Глава 14. ОРГАНИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ

Часть четвертая. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОЙ МОДЕЛИ ПРАВОСУДИЯ

Глава 14. ОРГАНИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ

§ 1. Конституционные основы судоустройства

Функция судебного разрешения споров — одна из древнейших и необходимых форм реализации властных полномочий. История свидетельствует о том, что судебная функция, прежде чем перейти в руки государства, осуществлялась то в магической, то в арбитральной формах. С возникновением государства правосудие стало одной из привилегий носителей верховной власти, которые в древние времена отождествляли в своем лице высшую справедливость и божественный промысел. Естественное стремление человека к правде и справедливости, устранению конфликтов, желание воздействовать на поведение других людей и социальные процессы во многом способствовали выделению в качестве самостоятельной государственной властной функции — осуществление правосудия специально уполномоченными на то лицами (судьями) и специальными органами (судами) <1>.

———————————

<1> См.: Судебная система России: Учеб. пособие / Отв. за вып.: О.Н. Ведерникова, В.В. Ершов, Н.В. Радутная. 2-е изд. М., 2001. С. 18.

 

Не оспаривая прогрессивной роли правового государства, отечественные ученые в то же время справедливо обращали внимание на то, что на шкале социальных ценностей право занимает не самое верхнее место. В мире многое стоит выше права. Истина, разум, совесть, честность, свобода, равенство, братство и справедливость признаются общечеловеческими ценностями. Поэтому право и закон лишь тогда что-то собой представляют, когда они выражают эти ценности, способствуют их укоренению в социальной жизни <1>.

———————————

<1> См.: Мальцев Г.В. Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М., 1990. С. 122; Зорькин В.Д., Бондарь Н.С., Попов С.А. Правовая реформа, судебная реформа и конституционная экономика: Сб. ст. / Сост. П.Д. Баренбойм. М., 2004. С. 12 — 13, 47, 81.

 

Как показывает многовековой опыт, с помощью специальных судебных процедур, при определенной активности, а не пассивности суда в ходе судебного разбирательства можно справедливо определить меру свободы и меру ответственности человека во взаимоотношениях его с другими людьми, обществом, государством. Подобная позиция не противоречит и концепции приоритета прав личности перед интересами общества и государства. Судьи не должны быть отрешенными участниками судебного разбирательства, их следует наделять полномочиями, позволяющими им активно влиять на ход такого разбирательства. Достаточно обратить внимание на право американского или английского судьи отменить вердикт присяжных и назначить новое рассмотрение дела, привлечь участников процесса к строгой ответственности за неуважение к суду и т.п. Необходимо учитывать российские условия жизни, историю, сложившиеся традиции, пути развития экономики, правовой культуры и многое другое при становлении и дальнейшем развитии российского состязательного процесса, совершенствуя судебную систему.

Концепция разделения властей, получившая в современной России свое конституционное закрепление, исходит из того, что суд выступает арбитром в споре о нарушении права не только в правоприменительном, но и в правотворческом процессе. Суд становится сдерживающим фактором, препятствующим нарушению права со стороны не только исполнительной, но и законодательной власти. Характеризуя судебную деятельность, теоретики подчеркивали, что она позволяет осуществить конкретизацию норм права и применить их к частным случаям, т.е. суды, применяя законы, выступают посредниками между законом и жизнью.

Защищать право и быть правосудным может только суд, который сам признан в своих правах и настолько независим в системе организации государственной власти, что может руководствоваться в своей деятельности принципом справедливости. Нередко за частным характером спора кроются глубинные противоречия, существующие в обществе и государстве, которые также должны учитываться судом при рассмотрении конкретного дела. Раскрыть глубину таких противоречий и принять не механическое, а справедливое (человеческое) решение по делу может только независимый судья, который не связан пределами частного спора.

Проблема рационального устройства любой государственной власти, в том числе судебной, на практике решается с учетом уникальности конкретного государства и общемирового опыта. Упорядоченная в государстве совокупность судов образует судебную систему и соединяет в одно целое ее части (звенья), обеспечив их взаимосвязь. Судебная система признается в качестве важнейшей составляющей государственно-правовой надстройки. Принципы организации и деятельности судебных органов, как правило, отражаются в Основном законе (Конституции) каждой страны.

