Глава 2. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ И В ПРОСТРАНСТВЕ

 Статья 9. Действие уголовного закона во времени

Комментарий к статье 9 УК РФ

1. Любой уголовный закон действует во времени и в определенном пространстве. Установление действующего закона на момент совершения преступления — исходный пункт процесса его применения к лицу, совершившему деяние.

Действующим признается уголовный закон, вступивший в силу и не отмененный на момент совершения преступления другим законом. В связи с этим определение времени совершения преступления приобретает важное нормативное и практическое значение.

Сам процесс совершения преступления, охватывающий определенный период от момента совершения действия (бездействия) до момента наступления в результате этого общественно опасных последствий, нередко бывает растянут во времени. Что считать в этих условиях временем совершения преступления — момент учинения самого действия или следующий за ним с большим или меньшим промежутком момент наступления последствий, — вопрос, непосредственно связанный с применением того или иного уголовного закона, если во время совершения преступных действий действовал один закон, а к моменту наступления последствий он был отменен и заменен другим уголовно-правовым актом. Часть 2 ст. 9 УК четко разрешает эту коллизионную ситуацию, устанавливая, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Это значит, что если последние и наступили спустя несколько недель или месяцев уже во время действия вновь принятого закона, применению подлежит акт, действовавший в момент совершения самого действия (бездействия).

Уголовный закон признается действующим, если он принят, подписан Президентом и опубликован в установленном порядке.

Эта важная процедура установлена Конституцией Российской Федерации. В частности, п. «д» ст. 84 устанавливает, что Президент Российской Федерации подписывает и обнародует федеральные законы, к числу которых относятся и уголовные, а ст. ст. 107 и 108 Конституции РФ регламентирует, что принятые Федеральным Собранием федеральные конституционные законы и федеральные законы подписываются и обнародуются Президентом в течение 14 дней. Пункт 3 ст. 15 Конституции РФ устанавливает: «Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Основные же положения процедуры опубликования и вступления закона в силу предусмотрены Федеральным законом «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

2. В соответствии с указанным правовым актом принятые Федеральным Собранием и подписанные Президентом РФ законы должны быть в течение 10 дней официально опубликованы в изданиях — «Российская газета», «Парламентская газета» и Собрание законодательства Российской Федерации. Официальным опубликованием считается публикация их текстов в названных источниках. Федеральный закон, если в нем не оговорен иной порядок, вступает в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 7 дней после дня его первого официального опубликования, т.е. с 00 часов следующего, восьмого, дня.

Возможен и другой порядок вступления уголовного закона в силу, когда в его тексте или в специально принятом законодательным органом постановлении указывается конкретная дата вступления закона в силу. Характерным примером в этом отношении является действующий Уголовный кодекс Российской Федерации. Он был принят Государственной Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации Федерального Собрания 5 июня 1996 г., подписан Президентом Российской Федерации 13 июня 1996 г., а введен в действие Федеральным законом «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» с 1 января 1997 г. Столь относительно большой период между днями принятия УК РФ и вступления его в силу объясняется необходимостью ознакомления с его текстом граждан и детального изучения содержащихся в нем положений работниками органов, наделенных правом применения уголовного закона. Для ознакомления, изучения и осмысливания столь объемного кодифицированного правового акта шесть месяцев — срок, минимально необходимый.

3. Законодательной практике известны различные способы прекращения действия уголовного закона. Среди них можно назвать: а) отмену закона; б) замену его другим законом; в) утрату законом своей силы ввиду истечения срока его действия; г) в силу отпадения обстоятельств (например, состояния войны), в связи с которыми он был принят. В настоящее время основной способ — это принятие Государственной Думой специального акта, признающего тот или иной закон утратившим силу в связи с принятием нового закона. Естественно, что уголовный закон утрачивает силу ввиду декриминализации законодателем деяния, ответственность за которое он ранее предусматривал.

