8.3.1. Поставка товаров

8.3. Отдельные виды коммерческих отчуждательных договоров

8.3.1. Поставка товаров

Особенности договора поставки товаров в коммерческой деятельности

Основным отличительным признаком договора поставки ГК РФ называет его субъектный состав, условия о сроке и целевой признак.

По договору поставки поставщик — продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, — обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием (ст. 506 ГК РФ).

В условиях планового хозяйства в советский период договор поставки между организациями был очень актуален в связи с возможностью заблаговременного планирования совершаемых сделок. В ГК РФ договор поставки был сохранен в качестве одного из видов договора купли-продажи, ориентированного на регулирование отношений по реализации различных товаров, которые складываются в основном между профессиональными участниками имущественного оборота, занимающимися производством и оптовой торговлей сырьем, материалами, оборудованием или комплектующими изделиями.

Договору поставки присущи все основные признаки договора купли-продажи: консенсуальность (поставщик обязуется передать товары покупателю, а последний обязуется их оплатить), возмездность, двусторонний встречный (синаллагматический) характер. Однако существует ряд отличительных признаков, которые позволяют отграничить договор поставки как вид купли-продажи от иных признаков как самой купли-продажи, так и отдельных ее видов.

Все стороны договора поставки являются профессиональными предпринимателями. В случаях, когда торговая деятельность разрешена некоммерческим организациям их учредителями, некоммерческие организации могут быть поставщиками товаров в рамках их целевой правоспособности, установленной уставом этих организаций. Индивидуальные предприниматели по своему правовому статусу приравниваются к коммерческим организациям (п. 3 ст. 23 ГК РФ).

Профессиональная деятельность поставщиков товаров в договоре поставки непосредственно связана с двумя видами процессов — созданием (производством) товаров и их продвижением на рынке (закупкой с последующей перепродажей). Таким образом, в договоре поставки в качестве поставщиков принимают участие производители товаров и оптовые перепродавцы. Оптовые потребители отличаются от иных субъектов договора поставки тем, что в этом виде купли-продажи они могут действовать только в качестве покупателей товара, потому что затем они перепродают его на розничном рынке путем розничной купли-продажи, цель которой состоит в удовлетворении личных, семейных или домашних потребностей потребителя, что совершенно не соответствует цели договора поставки.

Целевой признак договора поставки, а именно использование товаров в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием, свидетельствует о том, что в качестве покупателя по договору поставки также в большинстве случаев должна выступать коммерческая организация или индивидуальный предприниматель, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Пленум ВАС РФ рекомендует исходить из признаков договора поставки, предусмотренных ст. 506 ГК РФ, независимо от наименования договора, названия его сторон либо обозначения способа передачи товара в тексте документа. При этом под целями, не связанными с личным использованием, следует понимать в том числе приобретение покупателем товаров для обеспечения его деятельности в качестве организации или гражданина-предпринимателя (оргтехники, офисной мебели, транспортных средств, материалов для ремонтных работ и т.п.). Однако в случае, если указанные товары приобретаются у продавца, осуществляющего предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, отношения сторон регулируются нормами о розничной купле-продаже <1>.

———————————

<1> См.: п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки».

 

Определение договора поставки, содержащееся в ст. 506 ГК РФ, также делает акцент на важность условия о сроке в договоре поставки. В соответствии с формулировкой названной статьи поставку от купли-продажи отличает наличие разрыва между моментом заключения договора и его исполнением. Условие о сроке — часть наследия плановой системы хозяйствования, однако очень важное для обеспечения договорной дисциплины, особенно учитывая долгосрочные связи партнеров на рынках, которые должны отличаться стабильностью. По договору поставки возможна передача товаров единовременно (в указанный в договоре срок) либо отдельными партиями в течение длительного периода (в обусловленные сроки).

Существенным условием для договоров поставки, предусматривающих поставку товаров в течение всего срока действия договора отдельными партиями, служит период поставки (ст. 508 ГК РФ), т.е. обусловленные сторонами сроки поставки отдельных партий товаров. Если в договоре периоды поставки не определены, то следует исходить из того, что товары должны поставляться равномерными партиями помесячно. В этом случае периодом поставки будет считаться один месяц. В зависимости от конкретных условий взаимоотношений, наряду с определением периодов поставки, в договоре могут быть установлены график поставки (декадный, месячный, годовой и т.п.) и самостоятельная ответственность за его нарушение. В договоре поставки, как и в других предпринимательских соглашениях, досрочное исполнение обязательств допускается лишь по соглашению сторон. Особенностью же договора поставки является правило, в соответствии с которым товары, поставленные досрочно и принятые покупателем, засчитываются в счет количества товаров, подлежащих поставке в следующем периоде.

Другой особенностью является объект поставки, которым может быть товар, понимаемый в широком смысле как материальный объект, продукт труда, обладающий потребительской стоимостью и изготовленный для реализации на рынке. Объектами поставки чаще всего выступают партии однородных товаров, оптовые партии и т.п. При поставке данные товары должны быть пригодными к использованию в предпринимательской деятельности. Договор поставки также предполагает передачу как одной, в том числе индивидуально-определенной, вещи, так и большого количества вещей. Оптовая торговля, по определению, предполагает перепродажу товара партиями, т.е. не в единичном экземпляре. Поэтому в большинстве случаев поставка единичной вещи не может быть отнесена к коммерческой поставке. Это совершенно не означает, что конструкция договора поставки не может быть использована на оптовых рынках, наоборот, сегодня это один из наиболее распространенных видов отчуждательных договоров, предметом которых являются партии товаров.

По материальному предмету договор поставки может быть нескольких разновидностей:

— договор на поставку продукции по прямым длительным хозяйственным связям;

— договор на поставку товаров производственно-технического назначения;

— договор на поставку сырья и материалов для переработки;

— договор на поставку товаров широкого потребления;

— договор на поставку товаров через посреднические организации;

— контракты на поставку товаров для государственных нужд.

К коммерческой поставке могут быть отнесены только те ее виды, которые не связаны с процессом производства товаров и одновременно являются основными видами сделок на оптовых рынках, поэтому коммерческой поставкой могут быть признаны только последние три из перечисленных видов договора поставки. Еще одной особенностью договора поставки является то, что этот вид купли-продажи используется не только на оптовых товарных рынках. Поставка охватывает собой несколько этапов, связанных с торговой деятельностью, но не всегда имеющих прямое отношение к деятельности коммерческой. Отношения по поставке применяются для регулирования взаимоотношений между:

1) производителями товаров и поставщиками сырья, материалов либо комплектующих изделий;

2) между изготовителями товаров и оптовыми торговыми организациями, специализирующимися на реализации указанных товаров;

3) между оптовыми организациями на оптовых рынках товаров, включая оптовых потребителей.

Собственно к коммерческой поставке можно отнести только последний вид взаимоотношений с использованием договорной модели поставки.

Для договора поставки характерен особый исключительный порядок заключения договора, суть которого сводится к тому, что сторона, получившая возражения по условиям договора поставки или предложение о согласовании новых условий (в форме протокола разногласий, письма, телеграммы или другим способом), обязана принять меры к согласованию условий договора. Поскольку договоры поставки занимают большую нишу на пространстве оптовой торговли, его стороны, как предприниматели, должны быть заинтересованы в их активном использовании. В связи с этим законодателем установлено правило, предусматривающее обязанность возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора (п. 2 ст. 507 ГК РФ). Следует учитывать, что договор поставки как коммерческий договор не носит публичного характера, поэтому у акцептанта отсутствует право требования заключения договора. Но в связи с желанием законодателя увеличить товарный оборот, сократить количество случаев срыва заключения договоров, а также с целью поддержания договорной дисциплины и повышения культуры товарных отношений на оптовых рынках им установлена ответственность для стороны, не принявшей мер по согласованию условий договора поставки и не уведомившей другую сторону об отказе от заключения договора в предоставленный ей п. 1 ст. 507 ГК РФ 30-дневный срок.

Нарушение обязанности принять меры к устранению возражений, т.е. уклонение от согласования спорных условий, несообщение об отказе заключить договор, рассматривается как основание для предъявления второй стороной требований о возмещении убытков. Такими убытками могут быть признаны, в частности, расходы стороны, направившей извещение о согласии заключить договор с предложением о согласовании его условий (акцепт на иных условиях), если они понесены в связи с подготовкой и организацией исполнения данного договора, предпринятыми по истечении 30-дневного срока со дня получения лицом, направлявшим оферту, акцепта на иных условиях <1>. Несогласованные разногласия по договору, заключение которого не является обязательным, могут быть переданы на рассмотрение арбитражного суда только при наличии соглашения сторон (ст. 446 ГК РФ).

———————————

<1> См., например: п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки».

 

Особенности условий в договоре поставки

Сроки поставки. Срок поставки может быть определен в договоре путем указания либо конкретной даты, либо периодов поставки в течение срока действия договора. Поставщик при исполнении договора, не содержащего срока поставки, может руководствоваться ст. 508 ГК РФ, которая предусматривает поставку товаров помесячно равными партиями. Для годовых и долгосрочных договоров важно указание не только конкретных сроков передачи товаров, но и периодов поставки. На практике используются квартальные, месячные, декадные и иные периоды. Период поставки — это равномерный промежуток времени, в течение которого производится поставка предусмотренного договором количества товаров отдельными партиями (частями). Кроме периодов поставки стороны могут согласовывать графики поставки. Определяемые сторонами графики поставки устанавливают сроки передачи товаров в пределах периода поставки. Их назначение — обеспечить равномерную передачу товаров, в том числе скоропортящихся, а также товаров, для хранения которых необходимы специальные емкости, и др.

