охраны труда.

2. В качестве самостоятельной формы вины неосторожность впервые была сконструирована в средневековой итальянской доктрине, что явилось следствием деления понятия непрямого умысла. При этом психическое состояние лица выражено тем, что оно не предвидело хотя должно было и могло предвидеть возможность наступления вредных последствий своего деяния.

3. Законодательное закрепление неосторожности в самостоятельную форму вины в определенной мере является подтверждением прогресса науки, дальнейшим усилением принципа субъективного вменения. При этом неосторожное причинение вреда охраняемым законом интересам не может исключать ответственность и влечет применение мер уголовного наказания.

4. Преступное легкомыслие характеризуется тем, что виновный предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий.

Интеллектуальный элемент легкомыслия характеризуется тем, что лицо предвидит абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий. Законодатель не включил в интеллектуальный элемент легкомыслия психическое отношение субъекта к действию (бездействию), и потому данный факт не имеет уголовно-правового значения. При данной форме вины достаточно, чтобы виновный лишь осознавал сам факт и обстоятельства совершенного им деяния. Общественно опасный характер такого поведения проявляется только при наступлении конкретных последствий, за которые и установлена уголовная ответственность. Факт осознания лицом допущенного нарушения закона оказывает лишь влияние на индивидуализацию наказания.

Легкомыслие имеет определенное сходство с умыслом, при котором виновный предвидит не абстрактную, а реальную возможность наступления общественно опасных последствий. При легкомыслии эта возможность носит абстрактный характер, виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащей концентрации психических сил мог бы осознать это (преувеличивает свои возможности, неправильно оценивает обстановку и ошибается). Элемент легкомыслия состоит в самонадеянном расчете на предотвращение вредных последствий своего поведения.

Различие умысла и легкомыслия возможно только по волевому критерию. При преступном легкомыслии субъект надеется предотвратить наступление вредных последствий, но его расчеты самонадеянны, недостаточно обоснованны. Предвидение вредных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при умысле меньшей степенью определенности. Ошибки при разграничении умысла и в первую очередь косвенного умысла от легкомыслия часто приводят к неправильной квалификации преступления.

5. Вторым видом неосторожной вины является небрежность, при которой субъект не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть. Небрежность как форма вины характеризуется: 1) отсутствием предвидения общественно опасных последствий; 2) обязанностью предвидения таких последствий; 3) субъективной возможностью их предвидения.

Небрежность и легкомыслие являются двумя видами одной формы вины — неосторожности и, несмотря на различие в формулировках, имеют общие черты. Это сходство заключается прежде всего в единых социальных причинах, заложенных в личности, — невнимательность, пренебрежение к общественным правилам, легкомысленное отношение к исполняемым обязанностям. Небрежность отличается от самонадеянности отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий. Ответственность за причинение вреда по небрежности предусмотрена за то, что лицо, обладая реальной возможностью предвидеть общественно опасные последствия своего деяния, неправильно оценивает свои действия (бездействие) и их возможные результаты по причине невнимательности.

6. Вопрос о выделении в неосторожности интеллектуального и волевого элементов является дискуссионным. К интеллектуальному элементу небрежности относится отсутствие у лица предвидения наступления общественно опасных последствий. Волевой элемент небрежности выражен волевым характером совершаемого виновным действия или бездействия. Характеризуется это тем, что с его стороны отсутствует волевое поведение, направленное на предотвращение общественно опасных последствий своих действий. Определяя небрежность, закон содержит требование о том, что субъект должен и может предвидеть последствия своих действий (бездействия).

7. Долженствование теорией уголовного права и судебной практикой относится к объективному критерию преступной небрежности, а возможность предвидения субъектом наступления последствий — к субъективному критерию. Объективный критерий небрежности носит нормативный характер, поскольку означает наличие у лица обязанности предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Возложение на лицо обязанности должно проистекать из требований закона, иных нормативных актов, в том числе зависеть от должностного статуса и выполняемых им профессиональных функций. Фактическое отсутствие у лица обязанности предвидеть возможный результат своего поведения исключает его ответственность за фактически наступивший вред.

