§ 2. Право на судебную защиту

Конституция РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ч. 1 ст. 46). Право на судебную защиту относится к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека; в Российской Федерации оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ч. ч. 1 и 2 ст. 17).

Данное конституционное право предполагает и право на доступ к правосудию, которое должно отвечать требованиям справедливости и обеспечивать эффективное восстановление граждан в правах, гарантировать им право на независимый и беспристрастный суд как необходимое условие справедливого правосудия: согласно Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118), все равны перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону (ч. 1 ст. 120), судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123), суд либо создается в силу прямого конституционного предписания (ст. ст. 118, 125 — 127), либо учреждается на основе федерального конституционного закона (ч. 3 ст. 128); в случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей (ч. 4 ст. 123). Правосудие должен осуществлять только тот суд и тот судья, к ведению которых законом отнесено рассмотрение конкретного дела. При этом, что особенно важно для правильного разрешения конкретных дел, рассмотрение их должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда — согласно ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Эти идеи были конкретизированы в Концепции судебной реформы, принятой в ноябре 1991 г., и нашли свое закрепление в Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007 — 2011 годы», определяющей достижение стратегических целей: повышение доступности правосудия, повышение авторитета судебной власти, обеспечение самостоятельности судов и независимости судей <1>.

———————————

<1> СЗ РФ. 2006. N 33. Ст. 3652.

 

Основные идеи Концепции судебной реформы 1991 г. состояли в следующем: верховенство права, примат норм международного права, разделение властей и создание сильной независимой судебной власти, контроль суда за конституционностью и законностью нормативных актов, создание Конституционного Суда РФ, прямое действие Конституции РФ и международных договоров, судебная защита от незаконных арестов, создание системы гарантий неприкосновенности личности и частной жизни, независимость, несменяемость и неприкосновенность судей, организация суда с участием присяжных заседателей, учреждение мировой, ювенальной, арбитражной юстиции, введение апелляционного порядка пересмотра судебных решений. По прошествии двух десятилетий можно констатировать, что в Российской Федерации решены многие организационные, структурные, процессуальные, кадровые, материально-технические и иные задачи для обеспечения права на судебную защиту каждого в нынешней государственно-правовой системе.

В соответствии со ст. 10 Всеобщей декларации прав человека «каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом».

Как убеждаемся, современная цивилизация сохраняет преемственность в отношении гуманных идей прошлого и основывается на весьма развитой идейно-теоретической базе правосудия, получающей надлежащее закрепление в международно-правовых документах и в национальном праве отдельных государств. В основе современной концепции построения отечественной судебной системы лежат такие классические постулаты, как: каждый имеет право на доступ к суду; каждый имеет право знать о предъявляемом ему обвинении или гражданском иске; каждый имеет право быть выслушанным при рассмотрении его дела; никто не может быть судьей в своем деле и т.д. При этом с укоренением идей обеспечения каждому права на судебную защиту общественные отношения получают дальнейшее развитие, а прежние идеи — новое содержательное наполнение. К примеру, право на судебное разбирательство уже коррелируется с разумным его сроком, справедливым и беспристрастным подходом, с объектными критериями определения «своего судьи». Возникают и новые идеи: об универсальности средств судебной защиты, об ответственности государства за обеспечение права на судебную защиту, о профессиональности и компетентности суда, о самостоятельности судебной власти и о паритетности ее взаимодействия с другими властями в государстве и многие другие.

Содержание принципа гарантированности судебной защиты предполагает недопустимость отказа в принятии к рассмотрению судебного дела даже в отсутствие специальных процессуальных норм, поскольку неограниченность судебной защиты нормативными актами и иными предписаниями законодателя обусловлена ст. 46 Конституции РФ и устанавливает судебную защиту для неограниченного круга лиц, распространяется на все без исключения права и свободы (материальные и процессуальные, закрепленные в законе или нет) и не может быть ограничена ни при каких обстоятельствах.

