§ 6. Гласность и транспарентность

Основополагающие идеи, направленные на защиту прав и интересов человека и гражданина при осуществлении правосудия, нашли свое отражение в рамках специальных принципов судебной власти. Они выражаются прежде всего через процессуальные принципы, или принципы судопроизводства. В число последних включаются: равенство всех перед законом и судом и состязательность процесса; свободный доступ к правосудию и недопустимость отказа в судебной защите; осуществление правосудия в разумные сроки; транспарентность (открытость, гласность); национальный язык судопроизводства; устность и непосредственность судопроизводства; полнота исследования и беспристрастность оценки доказательств при осуществлении правосудия; универсальность судебной защиты; мотивированность судебной деятельности; презумпция невиновности, коллегиальность и единоличность осуществления правосудия; участие народа в осуществлении правосудия; гарантии права на защиту обвиняемого и др.

Как видно из приведенного перечня, названные принципы образуют базисный каркас для процессуальной деятельности судов при рассмотрении различных категорий дел, выступая теми общими объединяющими факторами, которые лежат в основе построения всех видов судопроизводства в современном процессуальном праве. Формирование комплекса этих принципов, базируясь на основных положениях теории правовой науки и конституционных положениях, концентрируется на их реализации в отдельных отраслях права, и многие из названных принципов лежат в основе формирования межотраслевых институтов.

Ведущим принципом в этой группе является принцип транспарентности <1> (открытости, гласности) деятельности судов.

———————————

<1> Термин «транспарентность» происходит от английского слова transparent — прозрачный.

 

В соответствии со ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Также в силу ч. 2 ст. 123 Конституции РФ заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом.

Каждый из процессуальных кодексов Российской Федерации закрепляет принцип гласности судебного разбирательства как важнейшей гарантии прав участников судебного разбирательства, что является одним из основных проявлений принципа публичности судебной деятельности, а также устанавливает основания и порядок принятия решения о закрытости судебного слушания в конкретных случаях.

Открытость судебного разбирательства означает, что любой гражданин, желающий присутствовать на слушании дела, может находиться в зале судебного заседания без дополнительного специального чьего-либо разрешения — судьи, прокурора, секретаря, судебного пристава или иного должностного лица (участников процесса, в том числе). В зал судебного заседания допускаются публика и пресса.

Большое внимание данному принципу уделено в международных актах и практике. Право на публичное разбирательство закреплено в ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод <1>. ЕСПЧ не раз отмечал, что открытость судебного разбирательства направлена на защиту от тайного правосудия, не подпадающего под контроль общественности, и что она является одним из средств сохранения доверия в судах всех уровней <2>.

———————————

<1> Подробнее см.: Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. С. 119 — 124.

<2> См.: Досье по правам человека N 3: русская версия. Страсбург, 1994. С. 21.

 

Ограничения принципа открытости судебного заседания могут быть установлены лишь законом и обусловлены необходимостью защиты определенных конституционных ценностей, к примеру государственной безопасности, нравственности и т.п. Так, в залы судебного заседания ограничивается доступ лиц моложе 16 лет, если они не являются участниками процесса или свидетелями, либо при рассмотрении дел, в которых затрагиваются сведения, являющиеся государственной тайной, либо дел, касающихся преступлений против половой неприкосновенности граждан, жизни и здоровья несовершеннолетних, и в других предусмотренных законом случаях. Все случаи объявления судебного заседания закрытым указаны в федеральном законодательстве.

При этом принцип открытости судебной деятельности представляется исключительно важным не только для защиты прав участников судопроизводства, как отмечалось выше, но и для развития самого суда как современного института государственности. Справедливо отмечал Б.Н. Топорнин: «Прозрачность и открытость — неотъемлемый признак организации власти в демократическом правовом государстве, и они нужны суду не меньше, чем другим властям, иначе суд утратит связи с обществом, самоизолируется» <1>.

———————————

<1> Топорнин Б.Н. Указ. соч. С. 45.

 

Однако решение задач непосредственного обеспечения открытости судопроизводства, доступа всех желающих в залы судебных заседаний зачастую не представляется возможным вследствие объективных причин недостаточной обеспеченности некоторых судов такими помещениями, особенно по делам, вызывающим сильный общественный резонанс.