Условия о возложении обязанности получения товара. В соответствии со ст. 513 ГК РФ покупатель (получатель) обязан совершить все необходимые действия, обеспечивающие принятие товаров, поставленных в соответствии с договором поставки. Однако продвижение товара по рынку может не только сопровождаться сменой собственника товара, но и предполагать титульное и фактическое передвижение товара через ряд оптовых поставщиков, посредников или иных коммерческих организаций, осуществляющих профессиональную деятельность по реализации товаров. Поэтому ГК РФ предусматривает возможность и порядок возложения покупателем исполнения договора на третьих лиц — получателей.

Инструментом для осуществления этой функции также является отгрузочная разнарядка, которая представляет собой документ, в котором покупатель указывает получателей товаров и их отгрузочные реквизиты. В соответствии с п. 2 ст. 509 ГК РФ принципиальное значение имеет то, что право покупателя давать поставщику указание об отгрузке (передаче) товаров третьим лицам (получателям), т.е. представлять отгрузочную разнарядку, должно быть предусмотрено договором. Если срок представления отгрузочной разнарядки договором не предусмотрен, то разнарядка должна быть направлена поставщику не позднее чем за 30 дней до наступления периода поставки.

Обязанность получателя по приему груза. Обязанность по проверке количества и качества товаров, соответствия товаров условиям договора возлагается не только на покупателя, но и на получателя (третье лицо по отношению к сторонам договора), о чем имеется прямое указание в ст. 513 ГК РФ. Получатель также непосредственно осуществляет приемку товаров от перевозчика. Договором поставки могут быть определены срок и порядок направления извещения о выявленных несоответствиях принятого товара договору, транспортным документам, документам по качеству не только покупателем, но и получателями.

Условия изменения и расторжения договора. К договору поставки применяются нормы общих положений о купле-продаже. Кроме того, законодатель предусмотрел специальные правила, отражающие специфику поставочных отношений, касающиеся оснований для изменения или расторжения договора поставки. Одним из последствий неисполнения либо ненадлежащего исполнения договора поставки при определенных условиях может служить реализация поставщиком или покупателем права на односторонний отказ от исполнения договора поставки. Применительно к договору поставки односторонний отказ от исполнения договора или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон (ст. 523 ГК РФ). Основания применения одностороннего отказа от исполнения договора разнообразны: в частности, неоднократное нарушение поставщиком сроков поставки товаров или поставка им товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок; неоднократное нарушение покупателем сроков оплаты товаров или неоднократная невыборка последним товаров.

В особом порядке исчисляются убытки, вызванные расторжением договора поставки. В соответствии со ст. 524 ГК РФ, если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства контрагентом добросовестная сторона покупает товары у другого продавца по более высокой цене (покупатель) либо продает товары по более низкой цене (поставщик), чем было предусмотрено договором, она вправе потребовать от контрагента, нарушившего обязательства, возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и ценой по совершенной взамен сделке (конкретные убытки).

 

Особенности исполнения обязательств по поставке товаров

Виды исполнения поставщиком обязанности передать товар покупателю. ГК РФ предусмотрены три способа исполнения договора поставки: доставка поставщиком товара покупателю; передача товара организациям транспорта или связи для доставки покупателю; получение товаров покупателем в месте нахождения поставщика (выборка товаров).

Доставка товаров (ст. 510 ГК РФ) осуществляется поставщиком путем отгрузки их транспортом, предусмотренным договором поставки, и на определенных в договоре условиях. Термин «доставка» означает передачу поставщиком товара покупателю в месте его нахождения. В случаях, когда в договоре не определено, каким видом транспорта или на каких условиях осуществляется доставка, право выбора вида транспорта или определения условий доставки товаров принадлежит поставщику, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа обязательства или обычаев делового оборота.

Передача товара организации связи для доставки покупателю может быть предусмотрена как условиями договора поставки, так и в случаях, когда из договора не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю может считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки его покупателю (п. 2 ст. 458 ГК РФ). Если поставщик передает товар организации транспорта для его доставки покупателю, то в договоре определяются вид транспорта (железнодорожный, водный, автомобильный, воздушный), скорость доставки (грузовая или иная скорость) и иные условия перевозки. При отсутствии условий о способе транспортировки право выбора вида транспорта предоставлено поставщику.

Выборка товара — получение товаров покупателем в месте нахождения поставщика. Понятие выборки товаров аналогично использованному в ст. 458 ГК РФ понятию предоставления продавцом товара в распоряжение покупателя в месте нахождения товара. Поэтому при определении момента исполнения поставщиком обязанности передачи товара покупателю, места и порядка ее исполнения стороны руководствуются как ст. 510, так и ст. 458 ГК РФ.

Порядок исполнения поставщиком своих обязанностей по поставке товаров. К исполнению договора поставки предъявляются более жесткие требования, диктуемые потребностями хозяйственного оборота. Статья 510 ГК РФ, не устанавливая в сравнении со ст. 458 ГК РФ принципиально новых положений об исполнении поставщиком обязанности по передаче товара, конкретизирует основные моменты передачи товара применительно к особенностям предпринимательских отношений при поставке. В соответствии со ст. 509 ГК РФ поставка должна осуществляться путем отгрузки (передачи) товаров покупателю по договору или лицу, указанному в нем в качестве получателя. В случаях же, когда договором предусмотрено право покупателя давать поставщику указания об отгрузке (передаче) товаров конкретным получателям (отгрузочные разнарядки), отгрузка (передача) товаров должна производиться поставщиком тем получателям, которые указаны в отгрузочной разнарядке. Содержание отгрузочной разнарядки и сроки ее направления покупателем поставщику определяются договором.

Период поставки товаров имеет значение для применения норм, устанавливающих сроки представления отгрузочной разнарядки и предусматривающих порядок восполнения недопоставки товаров. Досрочная поставка или просрочка поставки также часто определяются исходя из установленного договором периода поставки.

Восполнение недопоставки товаров. Гражданский кодекс РФ устанавливает обязательность реального исполнения договора поставки. Поэтому поставщик, допустивший недопоставку товаров в отдельном периоде поставки, обязан в соответствии со ст. 511 ГК РФ восполнить недопоставленное количество товаров. В отличие от обычной купли-продажи в договоре поставки покупатель вправе обязать поставщика реально исполнить договор лишь в течение срока его действия. Президиум ВАС РФ, рассматривая конкретный спор в порядке надзора, указал следующее. В силу п. 3 ст. 425 ГК РФ законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 511 ГК РФ поставщик, допустивший недопоставку товаров в отдельном периоде поставки, обязан восполнить недопоставленное количество товаров в следующем периоде (периодах) в пределах срока действия договора поставки, если иное не предусмотрено договором. Таким образом, по общему правилу истечение срока действия договора поставки прекращает обязанность поставщика поставлять предусмотренный этим договором товар <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 30 мая 2000 г. N 6088/99 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Обязанность восполнения недопоставки товаров установлена законодателем на случай недопоставки товаров, просрочки поставки или ненадлежащего исполнения поставщиком указаний покупателя о поставке товаров получателям. Недопоставка означает нарушение условий не только о количестве, но и о сроке, следовательно, недопоставка одновременно является и просрочкой поставки. Обязанность восполнения недопоставки товаров сохраняется в пределах срока действия договора. В долгосрочном договоре стороны вправе ограничить предельный срок восполнения.

 

Современные подходы к правовому регулированию договоров поставки в сфере торговли

Принятие Федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (ФЗ о ГРТД) <1> существенно трансформировало правовое регулирование отношений субъектов торговой деятельности в сфере торговли продовольственными товарами. При разработке закона перед законодателями стояла цель стимулирования формирования рыночной системы реализации продовольственных товаров на товарном рынке Российской Федерации, в соответствии с чем в законопроекте упомянутого Закона при его разработке были предусмотрены правила государственного регулирования как заключения, так и исполнения договоров поставки продовольственных товаров.

———————————

<1> СЗ РФ. 2010. N 1. Ст. 2.