8. Для обоснования ответственности факт возложения тех или иных обязанностей на конкретное лицо, совершившее определенное деяние, является недостаточным. Для этого необходимо установить, была ли у этого лица реальная возможность предвидеть наступившие последствия. Важно установить субъективный критерий небрежности, который, в отличие от объективного критерия, для которого характерно наличие нормативного, должного поведения лица, характеризуется способностью лица предвидеть преступный результат своего деяния. Вместе с тем возможность предвидения зависит от ряда факторов, имеющих важное значение: обстановка, в которой было совершено преступление, должна создавать лицу объективную возможность предвидения последствий; по своим индивидуальным качествам (образование, профессиональные навыки, жизненный опыт, физические и психические особенности и т.п.) лицо должно иметь возможность правильно оценивать происходящее и предвидеть возможность ее негативного развития. Если установлены такие обстоятельства, которые с учетом ситуации и личности создали невозможность предвидения последствий, то лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за произошедшее, хотя оно и было участником этого события.

9. Для правильной квалификации совершенного деяния необходимо устанавливать объективные и субъективные критерии, отсутствие одного из которых создает условия для нарушения закона. Игнорирование субъективного критерия небрежности нарушает принцип вины, согласно которому (ч. 2 ст. 5 УК) объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Объективный критерий служит для того, чтобы выяснить, каким образом должен или был обязан вести себя субъект в конкретном случае, мог ли виновный предвидеть вредные последствия своего поведения.

10. Небрежность следует отличать от случая, или казуса, под которыми понимается невозможность лица предвидеть вред, причиненный деянием, и оно не должно было или не могло предвидеть его наступление (отсутствуют субъективный и объективный критерии небрежности, оба вместе или хотя бы один).

 

Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

Комментарий к статье 27

 

1. Любое деяние, которое содержит признаки состава преступления, содержит ту или иную форму вины, т.е. совершается умышленно или по неосторожности. Наряду с этим в Особенной части УК имеются такие сложные составы преступления, которые включают не одно, а два последствия (см. ч. 4 ст. 111 УК). Психическое отношение лица к данным последствиям бывает различным. В некоторых случаях весьма сложно доказать умысел виновного по отношению к отдаленным последствиям. Хотя вопрос о том, что лицо могло и должно было такие последствия предвидеть, ни у кого сомнений не вызывает. В связи с этим в науке уголовного права было предложено некоторые составы преступлений формулировать с так называемой двойной, или смешанной, формой вины.

2. В судебно-следственной практике встречаются ситуации, когда одно и то же деяние влекло два последствия. При этом субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины в отношении совершенных лицом действий, а к наступившим последствиям виновный относится по неосторожности. К такого рода преступлениям относятся деяния, предусмотренные ч. 3 ст. 123 УК, ч. 3 ст. 126 УК, ч. 3 ст. 127 УК, ч. 2 ст. 128 УК, п. «а» ч. 4 ст. 131 УК, п. «а» ч. 4 ст. 132 УК, ч. 2 ст. 143 УК, ч. 2 ст. 167 УК, ч. 2 ст. 205 УК и др. Например, умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть лица (ч. 4 ст. 111 УК), характеризуется тем, что преступный вред охватывается умыслом, поскольку лицо осознает общественную опасность своего действия, предвидит причинение вреда здоровью. Одновременно у лица, возможно, отсутствует желание и сознательное допущение смерти. Тем не менее он мог и должен был предвидеть наступление отдаленного преступного результата, т.е. более серьезных последствий. В подобном случае в целом умышленное действие влечет два последствия, психическое отношение к которым у виновного неодинаково: в отношении вреда здоровью — умышленное, в отношении смерти — неосторожное. Подобное сочетание двух форм вины при совершении одного преступного деяния и следует рассматривать преступлением с двумя формами вины.

3. Действие положений ст. 27 УК распространяется на случаи, связанные с преступлением, содержащим элементы неосторожной вины в отношении последствий как в виде легкомыслия, так и в виде небрежности. Сочетание в этих случаях двух форм вины в одном преступлении не превращает такие преступления в умышленно-неосторожные, такие преступления отнесены законодателем к числу умышленных. Преступления с двумя формами вины недопустимо смешивать с неосторожными преступлениями, имеющими одно последствие и одну неосторожную форму вины.

4. Наличие в Кодексе статей о преступлениях с двумя формами вины имеет значение для правильной квалификации общественно опасных деяний, поскольку позволяет разграничивать умышленные и неосторожные преступления и не допускать объективного вменения.

 

Статья 28. Невиновное причинение вреда

Комментарий к статье 28

 

1. Невиновное причинение вреда, именуемое в теории и судебной практике случаем, или казусом, означает, что лицо не осознавало общественной опасности и противоправности своего поведения, не желало и не допускало причинение вреда, не должно было и не могло предвидеть наступление общественно опасных последствий и предотвратить их.