Всеобщность, гарантированность судебной защиты во всех сферах человеческого бытия и любых спорах правового содержания многие авторы называют универсальностью судебной защиты. Принцип универсальности в исследованиях, посвященных судебной власти, рассматривается в различных аспектах. Е.Б. Абросимова говорит об универсальности судебной защиты как качественном состоянии доступности правосудия <1>, В.А. Лазарева характеризует судебную деятельность как универсальную, распространяемую на все сферы общественной жизни <2>. Х.У. Рустамов и А.С. Безнасюк связывают универсальность судебной деятельности в том числе с правотворчеством суда, его контрольными функциями, охватом пространства и субъектов — функционированием судебной власти везде, где есть человеческие коллективы, чья жизнь урегулирована законом <3>.

———————————

<1> См.: Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. М., 2002. С. 51.

<2> См.: Лазарева В.А. Судебная власть. Судебная защита. Судебный контроль: понятие и соотношение. Самара, 1999. С. 58.

<3> См.: Рустамов Х.У., Безнасюк А.С. Судебная власть: Учеб. пособие. М., 2000. С. 39.

 

Наиболее полно отражает сущность начала универсальности, гарантированности судебной защиты комплекс высказанных позиций. Думается, что всеобщность, универсальность судебной власти выражается в следующих аспектах:

в институциональном: учреждение различных специализированных судов для компетентного, профессионального рассмотрения споров в различных отраслях права;

определение полномочий судов в соответствии с изменениями в общественных отношениях и возникновением новых видов правовых коллизий и споров;

распространение полномочий судов на всю правовую сферу общественных отношений (как частных, так и публичных, предполагающих защиту личности от действий публичной власти, государства);

совмещение правоприменительных и правотворческих начал в процессе осуществления правосудия по конкретным делам.

Право на судебную защиту предполагает возможность для каждого получить ее своевременно, компетентно (грамотно, профессионально), в том числе и при наличии пробела в процессуальном законодательстве. Содержание этого принципа имеет исключительно важное значение, оно, по сути, лежит в основе формирования дискреционных полномочий судов, их прерогатив в определении средств защиты нарушенного права в случае недостаточности процессуального и материального закона.

Одним из основных элементов, необходимой предпосылкой права на судебную защиту является доступность правосудия. Она следует из природы суда как власти, назначение которой состоит в своевременном и компетентном разрешении всех правовых и социальных конфликтов, подведомственных суду. Принцип доступности правосудия как основополагающее начало в организации и деятельности судебной власти начал формироваться в российской юриспруденции в конце 90-х годов прошлого века после вхождения страны в пространство юрисдикции ЕСПЧ. Практика данного Суда по толкованию ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод способствовала формированию стандарта доступного правосудия <1>, который и был рецепирован российской практикой осуществления правосудия.

———————————

<1> См.: Моул Н., Хакби К., Алексеева Л.Б. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья 6 «Право на справедливое судебное разбирательство»: прецеденты и комментарии. М., 2001. С. 61 — 65.

 

Начала всеобщности и недопустимости ограничения судебной защиты, закрепленные в российской Конституции (ст. 46), позволили науке и практике найти правовые связи и развить данный принцип как один из основополагающих в регулировании организации и деятельности судебной власти. Выведение названного принципа из положений ст. 46 Конституции РФ представляется теоретически верным и практически необходимым. Названная норма четко указывает, что в российской правовой системе не могут вводится какие-либо юридические условия, которые могли бы препятствовать обращению граждан в суд за защитой прав и своих законных интересов, что означает именно такой свободный доступ.

ЕСПЧ в 1975 г. истолковал ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод как защищающую право каждого на доступ к правосудию. Как видно из текста, это право не закреплено в данной норме буквально и некоторые члены Суда придерживались мнения о том, что ст. 6 защищает права лиц, в отношении которых судебное разбирательство уже ведется, и именно на основании этого факта вступают в силу гарантии справедливого судебного разбирательства. Однако большинство судей убеждены, что Конвенция призвана максимально гарантировать закрепленные в ней права и основные свободы, и признали доступ к правосудию органичной частью права на справедливое судебное разбирательство.

