3. Борьба с коррупцией как тенденция развития правового регулирования иностранных инвестиций в зарубежном законодательстве

Определение иностранного инвестора в современном законодательстве о противодействии коррупции основано на признании экстерриториального действия закона. Принятие законов о противодействии коррупции позволяет этим странам повысить стандарт требовательности в сфере регулирования иностранных инвестиций в сравнении со стандартом требовательности, который содержится в международных конвенциях, а также в законодательстве стран — реципиентов капитала. Обращение к опыту промышленно-развитых стран в области противодействия коррупции тем более необходимо, если учесть, что Россия активно участвует в международном разделении труда. Она заинтересована и в привлечении иностранных инвестиций, и в освоении зарубежных рынков, создавая там промышленные и торговые предприятия.

Проблема правового регулирования вывоза капитала, т.е. собственно инвестиций, была поставлена в 1977 году в связи с необходимостью установления признаков коррупции в действиях иностранных инвесторов. Нефтяной кризис 70-х гг. и бесконтрольный приток нефтедолларов из стран Ближнего и Среднего Востока лежат в основе принятия первого закона о коррупции в США. В связи с тем что инвесторами неправомерно используются за рубежом денежные средства, принятие законов о коррупции в странах — экспортерах капитала постепенно приобретает все более массовый характер. В Великобритании поводом для принятия закона о коррупции был громкий процесс, начатый в 2009 году, в связи со сделкой «Нефть в обмен на оружие», совершенной между Великобританией и Саудовской Аравией <1>.

———————————

<1> См.: Bonneau J.L. Combatting Foregn Bribery: Legislative Reform in the United Kingdom and Prospects for Increased Global Enforcement // Columdia Journal of Transnational Law. 2011. Vol. 49. N 2.

 

Расследование было прекращено, но результатом стало принятие Закона о коррупции 2010 года. Тогда же были опубликованы статистические данные, согласно которым четвертая часть иностранных компаний, осуществляющих свою деятельность на территории Великобритании, утратила свой бизнес из-за коррумпированных действий своих конкурентов. При этом, по данным Мирового банка, на подкуп должностных лиц в развивающихся странах расходуется от 20 млрд. до 40 млрд. долл. <1>. Чтобы удержать свои позиции на национальных рынках развивающихся стран, Великобритании потребовалось принятие закона, который мог остановить коррупционную деятельность в частноправовой сфере. Принятый в Великобритании Закон о коррупции 2010 года можно считать началом развития законодательства об иностранных инвестициях нового поколения.

———————————

<1> Out of the Frying Pan. The UK’s new Bribery Act will have a big impact on business worldwide. But corporates must not ignore their obligations under existing anti-money laundering laws // International Financial Law Review. 2011. July/August. P. 44.

 

История развития законодательства об иностранных инвестициях имеет несколько этапов развития. Однако до того, как оно появилось в развивающихся странах, регулирование движения капиталов осуществлялось на основе провозглашенного в международном праве принципа свободы торговли и подчинялось правилам, принятым на финансовых рынках имперских держав. В качестве иллюстрации можно привести пример инвестиционной деятельности Ост-индской компании. «Компания управляла деятельностью миллионов людей из крошечной штаб-квартиры со штатом в 159 человек в 1785 году и 241 человек в 1813 году. Организационная структура Ост-индской компании сочетала в себе все элементы современных многонациональных компаний. Наряду с признаками единой иерархически подчиненной главному центру управления в Лондоне Ост-Индской компании существовало множество предпринимателей, действовавших на основе коммерческой концессии (франшизе), которые были разбросаны по всему миру <1>. Хотя в период создания этой компании категория «инвестиции» как таковая и отсутствовала, тем не менее правовое регулирование отношений, в которых участвовала компания, предполагало перемещение денежных средств и материальных ценностей за рубеж с целью извлечения прибыли, как и в случае с инвестициями в современный период. Другое дело, что в эпоху колониального господства не было нужды в создании специальных законов об инвестициях, так как управление движением капитала осуществлялось в рамках национального законодательства о компаниях метрополий. Потребность в специальных нормах законодательства об инвестициях возникла гораздо позднее в связи с принятием специального режима для отдельных категорий компаний. Нормы о враждебных иностранцах, принятые в Англии, запрещали совершение коммерческих сделок компаниям воюющих государств (Закон о враждебных иностранцах Великобритании) <2>.

———————————

<1> The Economist. December  2011. P. 132.

<2> См. об этом в книге: Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3-х т. М., 2002. С. 365.

