§ 3. Принципы конституционности и законности

В базовом понимании принцип самостоятельности и независимости судебной власти означает, что эта власть ограничена ее конституционно установленным источником — волей народа, выраженной в конституционных нормах и в нормах законов, легитимно принимаемых законодательным органом государственной власти — парламентом Российской Федерации, который одновременно является и представительным органом в системе демократического управления обществом. Она ограничена также действием общепризнанных норм и принципов международного права, международных договоров Российской Федерации. Деятельность суда не может быть произвольной и базироваться исключительно на судейском усмотрении.

Принципы верховенства и прямого действия Конституции РФ (или принципы конституционности), а также принцип верховенства закона (или принцип законности) получают особую значимость в системе принципов организации и деятельности российского суда как ветви государственной власти. Фундаментальный характер данных принципов проявляется в том, что они тесно связаны практически со всеми другими основами судебной власти, организации и деятельности государственной власти и ее органов. Например, принцип независимости судей реализуется в рамках Конституции РФ и федеральных законов, не противоречащих ее положениям. Рассматриваемые принципы предопределяют организацию системы, характер деятельности судов и правовое положение судьи — носителя судебной власти.

Нельзя не согласиться с утверждением, что «законность есть состояние жизни общества, в котором существует качественное, непротиворечивое законодательство, принятые нормы права уважаются им, исполняются органами власти, должностными лицами, организациями и гражданами» <1>.

———————————

<1> Арбитражный процесс: Учебник для вузов / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1997. С. 26.

 

Принцип законности раскрывает природу, сущность норм права как обязательных правил поведения. Данный принцип является определяющим в организации и деятельности всех органов государственной власти, в том числе и судебных. Он вытекает из конституционного положения ст. 15 Конституции РФ о том, что все государственные органы, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.

Обращаясь к недавней истории, нельзя не заметить, что и в советской правовой доктрине принцип законности имел важнейшее значение, при этом он действовал сообразно существовавшим доктринам, устанавливая приоритет норм позитивного права над партийно-административными предписаниями. М.С. Строгович определял законность как точное и неуклонное соблюдение и исполнение законов. Он считал, что на основании верховенства закона только его соблюдение и исполнение составляет содержание законности <1>. Вслед за ним Е.А. Лукашева указывала, что принцип законности предполагает строгое и неуклонное соблюдение законов и основанных на законах других правовых актов государства всеми без исключения органами, общественными организациями, должностными лицами и гражданами <2>. В.М. Чхиквадзе рассматривал принцип законности через две сферы: нормотворчества и исполнения норм права. Единство законности охватывает как законодательство, так и применение права, а также претворение в жизнь этого права <3>.

———————————

<1> См.: Строгович М.С. Теоретические вопросы советской законности // Советское государство и право. 1954. N 4. С. 8.

<2> См.: Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 23.

<3> См.: Чхиквадзе В.М. Государство, демократия, законность. М., 1967. С. 29.

 

Для понимания принципа законности в системе основополагающих начал организации и деятельности судебной власти такой подход имеет определяющее значение, поскольку судебная власть сама учреждается Конституцией РФ как высшим законом государства и основные ее элементы могут быть учреждены тоже только законодательно (система органов, специализированные суды, полномочия, процедуры, статус судьи и т.п.).

Нормативно закреплено, что судебная система Российской Федерации устанавливается в соответствии с Конституцией РФ и федеральным конституционным законом о судебной системе (ч. 3 ст. 118 Конституции РФ).

Конституционные нормы предусматривают создание трех высших судов государства: Конституционного Суда РФ (ст. 125), Верховного Суда РФ (ст. 126), Высшего Арбитражного Суда РФ (ст. 127) и определяют основы их конституционно-правового статуса.

В отношении Конституционного Суда РФ конституционно закреплена не только численность судей как состав суда (ч. 1 ст. 125), но и его полномочия по разрешению дел, относимых к его компетенции. В тексте ст. 125 закреплено: «2. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации Российской Федерации, Государственной Думы Российской Федерации, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.

3. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

4. Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

5. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации…

6. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления».

Также непосредственно в Основном Законе страны определены юридическая сила и правовые последствия решений данного Суда: «Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению». Данные положения развиваются и конкретизируются в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Конституция РФ в ст. 126 определяет: «Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики». Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» в гл. 2 определяет состав, структуру, основы компетенции, иные вопросы организации и деятельности Верховного Суда РФ.

Также конституционно закреплено, что «Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики». Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» более детально регламентировал статус, организацию и деятельность названного суда.

Система судов Российской Федерации также получила законодательное закрепление в нормативных правовых актах соответствующего уровня. Структура судебной системы в целом и состав отдельных ее элементов и подсистем устанавливаются законами, принятыми в развитие указанных конституционных норм. Это: Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации». В целом можно констатировать, что нормативно-правовое регулирование организации системы органов, осуществляющих судебную власть, обеспечивает функционирование всех российских судов. Одним из системных недостатков данного регулирования остается отсутствие единого модельного федерального акта об основах правового статуса конституционных (уставных) судов Российской Федерации, учреждение и организация деятельности которых в настоящее время отнесены к компетенции субъектов РФ, и в фактическом состоянии никак не могут быть признаны состоявшимися, хотя в законодательстве о судебной системе Российской Федерации эти суды включены в судебную систему России и названы в качестве судов субъектов РФ.