Так, резонансные дела последнего времени нередко показывают, что непосредственный доступ граждан в зал судебного заседания иногда ограничивается его вместимостью, количеством мест, поскольку далеко не все суды располагают зданиями, отвечающими современным требованиям организации открытого современного судопроизводства. Зачастую залы заседаний в судах маловместительны, не рассчитаны на присутствие большого количества граждан, что и создает дополнительные сложности как публике, так и самому суду, особенно по публично значимым процессам. Создание надлежащих условий для слушания дел в открытых судебных заседаниях — обязанность государства, которая обусловлена принципом публичности в деятельности судов. Задача обеспечения судов надлежащими помещениями была обозначена как одна из приоритетных в системе мер материально-технического оснащения российской судебной системы на протяжении последних десятилетий в рамках проведения современного этапа судебной реформы (начиная с 1991 г. и до последнего времени — см. документы о развитии судебной системы на период до 2011 г.) и поступательно реализуется посредством модернизации старых и строительства новых зданий для размещения судов. При этом развитие современных технологий, использование возможностей телетрансляций открытых судебных заседаний, думается, может в существенной мере снять проблему вместимости судебных помещений.

Возможность присутствия в судебном заседании прессы также является неотъемлемым элементом публичности, гласности судебного разбирательства. Освещение судебной деятельности средствами массовой информации может быть ограничена только федеральным законом. Однако ограничения в использовании специальных средств прессой в зале судебного заседания могут быть определены судьей для обеспечения порядка и соблюдения процедур судопроизводства. К регулированию этого вопроса обращался еще Пленум Верховного Суда СССР, указав в своем Постановлении от 5 декабря 1986 г.: «В целях обеспечения гласности судебного разбирательства устранить факты воспрепятствования лицам, присутствующим в зале суда, ведению записи судебного процесса. При этом необходимо иметь ввиду, что фото-, кино- и видеосъемка в зале суда могут проводиться только по разрешению председательствующего по делу» <1>.

———————————

<1> Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 — 1986. М., 1987. С. 885.

 

Некоторые проблемы обеспечения принципа гласности, открытости правосудия получили отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», в п. 19 которого указано: «Учитывая, что гласность правосудия предполагает необходимость широкого информирования общественности о деятельности судов, судам следует стремиться к более полному использованию потенциала средств массовой информации для объективного, достоверного и оперативного информирования пользователей информации о деятельности судов».

Открытость самой судебной деятельности по осуществлению правосудия по конкретным делам, доступ для каждого к любой необходимой для осуществления своих гражданских прав информации — достояние современного развития общедемократических начал в организации и деятельности судебной власти. В целях реализации рассматриваемого принципа принят Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», вступивший в силу в июле 2010 г.

Указанный нормативный правовой акт регламентирует объем и характер информации, доступ к которой обеспечивается, содержит перечень составляющих компонентов такой информации, а также определяет субъектный состав участников, как подготавливающих, так и непосредственно использующих весь объем данной информации.

К информации о деятельности судов в соответствии с названным Законом относится:

1) информация, подготовленная в пределах своих полномочий судами, Судебным департаментом, органами Судебного департамента, органами судейского сообщества;

2) информация, поступающая непосредственно в суды, Судебный департамент, органы Судебного департамента, органы судейского сообщества и относящаяся к деятельности судов;

3) законодательство Российской Федерации, устанавливающее порядок судопроизводства, полномочия и порядок деятельности судов, Судебного департамента, органов Судебного департамента, органов судейского сообщества;

4) судебные акты по конкретным делам и иные акты, регулирующие вопросы деятельности судов.

ЕСПЧ в одном из своих решений сформулировал позицию относительно доступности судебного решения. В Постановлении от 17 января 2008 г. по делу «Бирюков против России» Суд установил нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выразившееся в объявлении резолютивной части решения, которым требования заявителя о возмещении вреда здоровью были отклонены со ссылкой на ст. 1064 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). Таким образом, доводы, на которых основывалось решение суда по существу дела, за исключением ссылки на названную статью, не стали доступны общественности, поскольку мотивированное решение было вручено заявителю позднее.

