Глава 1. ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

Раздел I. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН

Глава 1. ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Статья 1. Уголовное законодательство Российской Федерации

Комментарий к статье 1 УК РФ

1. Уголовное законодательство Российской Федерации — это законодательная форма закрепления юридических норм (правил поведения) российского уголовного права. Уголовное право является фундаментальной отраслью права, неотъемлемой составной частью правовой системы Российского государства. Оно наряду с уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом образует так называемый уголовно-правовой комплекс, составляющий юридическую основу борьбы с преступностью.

Правовыми средствами охраны от преступных посягательств новых общественных отношений, возникших и функционирующих в современной России, являются нормы действующего уголовного законодательства, на основании которых суд применяет к правонарушителям меры государственного принуждения. Умелое и решительное использование в необходимых случаях силы уголовного закона, заложенных в нем обще- и специально-предупредительных, а также воспитательных возможностей — эффективное средство в борьбе с преступностью, укреплении правопорядка, защите прав, свобод и законных интересов граждан.

2. Уголовное право, нормы которого закрепляются в статьях УК РФ, будучи самостоятельной отраслью российского права, имеет свои особые, только ему присущие предмет и метод правового регулирования, которые выделяют и отличают его от иных отраслей, образующих единую, целостную и сбалансированную правовую систему государства. В качестве предмета правового регулирования выступают социально негативные (вредные, отрицательные) фактические общественные отношения, которые возникают в момент совершения преступления между лицом, его совершившим, и государством в лице его компетентных органов (дознания, следствия, прокуратуры, суда). Эти конфликтные фактические отношения, порожденные преступлением (юридический факт), будучи урегулированными нормой (или нормами) уголовного права, приобретают юридическую форму уголовных правоотношений или, как их называют иначе, уголовно-правовых отношений. Они по своей природе имеют регулятивный и охранительный характер и соотносятся с уголовной ответственностью (см. комментарий к ст. 8 УК РФ) в том смысле, что последняя возникает, реализуется и прекращается в рамках функционирования уголовных правоотношений. Вне их она реализоваться вообще не может. В силу этого следует признать несостоятельным высказанное в литературе мнение о том, что уголовное право не имеет своего собственного предмета правового регулирования. Подобная позиция далека от действительности ввиду того, что любая отрасль права, лишенная регулятивного, организующего начала, — это социальная бессмыслица, так как при таком положении подрывается сама основа существования права как необходимого инструмента упорядочения определенных общественных отношений. Право, как известно, является одним из важнейших средств социального управления. Но право, которое ничего не регулирует, не направляет поведение людей, изначально утрачивает это свое основное качество, лишается всякого разумного смысла, поскольку не выполняет никакой функциональной роли.

Именно в функции регулирования проявляются служебная роль, социальное предназначение уголовного права как совокупности охранительных по своей сути и направленности юридических норм.

3. Уголовное право наряду с регулированием, а точнее, посредством регулирования, выполняет и другую важнейшую функцию — функцию охраны наиболее важных и ценных общественных отношений, поступательное развитие которых обеспечивает прогресс российского общества во всех основных сферах его жизнедеятельности — социальной, экономической, политической и духовной. Следовательно, правомерно и обоснованно выделение в качестве самостоятельного и второго обязательного предмета уголовного права предмета охраны, содержание которого, в отличие от первого, составляет совокупность социально полезных, жизненно важных общественных отношений. В их упорядочении и нормальном функционировании кровно заинтересованы граждане, общество и государство. Именно поэтому они и защищаются уголовным правом от преступных посягательств.

Таким образом, российское уголовное законодательство имеет два относительно самостоятельных, но одновременно теснейшим образом связанных друг с другом предмета: 1) предмет регулирования и 2) предмет охраны (правовой защиты).

4. Охранительная функция российского уголовного законодательства решается двояким путем. Во-первых, сам факт издания (опубликования) уголовного закона, содержащего веление или запрет определенного общественно опасного поведения под угрозой применения карательных санкций за нарушение гражданином общеобязательного предписания, оказывает превентивное (предупредительное) воздействие на неустойчивых адресатов правовой нормы, удерживая их от поступков, могущих причинить вред правоохраняемым интересам. Во-вторых, функция охраны системы указанных общественных отношений реализуется в процессе регулирования социально ущербных, вредных отношений, возникших вследствие совершения преступления.

Метод регулирования этих особых отношений состоит в реальном использовании уголовно-правовых средств борьбы с наиболее опасными правонарушениями — преступлениями. В качестве таких средств выступают нормы уголовного законодательства, применение которых влечет, как правило, определенные юридические последствия — привлечение к уголовной ответственности, уголовное наказание, назначаемое виновному лицу судом, и судимость.

Реализация охранительной функции (основного назначения уголовного законодательства) достигается методом принудительного воздействия на преступников путем использования специфических средств государственно-правового принуждения в виде мер уголовного наказания и иных мер уголовно-правового характера, предусмотренных законом, в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (см. комментарий к ст. 43 УК РФ).

Таким образом, охранительная функция уголовного законодательства Российской Федерации получает форму реального бытия в осуществлении функции регулятивной. В этом и проявляется диалектическая связь регулирования и охраны, реализация которых предопределяет социальное предназначение уголовного законодательства как составной части правовой системы Российского государства. В этом смысле формула «уголовное законодательство, регулируя, охраняет» предельно точно отражает смысл и суть рассматриваемого процесса.

Наряду с охранительной российскому уголовному праву органически присущи также предупредительная и воспитательная функции.

5. Уголовное законодательство состоит из Уголовного кодекса Российской Федерации, т.е. содержание законодательства полностью воплощено в нем. Уголовно-правовые нормы не могут содержаться ни в каком другом федеральном законодательном акте. Уголовное законодательство, следовательно, является единственным и исключительным источником российского уголовного права: ни иные федеральные законы, ни указы Президента РФ, ни тем более подзаконные нормативные акты органов государственной власти не могут устанавливать преступность и наказуемость общественно опасных деяний, любые иные общие положения, связанные с уголовной ответственностью гражданина.