 

Вопросам государственного регулирования договоров поставки продовольственных товаров полностью посвящена ст. 9 ФЗ о ГРТД. Особенностью данной статьи является предмет ее правового регулирования. Во-первых, все нормы этой статьи непосредственно связаны только с договором поставки, соответственно, они могут применяться к другим видам договоров купли-продажи только по аналогии закона. Исключением из этого правила является договор розничной купли-продажи, к которому положения данной статьи неприменимы в силу его специфического субъективного состава и особенностей предмета договора розничной купли-продажи по его целевому признаку, а именно: в соответствии с п. 1 ст. 492 ГК РФ материальным условием о предмете договора розничной купли-продажи является товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, в то время как предметом договора поставки, согласно ст. 506 ГК РФ, являются товары, предназначенные только для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Другой особенностью предмета регулирования подобных договоров поставки является материальное условие о предмете договора поставкипродовольственные товары, физические свойства которых требуют формирования специального режима правового регулирования отношений сторон такого договора. Торговля продовольственными товарами легитимируется прежде всего Федеральными законами «О качестве и безопасности пищевых продуктов» <1> и «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» <2>, а также некоторыми Постановлениями Правительства РФ, например, от 14 июля 2007 г. N 446 «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 — 2012 годы» <3>, от 21 декабря 2000 г. N 988 «О государственной регистрации новых пищевых продуктов, материалов и изделий» <4>, от 1 ноября 2001 г. N 757 «О проведении государственных закупочных и товарных интервенций на рынке сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия» <5>, от 29 сентября 1997 г. N 1263 «Об утверждении Положения о проведении экспертизы некачественных и опасных продовольственного сырья и пищевых продуктов, их использовании или уничтожении» <6>, а также рядом Правил — СанПиН 2.3.2.1078-01 <7>, Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами СП 2.3.6.1254-03″ <8>, Санитарными правилами <9>, Правилами проведения сертификации пищевых продуктов и продовольственного сырья <10>, санитарно-эпидемиологических требований, обеспечивающих безопасность для здоровья человека среды его обитания <11> на основании Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и др. В области торгового оборота продовольственных товаров действуют нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования, в том числе государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы), регламентирующие единые санитарно-эпидемиологические требования к потенциально опасным для человека химическим, биологическим веществам и отдельным видам продукции, пищевым продуктам <12>, пищевым добавкам <13>, продовольственному сырью, а также контактирующим с ними материалам и изделиям и технологиям их производства, продукции, ввозимой на территорию Российской Федерации, питьевой воде <14>.

———————————

<1> СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 150 (с послед. изм.).

<2> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3303 (с послед. изм.).

<3> СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4080 (с послед. изм.).

<4> СЗ РФ. 2001. N 1 (ч. II). Ст. 124 (с послед. изм.).

<5> СЗ РФ. N 45. Ст. 4269 (с послед. изм.).

<6> СЗ РФ. 1997. N 40. Ст. 4610 (с послед. изм.).

<7> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 11 декабря 2008 г. N 69 // БНА. 2009. N 2.

<8> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 3 апреля 2003 г. N 28 // БНА. 2003. N 32.

<9> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 7 сентября 2001 г. N 23 // БНА. 2001. N 41.

<10> Постановление Госстандарта России от 28 апреля 1999 г. N 21 // БНА. 1999. N 25.

<11> Постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о Государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации и Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании».

<12> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 22 мая 2003 г. N 98 (вместе с Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами «Гигиенические требования к срокам годности и условиям хранения пищевых продуктов. СанПиН 2.3.2.1324-03») // Российская газета. 2003. 20 июня.

<13> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 17 апреля 2003 г. N 50 (вместе с Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами «Гигиенические требования к организации производства и оборота биологически активных добавок к пище (БАД). СанПиН 2.3.2.1290-03») // Российская газета. 2003. 5 июня.

<14> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 19 марта 2002 г. N 12 (вместе с Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды, расфасованной в емкости. Контроль качества. СанПиН 2.1.4.1116-02») // БНА. 2002. N 20.

 

С целью предотвращения возникновения и распространения инфекционных и неинфекционных заболеваний и отравлений среди населения Российской Федерации Главным санитарным врачом РФ разработаны и утверждены Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов <1>, которые определяют санитарно-эпидемиологические требования к размещению, устройству, планировке, санитарно-техническому состоянию, содержанию организаций торговли продовольственным сырьем и пищевыми продуктами, условиям транспортировки, приемки, хранения, переработки, реализации продовольственного сырья и пищевых продуктов, а также к условиям труда. Эти правила, в частности, определяют требования к размещению организаций торговли, приему и хранению пищевых продуктов, их реализации, а также гигиенические требования к мелкорозничной сети.

———————————

<1> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 7 сентября 2001 г. N 23 (вместе с Санитарно-эпидемиологическими требованиями к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов. СП 2.3.6.1066-01) // БНА. 2001. N 41 (с послед. изм.).

 

Еще одной особенностью договоров поставки продовольственных товаров является их субъектный состав. Части 1, 2 ст. 9 ФЗ о ГРТД предполагают участие в договорах поставки продовольственных товаров только хозяйствующих субъектов торговой деятельности, выделяя среди них особый вид субъектов — хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность посредством организации торговой сети. Под торговой сетью в п. 8 ст. 2 ФЗ о ГРТД предусматривает совокупность двух и более торговых объектов, которые находятся под общим управлением, или совокупность двух и более торговых объектов, которые используются под единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации. Согласно ГОСТ Р 51303-99 «Торговля. Термины и определения» <1> торговые сети могут быть двух видов — стационарные и нестационарные. Стационарная торговая сеть располагается в специально оборудованных и предназначенных для ведения торговли зданиях и строениях, ее образуют строительные системы, имеющие замкнутый объем, прочно связанные фундаментом с земельным участком и подсоединенные к инженерным коммуникациям. Нестационарная торговая сеть функционирует на принципах разносной и развозной торговли; она обычно представлена в виде палаток, автолавок, автоцистерн и т.п. По функциональному назначению и сфере деятельности выделяются оптовые торговые сети, составленные из предприятий оптовой торговли. Необходимость выделения хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети, обусловлена их мощным влиянием на региональные и муниципальные рынки товаров, что делает необходимым введение специальных антимонопольных правил регулирования их деятельности. Это связано также и с важностью предъявления к таким субъектам особых требований организационного и информационного характера.

———————————

<1> Торговля. Термины и определения. ГОСТ Р 51303-99, утв. Постановлением Госстандарта России от 11 августа 1999 г. N 242-ст. М.: ИПК «Издательство стандартов», 1999.

 

Части 1, 2 ст. 9 ФЗ о ГРТД императивно устанавливают обязанности хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, и хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети, при заключении договора поставки продовольственных товаров. Это правило не распространяется на договоры поставки других видов товаров, составляя правовой режим регулирования оборота продовольственных товаров. Данные нормы вводят систему правил, связанных с обеспечением доступа к информации об условиях заключения договоров поставки продовольственных товаров. Порядок доведения такой информации до контрагента договора одинаков для любой из сторон такого договора и должен быть обеспечен посредством размещения соответствующей информации на сайте хозяйствующего субъекта торговой деятельности в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Это правило не предполагает обязательного наличия собственного сайта в сети Интернет для хозяйствующих субъектов торговой деятельности, так как ФЗ о ГРТД предусмотрена альтернативная возможность доведения такой информации путем осуществления специального запроса. Другим способом доведения данной информации является ее предоставление на безвозмездной основе в 14-дневный срок со дня получения соответствующего запроса. Ответ на запрос потенциального контрагента договора поставки продовольственных товаров является обязанностью адресата запроса. Правило об осуществлении ответа на запрос на безвозмездной основе призвано существенно повысить эффективность и интенсивность коммерческой информации в сфере оборота продовольственных товаров, что в значительной мере должно способствовать активизации договорного процесса в этой области и позитивно и непосредственно воздействовать на сохранность и качество продовольственных товаров. С учетом повсеместного введения информационных технологий в дальнейшем можно было бы рассчитывать на установление обязанности для всех хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность как посредством организации торговой сети, так и путем поставки продовольственных товаров, при заключении таких договоров пользоваться только информацией сайтов в Интернете, что автоматически будет связано с требованием к ним организации собственных сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и существенно будет способствовать повышению прозрачности их деятельности.

Требования к объему информации об условиях заключения договора поставки продовольственных товаров, необходимой для доведения до контрагентов, различны для хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, и хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети, при заключении такого договора поставки. И те, и другие хозяйствующие субъекты торговой деятельности обязаны предъявить информацию об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки продовольственных товаров, о существенных условиях такого договора. Хозяйствующие субъекты, осуществляющие поставки продовольственных товаров, кроме того, обязаны обеспечить доступ к информации о качестве и безопасности поставляемых продовольственных товаров. Это связано с необходимостью соблюдения правил, установленных Законом о защите прав потребителей, поскольку хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность посредством организации торговой сети, как правило, являются так называемыми оптовыми потребителями, т.е. оптовыми покупателями, выступающими на розничных рынках в качестве конечных продавцов товаров. В соответствии с п. 2 ст. 7 Закона о защите прав потребителей <1> изготовитель обязан обеспечивать безопасность товара в течение установленного срока службы или срока годности товара. Согласно п. 3 ст. 9 названного Закона если для безопасности использования товара, его хранения, транспортировки и утилизации необходимо соблюдать специальные правила, то изготовитель обязан указать эти правила в сопроводительной документации на товар, на этикетке, маркировкой или иным способом, а продавец обязан довести эти правила до сведения потребителя. Поэтому в обязанности хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети, так же как и в обязанности производителей товаров и хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, входит обеспечение их качества и безопасности.

———————————

<1> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140 (с послед. изм.).

 

Установление ФЗ о ГРТД обязанности обеспечения доступа к информации об условиях заключения договора поставки продовольственных товаров никоим образом не ограничивает свободу заключения такого договора потенциальными контрагентами и не вызывает возникновения обязанности его заключения. Согласно п. 1 ст. 507 ГК РФ в случае, если при заключении договора поставки между сторонами возникли разногласия по отдельным условиям договора, сторона, предложившая заключить договор и получившая от другой стороны предложение о согласовании этих условий, должна в течение 30 дней со дня получения этого предложения, если иной срок не установлен законом или не согласован сторонами, принять меры по согласованию соответствующих условий договора либо письменно уведомить другую сторону об отказе от его заключения. Договор поставки не относится к публичным договорам. Принцип свободы предпринимательства предполагает свободный выбор контрагента договора. Однако это не исключает возможности применения к таким договорам норм п. 2 ст. 507 ГК РФ, в соответствии с которыми сторона, получившая предложение по соответствующим условиям договора, но не принявшая меры по согласованию условий договора поставки и не уведомившая другую сторону об отказе от заключения договора в срок, предусмотренный п. 1 указанной статьи, обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора. Это правило связано с желанием законодателя оптимизировать гражданский оборот, повысить эффективность договорной работы и договорной дисциплины.