4. Актуальным для уголовного права является и вопрос о порядке опубликования и вступления в силу подзаконных нормативных актов, хотя они сами по себе и не могут устанавливать преступность и наказуемость деяния (см. комментарий к ст. 1 УК). Значимость указанного вопроса для правоприменительного процесса на началах неукоснительного соблюдения и осуществления принципа законности, безусловного следования требованиям ст. 8 УК об основании уголовной ответственности определяется тем, что диспозиции около одной трети норм Особенной части Уголовного кодекса (более 30%) по своему типу являются бланкетными и включают в себя признаки составов преступлений, регламентируемые нормами других отраслей права, а чаще всего подзаконными нормативными актами, например, правилами охраны труда, правилами дорожного движения, правилами безопасности при ведении горных, строительных и иных работ, правилами безопасности на объектах атомной энергетики и т.д. и т.п. Достаточно сказать, что все без исключения природоохранительные уголовно-правовые нормы (гл. 26 «Экологические преступления» УК) оснащены бланкетными диспозициями. При этом признаки, регламентируемые подзаконными правовыми актами, будучи включенными в бланкетную основу статей УК РФ, приобретают уголовно-правовой характер и их наличие или отсутствие имеет решающее значение при решении вопроса об основании уголовной ответственности гражданина.

Так как бланкетные признаки органически входят в содержание соответствующих составов преступлений при применении норм, их предусматривающих, неизбежно возникает необходимость установления трех обстоятельств. Во-первых, вступил ли в силу подзаконный нормативный акт. Во-вторых, не подвергался ли он изменениям или не был ли заменен (отменен) другим актом. В-третьих, если он был отменен, заменен, дополнен, то какое это оказывает влияние на наличие или отсутствие признаков состава преступления. В правоприменительной деятельности эти вопросы разрешаются на основании учета положений Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» (ред. от 17.11.2011) (Российская газета. 1996. 28 мая).

Указ устанавливает, что акты Президента и Правительства РФ подлежат обязательному официальному опубликованию, кроме актов или отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера. Подзаконные нормативные акты Президента РФ официально публикуются в «Российской газете», «Парламентской газете» и Собрании законодательства Российской Федерации в течение 10 дней после дня их подписания. Официальными являются также тексты актов Президента РФ, распространяемые в машиночитаемом виде научно-техническим центром правовой информации «Система». Поскольку акты Президента в соответствии с Указом от 23 мая 1996 г. в отдельных случаях могут быть разосланы государственным органам, органам местного самоуправления, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям, а также переданы по каналам связи без их официального опубликования, надо признать, что такие нормативные документы не могут носить уголовно-правового характера, так как иное решение противоречило бы п. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации, которая устанавливает, что «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Положения же, регламентированные такими актами, непосредственно включены в диспозицию уголовного закона в качестве признака состава преступления и, следовательно, входят в содержание самого закона.

Акты Президента РФ и Правительства РФ, имеющие в указанном смысле уголовно-правовое значение, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 7 дней после дня их первого официального опубликования (ст. ст. 5 и 6 Указа).

Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти (министерств, комитетов, служб, иных ведомств), затрагивающие права, свободы и обязанности граждан и прошедшие государственную регистрацию в Министерстве юстиции РФ, тоже подлежат обязательному официальному опубликованию в газете «Российские вести» и в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти издательства «Юридическая литература» или центра правовой информации «Система». Для применения уголовного закона очень важно содержащееся в п. 10 Указа от 23 мая 1996 г. прямое указание на то, что нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий как не вступившие в силу и не могут служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, в том числе и применения к гражданам и должностным лицам надлежащих юридических санкций.

 

Статья 10. Обратная сила уголовного закона

Комментарий к статье 10 УК РФ

 

1. Проблема обратной силы уголовного закона приобретает особую актуальность, исключительное практическое значение на рубеже действия старого, отмененного, и нового уголовного закона Российской Федерации в условиях конкуренции более строгих и менее строгих законов, устанавливающих ответственность за одноименные преступления (например, убийства, кражи, грабежи и т.д.), совершенные до 1 января 1997 г., т.е. до дня введения в действие нового УК РФ. Конечно, эта проблема сохранит свою значимость и в последующее неопределенное время и будет неизбежно возникать перед правоприменительными органами всякий раз, когда действующий Уголовный кодекс будет подвергаться обоснованным дополнениям и изменениям, ибо совершенствование законодательства, диктуемое объективными социально-экономическими реалиями, насущными потребностями поступательного развития общества, составляет одну из внутренних закономерностей его правовой системы, стремящейся в каждый данный момент наиболее адекватно отразить социальную действительность, возрастание или снижение ценности определенных правоохраняемых благ. Это общее положение социологии права в полной мере относится и к уголовному законодательству, которому в ходе его развития изначально присущи детерминированные процессы криминализации и декриминализации деяний.