Уникальность судебной системы любого государства зависит не только от его природных, биологических и социальных особенностей, но и от ряда объективных факторов, таких как: характер дел, рассматриваемых судами (гражданские, уголовные либо административные дела); административно-территориальное устройство государства; количество судебных инстанций по пересмотру принятых решений; особый статус участников судопроизводства. На эту зависимость обращали внимание многие исследователи проблем судоустройства, в том числе английский юрист Иеремия Бентам в научном труде «О судоустройстве». Существенное влияние на структуру и компетенцию судебных органов оказывают форма правления, политический режим, а также задачи, которые ставятся перед судами в конкретный исторический период.

Общеизвестно, что всякое научное изложение материала предполагает точность терминологии. Характеризуя «конституционные основы», следует иметь в виду, что в теории права под ними принято понимать закрепленные в конституции страны или вытекающие из ее норм общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны того или иного вида государственной деятельности. Эти положения являются основополагающими для дальнейшего развития законодательства. Ведь из трех ветвей власти в современном мире только судебная власть формируется не на политической, а на профессиональной основе.

С точки зрения Конституции РФ правосудие — это исключительная деятельность, осуществляемая государственными органами судебной власти в четырех ее формах: гражданского, уголовного, административного и конституционного судопроизводства. В теории права и законодательстве правосудие трактуется в узком смысле — как судебная деятельность по рассмотрению и разрешению различных категорий дел, и в широком — как сфера юстиции, включающая процессуальную и исполнительную деятельность. Следует признать обоснованной точку зрения о том, что правосудие характеризуется следующими признаками: 1) судоустройством; 2) статусом судьи; 3) судопроизводством. То есть судоустройство выступает в качестве одной из составных частей правосудия, находясь во взаимосвязи с другими его частями.

Термин «судоустройство» содержится в Конституции РФ и в действующем законодательстве. Так, в ст. 71 Конституции РФ говорится о том, что судоустройство отнесено исключительно к ведению Российской Федерации. В связи с этим основную нагрузку в правовом регулировании организации и деятельности судебной системы несет федеральное конституционное законодательство о судебной системе Российской Федерации. Оно включает как саму Конституцию РФ, так и совокупность федеральных конституционных законов, федеральных законов. Однако ни содержание, ни объем признаков, характеризующих это правовое явление, в отечественном законодательстве до сих пор не раскрываются, дефиниции не приводится. Поэтому термин «судоустройство» воспринимается неоднозначно, наполняется различным содержанием (совокупностью существенных признаков). Зачастую в юридической литературе судоустройство рассматривается и как правовая норма, и как совокупность судебных учреждений.

Многие ученые-правоведы, изучающие феномен судебной власти, пытались определить сущность таких правовых явлений, как судья, суд, судебная система, судоустройство. При этом они совершенно правильно подчеркивали, что механизм судебной власти — это не только судебная система, т.е. ее аппарат, устройство судов в государстве. Этот механизм включает в себя и процессуальную деятельность. Для понимания сущности судоустройства ученые обращали внимание на наличие не только организационных, но и процессуальных правоотношений. Термин «судоустройство», широко используемый отечественной юридической наукой советского периода, они предлагали заменить термином «организация судебной власти» <1>.

———————————

<1> См.: Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации: Учеб. пособие для вузов. М., 1996. С. 1; Колоколов Н.А., Павликов С.Г. Теория судебных систем: особенности конституционного регулирования, судебного строительства и судебной деятельности в федеративном государстве. М., 2007. С. 13 — 119.

 

Зарубежные исследователи проблем судоустройства часто использовали термин «организация правосудия», под которым понимали не только организацию деятельности суда, но и структуру судов, отбор судей, подготовку юристов, организацию юридической профессии, а также все элементы, от которых зависит качество судебной системы <1>.

———————————

<1> См., например: Карлен Д. Американские суды: система и персонал. М., 1972. С. 15.

