6.1. Индивидуальное и коллективное саморегулирование в сфере торговой деятельности

Глава 6. САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ В СФЕРЕ ТОРГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

6.1. Индивидуальное и коллективное саморегулирование в сфере торговой деятельности

Вопрос о добровольном и обязательном саморегулировании в сфере торговой деятельности тесно связан с вопросом о публичности деятельности субъектов товарных рынков. Сами по себе отдельно взятые субъекты торговой деятельности или субъекты, осуществляющие поставки товаров на товарные рынки, представляют собой частных юридических лиц, частных торговцев, субъектов гражданского права. Однако их объединения вполне могут обладать рядом публичных функций, для реализации которых такие объединения должны приобрести предусмотренный законом статус специального «публичного юридического лица» <1>. Примерами таких публичных юридических лиц в сфере торговой деятельности являются торгово-промышленные палаты, саморегулируемые организации, объединения работодателей, которые в силу закона наделяются правами на выполнение отдельных государственных функций.

———————————

<1> См.: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. М., 2007; Кутафин О.Е. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица. М., 2007; Ястребов О.А. Юридическое лицо публичного права: сравнительно-правовое исследование: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 49 — 50.

 

По существу объединения хозяйствующих субъектов торговой деятельности с учетом специфики субъектного состава их членов представляют собой разновидности объединений предпринимателей, возможность образования которых предусмотрена ст. 121 ГК РФ, которая отграничивает цели деятельности такого объединения от целей торговой деятельности в целом и определяет их направленность на обеспечение трех основных функций: 1) координирующей, целью которой является осуществление организации особой формы управления в сфере торговой деятельности; 2) представительской, обеспечивающей совместные интересы членов объединений предпринимателей в гражданском обороте; 3) охранительной, создающей условия для осуществления защиты общих имущественных интересов хозяйствующих субъектов, входящих в состав объединения предпринимателей. Все функции, предусматриваемые ст. 121 ГК РФ, имеют выраженный частноправовой характер, поэтому весьма трудно согласиться с имеющимся в литературе мнением, что деятельность объединений предпринимателей носит «публичный характер, сближающий объединения коммерческих лиц с носителями публичной власти» <1>. Более того, рассматриваемый вид деятельности даже не имеет черт государственно-частного партнерства, поскольку его целью является удовлетворение частных совместных интересов членов объединения хозяйствующих субъектов торговой деятельности, а не удовлетворение государственного интереса <2>. Ярким примером частноправовой природы некоммерческого объединения предпринимателей на территории Российской Федерации может служить правовое положение торгово-промышленных палат, которые в соответствии с Законом о ТПП <3> признаются негосударственной некоммерческой организацией (ст. 1 Закона о ТПП) и выполняют организационные функции преимущественно непубличного содержания (ст. 3 Закона о ТПП).

———————————

<1> Романовская О.В. Публичная корпорация: понятие, значение, проблемы и перспективы определения правового статуса // Реформы и право. 2011. N 2. С. 9.

<2> О публичном интересе как основополагающем критерии государственно-частного партнерства см.: Skelcher C. Public-private partnerships and hybridity. Oxford, 2005. P. 347; Черниговский М. Партнерство во имя развития // Корпоративный юрист. Приложение. 2008. N 10. С. 3; Сосна С.А. Концессионное соглашение — новый вид договора в российском праве // Журнал российского права. 2003. N 2. С. 14 — 24; Дроздов И. К правовой природе концессионного соглашения // Хозяйство и право. 2006. N 6. С. 55; Белицкая А.В. Правовое регулирование государственно-частного партнерства: Монография. М.: Статут, 2012. С. 46.

<3> Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1309.

 

Важно подчеркнуть, что привлечение некоммерческих объединений хозяйствующих субъектов торговой деятельности может осуществляться органами государственной власти только в добровольном порядке. В отношении деятельности некоммерческих организаций, объединяющих хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность, и некоммерческих организаций, объединяющих хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки товаров, диспозитивный характер привлечения указанных объединений к участию в формировании и реализации государственной политики в области торговой деятельности устанавливается ч. 1 ст. 7 ФЗ о ГРТД <1>. Торгово-промышленная палата, являющаяся негосударственной некоммерческой организацией, объединяющей российские предприятия и российских предпринимателей <2>, также подпадает под действие данной нормы.

———————————

<1> СЗ РФ. 2010. N 1. Ст. 2.

<2> Пункт 1 ст. 1 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1309.

 

6.1.1. Индивидуальное (договорное) саморегулирование

6.1.1.1. Горизонтальное договорное саморегулирование

Горизонтальное договорное саморегулирование сводится к формированию нормотворческой базы для объединения интересов субъектов одного уровня рынка, одной ступени канала товарораспределения, а с точки зрения конкурентного права — субъектов-конкурентов. Горизонтальное договорное саморегулирование практически опосредует горизонтальную интеграцию хозяйствующих субъектов торговой деятельности. Это могут быть, например, соглашения о взаимодействии внутри административных территориальных образований (внутригородские, межрайонные, внутри субъектов Федерации, между субъектами Федерации).