2. Часть 1 ст. 10 УК под обратной силой уголовного закона понимает распространение его действия на лиц, совершивших преступления до вступления такого закона в силу. При этом устанавливается, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

При применении положений ст. 10 УК необходимо иметь в виду, что обратная сила придается не вновь принятому уголовному закону, а закону, уже вступившему в силу. Это очень важный момент правоприменения, так как между принятием закона Федеральным Собранием и его подписанием Президентом Российской Федерации и датой вступления закона в силу всегда проходит определенный временной период, причем иногда весьма значительный.

3. Устранение преступности деяния, ранее признававшегося преступлением, прекращает уголовно-правовые отношения, возникшие ранее по поводу его совершения, и таким образом выводит поступок человека за пределы уголовно-правового регулирования. Отказ законодателя от признания преступности деяния означает, что поведение гражданина индифферентно для уголовного права и в силу этого не может породить возникновение основания для привлечения его к уголовной ответственности. Устранение преступности деяния — безусловный повод к освобождению лица, его совершившего, от уголовной ответственности на любой стадии уголовного процесса или к освобождению от наказания.

При этом, однако, надо иметь в виду одно важное обстоятельство. Оно состоит в том, что исключение из Уголовного кодекса нормы, предусматривавшей ответственность за совершение определенного преступления, ввиду его декриминализации автоматически не предрешает вопроса о непреступности совершенных лицом действий и освобождения его на этом основании от уголовной ответственности. Дело в том, что в системе Особенной части УК содержатся нормы, которые относительно друг друга находятся в отношениях конкуренции общей и специальной норм. Иными словами, преступное деяние субъекта одновременно охватывается и общей, и специальной нормами. В таком отношении находятся, например, нормы ст. ст. 286 и 299 УК, предусматривающие ответственность соответственно за превышение должностных полномочий и за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. Причем в этом соотношении ст. 286 является общей нормой, а ст. 299 — специальной. Отсюда можно сформулировать общее правило: устранение преступности деяния, предусмотренного специальной нормой, которая в подобном случае из УК выводится, не исключает возможности привлечения лица к уголовной ответственности на основании наличия в его действиях признака состава преступления, предусмотренного общей уголовно-правовой нормой. Конечно, такие случаи — явления довольно редкие, но они известны российской законодательной практике (в 1994 г. из УК РСФСР были исключены две специальные нормы (ст. ст. 94.1 и 94.2), но при этом была сохранена, хотя и под другим номером, общая норма — ст. 148.3, предусматривавшая ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием). Не исключается, что подобная ситуация может возникнуть и во время действия УК РФ 1996 г.

4. В соответствии с ч. 1 ст. 10 УК обратную силу имеет также закон, смягчающий наказание. Вопрос о том, какой из сопоставляемых законов — старый или вновь принятый — является более «мягким», т.е. смягчающим наказание, решается путем сравнения их санкций.

По общему правилу в этом процессе учитывается максимальный предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкциями соответствующих статей УК. Например, С. 20 декабря 1996 г., т.е. во время действия УК РСФСР 1960 г., совершил кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище. Такие преступные действия на момент их совершения подпадали под признаки квалифицированного состава кражи, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР 1960 г., санкция которой устанавливает наиболее строгий вид наказания — лишение свободы на срок от двух до семи лет. Преступник был установлен и задержан 10 января 1997 г., т.е. уже во время действия нового Уголовного кодекса РФ. Совершенная С. кража предусмотрена ч. 2 ст. 158 этого УК, санкция которой устанавливает наиболее строгое наказание в виде лишения свободы на срок от двух до шести лет. Сравнение санкций указанных статей показывает, что ч. 2 ст. 158 УК 1996 г. является законом, смягчающим наказание, а потому имеющим обратную силу, т.е. распространяющимся на С., совершившего преступление, до вступления 1 января 1997 г. нового УК РФ в силу.