Казус главным образом граничит с преступной небрежностью, и оценка правоприменительных органов происходит в рамках формулы: мог и должен был либо не мог и не должен был предвидеть опасные последствия.

2. В силу ст. 28 УК невиновное причинение вреда может проявиться в двух видах.

В ч. 1 комментируемой статьи формулируются основные признаки отсутствия интеллектуального момента (осознания и предвидения) у лица, объективно совершившего общественно опасные или иные действия (бездействие), в результате которых наступили общественно опасные последствия. Законодатель в ч. 1 ст. 28 УК установил четыре возможных варианта невиновного причинения вреда: 1) лицо не осознавало общественной опасности своего деяния и по обстоятельствам дела не могло ее осознавать; 2) лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть; 3) лицо не предвидело возможности наступления таких последствий, не могло их предвидеть, хотя и должно было; 4) лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, однако могло их предвидеть, хотя и не должно было этого делать.

3. Отсутствие у лица осознания общественной опасности деяния и непредвидение им возможности наступления общественно опасных последствий главным образом связаны с личностными свойствами субъекта, его возрастом, опытом, образованием, квалификацией, психическим состоянием и т.д. Когда лицо по обстоятельствам дела не должно было и не могло предвидеть наступление общественно опасных последствий, то на первое место выходят объективные возможности субъекта, включая его служебные, профессиональные и иные функциональные обязанности. Совокупность субъективных и объективных «невозможностей» осознания и предвидения и дает основания признать действия (бездействие) лица, повлекшие общественно опасные последствия, невиновными.

4. Второй вид невиновного причинения вреда предусмотрен в ч. 2 ст. 28 УК. Он имеет место быть в случаях, когда лицо, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психических перегрузок. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий сближает случаи, предусмотренные ч. 2 ст. 28 УК, с преступным легкомыслием. Однако в отличие от легкомыслия законодатель предусматривает такие признаки, которые исключают как указанный вид неосторожной вины, так и вину в целом.

5. Для того чтобы признать причинение вреда подпадающим под признаки ч. 2 ст. 28 УК и поэтому не влекущим уголовной ответственности, необходимо установить наличие экстремальных условий, которые сопутствовали наступлению опасных последствий или были связаны с нервно-психическими перегрузками причинителя. Под экстремальными условиями понимаются обстоятельства крайние, необычные по трудности и сложности. Объективного уровня нервно-психических перегрузок для всех людей не существует. Он может быть определен лишь для конкретного человека, находящегося в конкретных условиях. В статье речь идет о запредельных нервно-психических перегрузках для конкретного лица.

6. Несоответствие психофизиологических качеств лица требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам означает то, что лицо, имеющее необходимые профессиональные навыки, знания, опыт, состояние здоровья, допуск к таким видам работ и т.д., при всем напряжении своих субъективных возможностей и профессиональной грамотности действий не могло предупредить наступление общественно опасных последствий. В этом случае оно в соответствии с принципом субъективного вменения является невиновным и не может нести ответственность ни за создание опасной ситуации, ни за вредные последствия, наступление которых оно предвидело, но не смогло предотвратить.

Любые отступления от заданных законом условий (субъект не имел прав, допуска, лицензии и т.д. заниматься данным видом деятельности, умышленно или неосторожно создал опасную ситуацию, неправильно действовал при предотвращении последствий и т.д.) при всех прочих условиях, схожих с теми, которые описаны в ч. 2 ст. 28 УК, не исключают уголовной ответственности.

7. Для признания человека, причинившего вред, невиновным достаточно наличия одного из рассмотренных объективных признаков, при условии, что имеется и признак субъективный, заключающийся в определенных психофизиологических качествах конкретного лица, оказавшегося в подобной обстановке.

При обычном состоянии психофизиологические качества человека позволяют ему самому принимать решения и определять варианты поведения. При наличии психических расстройств, определяющих психофизиологические отклонения, возникает вопрос о признании такого лица невменяемым, что также влечет освобождение от уголовной ответственности за причиненный вред, но по иным основаниям.

8. Невиновное причинение вреда исключается в случаях, когда лицо добровольно приводит себя в определенное состояние, употребляя алкоголь, наркотики, или скрывает свое психофизиологическое состояние, представляя подложные справки о состоянии здоровья при поступлении на конкретную работу.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code