В горизонтальном договорном саморегулировании в настоящее время большая роль отводится саморегулированию посредством деятельности некоммерческих корпораций, объединяющих хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность, и некоммерческих организаций, объединяющих хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки товаров, которые принимают участие в формировании и реализации государственной политики и нормативно-правовом регулировании в сфере внутренней торговли, в целях согласования общественно значимых интересов этих хозяйствующих субъектов. В соответствии со ст. 12 ФЗ о ГРТД представление общих интересов субъектов торговой деятельности некоммерческими организациями относится только к организациям, объединяющим субъектов различных уровней каналов товародвижения. Однако в гражданском обороте эти организации выступают как равные субъекты, так как они непосредственно не осуществляют хозяйственную деятельность, а лишь представляют интересы хозяйствующих субъектов.

Целью подобных соглашений является защита интересов учредителей соответствующих некоммерческих организаций. Такая защита направлена не только на обеспечение исполнения заключаемых хозяйствующими субъектами торговой деятельности договоров поставки товаров. Эти соглашения также рассматриваются их сторонами как основа для переговоров по заключению коллективных договоров в организациях для обеспечения соблюдения требований трудового законодательства. Обязательства и гарантии, включенные в эти соглашения, должны быть минимальными и не снижать уровень социальной и экономической защищенности работников коммерческих организаций, являющихся их учредителями <1>.

———————————

<1> См., например: Отраслевое трехстороннее соглашение на 2005 — 2006 годы между правительством г. Москвы, региональной общественной организацией «Профсоюз работников торговли, общественного питания и потребкооперации города Москвы» и некоммерческим партнерством «Лига предпринимателей торговли» совместно с Советом объединения руководителей-оптовиков // Торговая газета. 2005. 5 марта; Отраслевое соглашение по Российской академии наук на 2003 — 2005 годы // Поиск. 2003. N 41(751); Отраслевое тарифное соглашение по горно-металлургическому комплексу Свердловской области на 2005 — 2006 годы // http://gmpr.ur.ru.

 

Подобные соглашения прежде всего имеют характер горизонтальных соглашений, под которыми в конкурентном законодательстве принято понимать соглашения между конкурентами, работающими на рынке одного и того же товара либо взаимозаменяемых товаров. Сторонами этих соглашений являются не государственные или муниципальные органы, исполняющие функции государственного регулирования в сфере торговли, и не хозяйствующие субъекты торговой деятельности, интересы которых представляют некоммерческие организации. Обеими сторонами таких соглашений являются сами некоммерческие организации, представляющие интересы хозяйствующих субъектов торговли. Целью таких соглашений в соответствии с ч. 1 ст. 12 ФЗ о ГРТД является формирование принципа добросовестности при заключении между ними договоров (поставки) и исполнении ими этих договоров. Такого рода условия могут включаться в текст договоров поставки между конкретными хозяйствующими субъектами. Основной смысл соглашений, заключаемых некоммерческими организациями, заключается в возможности установления равных для всех поставщиков и покупателей товаров условий в пределах всего рынка товаров. Масштаб охвата такого рынка зависит от состава учредителей некоммерческих корпораций, заключающих такие соглашения, поэтому действие этих соглашений может распространяться как на отдельное муниципальное образование, район или территорию субъекта РФ, так и на всю территорию Российской Федерации и даже на межгосударственные отношения (например, между некоммерческими организациями, представляющими интересы хозяйствующих субъектов разных государств СНГ).

Другим вариантом горизонтального индивидуального саморегулирования может являться договор коммерческой концессии, по которому одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау) (п. 1 ст. 1027 ГК РФ). В соответствии с данным определением обе стороны договора являются профессиональными предпринимателями, причем со сходным родом деятельности, иначе пользователю не имело бы смысла выплачивать вознаграждение за передачу комплекса исключительных прав. Комплекс исключительных прав, являющийся предметом договора коммерческой концессии, не носит вещного характера, поэтому к нему не применяются нормы вещного права, которые, как известно, не распространяются на объекты исключительных прав (интеллектуальной собственности). Комплекс исключительных прав, являющийся собственностью правообладателя, передается пользователю в целях расширения рынка сбыта товаров, услуг, работ правообладателя, для привлечения новых потребителей, создания новых торговых сетей и т.д.

Модель договора коммерческой концессии выгодна обеим его сторонам: правообладателю предоставляются хорошие условия по занятию информационного поля товарного рынка, на котором средства его индивидуализации недостаточно представлены, и он еще получает за это вознаграждение. Для пользователя выгода от заключения такого договора также очевидна — он приобретает возможность резко повысить количество продаж и увеличить оборотоспособность продаваемых товаров за счет использования торговых марок, товарных знаков и коммерческих обозначений, переданных ему правообладателем. Основой делового успеха пользователя является использование комплекса деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в объеме, установленном условиями договора на определенной территории (или без определения последней) в сфере оптовой торговли. Поскольку передаваемое исключительное право по своей правовой природе представляет собой комплекс коммерческой информации, данный вид договора может быть отнесен к договорам, направленным на информационное обеспечение торговой деятельности.