Часть 3 ст. 9 ФЗ о ГРТД оперирует одним из наиболее важных понятий — «цена договора поставки». Особенность этой категории связана прежде всего с ее экономическим содержанием. Без понимания экономической основы принципов ценообразования невозможно правильное правовое регулирование отношений сторон на товарных рынках. Если в качестве хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, выступает производитель таких товаров (например, сельскохозяйственный производитель), то цена договора поставки и цена продовольственных товаров, как правило, совпадают. Однако если в качестве поставщика продовольственных товаров выступает перепродавец этих товаров, то в этом случае цена договора поставки, кроме цены самих продовольственных товаров, будет включать и спекулятивную наценку перепродавца (добавленную стоимость), который должен действовать в целях извлечения прибыли. Таким образом, конечная цена продовольственных товаров может существенно возрастать в зависимости от количества перепродавцов в цепочке продвижения товара от производителя к конечному потребителю. Таким образом, ч. 3 ст. 9 ФЗ о ГРТД представляет собой диспозитивную норму, которая предполагает возможность определения цены договора поставки исходя из цены продовольственных товаров, диспозитивно (т.е. по своему усмотрению) устанавливаемой соглашением сторон договора поставки продовольственных товаров. Представляется, что цена товаров, особенно социально значимых продовольственных товаров первой необходимости, нуждается в более тщательном контроле, что может быть реализовано, в частности, путем ограничения количества перепродавцов в цепочке продвижения товара от производителя к конечному потребителю посредством установления мер государственного контроля за продвижением товаров этой группы по товарным рынкам. Усмотрение сторон договора поставки продовольственных товаров ограничено правилами ценообразования общего режима хозяйствующих субъектов торговой деятельности, изложенными в ч. ч. 4, 5 ст. 8 ФЗ о ГРТД. Такая отсылочная норма имеет большое значение, так как прямое указание на ее применение при определении сторонами условия о цене договора поставки должно способствовать ее непосредственному учету договаривающимися сторонами и исключению из договоров поставки продовольственных товаров условий, которые впоследствии могут быть признаны недействительными.

Одной из задач ФЗ о ГРТД было установление механизма регулирования торговых наценок, а также положений, ограничивающих размер выплачиваемого покупателю вознаграждения или предоставляемой ему скидки в связи с приобретением у поставщика определенного количества продовольственных товаров <1>. Часть 4 ст. 9 ФЗ о ГРТД РФ предусматривает возможность заключения хозяйствующими субъектами торговой деятельности соглашений, в которых может предусматриваться включение в их цену вознаграждения, выплачиваемого хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров. Смысл этого вознаграждения заключается в стимулировании хозяйствующими субъектами, осуществляющими поставки продовольственных товаров, их приобретения хозяйствующими субъектами, осуществляющими торговую деятельность посредством организации торговой сети. Такое вознаграждение в качестве правового стимула обеспечивает возможность лучшего сбыта большего количества продовольственных товаров; меньшие затраты по их хранению и сбережению; привлечение постоянных покупателей, приобретающих большие партии продовольственных товаров.

———————————

<1> См.: Постановление СФ ФС РФ от 21 сентября 2009 г. N 336-СФ «О ходе реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 — 2012 годы и осуществлении антикризисных мер в агропромышленном комплексе» // СЗ РФ. N 39. Ст. 4555.

 

Гражданский кодекс РФ в понятие «вознаграждение» включает в том числе авторское вознаграждение результатов интеллектуальной деятельности (ст. ст. 64, 185, 855); вознаграждение коммерческого представителя (ст. 184); вознаграждение лицу, нашедшему вещь (ст. ст. 229, 233); вознаграждение принципала гаранту за выдачу банковской гарантии (ст. 369); вознаграждение подрядчика в договоре подряда (п. 2 ст. 709); вознаграждение исполнителя в договорах возмездного оказания услуг (гл. 39); вознаграждение экспедитору в договоре транспортной экспедиции (ст. 801); иные виды вознаграждений исполнителю в возмездных договорах оказания услуг (например, ст. ст. 875, 896, 907, 913, 972, 985, 991, 1001 и др.); вознаграждение при публичном обещании награды (ст. 1055); вознаграждение при публичном конкурсе (ст. 1057) и др. Таким образом, гражданское законодательство условно предусматривает вознаграждения в виде двух основных категорий: 1) как уплату денежной суммы за исполнение встречной обязанности (например, в синаллагматических договорах) и 2) как уплату денежной суммы в одностороннем порядке (выплата премии за находку вещи, выплата суммы за победу в конкурсе и др.).

Налоговое законодательство в связи с его специальной направленностью понимает «вознаграждение» в несколько ином аспекте. Вознаграждение с точки зрения Налогового кодекса РФ <1> рассматривается в первую очередь как объект налогообложения (ст. 208) в целях определения размера налоговой базы (ст. 214).

———————————

<1> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824.

 

По смыслу гражданского законодательства категория «вознаграждение» по правовой природе представляет собой обязанность имущественного содержания. В этом смысле вознаграждение, устанавливаемое в договоре поставки в пользу оптового покупателя, имеет ряд особенностей в отличие от иных видов вознаграждений.

В первую очередь главным отличием данного вида вознаграждения является отсутствие прямой зависимости от установления обязанности по его уплате от обязанностей по договору поставки товаров. Условие о вознаграждении может быть включено в цену договора поставки, но не в качестве условия, определяющего цену подлежащего передаче товара. Законодатель намеренно разводит понятия «цена товара» и «цена договора». Гражданский кодекс РФ категорию «цена договора» использует только в отношении одного рода договоров — договора подряда (п. 3 ст. 745). Особенность данной категории связана с наличием двух составляющих, определяющих цену договора: 1) цены предмета договора (передача товаров или выполнение работ) и 2) цены дополнительных условий договора (выплата вознаграждения или стоимость материалов или оборудования и т.п.). Ряд смешанных непоименованных договорных конструкций предусматривает наличие обязанностей организационного содержания, оплата исполнения которых также включается в общую цену договора. Например, в дистрибьюторском договоре кроме цены, предусмотренной по передаче товара, в общую цену договора включается оплата действий дистрибьютора по увеличению продаж этого товара на определенной договором территории по принадлежащим ему каналам сбыта.

Указанная особенность вознаграждения оптовым покупателям в договорах поставки продовольственных товаров, предусмотренного ч. 4 ст. 9 Закона о торговле, при этом не теряет правовой природы гражданско-правовой обязанности. Однако специфика этой обязанности заключается в основании ее установления, которым может служить только соглашение сторон договора поставки продовольственных товаров. Право требования уплаты денежной суммы покупателем, таким образом, возникает не из охранительного обязательства (деликтного или неосновательного обогащения), не из публичного конкурса или обещания награды, а именно из договора как акта индивидуального правового регулирования отношений сторон договора поставки продовольственных товаров. Данное условие юридико-технически устанавливается законодателем как диспозитивное, т.е. необязательное (несущественное) условие договора поставки. При этом из текста Закона о торговле явно следует, что это условие не является условием автономного соглашения, а входит в состав условий основного договора поставки. В связи с его диспозитивностью такое условие может быть инициировано как продавцом, так и покупателем в договоре поставки.

Еще одной особенностью обязанности по предоставлению вознаграждения является ее безвозмездный характер. Эта черта правовой природы вознаграждения коренным образом отличает его от уплаты цены за товар как материальный объект обязательства по поставке, которому противостоит встречная обязанность по передаче самого товара. Денежному обязательству по уплате вознаграждения не противостоит исполнение встречной обязанности ни имущественного, ни иного содержания (например, нет обязанности по выполнению каких-либо услуг). Этот тезис подтвержден арбитражной практикой: «Возникновение у поставщиков обязательств по выплате заявителю премий не подразумевает совершение обществом каких-либо дополнительных действий (деятельности), которые бы не входили в круг действий, совершаемых им в рамках предмета договора купли-продажи» <1>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС МО от 12 июля 2011 г. N КА-А40/7094-11 по делу N Ф40-84852/10-112-433 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Признание безвозмездности вознаграждения (фактически признание его одностороннего характера, что соответствует его правовой сущности как правового и экономического стимула) практически снимает вопрос о его квалификации как разновидности скидки с цены товара. Как уже было показано, вознаграждение, не имея встречной обязанности, не может включаться в состав обязательства по поставке. Поэтому единственной квалификацией вознаграждения в том смысле, в котором оно употребляется в Законе о торговле (ч. 4 ст. 9), является его определение как разновидности премии, предоставляемой оптовому покупателю.