 

Однако приведенные выше термины, которыми предлагалось заменить термин «судоустройство», не раскрывают той глубины, которую несет в себе употребляемый на протяжении достаточно длительного периода времени в России термин «судоустройство». Кроме того, этот термин широко используется не только учеными, но и законодателем, в том числе упоминается в Конституции РФ. Российским ученым удалось сформулировать определенные доктринальные дефиниции судоустройства. Одни под ним понимают совокупность норм, устанавливающих задачи, принципы организации и деятельности, структуру и компетенцию судебных органов <1>, другие расширительно толкуют данный термин и полагают, что дополнительным элементом «судоустройства» является сама судебная система (в узком смысле) <2>.

———————————

<1> См.: Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. М., 1997. С. 516 — 518; Юридический энциклопедический словарь. М., 1984. С. 361, 365; Крюковских А. Словарь исторических терминов. 1998 // URL: http://interpretive.ru.

<2> См.: Волосов М.Е. Судоустройство // Российская юридическая энциклопедия / Под общ. ред. А.Я. Сухарева. М., 1999. С. 95; Ефремова Т.Ф. Новый толково-словообразовательный словарь русского языка. М., 2000.

 

Если в широком смысле судебная система страны включает в себя все суды, т.е. судебные, квазисудебные и псевдосудебные органы, государственные, негосударственные (третейские, общественные) и межгосударственные суды, то в узком смысле — это государственная система судов, построенная в соответствии с их компетенцией и поставленными перед ними задачами и целями.

Значимость организационного построения системы органов, реализующих судебную власть в России, отражена положением ст. 118 Конституции РФ о том, что такая система устанавливается Конституцией РФ и федеральным конституционным законом, который принимается по усложненной процедуре. Действующий ныне Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» определил судебную систему страны. В нем говорится, что в России действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации, т.е. перечислены только государственные суды.

Кроме того, под судебной системой зачастую понимается не только совокупность судов, но и порядок создания судов, их составов, образования судебных коллегий, основы статуса судей, присяжных и арбитражных заседателей, назначения председателей судов и их заместителей, организация и деятельность органов судейского сообщества, правовое регулирование организационного обеспечения судов, порядок, особые правила и условия финансирования судов из федерального бюджета.

Не вдаваясь в научную дискуссию по данной проблеме, отметим лишь тот факт, что судоустройство рассматривается отечественными учеными в различных аспектах. Наиболее полно отражающей сущность данного термина представляется позиция тех, кто расширительно толкует судоустройство. Особенно важен такой подход при разграничении компетенции федеральных и местных органов власти в Российской Федерации. Ведь исключительно федеральные органы власти вправе устанавливать не только принципы и нормы, определяющие организацию и деятельность системы судебных органов, но и структуру судебной системы, порядок создания судов, их составов, основы статуса судей, организацию и деятельность органов судейского сообщества, правовое регулирование организационного обеспечения судов, порядок, особые правила и условия их финансирования.

Как и любое правовое явление, судоустройство представляет собой продукт исторического развития, имеющий свои национальные особенности, поэтому, прежде чем приступать к описанию того или иного правового института, его места и роли, поставленных перед ним задач, следует выяснить причины его возникновения, проследить исторические этапы развития, определить основные дефиниции, отличительные черты, которые выделяют его из группы других однородных правовых институтов. Исторические этапы развития любого государства свидетельствуют о поступательном совершенствовании форм осуществления судебной власти судами, входящими в судебную систему.

Судоустройство самобытно для любого общества, государства, являясь их плодом, поэтому оно развивается только в естественном для данного общества режиме, подготовленном предшествующим историческим опытом. Создание и становление судов, определение статуса судей, взаимодействие звеньев судебной системы опосредованы историей развития конкретного государства, поскольку существует тесная связь между социально-экономическими преобразованиями и институтами государственной власти, в том числе судебной. Судебная система любой страны представляет собой рациональную, исторически сложившуюся структуру, конкретный вариант которой определяется совокупностью различных факторов (экономических, политических, социальных и т.п.). Степень совершенствования судоустройства, изменение структуры, роли и статуса суда, его соответствие конкретным реалиям общества и государства во многом определяют эффективность и сущность правосудия.