6. Исходя из этого принципиального положения, Уголовный кодекс РФ провозглашает, что вновь принятые законы подлежат обязательному включению в настоящий Кодекс. В практическом плане из этого важного положения следует, что ни один из вновь принятых Федеральным Собранием РФ уголовных законов не может ни действовать, ни применяться уполномоченными государством органами сам по себе, вне и помимо соответствующих статей УК РФ. Значимость и исключительная важность этого нового законодательного предписания определяется рядом факторов. Во-первых, действие единого полностью кодифицированного уголовно-правового акта способствует укреплению режима законности в правоприменительном процессе. Сосредоточение всех без исключения уголовных законов государства в одном-единственном акте обеспечивает четкую и правильную ориентацию всех правоохранительных органов в информационной базе борьбы с преступностью, а также, что крайне важно, и граждан в вопросах о том, что уголовный закон запрещает под угрозой наказания и тем самым усиливает общепревентивное воздействие уголовно-правового запрета на неустойчивых членов общества. Во-вторых, отмеченная новация сводит информационную базу о преступности или непреступности поведения человека всего к одному и единственному (а не к нескольким, как это было раньше) официальному источнику в виде кодифицированного, внутренне согласованного и системного законодательного акта — действующему Уголовному кодексу РФ (далее — УК), что, несомненно, способствует формированию и развитию общественного правового сознания. Нельзя в связи с этим не отметить и того значимого с точки зрения правильного правоприменения обстоятельства, что новое положение об обязательности включения вновь принимаемых законов в Уголовный кодекс сразу вводит их в систему его норм и тем самым обеспечивает системную и логическую связь таких законов с соответствующими положениями действующего уголовного законодательства. Известно, что общеобязательное правило поведения устанавливается не одной отдельно взятой статьей УК, а всегда несколькими его статьями, относящимися как к Особенной, так и к Общей частям (например, положения, регламентирующие признаки субъекта преступления, вины, приготовления, покушения на преступление, соучастия, совокупности, рецидива преступлений и т.д.). Понятно, что новый закон, конструирующий тот или иной состав преступления, можно правильно уяснить, истолковать, а следовательно, и безупречно точно применить только в органической связи и неразрывном системном единстве его признаков с признаками других надлежащих статей действующего Уголовного кодекса РФ, что создает дополнительную гарантию обеспечения режима законности в правоприменительном процессе, существенно облегчает квалификацию деяний.

7. Часть 2 ст. 1 УК устанавливает, что комментируемый Уголовный кодекс РФ основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права.

Конституция — основополагающий закон Российского государства. Она составляет юридическую базу всех отраслей российского права, всей правовой системы Российской Федерации. Конституция Российской Федерации, как провозглашается в п. 1 ст. 15, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории государства. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ.

Уголовный кодекс РФ во всех своих разделах, главах, отдельных институтах и их положениях полностью опирается на положения Конституции Российской Федерации. Прежде всего это относится к определению иерархии социальных ценностей общества, поставленных под охрану уголовного закона, первое место в которой занимают права и свободы человека и гражданина (ст. 2 УК). Это положение нового УК полностью соответствует гл. 2 Конституции РФ «Права и свободы человека и гражданина», ст. 18, в которой торжественно провозглашается: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

Следует констатировать, что в развитие системы норм гл. 2 Конституции Российской Федерации Уголовный кодекс содержит большую совокупность норм (53 статьи), которые объединены в раздел VII «Преступления против личности», поставленный в системе Особенной части УК на первое место и в свою очередь подразделенный на пять самостоятельных, но тесно связанных друг с другом глав, сгруппированных по критерию единства интегрированного надгруппового объекта уголовно-правовой охраны, в качестве которого выступает личность. Это главы: 16 — «Преступления против жизни и здоровья», 17 — «Преступления против свободы, чести и достоинства личности», 18 — «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности», 19 — «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» и 20 — «Преступления против семьи и несовершеннолетних». При этом если внимательно изучить весь массив нормативного материала Особенной части УК, то легко обнаружится, что подавляющее большинство его норм так или иначе в конечном счете связано с уголовно-правовой защитой интересов личности, ибо, говоря емкой законодательной формулой Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина… определяют смысл, содержание и применение законов».

Несомненно, что и принципы Уголовного кодекса не только вытекают, но в ряде случаев и непосредственно базируются на соответствующих положениях Конституции Российской Федерации, например, принцип равенства граждан перед законом (ст. 4 УК, ст. 19 Конституции РФ).

И еще на одно обстоятельство, свидетельствующее о тесной связи Конституции РФ и уголовного законодательства, нельзя не обратить внимания: нет ни одного конституционного института, будь то основы конституционного строя Российской Федерации, ее федеративного устройства, судебной власти, местного самоуправления и т.д., который бы не был взят под надежную охрану нового Уголовного кодекса, т.е. не получил бы в его нормативном содержании свое специфическое отражение и преломление, свойственное данной отрасли российского права, исходя из особенностей предмета его правового регулирования.

8. Часть 2 ст. 1 УК, строго говоря, также основана на конституционном положении, впервые признающем приоритетное значение международных юридических категорий, согласно которому общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации). К числу таковых в интересующей нас области относятся, например, международные договоры (конвенции) о запрещении производства и применения биологического оружия, химического оружия, правил ведения войны, обращения с военнопленными, об угоне самолетов, пиратстве, рабстве и многие другие.

Придавая исключительную важность указанным правовым категориям, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных норм и принципов международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил: «Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К таким принципам, в частности, относится принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы».

Применительно к российскому уголовному праву есть одна очень важная особенность применения международных правовых норм. Она состоит в следующем. Международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить предусмотренные договором обязательства путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом (например, Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г., Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г., Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.).

Это положение обусловлено ст. 54 и п. «о» ст. 71 Конституции РФ, а также ст. 8 УК, согласно которым уголовной ответственности в России подлежит лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ. В связи с этим международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами Российской Федерации в тех случаях, когда норма УК РФ прямо не устанавливает необходимость применения международного договора Российской Федерации (например, ст. ст. 355 и 356 УК).