В юридической литературе для обозначения договора коммерческой концессии используются термины «франчайзинг» или «франшиза», которые в современном зарубежном законодательстве применяются для обозначения договоров, одним из основных условий которых является предоставление одним предпринимателем другому разрешения на коммерческое использование комплекса исключительных и иных прав. В товарном франчайзинге правообладателем обычно является крупный товаропроизводитель, который предоставляет пользователю право на продажу и сервисное обслуживание товаров, маркированных товарным знаком франчайзера. Товарный франчайзинг может использоваться в отношении товаров, изготовителем которых является как сам правообладатель, так и другие фирмы, которые затем продают товары под торговой маркой франчайзера. Главное отличие товарного франчайзинга от обычной оптовой торговли заключается в привязанности пользователя к товарному знаку и торговой марке правообладателя. Для правообладателя существенное значение имеет не сам товар, поставляемый на рынок пользователя, а использование определенного ассортимента и определенной технологии торговли. Характерными примерами таких товаров являются автомобили, велосипеды, алкогольные и безалкогольные напитки. Соглашение о торговом франчайзинге отличается от дилерских договоров подробным установлением в условиях договора требований к технологии торговли и условий использования товарного знака. Большое значение имеют условия предоставления правообладателем деловых услуг: рекламы, обучения, консультаций. Основным передаваемым правом в этом случае будет право на использование товарного знака правообладателя.

Товарный франчайзинг имеет смысл для пользователя в случае, если это предприятие специализируется на отдельной группе товаров, организует продажу товаров конкретной фирмы, имеет возможность привести свой имидж в соответствие с имиджем товаропроизводителя и быть узнаваемым на рынке аналогичных товаров. По такой схеме работают дилерские сети по торговле автомобилями или системы фирменных бензоколонок.

Современный рынок настоятельно требует более широкого внедрения коммерческой концессии, особенно в связи с расширением международных торговых связей. С учетом вступления России в ВТО необходимо совершенствовать договорную модель коммерческой концессии, которая на сегодняшний день не соответствует требованиям ведущих мировых рынков товаров. Договоры коммерческой франшизы заключаются по образцам иностранных правообладателей, что существенно затрудняет регулирование этих отношений на российских рынках товаров. Поэтому сегодня необходимо тщательное изучение мирового опыта таких отношений, в частности ПКАФД <1>, и внесение соответствующих изменений в отечественное законодательство.

———————————

<1> См.: Принципы европейского права: коммерческое агентирование, франшиза и дистрибуция // Коммерческое право. 2011. N 1(8). С. 176 — 198.

 

6.1.1.2. Вертикальное договорное саморегулирование

В условиях современного рынка происходит существенное слияние стадий производства товаров, их переработки, транспортировки, хранения и перепродажи. Специализация субъектов оптовых рынков диктует необходимость создания специальных субъектов коммерческой деятельности, которые призваны координировать действия различных хозяйствующих субъектов для достижения максимальной эффективности торговли и снижения трансакцизных издержек. Поэтому на рынке возникают фирмы-интеграторы, которые берут на себя контроль над всем процессом продвижения товара к потребителям. Такой контроль может осуществляться в различных формах, но также может расцениваться и в качестве вертикальной интеграции, которая возникает в том случае, если различные стадии производства контролируются одной и той же организацией последовательно и если выпускаемая на одной стадии продукция служит фактором производства на следующей стадии <1>.

———————————

<1> Приказ Росстата от 1 октября 2007 г. N 150 «О Методических указаниях по расчету основного вида деятельности хозяйствующих субъектов на основе Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД) для формирования сводной официальной статистической информации» // СПС «КонсультантПлюс».

 

Особенностью вертикального договорного саморегулирования является отсутствие объединения различных элементов каналов товарораспределения на основании единого корпоративного управления, что служит критерием корпоративного, а не договорного саморегулирования. Основанием договорного саморегулирования выступает гражданско-правовой организационный договор, условия которого не содержат элементов корпоративного содержания. Пункт 19 ст. 4 ЗоЗК под вертикальным соглашением понимает соглашение между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар.

Наиболее ярким примером вертикального договорного саморегулирования является производственная контрактация, при которой фирма-интегратор заключает долгосрочные договоры с производителями сельскохозяйственной продукции или с дилерами, закупающими сельскохозяйственную продукцию непосредственно у фермеров по договорам контрактации. Такие договоры заключаются задолго до начала производственного цикла и предписывают поставщикам необходимость точного соблюдения требований к законтрактованной продукции, технологии ее производства, срокам поставки и цене. В результате поставщик-производитель (фермер) практически утрачивает контроль над собственной продукцией — и над процессом ее производства, и над процессом ее сбыта. Стороны действуют на основании специального договора о взаимосвязанной деятельности по снабжению ресурсами и сбыту товаров <1>. Фирма-интегратор, осуществляя производственную контрактацию, заключает долгосрочные договоры о взаимосвязанной деятельности не только с сельскохозяйственным производителем, но и с его поставщиками, переработчиками его продукции и оптовыми продавцами еще до начала сельскохозяйственного цикла, жестко фиксируя условия такого договора, сроки поставок и цены.