По мнению ЕСПЧ, было бы немыслимо, чтобы п. 1 ст. 6 содержал подобное описание предоставляемых сторонам процессуальных гарантий в гражданских делах и не защищал бы в первую очередь то, что дает возможность практически пользоваться такими гарантиями, — доступ к суду. Такие характеристики процесса, как справедливость, публичность, динамизм, лишаются смысла, если нет самого судебного разбирательства. Таким образом, право доступа к правосудию является одним из неотъемлемых составляющих права, гарантированного п. 1 ст. 6 <1>.

———————————

<1> См.: Европейский суд по правам человека: избранные решения: В 2 т. М., 2000. Т. 1. С. 50.

 

Безусловно, это решение имело огромное значение как для сообщества в целом, так и для правовых систем государств-участников, а более всего для развития принципа гарантированности судебной защиты в национальных правовых системах, в том числе в Российской Федерации, хотя данное решение было принято задолго до вхождения России под юрисдикцию ЕСПЧ.

В скором времени сформулированные ЕСПЧ выводы воплотились в нормы международного права. Были приняты документы Комитета министров Совета Европы, исходящие из того, что право на доступ к правосудию «защищается ст. 6 Конвенции». Таковы, в частности, Резолюция «О судебной помощи и юридическом консультировании» 1978 г., Рекомендация «О средствах, способствующих доступу к правосудию» 1981 г.

Для российской практики это важнейшие элементы выработки стандартов должного правосудия, в том числе посредством судебного применения международных норм. Суд руководствуется в своей практике названными стандартами, и это позволяет ему осуществлять функцию правосудия в соответствии с конституционными целями и международными стандартами, не ожидая соответствующего решения законодательного органа.

Начала всеобщности предоставления защиты прав и принцип беспрепятственности обращения в суд представляют собой основные составляющие принципа свободы доступа к правосудию. Они включают в себя принцип недопустимости отказа в правосудии, территориальную всеобщность (юрисдикция суда), отсутствие субъектов права, чьи действия (бездействие) либо решения не могли быть оспорены в судебном порядке, эффективность судебного разбирательства, подразумевающую разумные сроки рассмотрения дел. Реализация последнего из названных постулатов потребовала принятия в Российской Федерации специального законодательства о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, включающего как материально-правовой аспект, так и специальные процедуры разрешения дел о присуждении участникам судопроизводства компенсации при нарушении названного права в процессе осуществления правосудия по конкретным делам.

Принцип свободного доступа к правосудию проявляется и в другом аспекте, отраженном в ч. 2 ст. 46 Конституции РФ, где говорится о возможности обжаловать в суд «решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц…». Записанная в тексте Конституции СССР 1977 г. возможность оспаривать действия публичных субъектов права практически появилась только в 1987 г., когда был принят Закон, установивший процессуальный порядок обращения. В России с принятием Закона РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» произошел отказ от ограниченности компетенции суда по субъектному критерию. В этом акте в число субъектов права были включены не только индивидуальные, но и коллективные публичные субъекты права (руководители и государственные служащие органов исполнительной власти и сами органы исполнительной власти, руководители и муниципальные служащие органов местного самоуправления и сами органы местного самоуправления).

Важнейшим элементом свободы доступа к правосудию явилось установление судебного контроля в его всеобъемлющем виде, распространение его на противоправные действия не только частных субъектов права (физических и юридических лиц и общественных объединений), но и деяния публичных субъектов (органов власти, местного самоуправления, должностных лиц) и государства в целом.

Это свидетельствует о том, что принцип гарантированности судебной защиты прав постепенно был распространен и на случаи их нарушения действиями государства, его органов и должностных лиц, иных публично-властных образований (органов местного самоуправления, общественных организаций, органов корпоративного управления и т.п.).