 

Статья 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации

Комментарий к статье 2 УК РФ

 

1. В системе норм уголовного законодательства Российской Федерации ст. 2 УК играет исключительно важную роль. Она, по существу, раскрывает основное предназначение уголовного права, его служебную роль, которые, по определению закона, состоят в охране от преступных посягательств наиболее значимых социальных ценностей личности, общества и государства. Статья 2 УК говорит не о функциях Уголовного кодекса, а о его задачах. В этом нельзя усмотреть какого-либо противопоставления или принципиального различия между указанными терминами. Под функцией в философии понимается внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений. Имея в виду это общее определение применительно к комментируемой статье УК, речь должна идти об уголовном праве в структуре более широкого, внутренне согласованного образования — правовой системы Российского государства. Внешним проявлением уголовного права является реализация его функций, в первую очередь охранительной и предупредительной, посредством фактического осуществления задач, поставленных законодателем перед данной отраслью права, о которых говорится в ст. 2 УК. И наоборот, осуществление стоящих перед уголовным законодательством задач и есть одновременно реализация его функций. Задачи и функции отрасли права соотносятся и неразрывно связаны друг с другом, что дает основание с известными оговорками рассматривать их как совпадающие понятия, поскольку основное назначение функции — максимально полно обеспечить реализацию задач.

2. Анализируя ст. 2 УК, необходимо отметить, что по сравнению с одноименной ст. 1 ранее действовавшего УК 1960 г. в ее содержании произошли принципиальные важные изменения. Они состоят в том, что комментируемая статья переориентирована на совершенно иную шкалу социальных ценностей, поставленных под охрану уголовного закона, в иерархии которых человек и гражданин, его права и свободы в соответствии с международно принятыми аксиологическими оценками поставлены на первое место, занимают самую высокую ступень, признаются приоритетным объектом правовой защиты от преступных посягательств.

Кроме этого, в развитие гуманистической направленности нового российского законодательства в ст. 2 УК провозглашается, что одной из его задач является «обеспечение мира и безопасности человечества». Эта благородная задача, в частности, решается посредством установления строгой ответственности за такие, например, преступления, как планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353), публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354), производство или распространение оружия массового уничтожения (ст. 355), геноцид и экоцид (ст. ст. 357, 358) и другие составы, предусмотренные гл. 34 УК — «Преступления против мира и безопасности человечества».

3. В предельно сжатых, но вместе с тем емких и четких формулах в ч. 1 ст. 2 УК раскрываются, по существу, основные блоки системы многообразных общественных отношений, составляющих объекты уголовно-правовой охраны, или, что то же самое, поставленных под защиту норм уголовного законодательства Российской Федерации. В качестве таких объектов закон называет: а) права и свободы человека и гражданина; б) собственность; в) общественный порядок; г) общественную безопасность; д) окружающую среду; е) конституционный строй Российской Федерации.

Каждый из названных объектов правовой охраны по своему содержанию и социальной сущности представляет собой относительно однородную общность отдельных групп общественных отношений, которые законодателем в качестве стабильного, научно обоснованного критерия положены в основание систематизации правовых норм по разделам и главам Особенной части Уголовного кодекса. Более детализированная структура УК РФ позволяет выделить не только групповые (родовые), но и надгрупповые (интегрированные) объекты уголовно-правовой охраны. В качестве последних выступает не одна однородная, а совокупность нескольких схожих, близких друг к другу групп общественных отношений, объединенных, однако, единым стержнем, общим для них началом. Такова, например, сфера экономики (раздел VIII Особенной части УК), которая объединяет отношения собственности, отношения в области экономической деятельности и отношения, нарушаемые преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях (соответственно главы 21, 22, 23 Особенной части УК), аналогичным образом с учетом соотношения надгруппового и родовых объектов правовой охраны классифицированы и нормы, предусматривающие ответственность за преступления против личности (раздел VII УК, содержащий пять самостоятельных глав).

Подобная систематизация нормативного материала в рамках Особенной части УК является свидетельством не только более совершенной законодательной техники, использующей в нормотворчестве рекомендации науки, но и имеет немаловажное практическое значение, существенно облегчая в процессе квалификации поиск и нахождение единственно необходимой уголовно-правовой нормы, полностью охватывающей оцениваемое преступление.

4. Под «правами и свободами человека и гражданина» понимаются, конечно, и личные неотъемлемые блага (жизнь, здоровье, честь, достоинство, свобода), которые, как говорится в ст. 17 Конституции Российской Федерации, неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, а также все законные интересы личности, в том числе и имущественные. Основные из них, составляя правовой статус личности в Российской Федерации, регламентированы в гл. 2 Конституции РФ. Человек, его права, свободы, блага и интересы охраняются уголовным законом независимо от его национальности, гражданства, пола, возраста, дееспособности и правоспособности. Спектр прав и свобод гражданина и человека, гарантированных Конституцией РФ, чрезвычайно широк, но он, разумеется, не исчерпывается лишь непосредственно предусмотренными в ее гл. 2. В частности, гражданин имеет неотъемлемое субсидиарное право на необходимую оборону (ст. 37 УК) от общественно опасного посягательства, право устранять опасность, непосредственно угрожающую правоохраняемым интересам, путем акта крайней необходимости (ст. 39 УК), право на обоснованный риск для достижения общественно полезной цели (ст. 41 УК) и т.д.

5. Собственность как объект уголовно-правовой охраны составляют материальные общественные отношения, составляющие в совокупности экономический базис российского общества, основу его экономической системы. Уголовный закон в равной мере охраняет все формы собственности: государственную, общественную, включая и частную, независимо от того, кто на законных основаниях владеет, пользуется и распоряжается ее материальными, вещественными субстратами. В соответствии с п. 4 ст. 212 ГК РФ право всех собственников — граждан, юридических лиц Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований — защищается равным образом. Из этого же принципа исходят и нормы гл. 21 «Преступления против собственности» УК РФ.

6. Под общественным порядком как объектом уголовно-правовой охраны следует понимать совокупность общественных отношений, основанных на нормах морали и нравственности, общепризнанных правилах человеческого общежития и обеспечивающих нормальные условия труда, отдыха и быта, участия граждан в межличностных контактах с другими людьми и в иных формах общественной жизни. Надлежащий общественный порядок, кроме того, является необходимым условием, определенной предпосылкой полнокровного функционирования практически всех других общественных отношений, непосредственно, т.е. напрямую, не связанных с рассматриваемой социальной категорией, хотя в большей или меньшей степени и зависящей от ее состояния. Общественный порядок в значении социальной категории, будучи урегулированным юридическими нормами различных отраслей права, принимает форму правопорядка.