При одинаковом максимуме наиболее строгого вида наказания по старому и новому уголовным законам более мягким следует признать закон, который устанавливает более низкий предел минимального размера такого наказания. Например, если один закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от одного года до пяти лет, а другой — от двух до пяти лет, то первый следует признать законом, смягчающим наказание. При полном совпадении минимумов и максимумов наказаний учитывается наличие или отсутствие в санкциях сопоставляемых законов дополнительных наказаний или более мягких по виду альтернативных основных наказаний, например штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. При решении вопроса о том, какой вид наказания является более мягким, следует руководствоваться положениями ст. 44 УК, в которой все наказания перечислены в порядке от менее строгого их вида к более строгому.

5. УК РФ содержит в ч. 1 ст. 10 и еще одно очень важное положение, отражающее принцип гуманизма, согласно которому уголовный закон, иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и распространяется не только на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, но и на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Такого гуманного положения не содержалось, к сожалению, в УК РСФСР 1960 г., что, по сути, выводило все нормы Общей части УК, поскольку они не устанавливают ни преступности, ни наказуемости деяний, за пределы правил об обратной силе уголовного закона. Ныне этот существенный пробел закона полностью устранен. Из приведенного выше положения следуют два важных вывода.

Во-первых, ч. 1 ст. 10 УК придает обратную силу всем без исключения нормам Общей части уголовного законодательства независимо от того, какой вопрос они регламентируют, при условии, что применение такой нормы определенным образом улучшает положение лица, совершившего преступление или отбывающего наказание. Следовательно, обратную силу могут иметь нормы о возрасте уголовной ответственности, об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, об освобождении от уголовной ответственности, об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и др.

Во-вторых, правила об обратной силе уголовного закона в настоящее время автоматически распространяются не только на лиц, в отношении которых судом не вынесен обвинительный приговор, как это было по УК РСФСР 1960 г., но дополнительно и еще на две категории лиц: уже отбывающих наказание и отбывших наказание, но имеющих судимость. Развивая положения ч. 1 ст. 10 в ч. 2 устанавливает, что если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом. Например, лицо отбывает по приговору суда наказание в виде лишения свободы на срок шесть лет, а вновь принятый закон за это же преступление устанавливает в санкции максимальное наказание на срок пять лет. Срок наказания осужденному подлежит сокращению на один год лишения свободы. Часть 2 ст. 10 признана не противоречащей Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ней норма предполагает в системе действующего уголовно-процессуального регулирования сокращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность за совершенное им преступление, в пределах, предусмотренных нормами как Особенной, так и Общей частей УК РФ в редакции этого закона (Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 4-П).

6. В отличие от рассмотренных вариантов распространения действия уголовно-правовых норм на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления их в силу, ч. 1 ст. 10 УК формулирует общее правило: уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Такой закон ни при каких условиях не может применяться к лицам, совершившим надлежащие деяния до вступления его в силу.

 

Статья 11. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации

Комментарий к статье 11 УК РФ

 

1. Под «лицом, совершившим преступление» уголовный закон понимает граждан Российской Федерации, лиц без гражданства и иностранных граждан.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 31.05.2002 N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (ред. от 28.06.2009) гражданами Российской Федерации являются: а) лица, имеющие гражданство Российской Федерации на день вступления в силу настоящего Федерального закона; б) лица, которые приобрели гражданство Российской Федерации в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Лицом без гражданства признается лицо, не принадлежащее к гражданству Российской Федерации и не имеющее доказательств принадлежности к гражданству другого государства.

Иностранным гражданином является лицо, обладающее гражданством иностранного государства и не имеющее гражданства Российской Федерации.