Признание вознаграждения премией, т.е. безвозмездным имущественным односторонним обязательством, неизбежно поднимает вопрос о необходимости его дифференциации с дарением, так как передача денежных средств одной стороной другой стороне в собственность на безвозмездной основе в силу п. 1 ст. 572 ГК РФ, должна признаваться дарением, которое в свою очередь, согласно правилу подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ между коммерческими организациями, каковыми являются хозяйствующие субъекты торговой деятельности, запрещено. Разрешение данной коллизии следует искать в позиции Президиума ВАС РФ, согласно которой «прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и по- лучением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами» <1>. Распространяя данный подход на все варианты дарения, каковых ст. 572 ГК РФ предусматривает четыре вида, можно заметить, что в случае предоставления вознаграждения в качестве премии оптовому покупателю, у поставщика отсутствует animus donandi, т.е. намерение оказать щедрость <2>. Правовая цель предоставления данного вида вознаграждения заключается не в безосновательном обогащении покупателя, а в получении выручки от продажи им определенного договором количества товара, что и составляет имущественную выгоду поставщика, поэтому и само вознаграждение не может быть квалифицировано в качестве дарения.

———————————

<1> См.: п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4. С. 109 — 110.

<2> См.: Дернбург Г. Пандекты. М., 1911. Т. 2: Обязательственное право. С. 173 — 174.

 

Квалификация вознаграждения оптовому покупателю в качестве премии, а не скидки со стоимости товара полностью опровергает позицию Президиума ВАС РФ, согласно которой «независимо от того, как стороны дистрибьюторского соглашения определили систему поощрения: путем предоставления скидки, определяющей размер возможного уменьшения базисной цены товара, указанной в договоре, либо предоставления бонуса — дополнительного вознаграждения, премии, предоставляемой продавцом покупателю за выполнение условий сделки, а также независимо от порядка предоставления скидок и бонусов (перечисления на расчетный счет, зачета в качестве аванса или уменьшения задолженности) при определении налогооблагаемой базы сумма выручки подлежит определению с учетом скидок, а в случае необходимости — корректировке за тот налоговый период, в котором отражена реализация товаров (работ, услуг)» <1>. Подобный подход, кроме этого, также не соответствует положениям НК РФ (подп. 19.1 п. 1 ст. 265), согласно которым допускается существование таких скидок, которые не влияют на договорные цены (предоставляются вследствие выполнения определенных условий договора, в частности объема покупок) и учитываются отдельно в составе внереализационных расходов. Минфин России также подтверждает, что подобные механизмы ценообразования не влияют на размер выручки от реализации, следовательно, не участвуют при исчислении НДС (письма Минфина РФ от 2 июня 2010 г. N 03-07-11/231, от 7 мая 2010 г. N 03-03-06/1/316, от 5 мая 2010 г. N 03-07-14/31, от 28 апреля 2010 г. N 03-03-06/1/307, от 25 октября 2007 г. N 03-07-11/524) <2>.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2009 г. N 11175/09 // Вестник ВАС РФ. 2010. N 4.

<2> СПС «Гарант».

 

Таким образом, следует прийти к выводу, что расходы по предоставлению вознаграждения должны быть отнесены к внереализационным расходам и не должны подлежать дополнительному налогообложению. Если рассматривать вознаграждение как вид премии, а не скидки, то подобный подход полностью соответствует позиции Президиума ВАС РФ в отношении налогообложения внереализационных расходов <1>.

———————————

<1> См., например: Постановления Президиума ВАС РФ от 15 июля 2010 г. N 2833/10 // Вестник ВАС РФ. 2010. N 10; от 15 июня 2010 г. N 1574/10 // Вестник ВАС РФ. 2010. N 10; от 2 сентября 2008 г. N 3873/08 // Вестник ВАС РФ. 2008. N 12.

 

Размер премии должен быть отражен в договоре, но не учитывается при определении цены самих продовольственных товаров. Для поставщика это означает, что премия у него будет учитываться как отдельный, самостоятельный вид внереализационных расходов, не связанный с выручкой от реализации самого товара. Выплата премии (бонуса) не должна быть сопряжена с возникновением объекта обложения НДС, так как согласно подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом обложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, а также передача имущественных прав. Кроме того, на основании подп. 2 п. 1 ст. 162 НК РФ обложению НДС подлежат полученные налогоплательщиком денежные средства, связанные с оплатой реализованных им товаров (работ, услуг). Если денежные средства, полученные налогоплательщиком, не связаны с оплатой реализованных им товаров (работ, услуг), они не подлежат обложению НДС <1>.

———————————

<1> См.: Климова М.А. Комментарий к Федеральному закону от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» // Налоговый вестник: комментарии к нормативным документам для бухгалтеров. 2010. N 3.

 

Подобное понимание указанного вознаграждения демонстрируют и государственные органы исполнительной власти. Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики указал, что выплачиваемое хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров, предусмотренное ч. 4 ст. 9 Закона о торговле, тождественно премии (скидке), выплаченной (предоставленной) продавцом покупателю вследствие выполнения определенных условий договора, в частности объема покупок, предусмотренной подп. 19.1 п. 1 ст. 265 НК РФ. Поэтому и вознаграждение, выплачиваемое в соответствии с ч. 4 ст. 9 Закона о торговле, учитывается в целях налогообложения прибыли в составе внереализационных расходов на основании подп. 19.1 п. 1 ст. 265 НК РФ <1>. По мнению Минфина России, вышеназванное вознаграждение, которое не может превышать 10% от цены приобретения продовольственных товаров, исчисляется исходя из рыночной цены продовольственных товаров, указанной в договоре, которая включает соответствующую сумму налога на добавленную стоимость <2>.

———————————

<1> Письма Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России от 13 апреля 2010 г. N 03-03-06/1/262 // СПС «Гарант»; от 18 августа 2010 г. N 03-03-06/1/554 // Документы и комментарии. 2010. N 20.

<2> Письмо Минфина России от 13 октября 2010 г. N 03-07-11/411 // Учет. Налоги. Право. 2010. N 43.

 

Другой стороной проблемы является предоставляемая п. 2 ст. 424 ГК РФ возможность изменения цены продовольственных товаров вне зависимости от предоставления вознаграждения уже после заключения договора, в порядке дополнительного соглашения сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ). Для этого достаточно лишь, чтобы в условиях договора стороны предусмотрели возможность изменения цены товара. При этом совершенно не играет роли, является ли договор коммерческим (поставка) или потребительским (розничная купля-продажа). В литературе указывается на то, что «положения п. 2 ст. 426 ГК РФ вовсе не исключают возможность согласования сторонами публичного договора различных условий сделки, которые не должны быть стандартны и абсолютно неизменны для всех потребителей. Главное — создать одинаковые возможности» <1>. Этот подход подтверждается материалами судебно-арбитражной практики, которая также не усматривает ограничений со стороны закона на применение скидок в отношении конечных потребителей, аргументируя это тем, что скидка сама по себе не является элементом цены договора <2>. Возможность сторон договора своим соглашением диспозитивно изменять цену товаров на основании общих положений о заключении договоров является одним из самостоятельных элементов ценообразования в том числе и в договорах поставки продовольственных товаров. Поэтому ограничения, предусмотренные ч. ч. 4 — 6 ст. 9 Закона о торговле в отношении формирования условия о вознаграждении оптовых покупателей в договорах поставки продовольственных товаров не могут эффективно влиять на конечную цену товара, доведенного до потребителя. Таким образом, механизм вознаграждения как элемент механизма ценообразования в большей степени следует считать направленным не на регулирование цены товаров, а прежде всего на ограничение злоупотребления правами оптовых покупателей, диктующих поставщикам продовольственных товаров «рваческие» условия «входа в торговые сети».

———————————

<1> Борисова К.О. Скидки и подарки для клиентов // Предприятия общественного питания: бухгалтерский учет и налогообложение. 2010. N 9.

<2> См.: Определение ВАС РФ от 15 октября 2009 г. N ВАС-10237/09 // СПС «Гарант»; Постановления ФАС ВСО от 1 июня 2010 г. N А78-6052/2008 // СПС «Гарант»; ФАС УО от 28 апреля 2009 г. N Ф09-2508/09-С1 // СПС «Гарант»; ФАС ЦО от 24 августа 2006 г. N А35-1796/06-С22 // СПС «Гарант».

 

Норма ч. 4 ст. 9 ФЗ о ГРТД носит диспозитивный характер и может быть использована сторонами договора поставки продовольственных товаров по их собственному усмотрению. Юридико-технически такое соглашение сторон может представлять собой как условие договора поставки, так и оформляться в виде отдельного дополнительного соглашения к договору поставки. Существенное значение имеет упоминание в условии о вознаграждении или в соглашении о таком вознаграждении цены продовольственных товаров, так как в соответствии с ч. 4 указанной выше статьи это вознаграждение не должно учитываться при определении цены договора поставки продовольственных товаров. В соответствии с той же нормой размер указанного вознаграждения в обязательном порядке должен быть согласован сторонами договора поставки продовольственных товаров, т.е. является существенным условием такого договора, поэтому если в соглашении о вознаграждении не будет содержаться указание на его размер, то такой договор может быть признан незаключенным. Другим требованием к условию о вознаграждении оптового покупателя в связи с приобретением продовольственных товаров путем заключения договора поставки является необходимость включения его в цену договора поставки, что не должно сказаться на определении цены продовольственных товаров. Это правило связано с тем, что цена продовольственных товаров должна фигурировать в договоре поставки отдельно от всех дополнительных наценок и вознаграждений, с тем чтобы быть прозрачной при дальнейших перепродажах продовольственных товаров. Кроме того, цена приобретаемых продовольственных товаров связана еще с одним ограничением размера рассматриваемого вознаграждения — его абсолютной величиной. Размер вознаграждения не может превышать 10% от цены приобретенных продовольственных товаров. Эта мера имеет антимонопольный характер и направлена на защиту интересов поставщиков, которые сбывают свой товар в торговые сети, занимающие иногда доминирующее положение на рынках. Данная норма позволяет ограничить зачастую завышенные требования торговых сетей к размеру такого вознаграждения, что существенно способствует выравниванию положения индивидуальных хозяйствующих субъектов торговой деятельности и торговых сетей (например, защите интересов фермерского хозяйства, сбывающего произведенную им продукцию непосредственно крупной торговой сети).