7. Общественная безопасность — это такое состояние отношений, которое исключает реальную угрозу (опасность) причинения вреда жизни и здоровью человека, материальным объектам собственности в различных сферах совместной жизнедеятельности людей, главным образом в области работы технических средств (транспорт, объекты атомной энергетики, горные и строительные работы, взрывоопасные предприятия) и обращения различных веществ (взрывчатых, легковоспламеняющихся, пиротехнических изделий, радиоактивных материалов и т.д.).

8. Впервые в истории российского уголовного законодательства новый УК выделяет задачу охраны окружающей среды, что продиктовано современными общественными потребностями, удручающим состоянием природы и расточительным, а порой и хищническим природопользованием, исключительно высоким уровнем экологической преступности. Объектом правовой охраны от экологических преступлений выступает здесь специфическая группа однородных комплексных общественных отношений, сложившихся в обширной сфере взаимодействия общества и природы, которые охватывают отношения по рациональному природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности населения (более подробно см. п. 1 комментария к ст. 246 УК).

9. И, наконец, последним объектом уголовно-правовой охраны ч. 1 ст. 2 УК называет «конституционный строй Российской Федерации». В комментарии к указанной статье УК вряд ли есть необходимость пространно анализировать составляющие элементы этого сложного по своему содержанию и структуре интегрированного объекта, поскольку они на высшем законодательном уровне подробно раскрыты в ст. ст. 1 — 16 главы 1 «Основы конституционного строя» Конституции РФ. Достаточно лишь упомянуть, что защите этого важного объекта уголовно-правовой охраны в Особенной части УК посвящена целая глава — гл. 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства», десять статей которой (ст. ст. 275 — 284) формулируют признаки составов соответствующих преступлений.

10. Впервые, помимо охраны системы общественных отношений, к числу задач УК РФ закон относит и предупреждение преступлений, имея в виду как общую, так и частную превенцию (см. комментарий к ст. 43 УК).

11. Часть 2 ст. 2 УК определяет средства достижения задач Уголовного кодекса РФ, указывая, что для этого он устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, круг преступных деяний, а также виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера, предусмотренные за их совершение.

По сравнению с ранее действовавшим УК РСФСР ч. 2 ст. 2 УК 1996 г. вводит в круг правовых средств осуществления его задач нормы не только Особенной, но и Общей части. И это совершенно правильно, ибо нормы особенной части для осуществления указанных выше задач не могут быть реализованы сами по себе, вне их неразрывной связи с соответствующими нормами общей части уголовного законодательства.

И еще одно обстоятельство необходимо отметить. УК РФ 1996 г. насчитывает почти на 100 статей больше, чем содержалось в УК РСФСР 1960 г. на момент его принятия. Это не просто количественное сопоставление объема нормативного материала одноименных кодифицированных актов. Оно в значительной мере определяет и качественную характеристику реального осуществления задачи охраны уголовным законом системы социальных ценностей общества. Между количеством и качеством в данном соотношении задач и средств их осуществления имеется прямая зависимость: чем полнее, богаче, совершеннее нормативный материал, составляющий содержание Кодекса, тем шире сфера уголовно-правового регулирования и охраны, тем уже «поле» его пробельности, а в итоге — эффективнее реализация поставленных перед уголовным законодательством задач. УК РФ 1996 г. по объему своего содержания тяготеет к типу так называемого казуистического уголовного кодекса.

 

Статья 3. Принцип законности

Комментарий к статье 3 УК РФ

 

1. УК РФ 1996 г. впервые вводит в систему российского уголовного законодательства нормы, декларирующие его принципы. Нормы формулируют пять основных принципов уголовного права: принцип законности, принцип равенства граждан перед законом, принцип вины, принцип справедливости и принцип гуманизма.

В своей совокупности они образуют систему основополагающих принципов, на которых зиждется и которые пронизывают все нормативное содержание уголовного законодательства, от первой и до последней его нормы. При этом, образуя определенную единую и целостную систему, принципы не только тесно связаны, но и взаимодействуют друг с другом и проявляют себя вовне в правоприменительном и правоисполнительном процессах именно как неделимое руководящее начало. Каждый отдельный принцип не действует изолированно сам по себе.

Значимость нормативного закрепления основополагающих фундаментальных принципов в уголовном законе состоит не только в том, что они просто декларируются в нем как таковые (что, конечно, тоже немаловажно), а в их воздействии на практику, в максимально полном соответствии правоохранительной деятельности руководящим идеям и началам, которые принципы олицетворяют. Именно здесь, в области правореализации (соблюдения, исполнения, применения норм права), наиболее отчетливо осуществляется воплощение руководящих идей и начал в жизнь, в практику борьбы с преступностью. Степень этого воплощения, реализующего плодотворные силы принципов, может быть большей или меньшей, и от этого зависят состояние и качество практики применения уголовного закона, степень эффективности осуществления задач и функций уголовного права.

2. Исходя из канонов законодательной техники, лексики и редакционной стилистики нормативного материала, основополагающие принципы не могут быть развернуты в тексте уголовного закона во всем объеме их содержания и специфических формах внешнего проявления. Вот и ст. 3 УК выделяет лишь суть, основное свойство принципа законности применительно к уголовному праву, указывая, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия (например, судимость, сроки ее снятия или погашения) определяются только Уголовным кодексом. Тем самым ст. 3 УК закрепляет прогрессивное императивное правило: «нет преступления, нет наказания без прямого указания на то закона». Из этого следует, что правоприменитель не может по непроизвольному, а тем более произвольному усмотрению добавить или домыслить закон такими положениями, которые в нем не содержатся. Закон и только закон определяет преступность и наказуемость деяния. Любой открытый или завуалированный выход правоприменителя за пределы этого императива — грубейшее нарушение принципа законности.

Для того чтобы устранить саму возможность применения уголовного закона за действия гражданина, хотя бы объективно и представлявшие опасность для общества, но непосредственно им не запрещенные, ч. 2 ст. 3 УК формулирует и второе императивное правило: применение уголовного закона по аналогии не допускается. Естественно, что российскому уголовному законодательству чуждо и правило о применении закона по аналогии права, что, скажем, допускает Гражданский кодекс РФ.

