1. История возникновения саморегулируемых организаций и саморегулирования

Глава 12. РОЛЬ САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ И САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПРОТИВОДЕЙСТВИИ КОРРУПЦИИ

1. История возникновения саморегулируемых организаций и саморегулирования

Принято считать, что категория «саморегулируемые организации» как категория, употребляемая в качестве правового понятия в законодательном акте, впервые была употреблена в Законе США 1934 года о биржах ценных бумаг (Secutities Exchange Act of 1934, 15 USC) (далее — Закон США 1934 года). Раздел 19 Закона США 1934 года устанавливает порядок регистрации и требования, предъявляемые к саморегулируемым организациям — self-regulatory organizations. Появление данной категории в Законе США 1934 года не было случайным или изобретением законодателя. Это было лишь отражение ситуации, к моменту разработки закона уже существовавшей на рынке.

Первое свидетельство саморегулирования американских трейдеров относится еще к концу XVIII в. Сохранилась запись о состоявшемся в сентябре 1791 г. Собрании дилеров рынка государственных ценных бумаг Нью-Йорка. На собрании, состоявшемся через несколько месяцев после того, как прошли первые публичные аукционы по размещению федеральных правительственных займов, дилеры приняли решение утвердить 14 правил работы на рынке. Следует отметить, что некоторые из правил в определенной степени ограничивали конкуренцию. Например, дилеры договорились не заключать сделки с теми участниками торгов, которые сами заключали сделки от своего имени и за свой счет и не привлекали наемных брокеров <1>.

———————————

<1> См.: Stuart A. Banner, Anglo-American Securities Regulation. Cultural and Political Roots, 1690 — 1860. Cambridge University Press. 1998. P. 250, 251.

 

Развитие рынка, переживавшего как кризисы, так и подъемы, сопровождалось заключением новых соглашений, юридически оформлявших отношения на рынке при заключении сделок. Из подобных соглашений сформировались правила Нью-Йоркской фондовой биржи. Историки не исключают того, что правила, разрабатываемые нью-йоркскими участниками рынка, содержали заимствования из аналогичных правил, разработанных в Лондоне. Речь идет о том, что финансовые рынки изначально представляли собой достаточно сложную систему отношений, нуждавшуюся в установлении определенного порядка совершения операций. При этом, в силу сложности проводимых операций, правила их проведения могли разработать те люди, которые их совершали. Таким образом, изначально финансовый рынок, как наиболее сложно организованный и требующий определенной подготовки, изначально скрывал в себе начала самоорганизации. Закон США 1934 года только лишь отразил эту потребность и ситуацию, которая уже сложилась на рынке.

Положения разд. 19 Закона США 1934 года, устанавливающие условия и порядок регистрации саморегулируемых организаций, предусматривают отсылки к разд. 6 (О фондовых биржах), 15A (О зарегистрированных ассоциациях участников рынка ценных бумаг), 17A (О клиринговых организациях), перечисляющим типы организаций, являющихся саморегулируемыми, в соответствии с федеральным законом. Для участников рынка приведенные данные положения означали и продолжают означать то, что, для того чтобы получить возможность осуществлять профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, предприниматель должен получить разрешение (лицензию) непосредственно от SEC или стать членом: фондовой биржи, или клиринговой организации, или ассоциации участников рынка ценных бумаг. Участие в названных организациях означает то, что предприниматель соответствует квалификационным требованиям, предъявляемым к членам организаций, обязан соблюдать требования к проведению соответствующих операций, установленных в данных организациях <1>.

———————————

<1> Структура документов, определяющих порядок совершения операций применительно к биржевым рынкам, была описана мною ранее: Семилютина Н.Г. Биржевые сделки в современном гражданском праве // Журнал российского права. 2011. N 6. С. 5 — 16. В принципе такая схема может быть использована применительно к системе внутренних документов практически любой саморегулируемой организации.

 

Подход, нашедший отражение в Законе США 1934 года, с одной стороны, отражал реалии функционирования национального финансового рынка США, а с другой — общую традицию в регулировании, характерную для США, выражающуюся в стремлении минимизировать видимость непосредственного участия государства в управлении экономикой <1>. Парадоксальным является то, что Закон США 1934 года входит в число семи федеральных законодательных актов США, составляющих так называемые статуты Комиссии по рынку ценных бумаг и биржам («SEC Statutes») <2> (далее — Законы Комиссии по ценным бумагам). Парадокс состоит в том, что принятие Законов Комиссии по ценным бумагам связывают с преодолением Великой депрессии (Great Depression), начавшейся биржевым крахом октября 1929 года и продолжавшейся до 1939 года <3>. Меры по преодолению Великой депрессии были связаны с усилением роли государства. На финансовом рынке такое усиление было связано с появлением нового регулирующего органа — Комиссии по рынку ценных бумаг и усилением контроля государства за рынком ценных бумаг. Усиление роли государства в данном случае осуществлялось в разных формах, в том числе и через воздействие на уже существовавшие и известные рынку саморегулируемые организации. Используемый законодателем США подход позволял, с одной стороны, достигать желаемые цели — усиление роли государственного регулирования, а с другой — соответствовал сложившимся традициям в практике США, в том числе и использовал механизмы саморегулирования <4>.

———————————

<1> Эту тенденцию отмечал Ф. Фукуяма: «В США существует система ограниченного правительственного управления, которая имеет исторически суженную сферу государственной активности. Внутри этой сферы способность создавать законы и обеспечивать их исполнение очень сильна». (Фукуяма Ф. Сильное государство. Управление и мировой порядок в XXI в. М., 2010. С. 21.) Фукуяма при этом ссылается на работу Липсета: Lipset Seymour Martin. American Exceptionalism: A Double-Edged Sword, New-York1, 1996.