Развитие данного вектора обеспечения судебной защиты каждого логично дополнено современными процедурами нормоконтрольной деятельности судов, в рамках которой в настоящее время можно выделить два основных элемента: конституционное судопроизводство, в ходе которого осуществляется проверка нормативных правовых актов Российской Федерации на соответствие положениям Конституции РФ, и нормоконтрольные полномочия арбитражных судов и судов общей юрисдикции по проверке нормативных правовых актов ниже уровня федерального закона на соответствие актам, имеющим большую юридическую силу. При этом нельзя не отметить, что споры, возникающие из публичных отношений, в настоящее время приобретают все более важное значение, правовые последствия решений о признании нормативных правовых актов недействующими выходят далеко за рамки защиты прав конкретного заявителя, обратившегося в суд с требованиями о проверке такого акта.

Судебный контроль в отношении актов и действий органов государства, его должностных лиц, органов публичной власти и управления — исключительно важное средство судебной защиты прав и свобод российских граждан и всех иных субъектов права в отечественной государственно-правовой системе. Подводя итоги рассмотрения судами обращений граждан в 2010 г., Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев отметил, что «более 70% жалоб россиян на чиновников удовлетворяются судами»; что «граждане все чаще используют судебную систему для отстаивания своих прав, нарушенных должностными лицами. По данным судебной статистики, число жалоб на чиновников в прошлом году выросло на 60% по сравнению с 2009 г. Всего российские суды в прошлом году рассмотрели 120 тыс. таких жалоб, при этом в 72% случаях суды признали действия должностных лиц необоснованными» <1>.

———————————

<1> Официальный сайт Верховного Суда РФ: URL: http://www.vsrt.ru.

 

Относительно процедур признания судами общей юрисдикции нормативных правовых актов противоречащими актам, имеющим большую юридическую силу, и вследствие этого недействующими отмечено, что данный механизм является исключительно важным и значимым в системе судебной защиты прав и свобод, и для его действенности нужно совершенствовать процессуальное законодательство. Необходимо развивать административное судопроизводство, имеющее публично-правовой характер (с участием публичных образований) и выявляющее больше отличий, нежели сходства, с процедурами по разрешению гражданских дел с участием граждан и организаций. Также в рамках административного судопроизводства назрела насущная потребность принятия мер общего характера в аспекте исполнения принимаемых судами решений, имеющих публично-правовые последствия.

Решения судов о признании действий, решений и актов органов публичной власти, должностных лиц незаконными необходимо не только исполнять, но и обобщать, делать выводы о недопустимости впредь таких нарушений, создавать на их основе общие рекомендации для органов публичной власти, а в необходимых случаях и решать вопросы полномочий лиц, допускающих нарушения действующего законодательства. Эти меры могут послужить действенной основой совершенствования современной системы управления обществом, защиты прав и свобод каждого в Российской Федерации <1>.

———————————

<1> См.: Выступление Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева 15 февраля 2011 г. на итоговом совещании председателей верховных, областных, краевых и приравненных к ним судов общей юрисдикции.

 

Принцип всеобщности судебной защиты содержит в качестве одного из своих важнейших элементов компетенционный аспект, в соответствии с которым недопустимы установленные каким-либо образом, в том числе в законодательном порядке, ограничения по виду и содержанию социально-правовых споров, рассматриваемых судом (если есть правоотношение, то есть материальная норма права, регулирующая общественные отношения).

Территориальная всеобщность доступности правосудия подразумевает отсутствие территорий, на которые бы не распространялась юрисдикция российских судов.

Как мы убеждаемся, обеспечение права на судебную защиту, свободного доступа к правосудию имеет множество аспектов: от территориального до материального, позволяющего россиянам с низким достатком получать квалифицированную защиту в случаях судебного спора. Перспективы реализации этого принципа многообразны: это меры материального и процессуального характера, направленные как на совершенствование механизмов судебной защиты граждан, так и на развитие самой судебной власти, поскольку обеспечение свободного доступа к правосудию коррелирует с обязанностями государства создать такую судебную систему, которая способна отвечать этому высокому стандарту.