———————————

<1> См.: Пугинский Б.И. Коммерческое право России. С. 316.

 

Субъектами деятельности при производственной контрактации являются фирма-интегратор и сельскохозяйственный производитель. Такая схема взаимодействия субъектов рынка полностью соответствует классическому пониманию процесса организации субконтрактной системы организации производства, подразумевающей наличие головного предприятия — контрактора и множества малых и средних предприятий — субконтракторов. Определение субконтрактинга, приведенное в официальных документах Генеральной дирекции предпринимательства Европейской комиссии, гласит: «Промышленный субконтрактинг может быть определен как сделка, по которой предприятие, называемое субконтрактором, уполномочено другим предприятием, называемым главным контрактором, обеспечивать последнее товарами и услугами, которые он будет использовать для своих собственных коммерческих целей, часто, но не всегда инкорпорируя эти товары или услуги в свое общее целое» <1>. Отношения субконтрактации в России не представляют какой-либо принципиально новой формы организации производства. Синонимом понятия «субконтрактация» является всем понятная категория — «производственная кооперация» <2>. Фирма-интегратор как выполняет функции по снабжению фермера материальными и специализированными ресурсами, так и занимается переработкой и сбытом произведенной им продукции. В этих случаях технологический процесс сельскохозяйственного производства и дальнейшего продвижения продукции фермерского хозяйства находится по контролем интегратора как организатора полного производственно-реализационного цикла.

———————————

<1> http://www.spx.ru

<2> См.: Бекетов Н.В. Понятие конкурентоспособности и его эволюция // Маркетинг в России и за рубежом: Научно-практический журнал (Москва). 2007. N 6. С. 15.

 

Главной опасностью производственной контрактации с участием фирмы-интегратора является возможность подпадания ее деятельности под признаки координации экономической деятельности, под которой понимается согласование действий хозяйствующих субъектов третьим лицом, не входящим в одну группу лиц ни с одним из таких хозяйствующих субъектов и не осуществляющим деятельность на товарном рынке, на котором осуществляется согласование действий хозяйствующих субъектов (п. 14 ст. 4 ЗоЗК). Однако та же норма п. 14 ст. 4 ЗоЗК не признает координацией экономической деятельности действия хозяйствующих субъектов, осуществляемые в рамках «вертикальных» соглашений, что позволяет отдифференцировать действия по горизонтальной координации экономической деятельности между субъектами-конкурентами от вертикального договорного саморегулирования, которому в стратегиях экономического развития различных отраслей промышленности и торговли придается сегодня первостепенное значение <1>.

———————————

<1> См.: распоряжения Правительства РФ от 18 ноября 2011 г. N 2074-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа на период до 2020 года» // СЗ РФ. 2011. N 51. Ст. 7542; от 6 октября 2011 г. N 1757-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Уральского федерального округа до 2020 года» // СПС «КонсультантПлюс»; от 6 сентября 2011 г. N 1540-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Центрального федерального округа до 2020 года» // СЗ РФ. 2011. N 39. Ст. 5489; от 5 сентября 2011 г. N 1538-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Южного федерального округа до 2020 года» // СЗ РФ. N 38. Ст. 5400; и др.

 

6.1.2. Коллективное (корпоративное) саморегулирование в торговой деятельности

Коллективное саморегулирование имеет целью создание правил и стандартов поведения для различных хозяйствующих субъектов, объединившихся в сообщество предпринимателей для достижения общих целей, единых для всех участников объединения. Содержание целей объединения предпринимателей в отличие от договорного саморегулирования не имеет коммерческого значения. Цели объединения хозяйствующих субъектов торговой деятельности и поставщиков товаров направлены не на прямое извлечение прибыли для объединения в целом, а на создание благоприятных условий для осуществления предпринимательства для каждого члена объединения. По этой причине такие объединения в большинстве случаев имеют организационно-правовые формы некоммерческих корпораций.

Необходимость осуществления управления внутри объединения хозяйствующих субъектов, основанного на нормах, выработанных на базе саморегулирования, позволяет отнести такие некоммерческие организации к разновидности корпорации, под которой понимается «организация, созданная несколькими лицами с разнонаправленными интересами и общей целью путем объединения вкладов и имеющая систему взаимосвязанных внутренних элементов согласования воль и интересов ее участников, позволяющую выработать единую волю организации» <1>. Корпоративное устройство как способ коллективной предпринимательской деятельности позволяет в максимальной степени удовлетворить интересы всех участников предпринимательского объединения. В соответствии с п. 3 ст. 50 и п. 1 ст. 65.1 ГК РФ, в редакции проекта Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <2>, организационно-правовыми формами некоммерческих корпораций в торговой деятельности могут быть потребительские кооперативы; общественные организации; ассоциации и союзы граждан и (или) юридических лиц, в том числе некоммерческие партнерства, саморегулируемые организации, объединения работодателей, объединения профсоюзов, кооперативов и общественных организаций, торгово-промышленные палаты.

———————————

<1> Филиппова С.Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М.: Статут, 2011. С. 309.