3. Принцип законности тесно связан со всем массивом статей действующего уголовного законодательства. И не только тем, что они устанавливают преступность и наказуемость деяния и иные уголовно-правовые последствия, но и тем, что от совершенства юридических норм, от отсутствия пробелов в уголовно-правовом регулировании, неполноты или нечеткости законодательных формул напрямую зависит точность реализации самого рассматриваемого принципа при отправлении правосудия по уголовным делам на каждой его стадии. Законность наряду с отмеченным выше ее проявлением выражается и в безупречно точном и неуклонном соблюдении и применении правовых норм их адресатами. Чем совершеннее уголовный закон по своей социальной детерминации, содержанию и юридической форме, тем он правильнее и точнее исполняется и применяется, что, собственно, и является одним из важных гарантов укрепления режима законности в сфере уголовно-правового регулирования. Кстати, и не только названного режима, поскольку безупречно точное применение уголовного закона на незыблемой основе законности есть один из атрибутов правового государства и к тому же необходимая предпосылка обеспечения принципа справедливости в разрешении конфликта между государством, обществом и гражданином, совершившим преступление. Если уголовное дело во всех отношениях (квалификация преступления, дифференциация ответственности, строгая индивидуализация наказания и т.д.) разрешено в полном соответствии с принципом законности, то, следовательно, оно и решено справедливо. И наоборот: отступление от законности, не говоря уже о ее грубом нарушении, неизбежно девальвирует принцип справедливости. Такова диалектика их взаимосвязи и взаимопроникновения как взаимодействующих компонентов единой системы принципов права.

Оценивая новый Уголовный кодекс РФ в аспекте инструмента обеспечения полноты реализации принципа законности, надо со всей определенностью констатировать, что в нем заложено значительно больше элементов, способствующих позитивному развитию этого процесса: существенно расширилось поле правового регулирования, ликвидирован ряд его пробелов, многие так называемые оценочные признаки жестко формализованы в самом законе, включены нормы, дающие определения общего понятия определенного вида или рода преступлений (например, хищения имущества, воинского преступления), более четко и обоснованно дифференцирована ответственность за то или иное посягательство путем конструирования в соответствующей статье признаков основного, квалифицированного и особо квалифицированного составов преступления и т.д. и т.п. Все это способствует утверждению и реализации принципа законности в уголовном праве.

 

Статья 4. Принцип равенства граждан перед законом

Комментарий к статье 4 УК РФ

 

1. Статья 4 УК почти текстуально точно воспроизводит аналогичный принцип, зафиксированный в гл. 2 Конституции Российской Федерации. Данный принцип ввиду его очевидности и ясности не нуждается в пространном комментировании. Однако применительно к уголовному праву, равно как и иной отрасли права, он требует некоторых дополнительных пояснений.

Право, как это общепризнанно, является всеобщим правовым масштабом для соизмерения и равной юридической оценки действий, идентичных по своему содержанию и негативным последствиям в рамках типичных, общих проявлений. Но одно и то же действие (бездействие) с точки зрения их общей правовой оценки, основанной на законе, совершается различными людьми и при совершенно различных конкретных обстоятельствах. Последним закон вне зависимости от совершенного деяния придает юридическое значение обстоятельств либо смягчающих, либо отягчающих наказание. В силу этого непреложного факта субъекты, совершившие одно и то же преступление, могут оказаться в положении фактического неравенства: одни из них будут привлечены к уголовной ответственности и подвергнуты мерам наказания, тогда как другие освобождены от указанных уголовно-правовых последствий своего противозаконного поведения.

Таким образом, принцип равенства граждан перед уголовным законом несет в себе по самой своей сути определенные противоречия: к любому гражданину, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и т.д., закон, с одной стороны, предъявляет абсолютно одинаковые требования и устанавливает одинаковые меры уголовной ответственности (в рамках санкции статьи УК), а с другой — он же, учитывая личность правонарушителя и иные конкретные смягчающие обстоятельства совершенного преступления, допускает возможность назначения наказания ниже низшего предела или вообще освобождения от уголовной ответственности и наказания. Уголовный закон, и в этом состоит его специфика, в определенной мере корректирует действие принципа равенства граждан перед законом нормами трех институтов уголовного права — назначения наказания (гл. 10, ст. ст. 60 — 70, 73), освобождения от уголовной ответственности (гл. 11, ст. ст. 75 — 78) и освобождения от наказания (гл. 12, ст. ст. 79 — 83). За рамками предписаний этих правовых институтов, обязывающих учитывать личность и иные обстоятельства, уголовный закон к любому лицу предъявляет абсолютно одинаковые требования (запреты или веления), которые предопределены принципом равенства граждан перед законом. И эти положения уголовного законодательства ни в коем случае не противоречат конституционному принципу равенства граждан перед законом, ибо право — всего лишь равный масштаб оценки аналогичных поступков, которые, однако, совершаются разными людьми, действующими в разных жизненных ситуациях и при несовпадающих конкретных обстоятельствах. Последние, но опять же в соответствии с предписаниями закона, могут смягчать или отягчать наказание.

 

Статья 5. Принцип вины

Комментарий к статье 5 УК РФ

 

1. По российскому уголовному праву лицо может нести ответственность, если его общественно опасные и противоправные действия и их последствия опосредовались сознанием и волей, иными словами, если они совершены виновно, т.е. либо умышленно, либо по неосторожности. Рефлекторные, непроизвольные или импульсивные действия, лишенные интеллектуального или волевого начала, для уголовного права индифферентны и не могут быть предметом уголовно-правовой оценки.

Принцип ответственности за виновно, т.е. в форме умысла или неосторожности, совершенные действия есть принцип субъективного вменения. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, как декларируется в ч. 2 ст. 5 УК, не допускается. Уголовное законодательство, закрепляя принцип вины, который находит свое конкретное выражение в нормах гл. 5 Общей части УК РФ (см. комментарий к ст. ст. 24 — 28), последовательно исходит из международно признанного правила: «Нет вины — нет преступления, нет уголовной ответственности». Это правило носит универсальный и императивный характер и не знает исключений.

2. Принцип вины носит универсальный характер. Это означает, что не только по отношению к действию (бездействию) и его общественно опасным последствиям, но и ко всем иным юридически значимым обстоятельствам, влияющим на квалификацию содеянного, лицо должно проявить психическое отношение в форме умысла или неосторожности. При отсутствии этого непременного условия вменение подобных обстоятельств в ответственность лица было бы актом объективного вменения. Так, при совершении хищения чужого имущества в крупных размерах виновный должен осознавать именно этот факт, предвидеть и желать причинения собственности именно такого материального ущерба. При изнасиловании несовершеннолетней виновный должен знать либо допускать или хотя бы должен был и мог предвидеть, что он совершает насильственный половой акт с указанной потерпевшей.