Так, в большинстве европейских стран в конституциях и законодательных актах о судоустройстве закрепляется иерархическая, многоступенчатая, как правило, трехзвенная структура судебной системы: суды первой инстанции («суды малой инстанции», муниципальные, окружные, районные, уездные, участковые, суды магистратов, графств, коммун, мировые судьи и т.п.); суды второй инстанции (апелляционные, краевые, областные суды и проч.); верховные (высокие или кассационные) суды. Подобная иерархия судов и их территориальная подсудность, как правило, соответствуют административно-территориальному делению государств. Все это свидетельствует о вероятности зависимости судебной власти от исполнительной.

Два низших звена судебной системы нередко определяются в зависимости от суммы иска в споре или размера наказания, назначаемого за совершенное преступление, а высшее звено представлено исключительно инстанцией по пересмотру судебных решений нижестоящих судов. Эта функция частично присуща и среднему звену, но опять же при сохранении контроля со стороны вышестоящего суда.

При характеристике современной российской судебной системы важно обратить внимание на следующие моменты. В конце XX в. после распада СССР в России начались глубокие государственные и общественные реформы, приведшие к отказу от социалистических ценностей и построению новой государственности, изменению теоретических взглядов на сущность происходящих процессов и явлений, в том числе на судоустройство. На процесс реформирования отечественного правосудия оказала влияние общемировая тенденция интернационализации права в глобализирующемся мире. Зарубежный опыт стал особенно полезен в связи с последовательной интеграцией нашей страны в общемировое и европейское правовое пространство.

В последние годы в европейских государствах происходит активная специализация судов в зависимости от вида судопроизводства (гражданского, административного, уголовного). Характерной чертой судоустройства становится сочетание нескольких подсистем общих и специализированных судов. Наряду с подсистемой общих судов во главе с верховным (высоким или кассационным) судом выделяются подсистемы таких специализированных судов, как административные, трудовые, социальные, торговые (коммерческие), патентные, страховые, ювенальные, военные, церковные, суды по пенитенциарному надзору, суды государственной безопасности, коронерские суды, полицейские трибуналы и т.п., а также особая подсистема конституционных судов.

На дифференциацию судебных органов внутри единой судебной системы повлияло несколько факторов. Во-первых, необходимость реализации права граждан на пересмотр их дел вышестоящим судом. В силу этого судебная система вынуждена включать систему судов, рассматривающих дела по первой инстанции (по существу), и систему вышестоящих судов, рассматривающих дела в апелляционном и кассационном порядке либо в кассационном и надзорном порядке. При апелляционном и кассационном порядке пересмотра судебных решений надзорный порядок возможен, но лишь в виде исключительного. Во-вторых, специфика судебного спора, которая предопределяет необходимость особой процессуальной процедуры рассмотрения и разрешения такого спора <1>.

———————————

<1> См: Лебедев В.М. Судебная власть в Российской Федерации: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 214.

 

Если первый фактор является безусловным и требует обязательного создания отдельных звеньев судебной системы, то второй — факультативным, т.е. он может быть реализован и без образования специальных судебных органов (специализированных судов).

Судоустройство каждой страны может быть классифицировано по признакам, характеризующим органы государства. Так, в зависимости от принадлежности к государству суды подразделяют на государственные и негосударственные — третейские, а также межгосударственные. В свою очередь, государственные суды делятся на: 1) систему судов общей юрисдикции; 2) систему арбитражных (хозяйственных) судов; 3) конституционно-судебную ветвь судебной власти (например, Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ, которые не образуют системы).

Типология судоустройства может быть построена исходя из общественно-экономических формаций. В связи с этим можно выделять: 1) рабовладельческий, 2) феодальный, 3) капиталистический, 4) социалистический типы судоустройства. Разное территориальное устройство государства дает основание говорить о конфедеративном, федеративном и унитарном судоустройстве. Форма правления в государстве диктует вид судоустройства в зависимости от того, кому принадлежит власть — монарху или коллегиальному органу. Признаками классификации могут стать степень централизации судебной системы, источники финансирования, взаимоотношения с иными ветвями власти, зависимость от них и т.п.