<2> http://www.privlaw.ru/files/zakonoproekt.doc

 

6.1.2.1. Горизонтальное корпоративное саморегулирование

Горизонтальные некоммерческие корпорации объединяют в своей структуре хозяйственных субъектов-конкурентов, находящихся на одном уровне в структуре канала товарораспределения (например, несколько поставщиков, несколько перепродавцов, несколько ритейлеров или несколько торговых сетей). Горизонтальное корпоративное саморегулирование следует отличать от горизонтального договорного саморегулирования, в основе которого лежит договорный механизм, базирующийся на заключении между субъектами-конкурентами индивидуальных соглашений без формирования корпоративного субъекта права. Именно такие соглашения подлежат проверке антимонопольными органами на предмет выявления в них признаков картелей, т.е. запрещенных соглашений между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, предметом которых является закрытый перечень, установленный ч. 1 ст. 11 ЗоЗК.

Горизонтальное корпоративное саморегулирование также не подпадает под действие ограничений, установленных гл. 7 ЗоЗК, для экономической концентрации хозяйствующих субъектов, так как эти ограничения и контроль государственных органов относятся только к субъектам предпринимательской деятельности, а корпоративное саморегулирование осуществляется посредством образования некоммерческих корпораций. По той же причине некоммерческая корпорация, созданная в целях саморегулирования, не соответствует признакам группы лиц (ст. ст. 9 и 31 ЗоЗК), поскольку конкурентное законодательство расценивает группу лиц в качестве единого субъекта предпринимательской деятельности, а не как некоммерческое объединение предпринимателей.

Единственным прямым запретом антимонопольного законодательства в отношении некоммерческих корпораций, осуществляющих функции горизонтальной саморегуляции, является правило ч. 5 ст. 11 ЗоЗК, согласно которому некоммерческие организации не вправе осуществлять координацию экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если такая координация приводит к любому из последствий, которые указаны в ч. ч. 1 — 3 ст. 11 ЗоЗК, которые не могут быть признаны допустимыми в соответствии со ст. ст. 12 и 13 ЗоЗК или которые не предусмотрены федеральными законами. Это ограничение распространяет свое действие только на горизонтальное саморегулирование; на вертикальное саморегулирование запреты, предусмотренные ЗоЗК, не распространяются <1>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24 января 2012 г. по делу N А79-664/2011 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Особенностью горизонтального корпоративного саморегулирования является формирование некоммерческой корпорации, деятельность которой направлена не только на удовлетворение различных интересов ее членов на основании единой правовой цели, но в первую очередь на создание нормативной базы для саморегуляции корпоративного механизма. Ярким примером горизонтального корпоративного саморегулирования могут служить Кодекс добросовестной практики Ассоциации производителей игристых вин <1> или Хартия союза независимых сетей России <2>, представляющие собой соглашения о правилах профессиональной деятельности и стандартах деловой этики.

———————————

<1> http://sparkling-union.ru/images/user/Kodex.pdf

<2> http://russretail.info/engine/download.php?id=16&area=static

 

Проблема заключается в том, что такое соглашение одновременно выполняет двойную функцию. Во-первых, оно устанавливает систему внутренних корпоративных норм и стандартов поведения участников некоммерческой корпорации (ассоциации), выполняя функцию внутреннего корпоративного акта. Во-вторых, подобное соглашение может содержать в себе положения, противоречащие запретам или ограничениям, установленным для горизонтального договорного регулирования, поскольку такое соглашение полностью соответствует признакам соглашений, поименованным в ч. ч. 1, 2 и 4 ст. 11 ЗоЗК. Поэтому в соответствии с ч. 1 ст. 35 ЗоЗК некоммерческая корпорация, осуществляющая саморегулирование и представляющая интересы хозяйствующих субъектов, имеющих намерение достичь соглашения, которое может быть признано допустимым в соответствии с ЗоЗК, вправе обратиться в антимонопольный орган с заявлением о проверке соответствия проекта соглашения в письменной форме требованиям антимонопольного законодательства.

 

6.1.2.2. Вертикальное корпоративное саморегулирование

Основным видом вертикальной интеграции является интеграция собственности, которая заключается в контрактном объединении под эгидой той же фирмы-интегратора нескольких стадий производства, переработки и сбыта продукции на праве собственности. Практически речь идет о контрактном объединении, действующем на основании различных видов договоров, направленных на создание коллективных образований, например простого товарищества, холдинга и других видов объединенных корпораций.

Интеграция собственности, иногда называемая также корпоративной интеграцией, состоит в расширении прав собственности фирмы-интегратора на две и более стадии производства и сбыта товара. Это более глубокий вариант интеграции, при котором фирма-интегратор получает в собственность часть активов интегрируемых агентов. Идея интеграции собственности состоит в сосредоточении в руках одного собственника всех процессов производства, переработки и реализации производимых им товаров. Такие универсальные производители-продавцы занимают на рынке все больший сектор. Сегодня фирмы-интеграторы получили наибольшее распространение в агропромышленном комплексе.