Таким образом, принцип конституционности, конституционного учреждения судебной власти и законности в учреждении ее основных элементов определяет институциональные основы судебной власти, ее структуру, состав органов по специализации, их полномочия и основы деятельности. Не останавливаясь подробно на характеристике структуры судебной системы Российской Федерации в целом и ее отдельных составляющих, отметим, что судебная система России сегодня имеет сложную развитую структуру, которая сформирована по принципам специализации (конституционные суды, арбитражные суды и суды общей юрисдикции) и принципам государственно-территориального подчинения (федеральные суды и суды субъектов РФ).

Другим проявлением действия принципов конституционности и законности являются требования к организационно-правовому механизму осуществления правосудия. Его основная цель — обеспечить строгое и неуклонное исполнение действующего законодательства сообразно конституционным положениям, законодательно установленным нормам материального права и судебным процедурам. Правосудие осуществляется на основе действующего законодательства (разрешение конкретных дел судами посредством применения норм материального права) и в строго определенной процессуальной форме, установленной федеральными законами применительно для каждого вида судебных процедур. Это правила конституционного, гражданского, арбитражного, уголовного и административного судопроизводств, содержащиеся, соответственно, в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации», ГПК РФ, АПК РФ, УПК РФ и Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ). Процессуальное законодательство возлагает на судей обязанность обеспечения всестороннего, полного и объективного рассмотрения судебных дел и принятия решений в строгом соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами.

Н.М. Чепурнова отмечает, что «законность — это основной принцип организации и деятельности органов судебной власти. В то же время обеспечение законности, в том числе высшей формы ее проявления — конституционной законности, одновременно является основной задачей, стоящей перед органами судебной власти» <1>. Этот подход отражает основной объем содержания данного принципа, но далеко не исчерпывает его многогранного проявления как регулятивного начала судебной власти.

———————————

<1> Чепурнова Н.М. Конституционные принципы судебной власти и проблемы формирования судебной системы в субъектах Российской Федерации. Ростов н/Д, 1999. С. 14.

 

Перспективы развития данного принципа видятся в углублении понимания терминов «право», «конституционность», «законность». Нельзя не исходить из постулата о том, что «принцип законности действует в отношении судебной власти только в его правовом, конституционном преломлении — законности правовой, конституционной». Развитие этого принципа видится в его доктринальном преломлении, рассмотрении его как неотъемлемого элемента в организации и деятельности самостоятельной судебной власти. В действующей государственно-правовой модели это предполагает подчинение суда не закону, а праву. Мы разделяем мнение В.С. Шевцова, который, имея в виду именно этот аспект правосудия, пишет: «Конституционная формулировка о независимости суда и подчинении его только Конституции и федеральному закону явно не соответствует в полной мере реальности и не содействует, а говоря точнее, препятствует формированию современного и прогрессивного представления о праве и судебном правоприменении» <1>.

———————————

<1> Шевцов В.С. Право и судебная власть в Российской Федерации. С. 84 — 85.

В литературе верно отмечается, что содержание законности составляет не само наличное законодательство (пусть даже совершенное с точки зрения юридической техники), а такое законодательство, которое адекватно воплощает правовые принципы, общечеловеческие идеалы и ценности, насущные потребности и интересы человека, объективные тенденции социального прогресса <1>.

———————————

<1> См.: Витрук Н.В. Законность: понятие, защита и обеспечение // Общая теория права / Под ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 513 — 525.

 

В любом сколько-нибудь цивилизованном обществе и государстве должен существовать механизм, способный осуществлять содержательную оценку законности, что означает оценку содержащихся в законе правил поведения (нормы) с точки зрения их соответствия или несоответствия какому-либо внешнему критерию (идеалам, ценностям, интересам и т.п.).

Известный русский государствовед Н.М. Коркунов писал: «Привыкнув видеть в законе критерий различения правового и неправового, забывают, что и самый закон может быть подвергнут оценке, быть признан правовым или неправовым» <1>. Исследователь-правовед современного периода С.С. Алексеев приводит по этому поводу два высказывания: «Самая жестокая тирания — та, которая выступает под сенью законности, под флагом справедливости» (Ш. Монтескье), «в гражданском обществе господствует или закон, или насилие. Но насилие иногда принимает обличие закона, и иной закон больше говорит о насилии, чем о правовом равенстве. Таким образом, существуют три источника несправедливости: насилие как таковое, злонамеренное коварство, прикрывающееся именем закона, и жестокость самого закона» (Ф. Бэкон) <2>.

———————————

<1> Коркунов Н.М. Энциклопедия права. СПб., 1898. С. 4.

<2> Цит. по: Алексеев С.С. Право. Для чего нужно оно, это самое право: Учеб. пособие. Уфа, 1999. С. 15 — 16.

 

Для преодоления «узости» понятия законности в литературе предлагались различные правовые конструкции: легитимность, конституционность, конституционная законность, правозаконность.