Универсальный характер принципа вины подчеркивается и в ст. 35 УК РФ, в п. 5 которой установлено, что лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности не только за эту преступную деятельность, но и за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом.

3. Вина — не свойство личности, а объективно существующий факт, проявившийся в объективных признаках деяния, подлежащий установлению, познанию и оценке со стороны правоприменителя. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства вина как необходимый элемент любого преступления и как обязательный признак субъективной стороны его состава входит в предмет доказывания по уголовному делу, и ее наличие в содеянном должно быть не только установлено, но и бесспорно доказано. Между тем все еще встречаются случаи, особенно при расследовании и рассмотрении уголовных дел о неосторожных, главном образом транспортных, преступлениях, когда наличие вины по отношению к общественно опасным последствиям не доказывается, а презюмируется. В подобных случаях орган, применяющий закон, установив умышленное (точнее, сознательное) нарушение лицом соответствующих правил безопасности на транспорте, исходит из предположения, что при таком психическом отношении лица к нарушению у него должна быть неосторожная вина по отношению к последствиям. Такую порочную, нетерпимую практику нельзя не расценивать как серьезную коррозию принципа вины, как опасный рецидив объективного вменения, глубоко чуждого российскому уголовному законодательству. В связи с этим Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 18 марта 1963 г. «О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел» дал следующее указание: «Суды должны обратить особое внимание на тщательное исследование субъективной стороны совершенного преступления. Вредные последствия независимо от их тяжести могут быть вменены лицу лишь в том случае, если оно действовало в отношении их умышленно или допустило их по неосторожности» (Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924 — 1977. М., 1978. Ч. 2. С. 20).

4. Принцип вины тесно взаимодействует с принципами законности, равенства граждан перед законом, справедливости, являясь необходимым условием их полноценного функционирования. С другой стороны, нарушение или даже малейшее отклонение от принципа вины неизбежно приводит и к нарушению названных основных принципов уголовного законодательства, к подрыву основания уголовной ответственности.

 

Статья 6. Принцип справедливости

Комментарий к статье 6 УК РФ

 

1. Справедливость — это не только и не столько морально-этическая категория, характеризующая соотношение меры добра и зла, оценочное суждение гражданина об этой мере. Справедливость — категория универсальная, можно сказать, всеобъемлющая, пронизывающая все стороны общественных отношений. В праве вообще и в уголовном в частности она находит своеобразное преломление, поскольку все его нормы должны отвечать началам справедливости и морали. Норма права, лишенная этих начал, — это уже не правовая норма по самой своей сути. Такая «норма» уже не может выполнить ни одной из присущих ей функций. Справедливость изначально заложена в нормативном материале; она как бы «разлита» по всему его содержанию. Именно поэтому возведение справедливости в принцип уголовного права и его закрепление в ст. 6 УК РФ есть выражение в самом законе одного из руководящих начал, образующих в совокупности фундамент, на котором базируется все здание российского уголовного законодательства.

2. Часть 1 ст. 6 УК РФ, по существу, сводит принцип справедливости к назначению лицу, признанному виновным в совершении преступления, справедливого наказания или иных мер уголовно-правового характера, которые бы соответствовали характеру и степени общественной опасности деяния, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Несомненно, назначение гражданину соразмерного наказания или иных мер уголовно-правового характера, т.е. таких принудительных мер государственно-правового принуждения, которые полностью соответствуют тяжести содеянного, является наиболее типичной и, видимо, наиболее важной формой проявления принципа справедливости в уголовном праве и практике применения его норм. Однако это далеко не единственная подобная форма. Анализ нового уголовного законодательства относительно проявления в нем принципа справедливости позволяет выделить и в общих чертах обрисовать и другие формы, не касаясь закрепленного в ч. 2 ст. 6 УК положения о том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Это правило известно еще римскому праву («non bis in idem»).

3. Наряду с прокомментированными выше принципами принцип справедливости в уголовном праве, зафиксированный в ст. 6 УК РФ, имеет и другие формы проявления. К ним, в частности, относятся: определение законодателем минимально необходимого круга общественно опасных деяний, относимых к категории преступлений (процесс криминализации); своевременное и обоснованное исключение из него деяний, борьба с которыми возможна иными мерами и средствами (процесс декриминализации); установление в санкциях статей Особенной части УК относительно точного соответствия между тяжестью (характером и степенью общественной опасности) преступления и степенью строгости карательной санкции; конструирование типа самих санкций, отдавая при этом предпочтение альтернативным, относительно определенным санкциям с учетом разумного установления пределов дискреционных полномочий суда при назначении виновному наказания; претворение в законодательство принципа экономии уголовной репрессии; назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление (ст. 64); назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65); условное осуждение (ст. 73); институт освобождения от уголовной ответственности (гл. 11, ст. ст. 75 — 78); институт освобождения от наказания (гл. 12, ст. ст. 79 — 83).

Названные и многие другие положения нового УК РФ существенно усиливают начала справедливости уголовного закона, поднятой законодателем на самый высокий уровень в качестве одного из основных принципов данной отрасли российского права.

 

Статья 7. Принцип гуманизма

Комментарий к статье 7 УК РФ

 

1. Гуманизм — общечеловеческая высоконравственная идея, в основе которой лежат признание личности высшей социальной ценностью общества, глубочайшее уважение ее достоинства, стремление государства к всемерной защите ее прав, свобод и интересов, созданию условий обеспечения безопасности человека и гражданина. Руководствуясь этой благородной гуманистической идеей, Конституция Российской Федерации торжественно провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (ст. 2). Эта руководящая идея, возведенная в ранг конституционного положения, естественно, пронизывает и все отрасли российского права, в том числе и уголовного, в котором она получила законодательную форму одного из основных его принципов.