Корпоративная интеграция позволяет фирме-интегратору контролировать достаточно обширные сектора рынка товаров, что значительно ухудшает конкурентную среду на рынке вследствие возможности навязывания рынку контрактным объединением своей ценовой политики. Необходимость корпоративной интеграции диктуется складывающимися условиями рыночной среды. К внешним факторам, стимулирующим развитие интеграционных процессов в торговле, относятся рыночная непредсказуемость; обстоятельства, влияющие на уменьшение спроса; проблемы реализации товаров; объективные препятствия для продвижения товаров к потребителю, вызванные неразвитостью инфраструктуры торговой деятельности. Основным внутренним фактором интеграции в торговле несомненно является усиление конкуренции на товарных рынках, особенно в связи с проведением государственной антимонопольной политики. Современное развитие торговой системы предполагает, что интеграционные процессы в торговле будут проходить на фоне возникновения таких видов объединений, как цепные торговые организации, кооперативные объединения торговых структур, добровольные оптово-розничные сети и др.

Основным условием договора об образовании контрактных объединений является определение информационных моделей управления коллективным образованием, которые в торговле бывают четырех типов: 1) инвестиционная, при которой функции центра сведены к минимуму, а управляемые элементы фактически автономны. Такая форма объединения характерна для субъектов торговой деятельности, объединенных общей торговой маркой или инвестором; 2) холдинговая, в которой центр осуществляет стратегическое руководство, а сетевые магазины обладают широкой автономностью принятия оперативных решений. Основное преимущество — централизация закупочной политики. Основной недостаток такой схемы — значительное разрастание как аппарата управления, так и персонала, обслуживающего сетевую инфраструктуру; 3) централизованная, при которой все основные функции управления объектами торговли сконцентрированы в едином информационном центре. В отличие от холдинга синхронизация данных зависимых элементов объединения и центра происходит в реальном времени при помощи высокоскоростных выделенных линий. Такая форма интеграции на сегодняшний день является самой прогрессивной; 4) лоточная, предполагающая абсолютное авторитарное управление центра зависимыми элементами, которые исполняют только функции, связанные с торговой деятельностью. Чаще всего по такой схеме корпоративной интеграции работают современные распределительные центры.

Наряду с положительными последствиями своего применения вертикальная интеграция в сфере торговли признается неблагоприятным фактором, ограничивающим развитие конкуренции <1>. Вертикальная интеграция имеет ряд недостатков, которые сводятся к: 1) получению в конкурентных, нерегулируемых сегментах рынка монопольной прибыли, которая не может быть получена в условиях государственного ценового регулирования; 2) возможности в полной мере использовать эффект асимметрии информации; 3) минимизации транзакционных издержек и, как следствие — использованию трансфертных цен, скрывающих реальные затраты на оказание услуг в конкурентных сегментах рынка; 4) ограничению доступа новых субъектов в конкурентный сегмент рынка <2>.

———————————

<1> Распоряжение Правительства РФ от 19 мая 2009 г. N 691-р // СЗ РФ. 2009. N 22. Ст. 2736.

<2> Концепция правовой политики ТПП РФ на период до 2008 г. // СПС «Гарант».

 

С другой стороны, вертикальная интеграция имеет ряд положительных моментов. Уже сегодня процессы вертикальной интеграции в сфере торговли обеспечивают товарные рынки товарами, пользующимися повышенным спросом, положительно влияют на повышение качества товаров и снижение цен, более полное удовлетворение внутреннего спроса в соответствии с требованиями обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации. Наибольшее распространение получила вертикальная интеграция на рынке сельскохозяйственной контрактации, что обусловлено спецификой сельскохозяйственного производства, особенностями свойств сельскохозяйственной продукции и рынка сельскохозяйственных товаров.

Вертикально-интегрированные корпорации в торговой деятельности имеют цели, принципиально отличающиеся от целей деятельности торговых посредников вне зависимости от формы коммерческого посредничества, которое в торговле является одним из вариантов возмездного оказания услуг оптовым продавцам и направлено на увеличение товарооборота, его рентабельности, ускорение процесса продвижения товара, экономию трудовых и материальных затрат оптовиков. В частности, к вертикальной интеграции не может быть отнесена деятельность товарных бирж, направленная на формирование оптового рынка путем организации и регулирования биржевой торговли, осуществляемой в форме гласных публичных торгов <1>, а также деятельность иных организаторов торговли, оказывающих услуги по проведению организованных торгов на товарном и (или) финансовом рынках на основании лицензии биржи или лицензии торговой системы <2>.

———————————

<1> Часть 1 ст. 2 Закона РФ от 20 февраля 1992 г. N 2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 18. Ст. 961 (с послед. изм.).

<2> Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ «Об организованных торгах» // СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6726.