Принципы построения любой судебной системы характеризуются территориальностью, компетенцией, подчиненностью (инстанции), видами судопроизводства, организационным единством. Устройство судебной системы подразумевает порядок, необходимые условия образования судов, назначения судей на должность, а также структуру разделения судебной власти и взаимоотношения ее с другими органами власти.

Сегодня в теории права конкурируют, с одной стороны, доставшаяся нам в наследство от советского времени жесткая версия легизма, отождествляющего право с законом, а с другой стороны, положенная в основу Конституции РФ естественно-правовая доктрина. В связи с этим примечательно высказывание судьи ЕСПЧ А.И. Ковлера на Четвертых сенатских чтениях: «Как показал опыт последних десятилетий, правовое государство, несмотря на свою мифологичность, перестало быть юридически нейтральным понятием, а приобрело новую идеологическую, политическую окраску, особенно учитывая, что правовое государство мыслится и нами, в нашем обществе, как противовес так называемому тоталитарному государству. И никто не будет отрицать, что мы наполняем понятие правового государства еще и этим смыслом. Несмотря на все издержки мифа о правовом государстве и правах человека, у нас нет другого, более конкурентоспособного мифа, который мог бы объединить любое цивилизованное общество в современном мире, все более и более глобализирующемся, и мы видим, что права человека все больше становятся фактором глобализации» <1>.

———————————

<1> Ковлер А.И. Правовое государство и права человека: выступление на Четвертых сенатских чтениях // URL: http://www.ksrf/Info/Reading/Pages/PerfomanceKovler.aspx.

 

Через призму такого подхода рассматривается закрепленный в ст. 10 Конституции РФ тезис о том, что государственная власть в России осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. Судебная власть занимает особое положение в системе разделения властей. Она обладает монопольным правом на осуществление правосудия, что исключает возможность какого-либо перераспределения властных полномочий по отправлению правосудия среди других ветвей власти. В отношении судов общей юрисдикции и арбитражных судов, разрешающих конкретные дела и рассматривающих споры в качестве правоприменителей, разделение властей и связанная с этим система сдержек и противовесов выстраивается в основном по линии «суд — исполнительная власть». В сфере же задач, которые решаются посредством конституционного суда, разделение властей затрагивает прежде всего отношения «конституционный суд — законодательная власть».

Конституционные основы отечественного судоустройства нашли отражение в Конституции РФ (ст. ст. 118, 126 — полномочия Конституционного Суда РФ; ст. 127 — полномочия Верховного Суда РФ; ст. 128 — полномочия Высшего Арбитражного Суда РФ) и развиваются в соответствующем законодательстве. Основное назначение судоустройства заключается в обеспечении процесса и защиты материального права, поэтому перед ним стоят задачи, аналогичные правосудию и каждому из отдельных видов судопроизводства.

В главе 7 Конституции РФ, посвященной судебной власти, провозглашено, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, а судебная власть — посредством конституционного, гражданского, уголовного и административного судопроизводства. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия, и никто не вправе вмешиваться в деятельность суда по отправлению правосудия. Создание чрезвычайных судов не допускается. Судоустройство в России исходит из единства статуса всех судей. Особенности правового положения судей Конституционного Суда РФ, военных судов определяются федеральными конституционными законами, а мировых судей — федеральным законом.

Наиболее резкое усиление роли судебной власти в стране произошло тогда, когда суды получили право контролировать правовое содержание всех нормативных актов, издаваемых органами законодательной и исполнительной власти. Если традиционное правосудие демонстрирует такую сторону единства государственной власти, как взаимодействие различных ее ветвей, то судебный контроль за правовым содержанием нормативных актов является проявлением принципа «сдержек и противовесов». Именно с этого момента, как полагают многие ученые, судебная власть в России получила реальный статус «настоящей власти», равнозначной двум другим ветвям власти <1>.