Позиция ЕСПЧ такова: Суд должен выяснить, был ли обеспечен общественный доступ к мотивированному решению по делу заявителя иными способами, помимо его объявления в открытом судебном заседании и, если такой доступ был обеспечен, учесть характер публичности, сопровождающей мотивированное решение в целях достижения его тщательного рассмотрения общественностью.

Цель п. 1 ст. 6 Конвенции о контроле «общественности за деятельностью судебных органов для обеспечения права на справедливое судебное разбирательство» в настоящем деле достигнута не была.

Принцип открытости, гласности тесно связан с иными конституционными ценностями, конституционными правами, достоинством и интересами правосудия <1>, поэтому составной его частью является проблема ограничения гласности. Как уже отмечалось, в настоящее время ограничение гласности допускается посредством закрытого судебного заседания в случаях, предусмотренных федеральным законом в целях охраны государственной или коммерческой тайны, вопросов личной интимной жизни участвующих в деле лиц (ст. 123 Конституции РФ). Возможно, к примеру, закрытое слушание дела по мотивированному постановлению судьи по делам о преступлениях лиц, не достигших 16-летнего возраста, и по делам о половых преступлениях.

———————————

<1> Многие европейские государства признают эти ценности несовместимыми, например, с возможностью применения фото-, кино-, видеосъемки в зале суда и не допускают такой возможности.

 

В юридической литературе все чаще встречаются настойчивые высказывания о том, что принцип гласности должен разумно и адекватно соотноситься с принципами защиты личных прав и свобод человека и гражданина. Многие авторы предлагают предусмотреть в процессуальном законе право сторон ходатайствовать перед судом о слушании дела в закрытом судебном заседании и установить более широкий круг оснований, позволяющих суду провести закрытое судебное заседание. Безусловно, открытость, или публичность, судебного процесса является важнейшей гарантией прав участников процесса, справедливого и беспристрастного рассмотрения дел, но она не должна причинять ущерб нематериальным благам и нарушать конституционные права на неприкосновенность частной жизни, личную, семейную тайну и др.

В закрытое судебное заседание не допускается публика и пресса, но судопроизводство ведется в строгом соответствии с процессуальными нормами, включая публичность провозглашения итогового постановления суда.

В соответствии с принципом гласности и открытости провозглашение всех итоговых решений (приговоров, постановлений) судов производится открыто с допуском желающей публики и прессы, независимо от того, в открытом или закрытом судебном заседании слушалось дело.

Неотъемлемой частью этого принципа является доступность решений суда, принятых в установленном порядке и провозглашенных по конкретному делу. Данная задача находит свое разрешение посредством использования современных технологических и коммуникационных возможностей. Так, суды общей юрисдикции размещают принимаемые решения на специальных сайтах судов в Интернете, что непосредственно позволяет каждому заинтересованному пользователю иметь доступ к такого рода судебным документам.

Содержание принципа транспарентности судебной власти не ограничивается гласностью судопроизводства, хотя это основной и важнейший элемент его реализации в деятельности суда. Современное понимание данного принципа должно включать все аспекты организации и деятельности судебной власти. Е.Б. Абросимова отмечает, что существует несколько форм транспарентности, иными словами, несколько видов информации о правосудии, которая должна быть доступна любому заинтересованному субъекту, и называет в их числе информацию: о суде; конкретном судебном процессе, судейском самоуправлении <1>. Данный перечень должен быть дополнен сведениями о кадровых назначениях и возможностях доступа к судейской должности (объявление конкурса на замещение вакантной должности судьи), что в настоящее время предусмотрено законодательно.

———————————

<1> См.: Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. С. 123 — 124.

 

Принцип транспарентности судебной власти, гласности правосудия представляется надежным механизмом в системе обеспечения самостоятельности и независимости суда, поскольку в условиях открытости и прозрачности деятельности суда на него значительно сложнее воздействовать извне, придание гласности фактов воздействия на суд — дополнительный фактор обеспечения его самостоятельности в решении вопросов правосудия, организации и деятельности судебной власти.