 

Основной целью деятельности вертикальных корпоративных интеграторов торговли является именно саморегулирование, т.е. создание свода ненормативных правил (стандартов), регламентирующих взаимоотношения субъектов, находящихся на различных уровнях в каналах товарораспределения (например, поставщиков и торговых сетей), направленное на налаживание стабильного и эффективного сотрудничества субъектов товарных рынков для обеспечения конечных потребителей товарами высокого качества по справедливым ценам при соблюдении общих правил конкурентного поведения на оптовом и розничном товарных рынках <1>. Эти правила и стандарты применяются членами такой вертикально-ассоциированной корпорации в качестве деловых обыкновений, т.е. в роли неправовых норм (норм саморегулирования). При этом в отдельных случаях, если объединение хозяйствующих субъектов имеет характер крупного объединения предпринимателей, включающего в себя широкий круг как поставщиков, так и торговых операторов, в том числе и торговых сетей (например, АКОРТ <2>), такие деловые обыкновения могут с течением времени преобразовываться в торговый обычай, принятый на всей территории Российской Федерации. В этом случае правила и нормы такого торгового обычая должны будут уже в обязательном порядке применяться к отношениям субъектов торговой деятельности, объединенным в вертикально-интегрированные системы вне зависимости от наличия или отсутствия в договорах, регламентирующих их взаимоотношения, положений о том, что эти договоры регулируются нормами саморегулирования, выработанными таким объединением хозяйствующих субъектов торговой деятельности и их поставщиками.

———————————

<1> См., например: ст. 1.1.1 Кодекса добросовестных практик торговых сетей при взаимоотношениях с поставщиками продуктов питания // http://www.frio.ru/File/news/2009_5/AKORT%20KODEKS%2017.06.doc.

<2> http://www.acort.ru/images/ustav_akort.doc

 

Саморегулирование в отношениях субъектов в вертикально-интегрированных корпорациях в сфере торговой деятельности строится на основе принципов добросовестности и честной деловой практики; разумности; сотрудничества; обеспечения баланса частных и публичных интересов; экономической обоснованности и эффективности; свободы договора и незлоупотреблении ею; презумпции профессиональной компетентности. Нормы саморегулирования направлены на регламентацию взаимоотношений субъектов в части выплаты вознаграждений и премий поставщикам, возможность использования которых предусмотрена ч. 4 ст. 9 ФЗ о ГРТД; выработку подходов к формированию договорных цен на товары с учетом требований ст. ст. 8, 9 и 13 ФЗ о ГРТД; правила оказания возмездных услуг поставщиками торговым сетям и наоборот; права на компенсацию издержек субъектов торговой деятельности и их ограничения; сроки, порядок и форму расчетов; общие условия о ценах и платежах в отношении социально значимых товаров; общие принципы применения мер ответственности и обязанностям информационного содержания, в том числе и сохранения конфиденциальной информации. Нормы саморегулирования могут регламентировать права и обязанности субъектов вертикально-интегрированных корпораций, существенно расширяющие рамки нормативно-правовой регламентации, например установление обязанности действовать наилучшим образом, введение обязательного уведомления о возникших затруднениях в исполнении обязательства, установление иных дополнительных обязанностей и прав субъектов, находящихся на различных уровнях канала товарораспределения <1>.

———————————

<1> См., например: ст. 2.2.14 Кодекса добросовестных практик торговых сетей при взаимоотношениях с поставщиками продуктов питания // http://www.frio.ru/File/news/2009_5/AKORT%20KODEKS%2017.06.doc.

 

6.1.2.3. Универсальное корпоративное саморегулирование

По критерию субъектного участия в корпоративном самоорганизующемся объединении выделяются не только горизонтальные и вертикальные варианты объединений, но и объединения, носящие универсальный характер, в силу того, что цели их деятельности имеют общее содержание, не зависящее от принадлежности субъекта к тому или иному уровню канала товарораспределения, и выражают общие интересы для всех субъектов предпринимательской деятельности, иногда даже вне зависимости от ее содержания. Наиболее ярким примером такого объединения, рассматриваемым в качестве ассоциации (союза) <1>, является Торгово-промышленная палата РФ (ТПП РФ). В литературе предпринимались неоднократные попытки выделения института «публичных юридических лиц», к которым предлагалось относить некоторые объединения граждан, наделенные правом осуществления некоторых государственно значимых функций <2>, к разряду которых причислялись ТПП РФ <3>, несмотря на то, что ст. ст. 3 и 4 Закона о ТПП <4> не предусматривают прямого делегирования государственных функций торгово-промышленным палатам. Как справедливо отметил Е.М. Примаков, «ТПП — уникальная общественная структура. Она «по вертикали» представляет интересы всех слоев бизнеса — малого, среднего и крупного. А «по горизонтали» охватывает своей деятельностью все сферы предпринимательства — промышленность, торговлю — внутреннюю и внешнюю, сельское хозяйство, финансовую систему, услуги» <5>.

———————————

<1> См.: Суханов Е.А. Некоммерческие организации как юридические лица // Хозяйство и право. 1998. N 5; Беляев К.П. О делении юридических лиц на коммерческие и некоммерческие в гражданском законодательстве // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2000; Сумской Д.А. Статус юридических лиц. М., 2006.

<2> См.: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. М., 2007; Кутафин О.Е. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица. М., 2007.

<3> См.: Романовская О.В. Публичная корпорация: понятие, значение, проблемы и перспективы определения правового статуса // Реформы и право. 2011. N 2. С. 9.