2. Действие уголовного закона в пространстве определяется четырьмя принципами: территориальным, гражданства, реальным и универсальным. Каждый из названных принципов непосредственно закреплен в ст. ст. 11 и 12 УК. Причем реальный принцип действия уголовного закона в пространстве, от которого необоснованно отказался в свое время УК РСФСР 1960 г., восстановлен в полном объеме в новом Уголовном кодексе РФ.

3. Территориальный принцип действия Уголовного кодекса РФ в пространстве выражен в ч. 1 ст. 11 УК, которая устанавливает, что лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по российскому уголовному законодательству. В соответствии с Договором о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации 1992 г. и п. «о» ст. 71 Конституции РФ принятие уголовного законодательства отнесено к исключительному ведению Российской Федерации. Это означает, что никакой иной уголовный закон, кроме российского, на ее территории не действует и применению не подлежит, хотя в случаях, строго предусмотренных ст. 12 УК РФ, применение к гражданину закона иностранного государства должно учитываться, что будет предметом последующего комментария.

4. В связи с действием уголовного закона в пространстве в соответствии с территориальным принципом важное значение приобретает понятие «государственная территория Российской Федерации». К ней относятся: суша, вода, недра и воздушное пространство в пределах государственной границы Российской Федерации. Согласно Закону РФ от 1 апреля 1993 г. «О Государственной границе Российской Федерации» (ред. от 25.06.2012) Государственной границей Российской Федерации является линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории Российской Федерации, т.е. пространственный предел действия государственного суверенитета РФ.

Прохождение Государственной границы РФ устанавливается: а) на суше — по характерным точкам, линиям рельефа и ясно видимым ориентирам; б) на море — по внешнему пределу территориального моря Российской Федерации; в) на судоходных реках — по середине главного фарватера или тальвегу реки; на несудоходных реках, ручьях — по их середине или середине главного рукава реки; на озерах и иных водоемах — на равноотстоящей, срединной, прямой или иной линии, соединяющей выходы государственной границы к берегам озера или иного водоема; г) на водохранилищах гидроузлов и иных искусственных водоемах — в соответствии с линией государственной границы, проходившей на местности до ее затопления; д) на мостах, плотинах и других сооружениях, проходящих через реки, ручьи, озера и иные водоемы, — по середине этих сооружений или по их технологической оси независимо от прохождения государственной границы на воде.

К территории России относится, как отмечалось, территориальное море Российской Федерации, которое составляют прибрежные морские воды шириной 12 морских миль, отмеряемых в соответствии с общепризнанными нормами международного права, законодательством Российской Федерации и международным договором Российской Федерации с другими государствами. По общему правилу, 12-мильная ширина территориальных вод отсчитывается от линии наибольшего отлива как на материке, так и на островах, принадлежащих Российской Федерации, или от прямых исходных линий, соединяющих точки, географические координаты, утверждаемые Правительством РФ.

Надо иметь в виду, что к территории Российской Федерации относятся не только реки, пруды, озера, водохранилища, иные водоемы, расположенные непосредственно на ее суше, но и другие объекты внутренних вод, а именно: а) морские воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориальных вод Российской Федерации; б) воды портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов; в) воды заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морских миль; г) воды заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов, исторически принадлежащих Российской Федерации; д) воды рек, озер и иных водоемов, берега которых принадлежат Российской Федерации.

5. Впервые в истории российского уголовного законодательства ст. 11 УК непосредственно в норме права устанавливает положение о том, что действие Кодекса распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в 200-мильной исключительной экономической зоне Российской Федерации. В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О континентальном шельфе Российской Федерации», принятого Государственной Думой Федерального Собрания РФ 25 октября 1995 г. (ред. от 21.11.2011) (Российская газета. 1995. 7 декабря), континентальный шельф включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящихся за пределами территориального моря Российской Федерации на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Внутренней границей континентального шельфа является внешняя граница территориального моря, а внешняя граница территориального шельфа находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. Определение континентального шельфа применяется также ко всем островам Российской Федерации (см. комментарий к ст. 253 УК).