———————————

<1> См.: Абросимова Е.Б. Парламент и суд в Российской Федерации // Конституционный строй в России. М., 1995. Вып. 2. С. 85.

 

Одной из важных особенностей отечественной Конституции является наделение Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ правом законодательной инициативы по вопросам их ведения (ст. 104 Конституции РФ). Высшие суды этим правом активно пользуются, направляя в законодательный орган страны различные законопроекты, принятые на пленумах этих судов.

В связи с этим характерен пример проведения пока единственного в истории страны совместного Пленума всех трех высших судов, принявшего 29 апреля 1994 г. совместное Постановление N П-1/5/11 «О внесении в порядке законодательной инициативы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроекта «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации». Необходимость внесения изменений и дополнений в названный Закон вызвана принятием новой Конституции РФ и изданием ряда правовых актов, в соответствие с которыми и должен был быть приведен указанный Закон. Проект данного Закона был предметом обсуждения на третьем (внеочередном) Всероссийском съезде судей, который обратился к Конституционному Суду РФ, Верховному Суду РФ и Высшему Арбитражному Суду РФ с просьбой воспользоваться своим правом законодательной инициативы и внести доработанный законопроект на рассмотрение Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, что и было сделано.

Нормы о судоустройстве нашли отражение не только в Конституции РФ, но и в различных действующих законах. Наиболее важными из них по вопросам судоустройства являются Федеральные конституционные законы: «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном Суде Российской Федерации», «Об арбитражных судах в Российской Федерации», «О военных судах Российской Федерации», «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», от 9 ноября 2009 г. N 4-ФКЗ «О Дисциплинарном судебном присутствии»; Федеральные законы: «О статусе судей в Российской Федерации», «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», «О мировых судьях в Российской Федерации», от 29 декабря 1999 г. N 218-ФЗ «Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской Федерации», от 30 мая 2001 г. N 70-ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации», «О финансировании судов Российской Федерации», от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации», от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и др.

Несмотря на обилие законов, посвященных судебной системе, законодательство о судоустройстве в России можно считать недостаточно совершенным, поскольку оно не только не систематизировано, но и не регулирует многих правоотношений. Отчасти это объясняется отсутствием не только дефиниций, но и четких признаков судоустройства. К сожалению, Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» не решил многих проблем судоустройства в силу того, что вопрос о судебной системе является более узким по сравнению с судоустройством. На это обстоятельство неоднократно обращали внимание ученые <1>.

———————————

<1> См.: Жуйков В.М. Общая концепция развития процессуального законодательства о судоустройстве // Журнал российского права. 2010. N 7. С. 5 — 17; Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 2004. С. 334 — 363.

 

Оценивая состояние современного законодательства о судоустройстве, можно сделать два основных вывода: во-первых, в отдельных видах судопроизводства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах имеется множество существенных и неоправданных различий в регулировании одинаковых правоотношений; во-вторых, устройство системы судов общей юрисдикции не обеспечивает эффективного производства по проверке судебных актов, вынесенных судами первой инстанции, в вышестоящих судебных инстанциях. Сложившуюся ситуацию необходимо исправлять на основе единого концептуального подхода к развитию процессуального законодательства и законодательства о судоустройстве.

В перечисленных выше законах определяются не только цели, принципы организации и деятельности тех или иных судов, их назначение, юрисдикция, но и устанавливаются требования, предъявляемые к кандидатам в судьи, порядок назначения судей, прекращения и приостановления их полномочий, выхода в отставку, гарантии неприкосновенности судей, правовые, организационные, информационные, материально-технические, кадровые и другие условия деятельности судов, порядок замещения отсутствующих судей судов общей юрисдикции, организационная структура судов, а также порядок привлечения к участию в рассмотрении судом дел арбитражных и присяжных заседателей (требования к ним, гарантии, сроки, на которые привлекаются к исполнению обязанностей заседатели, оплата их труда и др.), порядок финансирования судов, привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

