5. Правовое регулирование инвестиций в офшорах и борьба против коррупции

Сегодня офшоры рассматриваются как возможность «убежать» от юрисдикции государства. В действительности это понятие связано со свободой выбора места осуществления предпринимательской деятельности, осуществляемой в условиях рыночной экономики. Правовое регулирование офшоров в целом соответствует именно такому пониманию современных условий осуществления предпринимательской деятельности. «Под офшорной компанией может пониматься как юридическое лицо, зарегистрированное вне юрисдикции, где оно осуществляет свою деятельность, так и компания, инкорпорированная в так называемых офшорных центрах или юрисдикциях» <1>.

———————————

<1> См.: Регистрация субъектов предпринимательской деятельности. Зарубежный опыт. Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции Российской Федерации / Отв. ред. Р.А. Адельханян. М., 2012. С. 416.

 

Появление понятия «офшорная зона» связано с существованием собственно юридического лица как правовой конструкции или правового института и свойственного этой конструкции признака ограниченной (в пределах суммы уставного капитала) юридической ответственности.

Правовая форма организации бизнеса — частная компания по английскому праву, или компания с ограниченной ответственностью (акционерное общество) по праву континентальной Европы, — предоставляет участникам компании преимущество ограниченной ответственности (например, акционера) в случае несостоятельности компании: несостоятельность, или банкротство, юридического лица не связаны с банкротством физического лица, участвующего в нем.

Офшоры эксплуатируют это свойство, извлекая из этого преимущества материальную выгоду, позволяя физическим лицам оставаться в тени, т.е. сохранять анонимность. Анонимные владельцы офшорных компаний приобретают имущество, совершают сделки, заявляют иски в устрашение контрагента и способны исчезать, когда возникает угроза банкротства. Проблема офшоров усложняется тем, что ни Мировой банк, ни ОЭСР не являются сторонниками борьбы против корпоративного способа организации бизнеса. А поэтому решение проблем, возникающих в связи с существованием офшоров, следует решать путем распространения на офшорные компании такого режима деятельности, который обеспечивал бы прозрачность операций офшорных компаний и ответственность лиц, их совершающих.

В настоящее время установление правовой связи между юридическим лицом и национальным правопорядком, в рамках которого создается юридическое лицо, осуществляется через критерий национальности юридического лица. В праве под национальностью юридического лица понимают привязанность юридического лица к определенному государству и его правопорядку. В одних государствах национальность юридического лица определяется в соответствии с критерием места учреждения компании, в других странах — согласно критерию его местонахождения. Причем местом нахождения компании может признаваться как место нахождения органов управления компании, так и место ее основной деятельности. Соответственно, контроль за должным поведением иностранного юридического лица устанавливается в государстве, где юридическое лицо либо учреждено, либо находится (осуществляет свою деятельность).

В современной практике использование в различных странах разных подходов к определению национальности юридического лица в различных государствах приводит к возникновению проблем правового регулирования иностранных юридических лиц, связанных с их перемещением. Проблемы возникли в связи с установлением в отдельных государствах контроля за деятельностью иностранных юридических лиц, например путем введения требования регистрации филиалов юридических лиц.

Синдром Делавера, как назвали ставшую распространенной практику переноса места нахождения компании в Европе <1>, выражается в поисках более благоприятной правовой среды для предпринимательской деятельности. Офшорные зоны — это не только территории, определяемые государственными органами для выполнения своих задач <2>, а, скорее, явление, связанное с выбором юрисдикций с благоприятным правовым регулированием инвестиций, с созданием комфортных, а значит, привлекательных условий для начала предпринимательской деятельности.

———————————

<1> Синдром Делавера в судебной практике представлен решениями ряда дел Европейского суда, в том числе решением по делу «Центрос» и «Ueberseeing». В деле «Centros» отказ в регистрации филиала иностранного юридического лица в Дании обосновывался тем, что компания, учрежденная в Англии датской супружеской парой, не предполагала ведение в Великобритании хозяйственной деятельности, а была создана лишь для открытия филиала в Дании. Это позволяло избежать исполнения требования датского Закона о минимальном размере уставного капитала.

<2> Приказ Минфина России от 13 ноября 2007 г. N 108н предусматривает перечень 42 офшорных зон, в которых существует опасность уклонения от налогообложения // БНА ФОИВ. 2007. N 50.

 

Синдром Делавера свидетельствует также и о распространении мер в практике государственного регулирования, которые направлены на защиту национальных экономических интересов. Например, требование датского законодательства о регистрации филиала компании, учрежденной в Великобритании, было вызвано необходимостью проконтролировать наличие необходимого для предпринимательской деятельности уставного капитала и защитить интересы местного населения, где филиал предполагал вести основную деятельность. Требование минимального уставного капитала к иностранной компании, которая предполагает осуществлять основную деятельность этой компании в стране, может быть реализовано через установление аналогичного требования к филиалу этого юридического лица, учрежденного за границей.

Борьбе с негативными последствиями существования офшоров помогает также распространение действия национального законодательства на иностранную компанию. Действие требований «национального» закона дает возможность получить необходимую информацию о действиях иностранной, в том числе офшорной, компании. Этой же цели служит требование регистрации филиала в случае перемещения компании. В приведенном выше Законе Италии предусмотрено, что перенос зарегистрированного места нахождения правового образования в другое государство или слияние правовых образований, имеющих зарегистрированные места нахождения в различных государствах, возможны лишь при соблюдении законодательства указанных заинтересованных государств.

В практике США получила распространение практика экстерриториального действия отдельных законов. Таким свойством экстерриториального действия обладает американское антитрестовское законодательство, согласно которому допускается проведение расследований в отношении действий, совершенных американскими или иностранными компаниями за рубежом, если эти действия оказывают негативное влияние на рынок США <1>. Таким же свойством обладают некоторые американские законы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность <2>. В Великобритании Закон о противодействии коррупции 2010 года применяется в отношении физических и юридических лиц, которые имеют тесную связь с Великобританией. Экстерриториальное действие национального законодательства позволяет вывести из тени участников офшорных компаний.

———————————

<1> См. об этом: Antitrust Enforcement Guidelines for International Operations. US Department of Justice and Federal Trade Commission. April 1995 // International Business Law Materials. 1995. V. XXI. N 1.

<2> См. об этом в статье: Кожевников О.В., Смирнов П.С. Торгово-экономическое сотрудничество Восток-Запад и дискриминационные меры США // Советское государство и право. 1983. N 3.

 

Анализ тенденций развития современного правового регулирования инвестиций показывает, что центральное место в правовом режиме деятельности инвесторов занимает законодательство, направленное против коррупционных действий. При этом, как показывает практика США и Великобритании, действие законов, принимаемых в странах — экспортерах капитала, касается не только иностранных филиалов и дочерних компаний американских и английских компаний, но и их партнеров по бизнесу.

Эффективность принятых в сфере борьбы с коррупцией законов США и Великобритании может привести к сокращению инвестиций в ту или иную страну вследствие опасности оказаться причастными к коррупционным действиям, как они определены в законе страны происхождения инвестора.

Выходом из ситуации, сложившейся в связи с принятием драконовских мер по борьбе с коррупцией, может стать гармонизация режимов правового регулирования инвестиций, существующих в разных странах. Не исключено, что таким способом гармонизации могут стать двусторонние соглашения о защите инвестиций, если в них предусмотреть соответствующие нормы о коррупционных правонарушениях.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code