 

Глобализация экономики, увеличение объемов иностранных инвестиций, перемещающихся не только в направлении «Север-Юг», но также и из развивающихся стран в экономику промышленно-развитых государств, привели к появлению в международных экономических отношениях случаев совершения коррупционных действий иностранными лицами с целью получить преимущества на рынке государств — реципиентов капитала. Действие инвестиционных законов, международных конвенций в этой ситуации оказалось недостаточным. И государства — экспортеры капитала обратились к законодательному регулированию иностранных инвестиций у себя в стране. Так, национальное законодательство в области инвестиционных отношений приняло форму законов о коррупции в промышленно развитых странах. Указанные законы предусматривали специальный правовой режим для инвесторов, чтобы остановить перевод материальных ресурсов на преступные цели и направить денежные средства в реальное производство.

Затрачиваемые на подкуп государственных служащих денежные средства (даже если это делалось с целью завоевания национального рынка того или иного государства) приводили к криминализации частного бизнеса не только в государстве, где осуществлялся подкуп госслужащих, но и в государстве, откуда направлялись материальные ценности. Коррупция, таким образом, приобрела форму глобальной угрозы частному бизнесу, а правовое регулирование иностранных инвестиций как средство управления денежными потоками приобретает форму закона о коррупции в сфере частного бизнеса. Принятый в Великобритании Закон 2010 года, вступивший в силу с июля 2011 года, опровергает высказанное в литературе мнение о том, что «для развитых капиталистических стран не свойственно принятие внутринациональных норм, направленных на регулирование отношений с участием иностранцев» <1>.

———————————

<1> Асосков А.В. Правовые формы участия юридических лиц в международном коммерческом обороте. М., 2003. С. 87.

 

Многие правоведы до сих пор считают, что закон об иностранных инвестициях должен решать только проблему привлечения денежных ресурсов из-за рубежа. В настоящее время гораздо более важным является законодательство, стимулирующее добросовестную практику инвестирования как в стране, привлекающей иностранный капитал, так и в странах, его вывозящих. В инвестиционном законодательстве нового поколения обращаются к категории «публичное официальное лицо», или «официальное лицо», как к особому виду предпринимателей, занимающих определенное положение в системе корпоративного управления. При этом национальное законодательство устанавливает правовой режим для лиц, обладающих полномочиями и способных оказывать влияние на действия других лиц, участвующих в перемещении денежных средств через национальные границы.

Особенностью инвестиционного законодательства нового типа является усиление государственного регулирования в сфере иностранных инвестиций. В настоящее время, казалось бы, в условиях, получивших свое развитие рыночных отношений, ответом на этот вопрос должен был бы стать отказ от специального закона об иностранных инвестициях как средства привлечения инвестиций. Во всяком случае, так оценивался западный подход к регулированию иностранных инвестиций до недавнего времени. Однако именно Великобритания, где традиционно отстаивались принципы свободного движения капиталов, принимает вполне обоснованное решение об усилении государственного управления движения капиталов и ограничении иностранных лиц.

Тенденция усиления государственного регулирования инвестиций отражена и в российском законодательстве. В Законе о привлечении иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обороны стран и национальной безопасности, предусмотрены ограничения для тех иностранных инвесторов, которые намереваются осуществлять свои капиталовложения в стратегически важные отрасли промышленности. Указанный Закон о стратегических инвестициях является первым шагом на пути создания нового поколения законов об инвестиционной деятельности.

В настоящее время правовое регулирование корпоративных отношений, осложненных иностранным элементом, является перспективным направлением развития правового регулирования иностранных инвестиций. В основе развития этого направления лежат международные конвенции, регулирующие деятельность иностранных юридических лиц, а также новейшее законодательство государств, занимающих ведущие позиции на глобальных финансовых рынках. Это действующее законодательство США и Великобритании о коррупции. И американский Закон 1977 года, и Закон о коррупции, принятый в Великобритании в 2010 году, являются иллюстрацией современного подхода к правовому регулированию иностранных инвестиций.

Отличительной чертой современного подхода к правовому регулированию иностранных инвестиций является то, что в сферу его применения входят как национальные, так и иностранные физические и юридические лица. Сфера действия указанных законов распространяется на лиц, осуществляющих свою деятельность на территории государства, принявшего закон, а также лиц, инвестирующих капитал за рубежом. Указанный подход к выбору субъекта права (иностранец в национальной экономике и отечественный инвестор за рубежом) предполагает экстерриториальное действие закона. Чтобы избежать коллизии между законом США и законом Великобритании в этом случае, особое значение приобретает международно-договорное регулирование данной области отношений.