В формировании специального правового режима торговли социально значимыми продовольственными товарами существенную роль играет норма ч. 5 ст. 9 ФЗ о ГРТД, которая не допускает выплату указанного вознаграждения в связи с приобретением хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, отдельных видов социально значимых продовольственных товаров, указанных в перечне, установленном Правительством РФ <1>. Эта мера непосредственно направлена на защиту хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, особенно на защиту сельскохозяйственных производителей. Эффективность предпринимательской деятельности сельскохозяйственного товаропроизводителя в значительной степени находится в зависимости от климатических условий, биологического и генетического состояния семенного фонда и физиологического состояния животных (скот, птица), являющихся основой сельскохозяйственной продукции, плодородия земель и ряда иных факторов, существенно повышающих степень предпринимательских рисков. В соответствии с этим сельскохозяйственный товаропроизводитель должен расцениваться в качестве «слабой стороны» договора поставки продовольственных товаров, что обусловливает необходимость формирования специального режима его гражданско-правовой защиты. Кроме того, при поставке социально значимых продовольственных товаров первой необходимости хозяйствующие субъекты, осуществляющие поставки продовольственных товаров, в связи с применением норм ч. 5 ст. 8 ФЗ о ГРТД могут быть поставлены в менее выгодные условия, чем те, которые они предполагали при производстве товаров. Следовательно, задачей законодателя было установление такого механизма ценообразования, при котором у хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети, не было бы возможности при заключении договоров поставки таких товаров рассчитывать на дополнительные вознаграждения. Отмена возможности получения дополнительного вознаграждения при поставке данной категории товаров позволяет исключить случаи злоупотреблений со стороны хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети, а также в более полном объеме соблюсти социальные интересы широких слоев конечных потребителей.

———————————

<1> Постановление Правительства РФ от 15 июля 2010 г. N 530 // СЗ РФ. 2010. N 30. Ст. 4103.

 

Часть 6 ст. 9 ФЗ о ГРТД императивно устанавливает запрет на включение в цену договора поставки продовольственных товаров иных видов вознаграждения за исполнение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, условий этого договора. Данное правило, с одной стороны, направлено на исключение случаев, когда крупные торговые сети диктуют хозяйствующим субъектам, осуществляющим поставки продовольственных товаров, более жесткие и менее выгодные условия приобретения товаров, а с другой — на защиту поставщиков. Эти условия могут также выражаться в требованиях предоставления определенной скидки с цены поставляемых продовольственных товаров. Представляется правильным ввести в понятийный аппарат ФЗ о ГРТД категорию «скидка с цены товара», которая часто используется в торговой практике с целью исключения возможностей обхода закона крупными сетевыми операторами, особенно в отношении договоров поставки продовольственных товаров. Кроме того, в той же норме легитимирован запрет на изменение условий о вознаграждении покупателя договора поставки продовольственных товаров. В данном случае речь идет не о запрете изменения любого условия договора поставки продовольственных товаров, как это может следовать из буквального толкования этой нормы, а о запрете на изменение только одного условия о вознаграждении. Систематическое толкование норм ч. ч. 6 и 10 ст. 9 ФЗ о ГРТД позволяет заключить, что законодатель предусматривает изменение договора поставки продовольственных товаров в виде возможности перемены лиц в обязательстве, поэтому положение об изменении договора, содержащееся в ч. 6 указанной статьи, должно относиться только к условию о вознаграждении покупателя.

Запрет изменения условия договора — достаточно жесткий вид правового запрета, поскольку он противоречит основному гражданско-правовому принципу договорного права — свободе договора, из расширительного толкования которого следует, что стороны договора не только наделены правом на заключение договора и определение его условий, но также и правом их изменения и расторжения по своему соглашению (систематическое толкование норм ст. 421 и п. 1 ст. 450 ГК РФ). С другой стороны, принцип надлежащего исполнения обязательств требует их исполнения (ст. 309 ГК РФ). Введение запрета на изменение условий договора поставки о вознаграждении должно расцениваться как желание законодателя избежать возможных злоупотреблений со стороны покупателей, направленных на желание увеличения такого вознаграждения и защиту поставщиков, особенно сельскохозяйственных производителей, которые в большинстве случаев могут расцениваться, как уже было отмечено, в качестве слабой стороны договора поставки продовольственных товаров. Однако данное правило распространяется только на случаи изменения договора по соглашению его сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ), что не исключает возможность его изменения в случаях нарушения условий такого договора как путем одностороннего отказа от части обязательств в таком договоре (п. 3 ст. 450 ГК РФ), так и путем его изменения по решению суда. На невозможность изменения договора поставки продовольственных товаров также не должны распространяться правила ст. 451 ГК РФ, предусматривающие возможность изменения договора на основании решения суда при существенном изменении обстоятельств.

Деловая практика коммерческого оборота часто предполагает использование возможности оплаты товаров в кредит. В отношении продовольственных товаров в силу особенностей их физических свойств это происходит наиболее часто и связано с желанием и поставщиков, и продавцов в наиболее сжатые сроки доставить продовольственные товары до конечного потребителя. Банковские расчеты, как правило, более инертны, чем сама торговая деятельность, поэтому практика, когда товар оплачивается через определенное время после его передачи покупателю, в товарном обороте является вполне обычной и даже закономерной. Пункт 1 ст. 488 ГК РФ предусматривает, что в случае, когда договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю (продажа товара в кредит), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не предусмотрен, то в срок, определенный в соответствии со ст. 314 ГК РФ, которая предполагает возможность оплаты в сроки, предусмотренные договором, или (в случаях, если такие сроки не установлены) в разумный срок, а в случаях, когда срок исполнения обязательства определен моментом востребования, — в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении. Однако та же норма предусматривает возможность исполнения обязанности по оплате товара в другой срок, если он вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Нормы ч. 7 ст. 9 ФЗ о ГРТД устанавливают специальный режим оплаты продовольственных товаров через определенное время после передачи их хозяйствующим субъектам, осуществляющим торговую деятельность. Сроки оплаты продовольственных товаров находятся в зависимости от сроков годности этих товаров. В соответствии со ст. 472 ГК РФ законом или в установленном им порядке может быть предусмотрена обязанность определять срок, по истечении которого товар считается непригодным для использования по назначению (срок годности). Если иное не предусмотрено договором, товар, на который установлен срок годности, продавец обязан передать покупателю с таким расчетом, чтобы он мог быть использован по назначению до истечения срока годности. Перечень товаров, которые по истечении срока годности считаются непригодными для использования по назначению, установлен Правительством РФ <1>. Согласно п. 1 ст. 16 Федерального закона «О качестве и безопасности пищевых продуктов» сроки годности пищевых продуктов устанавливаются для хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, в отношении таких пищевых продуктов, качество которых по истечении определенного срока с момента их изготовления ухудшается, которые приобретают свойства, представляющие опасность для здоровья человека и в связи с этим утрачивают пригодность для использования по назначению. Требования для обоснования сроков годности пищевых продуктов введены Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами СанПиН 2.3.2.1324-03 «Гигиенические требования к срокам годности и условиям хранения пищевых продуктов» <2>. В соответствии с п. 4 ст. 5 Закона о защите прав потребителей сроки годности на продовольственные товары устанавливает их изготовитель.

———————————

<1> Постановление Правительства РФ от 16 июня 1997 г. N 720 «Об утверждении Перечня товаров длительного пользования, в том числе комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), которые по истечении определенного периода могут представлять опасность для жизни, здоровья потребителя, причинять вред его имуществу или окружающей среде и на которые изготовитель обязан устанавливать срок службы, и Перечня товаров, которые по истечении срока годности считаются непригодными для использования по назначению» // СЗ РФ. 1997. N 25. Ст. 2942 (с послед. изм.).

<2> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 22 мая 2003 г. N 98 «О введении в действие Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.3.2.1324-03» (вместе с Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами «Гигиенические требования к срокам годности и условиям хранения пищевых продуктов. СанПиН 2.3.2.1324-03», утв. Главным государственным врачом РФ 21 мая 2003 г.) (зарегистр. в Минюсте России 6 июня 2003 г. N 4654) // Российская газета. 2003. 20 июня.

 

ФЗ о ГРТД императивно регламентирует систему оплаты продовольственных товаров после их передачи хозяйствующим субъектам, осуществляющим торговую деятельность:

1) продовольственные товары, на которые срок годности установлен менее чем 10 дней, подлежат оплате в срок не позднее чем 10 рабочих дней со дня приемки таких товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность;

2) продовольственные товары, на которые срок годности установлен от 10 до 30 дней включительно, подлежат оплате в срок не позднее чем 30 календарных дней со дня приемки таких товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность;

3) продовольственные товары, на которые срок годности установлен свыше 30 дней, а также алкогольная продукция, произведенная на территории Российской Федерации, подлежат оплате в срок не позднее чем 45 календарных дней со дня приемки таких товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность.