По мнению С.С. Алексеева, правозаконность «означает строжайшее, неукоснительное проведение в жизнь не любых и всяких норм, а начал гуманистического права, прежде всего неотъемлемых прав человека, и, кроме того, также связанных с ними ряда других институтов… в том числе общедемократических правовых принципов народовластия, частного права, независимого правосудия» <1>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Философия права. М., 1997. С. 24.

 

Нормативным воплощением права и высшими по справедливости нормами в государстве с позиций конституционного права следует считать нормы действующей Конституции. Н.В. Витрук, в частности, отмечает, что обязательным условием реализации принципа верховенства конституции является правовой характер самой конституции как основного (высшего) закона государства. Конституция как высший основной закон может считаться правовой лишь при условии соответствия ее содержания идеалам и принципам правового государства <1>. Такой подход к содержанию принципа конституционности в организации и деятельности судебной власти особенно важен. Отражая основополагающие конституционные ценности в своих решениях, суды фактически через принцип конституционности создают пространство правоконституционности, как его называет Н.В. Витрук в цитируемой работе <2>.

———————————

<1> См.: Витрук Н.В. Указ. соч. С. 45.

<2> Там же. С. 45.

 

Принципы конституционности, конституционной законности, верховенства Конституции, ее высшей юридической силы и прямого действия на территории всей страны должны быть обеспечены именно органами судебной системы, поскольку на них возложены функции охраны Конституции РФ. Поэтому особым средством реализации рассматриваемого принципа является деятельность судов по осуществлению судебного конституционного контроля; судебного контроля в отношении органов законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления, общественных организаций, предприятий, учреждений и организаций, их должностных лиц. Для реализации функций конституционного контроля в специальных процедурах созданы судебные органы конституционной юстиции — Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ. Общие и арбитражные суды также наделены полномочиями по лишению юридической силы законодательно дефектных нормативных актов: либо непосредственно своим решением, либо путем инициирования процедур в конституционных судах, что зависит от вида и уровня нормативного акта.

Глава 24 ГПК РФ устанавливает особенности процедур по рассмотрению дел о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части, предусматривая, что гражданин или организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

Статья 29 АПК РФ регламентирует аналогичные полномочия арбитражных судов, устанавливая, что арбитражные суды рассматривают в том числе дела об оспаривании нормативных правовых актов (в сферах экономики и предпринимательства по определенному в данной норме перечню). В данных полномочиях судов принцип законности выступает как воплощение судебной деятельности, стоящей на страже закона и не допускающей его нарушение самими государственными органами в принимаемых подзаконных актах и законодательстве субъектов РФ.

Полагаю, что в современной юриспруденции принципы конституционности, законности получают более глубокое понимание, поскольку их органично дополняют требования правового характера самой Конституции, принимаемых законов, постулат о недопустимости действия актов, противоречащих Конституции РФ и федеральному закону. Следовательно, принцип конституционной законности в организации и деятельности судебной власти означает не только источник этих средств для судебной власти, но и творческое их взаимовлияние друг на друга. Судебная власть учреждена Конституцией, и все действия власти основаны на конституционных нормах и принципах, но, с другой стороны, деятельность суда как самостоятельной и творческой власти развивает базис конституционности и законности, поскольку только суд толкует нормы Конституции РФ и осуществляет казуальное толкование законов.

Преломление этих норм и принципов в судебном применении направляет их движение по «правовому коридору», придает им правовое, гуманистическое звучание и выявляет их истинный, правовой смысл в современном праворегулировании, находит пути соединения норм с глубинными ценностями личностного и общественного бытия.

Как точно подмечает С.С. Алексеев: «Правосудие — это не механическое претворение в жизнь писаных юридических норм… суд призван прежде всего утверждать дух права, глубокие правовые начала… правосудие выполняет функции по созиданию права» <1>. Или, как писал один из самых ярких представителей российской цивилистики конца XIX столетия И.А. Покровский: «…Несмотря на всякие учения о безусловном главенстве закона, в действительности судья никогда не был и никогда не может стать простым механическим применителем закона, логической машиной, автоматически выбрасывающей свои решения. Его деятельность всегда имеет творческий элемент, и игнорировать этот последний значит также создавать себе вредную фикцию, закрывать глаза перед неустранимой реальностью. Закон и суд не две враждебные силы, а два одинаково необходимых фактора юрисдикции. Оба они имеют одну и ту же цель — достижение материально справедливого; закон для достижения этой цели нуждается в живом дополнении и сотрудничестве в лице судьи. И нечего бояться этой творческой деятельности судьи: судья в не меньшей степени, чем законодатель, сын своего народа и в не меньшей степени носитель того же народного правосознания» <2>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: опыт комплексного исследования. С. 367.

<2> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 95.

_____________________
§ 1. Разумность как принцип правосудия
§ 2. Право на судебную защиту
§ 3. Принципы конституционности и законности
§ 4. Состязательность и равноправие сторон
§ 5. Самостоятельность и независимость
§ 6. Гласность и транспарентность
§ 7. Презумпция невиновности

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code