Международные конвенции о противодействии коррупции предопределяют содержание законодательства об иностранных инвестициях <1>. Среди них непосредственно к регулированию инвестиционной деятельности относятся Конвенция ООН против коррупции и Конвенция ОЭСР о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций. Конвенции исходят из того, что каждое государство принимает необходимые меры в соответствии с национальным законодательством. Однако в условиях, когда речь идет о коллизиях национального законодательства в части установления стандартов поведения для определенной категории лиц, действующих международных договоров может оказаться недостаточно. В настоящее время, например, закон Великобритании устанавливает более высокие стандарты регулирования, чем международные конвенции о противодействии коррупции, распространяя свое действие исключительно на частнопредпринимательские отношения.

———————————

<1> См.: Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: Сборник документов. М., 2010.

 

Сходство с инвестиционным законодательством обнаруживается в том, что национальное законодательство о коррупции в первую очередь направлено на регулирование поведения многонациональных компаний, т.е. компаний, имеющих разветвленную сеть филиалов, и дочерних компаний в различных государствах или компаний. В отличие от 70-х гг. прошлого столетия, когда было решено создать в международном праве нормы — стандарты регулирования (Кодекс поведения ТНК, разрабатываемый Комиссией ООН по транснациональным корпорациям), сейчас предлагается установить в рамках национальных юрисдикций правила поведения многонациональных компаний.

Кодекс поведения ТНК, подготовленный Комиссией ООН, не вступил в действие, но работа по его принятию показала, что под транснациональными корпорациями подразумеваются прежде всего создаваемые усилиями инвесторов юридические лица, действующие в границах национального права различных государств. В работах Л.А. Лунца, посвященных анализу явления, именуемого многонациональными компаниями <1>, утверждается, что с деятельностью филиалов и дочерних компаний ТНК связаны проблемы недобросовестной конкуренции <2>. Впоследствии многие из поставленных еще в 70-е гг. проблем получили свое разрешение в различных международных договорах и соглашениях, предусматривающих обязательства государств принимать акты национального законодательства в случае того или иного правонарушения. Соглашения ВТО регулируют таким образом инвестиции, связанные с международной торговлей.

———————————

<1> См.: Лунц Л.А. Многонациональные предприятия капиталистических государств в аспекте международного частного права // Советское государство и право. 1976. N 5. С. 122 — 129.

<2> См.: Reuven S-Avi-Yonah. National Regulation of Multinational Enterprises: An Essay on Comity? Exterritoriality? And Harmonisation // Columbia Journal of Transnational Law. 2003. Vol. 42. P. 5; Merrit B. Fox. What’s so special about Multinational Enterprises?: A Comment on Avi-Yonah // Columbia Journal of Transnational Law. 2004. Vol. 42. P. 551.

 

В настоящее время все более важную роль стали играть международные соглашения о противодействии коррупции как соглашения, обращенные к деятельности многонациональных компаний. При этом, как и в остальных случаях нарушения правового режима деятельности, предусмотренного международными соглашениями, в международных конвенциях о противодействии коррупции речь идет о таких аспектах правового режима перемещения капитала, которые требуют принятия иных мер <1>.

———————————

<1> Характеризуя инвестиционное законодательство развивающихся стран, Л.А. Лунц подчеркивал то, что именно о режиме иностранных инвестиций идет речь в национальном законодательстве этих стран (в инвестиционных кодексах). (См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3-х т. М., 2002.)

 

Основная роль в борьбе с коррупцией отводится национальному законодательству. В 2010 году в Великобритании был принят Закон о коррупции, который предлагает новый подход в определении правового режима деятельности, связанной с перемещением капитала, в том числе и между отдельными структурными элементами многонациональных компаний.

В отличие от инвестиционных кодексов 60-х гг., которые принимались в защиту интересов государств, принимающих инвестиции, в инвестиционном законодательстве нового поколения вводятся меры по защите глобального рынка от коррупции. О новом подходе к правовому регулированию частноправовых отношений, но уже в аспекте применения норм международного частного права, говорится и в других работах. В этих работах, в частности, обосновывается вывод о существенной роли, которую может сыграть международное частное право в обеспечении взаимодействия разных систем права <1>.

———————————

<1> См.: Бахин С.В. Международная составляющая правовой системы России // Правоведение. 2007. N 6. С. 130.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code