2. Гуманизм как принцип Уголовного кодекса РФ имеет два аспекта, две стороны своего объективного проявления и целенаправленности. Первый аспект состоит во всемерной охране прав и свобод человека и гражданина, в обеспечении его безопасности, а следовательно, и защите интересов всего общества от преступных посягательств, если речь идет о гуманизме как принципе именно уголовного права. Это основное проявление принципа гуманизма четко зафиксировано в ч. 1 ст. 7 УК, и оно, как нетрудно заметить, теснейшим образом связано с реализацией задач уголовного законодательства (см. комментарий к ст. 2 УК). При этом чем полнее осуществляются задачи Уголовного кодекса в процессе правоохранительной деятельности надлежащих органов государства, тем в большей степени реализуется принцип гуманизма, тем стабильнее становится состояние внутренней безопасности всего российского общества и его отдельных членов. В силу отмеченной диалектической взаимосвязи между принципом гуманизма и осуществлением задач уголовного законодательства можно и нужно говорить о том, что общая гуманизация сфер уголовно-правового регулирования и уголовно-правовой охраны отнюдь не снижает возможности достижения тех целей, которые ставит законодатель перед данной отраслью права. Скорее, наоборот — расширение и укрепление элементов гуманистической направленности в самом содержании уголовного права, разумная гуманизация сферы применения его норм на началах законности с учетом приоритета в этом процессе интересов личности и общества, несомненно, только усилят эффективность охраны указанных объектов.

3. Вторая сторона принципа гуманизма обращена к лицу, совершившему преступление, который тоже является человеком и в ресоциализации которого общество и государство кровно заинтересованы. Исправить преступника, предупредить возможность совершения им новых преступлений — основные цели наказания, более того, это одна из задач Уголовного кодекса РФ. Жестокость наказания, чрезмерная, не оправдываемая указанными целями строгость (жесткость) наказания, не говоря уже о причинении преступнику физических страданий или унижении его человеческого достоинства, как показывает многовековой опыт человечества, не способны обеспечить достижения целей уголовного права, а нередко приводят к противоположным результатам, поскольку грубо нарушают принципы законности и справедливости при назначении гражданину принудительных мер государственно-правового воздействия, резко противоречат общественному правосознанию. Именно поэтому закон (ч. 2 ст. 7 УК) формулирует положение, согласно которому наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

4. В уголовном законе принцип гуманизма не просто декларируется, хотя и это само по себе крайне важно в условиях формирования в России подлинно правового государства. В содержании действующего уголовного законодательства названный принцип получил форму реального бытия во многих его нормах и институтах, в практике их применения. В частности, с учетом гуманистических начал законодателем в ст. 44 УК сконструирована система наказаний, в которой все они расположены в порядке от более мягкого к более строгому виду. Такое построение системы ориентирует суд на избрание виновному лицу минимально достаточной для достижения целей его наказания конкретной меры. По аналогичному принципу и, конечно, с учетом такого же ориентира построены и санкции статей Особенной части УК. Гуманистическая идея применения к преступнику минимально достаточной меры воздействия на него получила наиболее отчетливое выражение в ст. 60 УК, формулирующей общие начала (правила) назначения наказания, в которой для суда содержится императивное предписание: «Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания». При этом закон, исходя из указанной руководящей идеи, предписывает суду при назначении наказания учитывать его влияние «на исправление осужденного и на условия жизни его семьи» (см. комментарий к ст. 60 УК).

Легко обнаружить, что многие обстоятельства, смягчающие наказание и перечисленные в ст. 61 УК, такие, как несовершеннолетие, беременность, наличие у виновного малолетних детей и ряд других, несут на себе печать проявления гуманизма по отношению к преступнику. Аналогичная идея заложена и в существенном ограничении применения смертной казни, где личностные свойства преступника (возраст, пол) являются определяющим основанием запрета ее применения (ст. 59 УК). В значительной мере принцип гуманизма в увязке с задачами УК и целями наказания служит обоснованием наличия в системе уголовного законодательства таких крупных институтов, как особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, регламентированные совокупностью привилегированных правовых норм (гл. 14, ст. ст. 87 — 96), освобождение от уголовной ответственности (гл. 11, ст. ст. 75 — 78), освобождение от наказания (гл. 12, ст. ст. 79 — 83), амнистия (ст. 84), помилование (ст. 85 УК). Все это свидетельствует о дальнейшей существенной гуманизации сферы уголовно-правового регулирования и охраны, которая одновременно укрепляет начала законности и справедливости при решении задач, стоящих перед уголовным правом.

Однако подлинно гуманное отношение к лицам, совершившим преступления, ничего общего не имеет с всепрощенчеством, проявлениями явно необоснованного либерализма, незаслуженным снисхождением к опасным профессиональным преступникам, к организаторам, руководителям и членам организованных преступных групп и преступных сообществ. В отношении этой категории преступников уголовный закон должен использоваться в полной мере, а его сила должна быть использована максимально полно. Гуманизм и всепрощенчество — категории несовместимые.

5. Наряду с основными принципами, непосредственно закрепленными в ст. ст. 3 — 6 УК и прокомментированными выше, уголовному законодательству свойственны и другие, более частные принципы, например, экономии нормативного материала, экономии репрессии, дифференциации ответственности, индивидуализации наказания. Есть основание утверждать, что при всей их важности они, тем не менее, носят вспомогательный характер, и их функциональная роль состоит в том, что они, образно говоря, обслуживают основные принципы права, способствуют наиболее полной их реализации. Например, принцип дифференциации ответственности позволяет более полно раскрыться принципам законности; принцип индивидуализации наказания напрямую связан с реализацией в процессе его назначения принципа справедливости и т.д. Можно, следовательно, говорить о том, что и эти частноспециальные принципы входят в единую систему принципов российского уголовного права.

 

Статья 8. Основание уголовной ответственности

Комментарий к статье 8 УК РФ

 

1. Уголовная ответственность является разновидностью юридической ответственности (наряду с гражданско-правовой, административной, дисциплинарной и т.д.). Ее содержание не раскрывается уголовным законом, хотя сам термин «уголовная ответственность» используется в ряде статей как Общей, так и Особенной частей УК РФ (ст. ст. 1, 2, 4, 5, 8, 299, 300 и др.).

2. Уголовная ответственность всегда связана с государственным принуждением, которое является ее содержанием. В уголовном праве государственное принуждение всегда реализуется через деятельность специальных органов государства.

3. Уголовная ответственность характеризуется определенными лишениями, которые виновный обязан претерпеть. Лишение виновного определенных благ является объективным свойством ответственности. Эти лишения наступают в качестве реакции государства на вред, причиненный преступником личности, обществу или государству.