6. Уголовная юрисдикция распространяется также на лиц, совершивших преступления на морских и речных судах, на военно-морских кораблях, воздушных аппаратах и запущенных в космос российских космических объектах при определенных условиях, регламентированных ч. 3 ст. 11 УК. В частности, уголовный закон устанавливает, что лицо, совершившее преступление на гражданском, пассажирском или грузовом судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по российскому уголовному закону, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. В отношении преступлений, совершенных на указанных транспортных средствах, но находящихся в пределах территориальных вод иностранного государства, действуют несколько другие правила ответственности за их совершение, регламентированные ст. 12 УК.

По УК РФ уголовную ответственность несет также лицо, совершившее преступление на военном корабле или военном воздушном судне, но, в отличие от рассмотренного случая, независимо от места их нахождения. Таким образом, военные корабли и военные воздушные суда Российской Федерации в соответствии с общепринятыми международными нормами и принципами и прямым указанием ч. 3 ст. 11 УК признаются территорией Российской Федерации, где бы они ни находились в момент совершения на их борту преступления.

7. В исключение из общих правил ответственности всех лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации, по ее уголовным законам ч. 4 ст. 11 УК устанавливает, что вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, т.е. неприкосновенностью, основанной на международно-правовом принципе экстерриториальности, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права.

К таким лицам, иностранным гражданам, пользующимся правом дипломатической неприкосновенности, относятся в соответствии с нормами международного права: главы посольств и дипломатических миссий в ранге посла, посланника или поверенного в делах, советники и секретари всех степеней (первой, второй и третьей), военные и военно-воздушные и военно-морские атташе, их заместители и помощники, атташе по другим вопросам, например культуры, связи с прессой, секретари-архивисты, а также члены их семей, некоторые иные представители дипломатического персонала дипломатических представительств иностранных государств в Российской Федерации.

Дипломатическая неприкосновенность распространяется также на торговых представителей и их заместителей, глав и членов иностранных правительственных и парламентских делегаций, а также членов их семей, которые их сопровождают и не являются гражданами России.

Сотрудники представительств международных организаций (ООН, ЮНЕСКО, ОБСЕ, Международного Красного Креста и др.) из числа иностранных граждан пользуются правом дипломатического иммунитета на основании соответствующих международных договоров, участницей которых является Российская Федерация в качестве как стороны, подписывающей договор, так и правопреемницы бывшего СССР.

Консульские ответственные должностные лица, например генеральные консулы, вице-консулы, пользуются правом дипломатической неприкосновенности лишь в той части, которая касается их служебной деятельности, а на дипломатических курьеров распространяется только право личной неприкосновенности при исполнении ими служебных обязанностей по транспортировке и сопровождению дипломатической почты и иного дипломатического багажа, не подлежащего таможенному досмотру.

В соответствии с двусторонним соглашением Российской Федерации на началах строгой взаимности дипломатический иммунитет в полном или ограниченном объемах может быть предоставлен и иным категориям иностранных граждан (например, специальным корреспондентам ведущих газет, информационных, телеграфных агентств, некоторым категориям технических сотрудников посольств).

Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случаях совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации, как устанавливает ч. 4 ст. 11 УК, разрешается в соответствии с нормами международного права. Согласно сложившейся международной практике в подобных случаях правительство страны их пребывания объявляет таких лиц нежелательными лицами (персоной нон грата) и высылает за пределы страны. Случаи, когда иностранные правительства делегировали бы Российской Федерации право привлечения к уголовной ответственности своих подданных, пользующихся иммунитетом, в практике не встречались, да и вряд ли такой вариант вообще возможен, исходя из многовекового опыта международных отношений в области осуществления государствами своей юрисдикционной деятельности.

 

Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

Комментарий к статье 12 УК РФ

 

1. Принцип гражданства, закрепленный в ст. 12 УК, состоит в том, что граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в ней лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по российскому уголовному закону, если в их отношении по данному поводу в иностранном государстве не имеется решений суда.