Одновременно гласность, открытость являются формой реализации контроля общества за работой судебных органов, ведь подлинная независимость судебной власти предполагает такую ее безупречную деятельность (в том числе и по форме), которая выступала бы надежным барьером, не позволяющим независимости превращаться во вседозволенность, проявление произвола и беззакония в любых судебных действиях. Данные требования, как отметил В.М. Лебедев, заслуженно рассматриваются в качестве непреложного свойства правосудия в демократическом обществе <1>.

———————————

<1> См.: Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. С. 118.

 

Развитие содержательного аспекта данного принципа, основные подходы к его реализации зачастую выявляются в решениях ЕСПЧ. К примеру, в Постановлении от 8 января 2009 г. по делу «Обухова против России» ЕСПЧ констатировал нарушение ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выразившееся в запрете суда на освещение в средствах массовой информации фактических обстоятельств дела о дорожно-транспортном происшествии (далее — ДТП) до его окончания, что повлекло нарушение права журналиста на свободу выражения мнения.

Позиция ЕСПЧ такова: Суд неоднократно подчеркивал, что «обязанность СМИ сообщать информацию и идеи по всем вопросам, вызывающим общественный интерес, распространяется и на освещение судебных разбирательств», что способствует их популярности. Это соответствует требованиям п. 1 ст. 6 Конвенции о том, что разбирательство должно быть публичным.

ЕСПЧ обратил внимание на то, что в определении районного суда, принявшего обеспечительные меры в виде запрета на соответствующие публикации в средствах массовой информации, не обосновано, «почему он посчитал, что дальнейшее расследование и публикации касательно обстоятельств ДТП могут помешать результатам судебного разбирательства» по делу по иску о защите чести и достоинства и по иску о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП. Данный запрет, по мнению ЕСПЧ, снизил прозрачность судебного разбирательства и мог повлечь за собой сомнения относительно беспристрастности суда, так как «правосудие должно не только отправляться, но и должно быть видно, как оно отправляется».

Принцип гласности, открытости правосудия логично дополняется основополагающим началом национального языка судопроизводства.

В Российской Федерации правосудие осуществляется от имени государства на установленном в данном государстве языке. Так, государство устанавливает важную гарантию доступности и понятности судопроизводства, поскольку граждане общаются с государством, его органами и должностными лицами именно на языке, являющемся государственным языком общения. Действующая Конституция устанавливает, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации (ст. 68). Это важнейшая гарантия доступности правосудия, обеспечивающая одновременно объективный признак выражения судоговорения. Судебная власть как самостоятельная власть в государстве не должна быть ограничена какими-либо обстоятельствами в использовании государственного языка — это наглядное проявление ее легитимности и принадлежности национальной правовой системе.

В соответствии со ст. 10 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» судопроизводство и делопроизводство в Конституционном Суде РФ, Верховном Суде РФ, Высшем Арбитражном Суде РФ, других арбитражных, военных судах ведутся на русском языке. Судопроизводство и делопроизводство в других федеральных судах и у мировых судей может осуществляться также на государственном языке республики, языке большинства населения данной местности. Участникам процесса, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

Данный принцип получил свое развитие в законодательстве о судоустройстве, в АПК РФ (ст. 12), ГПК РФ (ст. 5), УПК РФ (ст. 18), КоАП РФ (ст. 24.2), Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ст. 33).

Установление национального языка судопроизводства следует из принципов Всеобщей декларации прав человека, Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации, оно утверждает приоритет общечеловеческих, равно как и духовных ценностей каждого народа, обеспечивает языковой суверенитет каждого народа и каждой личности независимо от происхождения человека, его социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, отношения к религии и места проживания. Это является важной гарантией прав личности, с одной стороны, и обеспечения самостоятельности судебной власти — с другой, при осуществлении правосудия с учетом многонационального состава Российской Федерации.

Проанализированные принципы составляют важнейшую основу для защиты прав и интересов человека и гражданина при осуществлении правосудия.

_____________________
§ 1. Разумность как принцип правосудия
§ 2. Право на судебную защиту
§ 3. Принципы конституционности и законности
§ 4. Состязательность и равноправие сторон
§ 5. Самостоятельность и независимость
§ 6. Гласность и транспарентность
§ 7. Презумпция невиновности

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code