4. Неблагоприятные последствия за совершение преступления могут быть:

а) личного характера (например, лишение свободы, арест, исправительные работы и т.п.);

б) имущественного характера (штраф);

в) нравственного характера (признание вины, осуждение, порицание, ограничение в удовлетворении духовных потребностей и т.п.).

5. Применение тех или иных мер уголовной ответственности всегда означает претерпевание преступником каких-либо лишений, стеснение его свободы, влечет издержки имущественного характера.

6. Уголовная ответственность наступает только за совершенное преступление. Не являются преступлениями и не могут выступать в качестве основания уголовной ответственности деяния, хотя внешне и сходные с преступлениями, но не являющиеся таковыми в силу низкой общественной опасности либо полного ее отсутствия. К таким деяниям уголовный закон относит причинение вреда при необходимой обороне (ст. 37 УК), крайней необходимости (ст. 39 УК), обоснованном риске (ст. 41 УК) и др.

7. В содержание уголовной ответственности необходимо включать: во-первых, публичное государственное осуждение (порицание) виновного за совершенное преступление; во-вторых, наказание, т.е. причинение лишений (ограничений) личного, имущественного или нравственного характера, предусмотренных санкцией уголовного закона; в-третьих, правоограничения, связанные с наличием судимости у осужденного, но лишь в рамках отбывания наказания.

8. Уголовная ответственность как правовое последствие совершенного преступления сохраняет свою юридическую силу (значимость) лишь в течение определенного времени, т.е. имеет начальный и конечный моменты. Установление точных пределов уголовной ответственности является важной предпосылкой правильного применения норм уголовного закона об: освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК), освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст. 83 УК), назначении наказания при рецидиве преступлений и т.п.

9. Начальный момент уголовной ответственности — государственное осуждение (порицание) виновного в форме вынесения судом обвинительного приговора. Конечный ее момент зависит от форм ее реализации. По общему правилу, уголовная ответственность завершается с отбытием осужденным назначенного судом наказания. Если наказание не исполняется, то уголовная ответственность заканчивается с истечением сроков, в течение которых сохраняется обязанность осужденного отбывать наказание. При осуждении виновного без назначения наказания уголовная ответственность исчерпывается вынесением обвинительного приговора суда.

10. В соответствии с уголовным законом уголовная ответственность реализуется в следующих формах:

а) осуждение виновного без назначения наказания (ст. 92 УК);

б) осуждение виновного с назначением наказания, но без реального его исполнения (ст. ст. 73, 82 УК);

в) осуждение виновного с назначением наказания и его реальным исполнением.

11. Проблема основания уголовной ответственности рассматривается в двух аспектах: философском и юридическом. Философский аспект заключается в том, что ответственность возможна лишь при условии, когда у субъекта была свобода выбора поведения, т.е. он имел возможность поступить в соответствии с требованиями закона, но игнорировал его и нарушил правовой запрет.

12. Уголовно-правовое понимание свободы выбора поведения (свободы воли) основано на детерминистической концепции преступного поведения. В соответствии с ней, с одной стороны, человек не может быть независимым от окружающих его обстоятельств, т.е. от явлений природы и общества, а с другой — последнее не исключает его возможности избирать тот или иной вариант поведения в конкретной жизненной ситуации и, следовательно, не исключает ответственности человека за свои поступки.

13. Отсутствие у человека свободы выбора поведения исключает его ответственность. Например, не подлежит уголовной ответственности лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, т.е. когда оно не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 21 УК). Аналогичным образом уголовный закон не признает преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (ст. 40 УК). Исключение уголовной ответственности в подобных случаях основано на принципе вины. В соответствии со ст. 5 УК лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

14. Юридический аспект вопроса об основании уголовной ответственности заключается в том, за что конкретно, за какие деяния и при каких условиях она наступает. Определить основание уголовной ответственности значит установить, почему уголовная ответственность существует и как она реализуется.

15. В ст. 8 УК закреплено, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. В этой формулировке проявляется тесная связь между понятием преступления и понятием его состава. Статья 14 УК дает общее определение понятия преступления, но в действительности не существует преступления вообще, а есть конкретные преступления: кража, разбой, убийство, хулиганство и т.д. Поэтому, для того чтобы установить, есть ли в конкретном случае преступление, необходимо выяснить, содержит ли совершенное деяние состав какого-либо преступления.

16. Из законодательной формулировки основания уголовной ответственности вытекает ряд принципиальных положений.

Во-первых, единственное и достаточное основание уголовной ответственности — наличие в совершенном деянии признаков состава преступления. Уголовный закон не раскрывает понятие состава преступления. Под составом преступления понимается совокупность признаков, указанных в уголовном законе, характеризующих конкретное общественно опасное деяние в качестве преступления. Признаки составов преступлений содержатся как в Особенной, так и в Общей части Уголовного кодекса. В состав преступления законодатель включает наиболее существенные признаки, определяющие специфику конкретного вида преступления и его общественную опасность. Признание состава преступления единственным основанием уголовной ответственности означает, что если совершенное общественно опасное деяние не подпадает под признаки ни одного состава преступления, предусмотренного уголовным законом, то уголовная ответственность исключается.

Во-вторых, состав преступления может иметь место только в совершенном деянии. Это означает, что исключается уголовная ответственность за мысли, убеждения, воззрения, если они не нашли выражения в совершении определенного деяния. Основание уголовной ответственности создает только совершение деяния, предусмотренного уголовным законом в качестве преступления.

В-третьих, деяние, содержащее признаки состава преступления, является общественно опасным, т.е. объективно способным причинить существенный вред охраняемым уголовным законом благам и интересам личности, общества или государства. В ст. 8 УК, определяющей основание уголовной ответственности, не указывается на то, что деяние должно быть общественно опасным. Вместе с тем такой вывод однозначно вытекает из других статей УК РФ. Так, в ч. 2 ст. 2 говорится, что Кодекс определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями. В ч. 1 ст. 5 УК устанавливается, что лицо подлежит уголовной ответственности только за общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия. В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ преступлением признается общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания. Таким образом, если деяние не является общественно опасным, исключается наличие в нем признаков состава преступления и, следовательно, отсутствует основание уголовной ответственности.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code