За неисполнение предъявляемых требований к нарушителю должны применяться правила ответственности в соответствии с нормами ст. ст. 486, 488 ГК РФ, а также правила об ответственности за нарушение встречных обязательств (ст. 328 ГК РФ), об исчислении процентов за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) и о залоге, применяемые в отношении товара, проданного в кредит, для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате этого товара. Положения ч. 7 ст. 9 ФЗ о ГРТД направлены на защиту интересов хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, т.е. на защиту продавца в договоре поставки. Однако поставка товаров, особенно продовольственных, нуждается в сопровождении этих товаров определенными видами документов; некоторые из них могут быть установлены как федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, так и самим договором поставки продовольственных товаров.

Часть 8 ст. 9 ФЗ о ГРТД связывает обязанность оплаты товара покупателем со встречной обязанностью продавца по передаче документов, относящихся к поставкам продовольственных товаров, но только в тех случаях, когда такая обязанность прямо предусмотрена федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и договором поставки продовольственных товаров. В случае если исполнение такой обязанности не вытекает из соответствующих источников права или договора, хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность, не вправе задерживать оплату товаров на этом основании. Данное правило воспринято из Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров <1>, согласно ст. 31 которой продавец обязан поставить товар, передать относящиеся к нему документы и передать право собственности на товар в соответствии с требованиями договора и указанной Конвенции. Он должен сделать это в срок, в месте и в форме, обусловленных договором. Если продавец передал документы ранее указанного срока, он может до истечения этого срока устранить любое несоответствие в документах при условии, что осуществление им этого права не причиняет покупателю неразумных неудобств или неразумных расходов (ст. 34 Конвенции).

———————————

<1> Вестник ВАС РФ. 1994. N 1. Ст. 34.

 

Поскольку целью поставки продовольственных товаров является их приобретение конечными потребителями посредством договоров розничной купли-продажи, то в соответствии с требованиями ст. 10 Закона РФ «О защите прав потребителей» и ст. 495 ГК РФ продавец обязан предоставить покупателю необходимую и достоверную информацию о товаре, предлагаемом к продаже, соответствующую установленным законом, иными правовыми актами и обычно предъявляемым в розничной торговле требованиям к содержанию и способам предоставления такой информации. Например, в соответствии с п. 3 ст. 11 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» <1> алкогольная продукция, находящаяся в розничной продаже на территории Российской Федерации, сопровождается информацией на русском языке, которая должна содержать сведения о наименовании алкогольной продукции; цене алкогольной продукции; наименовании производителя (юридическом адресе); стране происхождения алкогольной продукции; сертификации алкогольной продукции или декларировании ее соответствия; государственных стандартах, требованиям которых алкогольная продукция должна соответствовать; об объеме алкогольной продукции в потребительской таре; о наименованиях основных ингредиентов, влияющих на вкус и аромат алкогольной продукции; содержании вредных для здоровья веществ по сравнению с обязательными требованиями государственных стандартов и противопоказаниях к ее применению; дате изготовления и сроке использования или конечном сроке использования. Необходимость предоставления покупателям подобной информации предусмотрена также иными федеральными законами. В соответствии с п. 3 ст. 18 Федерального закона «О качестве и безопасности пищевых продуктов» на этикетках или ярлыках либо листках-вкладышах упакованных пищевых продуктов, кроме информации, состав которой определяется законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей, с учетом видов пищевых продуктов должна быть указана информация на русском языке о пищевой ценности (калорийности, содержании белков, жиров, углеводов, витаминов, макро- и микроэлементов); назначении и об условиях применения (в отношении продуктов детского питания, продуктов диетического питания и биологически активных добавок); о способах и условиях изготовления готовых блюд (в отношении концентратов и полуфабрикатов пищевых продуктов); об условиях хранения (в отношении пищевых продуктов, для которых установлены требования к условиям их хранения); о дате изготовления и упаковки пищевых продуктов.

———————————

<1> СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4553 (с послед. изм.).

 

Пункт 1 Указа Президента РФ от 7 февраля 1996 г. N 161 «Об усилении государственного контроля за оборотом алкогольной и табачной продукции иностранного производства» <1> предусматривает, что при розничной и мелкооптовой реализации алкогольной и табачной продукции иностранного производства торгующие организации и индивидуальные предприниматели обязаны предоставлять информацию о производителе продукции, месте ее изготовления, а также об организации — импортере продукции и таможенном пункте, на котором были произведены пересечение таможенной границы Российской Федерации и таможенное оформление конкретной партии продукции. Подобные правила, касающиеся перечней информации и документов, необходимых при исполнении договора поставки продовольственных товаров, содержатся также в п. 2.18 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 14 ноября 2001 г. N 36 <2>, п. 8.2 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 7 сентября 2001 г. N 23 <3>, ст. 49 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств», ст. 3 Федерального закона «Об ограничении курения табака», ст. ст. 11, 19 Технического регламента на соковую продукцию из фруктов и овощей <4>, ст. ст. 7, 8 Технического регламента на масложировую продукцию <5>, ст. ст. 16, 17, 35, 37 Технического регламента на молоко и молочную продукцию <6> и в других федеральных законах и нормативно-правовых актах.

———————————

<1> СЗ РФ. 1996. N 7. Ст. 670 (с послед. изм.).

<2> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 14 ноября 2001 г. N 36 «О введении в действие Санитарных правил» (вместе с Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами «Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов» СанПиН 2.3.2.1078-01, утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 6 ноября 2001 г.) // БНА. 2002. N 22.

<3> Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 7 сентября 2001 г. N 23 «О введении в действие Санитарных правил» (вместе с Санитарно-эпидемиологическими требованиями к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов. СП 2.3.6.1066-01, утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 6 сентября 2001 г.) // БНА. 2001. N 41.

<4> Федеральный закон от 27 октября 2008 г. N 178-ФЗ «Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей» // СЗ РФ. 2008. N 44. Ст. 4984 (с послед. изм.).

<5> Федеральный закон от 24 июня 2008 г. N 90-ФЗ «Технический регламент на масложировую продукцию» // СЗ РФ. 2008. N 26. Ст. 3009 (с послед. изм.).

<6> Федеральный закон от 12 июня 2008 г. N 88-ФЗ «Технический регламент на молоко и молочную продукцию» // СЗ РФ. 2008. N 24. Ст. 2801 (с послед. изм.).

 

Исполнение обязанности по оплате продовольственных товаров хозяйствующим субъектом торговой деятельности связано с передачей документов, обозначенных в ч. 8 ст. 9 ФЗ о ГРТД (ч. 9 ст. 9 ФЗ о ГРТД). Соответственно в случае, если хозяйствующий субъект, осуществляющий поставки продовольственных товаров, не передаст или откажется передать хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, соответствующие документы, сроки оплаты продовольственных товаров, установленные правилами, определенными ч. 7 ст. 9 ФЗ о ГРТД, увеличатся на период предоставления документов хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров. Важным моментом является необходимость запроса таких документов хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность. Поскольку законом обязанность передачи документов не презюмируется, хозяйствующий субъект, осуществляющий поставки продовольственных товаров, может и не предоставить самостоятельно необходимые документы на соответствующие товары. Однако при наличии запроса на передачу таких документов со стороны хозяйствующего субъекта, осуществляющего торговую деятельность (покупателя), поставщик обязан исполнить эту обязанность под страхом неоплаты переданных продовольственных товаров. Запрос документов со стороны хозяйствующего субъекта, осуществляющего торговую деятельность, является необходимым условием их передачи. Данные правила базируются на норме п. 2 ст. 328 ГК РФ, согласно которому в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. Часть 9 ст. 9 ФЗ о ГРТД не предусматривает ответственности за непередачу соответствующих документов. В этих случаях следует руководствоваться ст. 328 ГК РФ о встречном исполнении обязательств.

Норма ч. 10 ст. 9 ФЗ о ГРТД императивно запрещает установление ограничений на перемену лиц в обязательстве по поставке продовольственных товаров. Это положение не относится к договорам поставки, материальным условием о предмете которых являются иные виды товаров. Разрешение перемены лиц (т.е. изменение договора по линии субъектов) в договорах поставки продовольственных товаров связано с необходимостью придания усиленного динамизма коммерческому обороту в сфере обращения именно этой группы товаров. Следует подчеркнуть, что указанное правило имеет отношение к любому виду перемены лиц, предусмотренному гл. 24 ГК РФ: и к цессии (уступке требования), и к переводу долга.