При таких условиях принцип профессионализации и специализации судебной деятельности является насущно необходимым и востребованным не только судебной властью, но и обществом. Идеи формирования специализированных систем, составов в структуре судебной власти представляются продуктивными, повышающими качество судебного правоприменения, а значит, его авторитет, соответствие общим правовым принципам и стандартам.

Как уже отмечалось, в юридической науке и практике широко обсуждается проблема совершенствования институтов административной юстиции. Ведутся дискуссии об учреждении специализированных процедур и составов судов по защите трудовых прав и права на социальное обеспечение граждан России, а также ювенальных, пенитенциарных, социальных, экологических, налоговых, интеллектуальных, патентных, семейных и иных специализированных судов.

Профессионализм — залог независимости и самостоятельности в деле защиты прав граждан. Только высококомпетентный, профессиональный судья может быть самостоятелен в осуществлении судопроизводства и не нуждается в обращении к кому-либо за помощью, советом или руководством по разрешению возникших правовых споров в любой сфере жизни современного общества.

Этот постулат особенно актуален в свете современных процессов существенного усложнения как общественного бытия, так и его правового регулирования в рамках принимаемого законодательства, когда возникают новые институты и даже отрасли права (в последние десятилетия — информационное, экологическое, налоговое, таможенное, патентное) и судебная система должна соответствовать вызовам современного развития.

Профессионализм и компетентность судебной власти, как нам представляется, являются весьма значимыми аргументами в системе гарантий права каждого на своевременную и компетентную защиту его прав. Именно профессионал всегда самостоятелен при осуществлении своих функций, а лицом, не имеющим надлежащих знаний и не обладающим специальными навыками, значительно легче руководить, более того, он требует патерналистского подхода, иначе не справляется с возложенными на него обязанностями.

Хотя нельзя не согласиться в некоторой мере с доводами противников этого процесса, которые отмечают, что «создание специализированных судов в Российской Федерации в настоящий период вряд ли возможно в силу серьезных финансовых, кадровых и организационных проблем даже у имеющихся судов» <1>. Однако социально-экономическая и политическая ситуация в государстве стабилизируется, и перспективы развития принципа гарантированности квалифицированной судебной защиты каждого видятся и в углублении принципа профессионализма и компетентности судебной власти.

———————————

<1> Батова С.А. и др. Судебная система России: Учеб. пособие. М., 2000. С. 325.

 

Более квалифицированный подход к разрешению дел в различных правовых сферах должен привести к полному и глубокому учету конституционных и общеправовых принципов и содержания права в целом, выработке практики, соответствующей высоким правовым стандартам.

Другая общеправовая и конституционная ценность — стабильность, правовая определенность и предсказуемость судебной деятельности при осуществлении судебной защиты — также требует внимания и усилий как научного сообщества, так и юристов-практиков. Единство судебного правоприменения при развитии системы специализированных судов и специализации судей по различным категориям дел должно обеспечиваться не только едиными правовыми подходами к толкованию действующих норм права, но и некоторыми организационно-правовыми мерами, к примеру, расширением практики принятия объединенных постановлений пленумов высших судов по вопросам смежного правоприменения, выработкой общих методических рекомендаций судам по разъяснению вопросов судебной практики, расширением и совершенствованием практики повышения квалификации судей в рамках единых программ, утверждаемых совместно высшими судами Российской Федерации.

Названные меры призваны способствовать совершенствованию механизмов судебной защиты прав и свобод в Российской Федерации, что является первоочередной задачей государства в целом и судебной системы как его неотъемлемой части.

_____________________
§ 1. Разумность как принцип правосудия
§ 2. Право на судебную защиту
§ 3. Принципы конституционности и законности
§ 4. Состязательность и равноправие сторон
§ 5. Самостоятельность и независимость
§ 6. Гласность и транспарентность
§ 7. Презумпция невиновности

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code