2. Принцип гражданства распространяется и на военнослужащих воинских частей Российской Федерации, совершивших преступление за пределами России, например в Республике Таджикистан, в которой на основе двустороннего договора расквартированы российские воинские подразделения, выполняющие миротворческую миссию. Часть 2 ст. 12 УК РФ устанавливает, что указанные лица в подобных случаях несут ответственность по российским уголовным законам, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Уголовная ответственность иностранных граждан и лиц без гражданства, не проживающих постоянно в Российской Федерации, за преступления, совершенные ими вне пределов России, определяется в соответствии с реальным и универсальным принципами действия уголовного закона в пространстве.

Согласно ч. 3 ст. 12 УК в указанных случаях иностранные граждане и лица без гражданства подлежат уголовной ответственности по российским уголовным законам, если их преступления направлены против интересов Российской Федерации (реальный принцип), например приготовление к вооруженному мятежу (ст. 279), проведению диверсионных актов (ст. 281 УК) на территории Российской Федерации, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации (универсальный принцип), в частности по борьбе с фальшивомонетничеством, угоном воздушного судна, различными злоупотреблениями с наркотическими средствами и др. Разумеется, соответствующие составы преступлений должны предусматриваться Уголовным кодексом РФ, статьи которого и должны применяться при привлечении указанных выше лиц на территории Российской Федерации за совершение ими так называемых международных преступлений за ее пределами, если они не были осуждены в любом другом иностранном государстве. Последние изменения закона в этой части устанавливают требование, согласно которому преступление может быть направлено и против интересов граждан Российской Федерации, а также интересов иностранных граждан и лиц без гражданства, не проживающих постоянно в Российской Федерации, и в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации. Этот вариант возможен только в том случае, если виновные не были осуждены в иностранном государстве, а сам процесс привлечения к уголовной ответственности происходит на территории Российской Федерации, ибо в противном случае нарушался бы принцип справедливости и, в частности, его положение о том, что «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление» (см. комментарий к ст. 6 УК).

 

Статья 13. Выдача лиц, совершивших преступление

Комментарий к статье 13 УК РФ

 

1. Институт выдачи одним государством лиц, совершивших преступление, другому иностранному государству (экстрадиция) давно известен международному праву. В этом случае государство, на территории которого находится преступник, по просьбе иностранного государства, ограничивая свою уголовную юрисдикцию в отношении этого лица, выдает его другому заинтересованному государству. Просьба о выдаче лица такому государству может основываться на том, что лицо является его подданным или совершило преступление на его территории, либо хотя и за ее пределами, но против интересов этого государства.

2. Часть 1 ст. 13 УК устанавливает, что граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Закон, говоря о гражданине, совершившем преступление, исходит из того, что его поведение рассматривается в качестве такового уголовным законодательством не только иностранного государства, но и Российской Федерации. Категорический запрет выдачи российских граждан, совершивших преступление на территории иностранного государства, этому государству основывается на принципе гражданства действия уголовного закона в пространстве, закрепленном в ст. 12 УК (см. комментарий к указанной статье УК). В этом соотношении положений ст. ст. 12 и 13 УК нельзя не усмотреть системную связь норм Общей части Уголовного кодекса РФ, регламентирующих действие уголовного закона в пространстве.

3. Иное решение может быть принято российскими компетентными органами в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступления вне пределов Российской Федерации и находящихся на территории Российской Федерации при определенных условиях. Эта категория лиц может быть выдана иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания. По общему правилу, эта акция осуществляется компетентными российскими органами в соответствии с двусторонним международным договором Российской Федерации с иностранным государством о правовой помощи, в котором специально оговаривается на строго взаимной основе возможность выдачи иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступление вне пределов России и находящихся на ее территории.

4. Уголовно-правовой институт выдачи лиц, совершивших преступление, тесно смыкается, можно даже сказать, корреспондирует с конституционным положением о том, что выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляется на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации (ч. 2 ст. 63 Конституции РФ). С другой стороны, он существенно дополняется и обогащается другими положениями Конституции РФ: 1) Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права; 2) в Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением (ч. ч. 1 и 2 ст. 63).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code