Поскольку поставщик, как правило, является владельцем продаваемого товара, в гражданском обороте в большинстве случаев перемена лиц происходит путем замены покупателя. Случаи, когда поставщик предлагает покупателю принять товар от другого поставщика путем перевода долга в силу законов конкуренции, жестко работающих на рынках продовольствия, в значительной степени редки. Более часто интерес в передаче права требования на партию того или иного товара возникает у покупателей, т.е. у хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность. Это связано, с одной стороны, с необходимостью лоббирования интересов партнеров на соседних региональных или муниципальных рынках, а с другой — с желанием передать товар другой, более кредитоспособной, организации в случаях изменения финансового положения покупателя. В любом случае возможность перемены лиц в договорах поставки продовольственных товаров выгодна коммерческому обороту и служит интересам конечных потребителей, так как цена договора поставки при этом не меняется, что дает возможность сохранить неизменной и цену продовольственных товаров. Поэтому механизм перемены лиц в торговых обязательствах в целом может стать важным элементом правового регулирования торговых отношений. Существующая редакция ч. 6 ст. 9 ФЗ о ГРТД предполагает, что договоры о перемене лиц (как цессия, так и перевод долга) в договорах поставки продовольственных товаров могут сопровождаться включением в них условия о вознаграждении. Представляется, что возможность использования подобного условия в этом случае является упущением законодателя, и такое условие при заключении договора о перемене лиц в обязательствах, касающихся продовольственных товаров, неприемлемо, что должно найти отражение в указанном Законе.

Установление запрета на перемену лиц в договорах поставки продовольственных товаров влечет недействительность такого условия по основанию ст. 168 ГК РФ. Данное положение имеет большое значение для оборота продовольственных товаров, так как признание любого существенного условия (а условие о перемене лица в обязательстве является условием о предмете договора уступки требования или договора о переводе долга — соответственно существенным условием договора) ничтожным имеет значительно более серьезные последствия, чем последствия недействительности сделки. Степень строгости невозможности установления условия о запрете перемены лиц в договорах поставки продовольственных товаров законодателем значительно усилена путем наложения дополнительного запрета на возможность согласования сторонами договора условия о дополнительной ответственности за несоблюдение запрета перемены лиц. Другими словами, недействительно не только условие о запрете перемены лиц в данном обязательстве, но также и связанное с ним условие о несоблюдении данного условия о запрете перемены лиц.

На перемену лиц в договоре поставки продовольственных товаров распространяются правила гл. 24 ГК РФ, в частности норма ст. 383 ГК РФ, в соответствии с которой не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. По общему правилу п. 2 ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, однако без согласия должника не допускается уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ). Кроме того, не следует упускать из виду, что в соответствии со ст. 392 ГК РФ при переводе долга новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником.

Часть 11 ст. 9 ФЗ о ГРТД устанавливает правило, в соответствии с которым услуги по рекламированию продовольственных товаров, маркетингу и подобные услуги, направленные на продвижение продовольственных товаров, могут оказываться хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, на основании договоров возмездного оказания соответствующих услуг. Данное правило имеет целью разделение торговой деятельности в смысле, определенном п. 1 ст. 2 указанного Закона, в качестве предпринимательской деятельности, связанной с приобретением и продажей товаров, и иных обслуживающих торговлю дополнительных обязательств, не имеющих предметом куплю-продажу товаров, а направленных на их продвижение по товарным рынкам от производителя к конечному потребителю. Данная норма имеет диспозитивный характер. Это означает, что хозяйствующие субъекты торговой деятельности не обязаны совершать действия по продвижению товаров, но могут проводить соответствующие работы или оказывать услуги в этом направлении. Однако такое установление законодателя существенно расширяет возможности деятельности хозяйствующих субъектов товарных рынков, позволяя им не только оказывать услуги, но и проводить некоторые виды работ, связанных с товарообращением. Оптовая торговля не состоит исключительно из цепочки последовательных перепродаж товара от его производителя до конечного потребителя. В процессе осуществления торговой деятельности товар нуждается в физическом перемещении в пространстве, накапливании на складах, определенных условиях хранения, сортировке в партии, погрузке, охране и во многих других необходимых действиях, без осуществления которых доставка его до конечного потребителя в итоге оказалась бы невозможной. Все эти процессы в сфере торговли, где действуют профессиональные предприниматели, осуществляются на договорной основе непосредственно субъектами торговой деятельности. По юридико-экономическому, а также по целевому признаку такие обязательства могут быть направлены на выполнение работ и на оказание услуг. Работы, в свою очередь, могут иметь материальный результат (отчет при проведении маркетинговых исследований, рекламный продукт), а могут и не иметь такового (такелажные работы, погрузочные работы). Услуги, осуществляемые в сфере торговли, могут представлять собой деятельность по хранению товаров, их страхованию, по перевозке грузов, логистике, рекламораспространению, транспортной экспедиции, коммерческой концессии и др.

Все дополнительные обязательства в сфере продвижения товаров разделяются по функциональной направленности:

1) транспортные обязательства. К этой группе относятся все виды грузовых перевозок, такелажные и погрузочно-разгрузочные работы, а также связанные с этим договоры транспортной экспедиции. К разряду транспортных обязательств в торговле также относятся транспортные услуги транспортных организаций за перевозку товаров (перевозка, подача вагонов, взвешивание грузов и пр.); услуги организаций по погрузке товаров в транспортные средства и выгрузке из них, экспедиционные операции и другие услуги;

2) обязательства, направленные на обеспечение материальных интересов собственников товаров. Эта группа обязательств имеет целью сохранение товаров в процессе их продвижения к конечному потребителю. Сохранность товаров находится в непосредственной связи с обеспечением их безопасности, которая включает не только необходимость соблюдения требований, связанных непосредственно с хранением товаров, но также и услуги по их охране. Существенное значение в обеспечении качества товаров должно уделяться условиям их хранения и транспортировки, исполнению требований государственных стандартов и регламентов, установленных законом. Материальные интересы собственников защищаются не только посредством обеспечения сохранности товара, но и путем осуществления услуг по их страхованию, а также по страхованию ответственности как самих продавцов, так и коммерческих представителей и исполнителей сервисных обязательств;

3) обязательства, направленные на организацию товаропотоков и осуществление контроля движения товаров. Основу этой группы договоров составляют так называемые организационные договоры <1>, целью которых является обеспечение общих условий взаимосвязанной деятельности субъектов торговли. К обязательствам такого рода относятся договоры о взаимосвязанной деятельности субъектов рынка, договоры на организацию сбыта товаров и обеспечение материальными ресурсами, обязательства по организации перевозок и узловые соглашения, соглашения органов государственной и муниципальной власти с субъектами рынка по организации торговой деятельности и многие другие виды соглашений. Особым видом этой группы отношений являются услуги в области логистики, направленные на управление материальными и информационными потоками в процессе товародвижения;

———————————

<1> См.: Пугинский Б.И. Коммерческое право России. М., 2010. С. 313 — 321.

 

4) обязательства, направленные на информационное обеспечение торговли. К числу таких обязательств относятся работы по проведению маркетинговых исследований возможности осуществления и оптимизации продаж различных видов товаров; разработка, производство и распространение рекламной продукции, информационно-консультативное обеспечение торговой деятельности, направленное на доведение информации до субъектов торговой деятельности, проведение консультаций и экспертиз в отношении различных видов товаров и коммерческой деятельности; договор коммерческой концессии, предназначенный для передачи делового опыта, навыков и знаний в определенной области коммерческой деятельности с предоставлением возможности пользования фирменным наименованием, товарными знаками и ноу-хау их правообладателя.

Часть 12 ст. 9 ФЗ о ГРТД императивно исключает возможность заключения смешанных договоров, включающих одновременно и условия договоров поставки продовольственных товаров, и условия дополнительных обязательств, имеющих целью продвижение этих товаров на рынках. Этот запрет находится в непосредственной связи с другим запретом, содержащимся в ч. 12 указанной статьи, в соответствии с которым не допускается возможность заключения договора поставки продовольственных товаров путем понуждения к заключению договора возмездного оказания услуг, направленных на продвижение продовольственных товаров.

Эти запреты имеют большое значение в регулировании товарного оборота продовольственных товаров, освобождая его стороны, являющиеся профессиональными предпринимателями в сфере купли-продажи товаров, от не свойственной им деятельности. Понуждение к принятию на себя обязанности по продвижению товаров любыми способами является нарушением свободы договора, а если эта деятельность предполагается еще и безвозмездной, то это — прямое нарушение принципов свободы предпринимательства и гражданско-правового принципа диспозитивности. В целях исключения злоупотребления экономически более выгодным положением на рынке продовольственных товаров любой из сторон договоров поставки таких товаров законодателем предложен механизм, во-первых, исключающий возможность недобросовестного давления на контрагента путем установления кабальных условий для экономически слабой стороны договора поставки продовольственных товаров; во-вторых, не допускающий безвозмездной деятельности по продвижению товаров, что противоречит основному принципу предпринимательства — извлечению прибыли.

Систематическое толкование правил ч. ч. 11, 12 ст. 9 ФЗ о ГРТД позволяет заключить, что на рынке продовольственных товаров хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность, и хозяйствующие субъекты, осуществляющие поставки продовольственных товаров, могут, кроме основного договора поставки, заключать автономные соглашения (договоры), целью которых является продвижение продовольственных товаров на рынке. Такие договоры могут иметь характер как договоров возмездного оказания услуг, так и договоров о выполнении работ. Эти договоры всегда должны иметь возмездный характер и заключаться в соответствии с принципом свободы договора их сторонами, действующими своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Правовое регулирование поставки продовольственных товаров в связи с принятием Федерального закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» претерпело существенные изменения. Многие из положений, относящихся к данному предмету регулирования, нуждаются в серьезном дальнейшем совершенствовании, основные направления которого должна подсказать как хозяйственная, так и правоприменительная практика.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code