<4> Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» // Российская газета. 1993. 12 августа.

<5> См.: Примаков Е.М. Доклад на IV съезде ТПП России // СПС «Гарант».

 

В настоящее время не усматривается серьезных оснований для признания ТПП РФ в качестве публичного юридического лица, в силу того что выполнение ею публичных функций существенно ограничено. Вместе с тем в последнее время наметилась определенная тенденция в формировании более широкого публичного участия ТПП РФ в предпринимательском обороте, которая, в частности, выражается в предоставлении ее прав на: оформление документов для осуществления внешнеэкономической деятельности (удостоверение сертификатов происхождения товаров, выдача карнетов АТА для временного вывоза товаров <1>, удостоверение обстоятельств «форс-мажора»); аккредитацию представительств иностранных компаний, осуществляющих деятельность на территории Российской Федерации; удостоверение в соответствии с международной практикой сертификатов происхождения товаров, а также других документов, связанных с осуществлением внешнеэкономической деятельности <2>.

———————————

<1> См.: приложение N 3 к Приказу ФТС России от 25 июля 2007 г. N 895 «Об утверждении Методических рекомендаций о применении карнета АТА» (вместе с Таможенной конвенцией о карнете А.Т.А. для временного ввоза товаров, Конвенцией о временном ввозе (заключенной в Стамбуле 26 июня 1990 г.)) // Таможенный вестник. 2007. N 16.

<2> См.: п. «д» ч. 1 ст. 12 Закона о ТПП РФ.

 

Согласно п. 1 ст. 1 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» <1> ТПП является негосударственной некоммерческой организацией, объединяющей российские предприятия и российских предпринимателей. В соответствии с п. 1 ст. 3 Закона «О торгово-промышленных палатах» торгово-промышленные палаты создаются в целях содействия развитию экономики Российской Федерации, ее интегрированию в мировую хозяйственную систему, формированию современной промышленной, финансовой и торговой инфраструктуры, созданию благоприятных условий для предпринимательской деятельности, урегулированию отношений предпринимателей с их социальными партнерами, всемерному развитию всех видов предпринимательства, торгово-экономических и научно-технических связей предпринимателей Российской Федерации с предпринимателями зарубежных стран.

———————————

<1> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1309.

 

Торгово-промышленные палаты выполняют следующие задачи:

1) оказывают помощь российским предприятиям и предпринимателям, представляют и защищают их интересы по вопросам, связанным с осуществлением хозяйственной деятельности, в том числе и за границей;

2) содействуют развитию всех видов предпринимательской деятельности с учетом экономических интересов субъектов Российской Федерации, отраслей народного хозяйства и предприятий;

3) организуют взаимодействие между субъектами предпринимательской деятельности, их взаимодействие с государством в лице его органов, а также с социальными партнерами;

4) содействуют развитию системы образования и подготовки кадров для предпринимательской деятельности в Российской Федерации, участвуют в разработке и реализации государственных и межгосударственных программ в этой области;

5) оказывают предпринимателям, их объединениям, союзам, ассоциациям информационные услуги, содействуют в организации инфраструктуры информационного обслуживания предпринимательства;

6) содействуют развитию экспорта российских товаров и услуг, оказывают практическую помощь российским предприятиям и предпринимателям в проведении операций на внешнем рынке и освоении новых форм торгово-экономического и научно-технического сотрудничества;

7) принимают меры, в рамках предоставленных им прав, к недопущению и пресечению недобросовестной конкуренции и неделового партнерства;

8) содействуют урегулированию споров, возникающих между предприятиями, предпринимателями;

9) обеспечивают предоставление услуг, необходимых для осуществления коммерческой деятельности иностранных фирм и организаций.

Членами торгово-промышленной палаты могут быть российские предприятия независимо от формы собственности и их организационно-правовой формы и предприниматели, зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, а также организации, объединяющие предприятия и предпринимателей. Торгово-промышленные палаты подлежат государственной регистрации.

Важной структурой при Торгово-промышленной палате (ТПП) РФ является Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС). Приказом ТПП РФ от 18 октября 2005 г. утвержден новый Регламент <1> МКАС при ТПП РФ. Регламент вступил в силу с 1 марта 2006 г. и применяется к спорам, разбирательство которых начато с этой даты. МКАС является самостоятельным постоянно действующим арбитражным учреждением (третейским судом), осуществляющим свою деятельность в соответствии с Законом РФ от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже» <2>. В МКАС могут по соглашению сторон передаваться: споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.

———————————

<1> Приказ ТПП РФ от 18 октября 2005 г. N 76 «О Регламенте международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации».

<2> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1240.

_________________________
5.1. Понятие и общие основы деятельности организаторов торговли
5.2. Правовое регулирование деятельности отдельных организаторов торговли
6.1. Индивидуальное и коллективное саморегулирование в сфере торговой деятельности
6.2. Условия и формы привлечения некоммерческих юридических лиц, объединяющих субъектов коммерческой деятельности, к ее организации
7.1. Квалифицирующие признаки и система коммерческих договоров

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code