<2> В число указанных Законов входят: Закон о ценных бумагах 1933 года (the Securities Act of 1933), упоминавшийся выше Закон об обращении ценных бумаг 1934 года (the Securities Exchange Act of 1934), Закон о муниципальных холдинговых предприятиях 1935 года (the Public Utility Holding Company Act of 1935), Закон о доверительной собственности 1939 года (the Trust Indenture Act of 1939), Закон об инвестиционной компании 1940 года (the Investment Company Act of 1940), Закон об инвестиционных советниках 1940 года (the Investment Advisers Act of 1940). В перечень перечисленных выше семи законодательных актов было принято включать также еще Закон о защите прав инвесторов 1970 года и Закон о реформировании процедуры банкротства 1978 года (the Bankruptcy Reform Act of 1978) (См.: Loss L., Saligman J. Foundations of Securities Regulation, 3-rd edition, NY, 1995. P. 33).

<3> Подробнее см., например: Смирнов А.В. Новый курс в борьбе с Великой депрессией // http://www.finansy.ru/publ/macro/004smirnov.htm.

<4> «В США существует система ограниченного правительственного управления, которая имеет исторически суженную сферу государственной активности. Внутри этой сферы способность создавать законы и обеспечивать их соблюдение очень сильна. Ошибка использовать слово «сила» в отношении того, что именуют «сфера влияния» и силы, то есть «мощи» (Фукуяма Ф. Указ. соч. С. 21).

 

Появление новых информационных технологий, развитие экономической интеграции, либерализация регулирования рынка капиталов сделало необходимым переосмысление роли государства и методов регулирования экономики сначала в развитых капиталистических государствах <1>. Минимизация присутствия государства на рынке была одной из главной идей управления экономикой, выдвигавшихся монетаристами. Таким образом, идеи саморегулирования и вера в способность рынка «саморегулироваться» оказались идеями, торжествовавшими на рынке в 1990-х — первом десятилетии XX в.

———————————

<1> См., в частности, ежегодный Доклад Мирового банка (World Development Report) за 1997 год, посвященный изменению роли государства (World Development Report, 1997, The State in a Changing World) // http://econ.worldbank.org/WBSITE/EXTERNAL/EXTDEC/EXTRESEARCH/EXTWDRS/0,,contentMDK:20227703~pagePK:478093~piPK:477627~theSitePK:477624,00.html.

 

Идея самоорганизации для достижения каких-либо целей является неотъемлемым свойством предпринимательской деятельности. Такая самоорганизация требует определенной формализации отношений, определения правил взаимодействия, например порядка принятия решений, касающихся совместного ведения бизнеса, представления интересов объединения предпринимателей вовне и т.п. вопросов. Рост числа участников предпринимательских объединений и усложнение стоящих перед такими объединениями задач превращают проблему обеспечения взаимодействия внутри объединения предпринимателей для выработки решений от имени объединения — нового субъекта правоотношений, имеющего свою собственную волю, которая может не совпадать с волей иных участников объединения, в сложную проблему корпоративного взаимодействия. При этом корпоративное взаимодействие (а точнее, корпоративное управление) становится первым начальным уровнем саморегулирования, целью которого является упорядочивание отношений внутри предпринимательского объединения, например акционерного общества.

В своей деятельности объединения предпринимателей (независимо от избранной ими организационной формы объединения) разрабатывают или могут разрабатывать следующие типы документов:

— внутренние документы, регламентирующие структуру организации, полномочия и порядок взаимодействия ее органов;

— внутренние документы, определяющие порядок раскрытия информации о самой организации и/или о ее участниках-членах;

— иные внутренние документы организации, в том числе определяющие порядок оказания услуг данной организацией, иной деятельности организации, порядок совершения действий участниками (членами организации) вовне.

В числе таких «иных документов» применительно к саморегулируемым организациям представляется возможным выделить следующие:

— документы, обобщающие и объясняющие содержание сделок, заключаемых предпринимателями на рынке;

— документы, в которых формулируются правила (требования) скорее этической направленности, адресованные сотрудникам предпринимателей (аналогом могут служить кодексы поведения государственных служащих);

— документы, в которых определяются правила определения различных критериев, индексов и т.п. оценок, используемых предпринимателями; подобные документы предназначены для того, чтобы сделать операции на рынке более прозрачными, с другой стороны, они способствуют поощрению добросовестного ведения предпринимательской деятельности.

С учетом особенностей деятельности и типов внутренних документов, разрабатываемых предпринимательскими объединениями, представляется возможным выделить следующие типы предпринимательских объединений (групп):

— организации предпринимателей, преследующие достижение коммерческих целей, управляемые путем применения методов корпоративного регулирования (например, акционерные общества);

— общественные организации предпринимателей, не преследующие целей извлечения прибыли, но создаваемые в целях содействия предпринимательской активности на территории региона (например, торгово-промышленные палаты);

— профессиональные объединения участников рынка, включающие в себя как саморегулируемые организации (СРО), так и иные объединения, выполняющие функции, подобные функциям СРО, но не зарегистрированные в качестве СРО;

— организации инфраструктуры рынка, представляющие собой, как правило, объединения предпринимателей, создаваемые в целях организации проведения операций на каком-либо рынке или его сегменте, определяющие порядок совершения операций на таком рынке или сегменте.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code