Статья 126 Конституции РФ предусмотрела наличие в судебной системе Верховного Суда РФ, который является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. Эта же формулировка воспроизведена в ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», а также ст. 9 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации». Из этих норм следует, что в судебной системе России обособляется система общих судов, реализующих свою власть посредством гражданского, уголовного и административного судопроизводства, возглавляемая Верховным Судом РФ. Различные по своему характеру правовые споры, разрешаемые судом в различных процессуальных процедурах, вполне могут рассматриваться одними и теми же судами, с соблюдением принципа специализации не судов, а судей. Но это не исключает при наличии определенных благоприятных условий, прежде всего материально-технического характера, образования специализированных судов, входящих в систему судов общей юрисдикции. К сожалению, федерального конституционного закона о Верховном Суде РФ не принято и подробная регламентация процедуры создания и деятельности такого суда не предусматривается. Хотя попытки принятия такого закона предпринимались, и соответствующие законопроекты вносились в Государственную Думу Федерального Собрания РФ. Многие вопросы деятельности Верховного Суда РФ отражены в Регламенте, утвержденном Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 10.

Конституция РФ (ст. ст. 126 и 127) не придает обязательного характера разъяснениям Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам их судебной практики. Между тем существует традиция судебного правоприменения, которая стремится сохранить за разъяснениями пленумов высших судов обязательный характер. На практике такие разъяснения в системе судов общей юрисдикции и арбитражных судов оказывают значительное влияние на последующие судебные решения и фактически приобретают прецедентное значение, способствуя обеспечению единообразия судебной практики. Однако разъяснения, содержащиеся в постановлениях пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, расцениваются в качестве судебного прецедента не всеми учеными и практиками. Задачу высших судов они видят лишь в том, чтобы дать верное (т.е. правовое по своей природе) опережающее истолкование закона, имеющее прецедентное значение для судебной практики <1>.

———————————

<1> См.: Зорькин В.Д. Право и правоприменение в Российской Федерации: доктрина и практика. Материалы к докладу на международной конференции «Право и правоприменение в России: междисциплинарные подходы», проводимой Институтом проблем правоприменения Европейского университета (г. Санкт-Петербург, 15 апреля 2010 г.). СПб., 2010.

 

Конституция РФ предполагает существование двух уровней судов общей юрисдикции: федеральных судов и судов субъектов Федерации. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», развивая конституционные основы судоустройства в стране, предусматривает жесткую, централизованную организационную модель системы судов общей юрисдикции, поскольку к судам субъектов Федерации отнесены только мировые судьи, решения которых обжалуются в федеральные районные суды.

Существенные черты судоустройства и судопроизводства определяются основными началами деятельности суда. Так, судьи могут быть назначены государственной властью либо избраны народом. В настоящее время все федеральные судьи в России назначаются Президентом РФ или Советом Федерации Федерального Собрания РФ. Что касается мировых судей, то они в соответствии с Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» могут назначаться на должность законодательными органами субъектов РФ или избираться непосредственно населением, однако пока ни один из субъектов РФ не закрепил в своих законах возможности избрания мировых судей населением.

Основные преимущества судей, назначаемых государственной властью, состоят в том, что они более подготовлены и обладают специальными познаниями, менее подвержены влиянию партий и эмоциям толпы, заинтересованы в торжестве закона. В то же время народные судьи ближе к населению, им хорошо известны местные условия и обычаи, которыми нередко определяются как существо права, так и степень виновности лица.

Представители от населения в отечественной судебной системе — это присяжные заседатели в суде присяжных при разбирательстве судами общей юрисдикции уголовных дел, а также арбитражные заседатели в арбитражных судах при рассмотрении дел в судах первой инстанции. Предусмотренный Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» институт народных заседателей в настоящий момент не действует в связи с изменениями в отраслевом законодательстве.

В зависимости от момента и целей создания суды принято подразделять на обычные, специальные и чрезвычайные. В соответствии с положениями ст. 118 Конституции РФ создание чрезвычайных судов в России не допускается. Это правило нашло свое дальнейшее отражение в ст. 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».

Обычные суды в зависимости от вида судопроизводства могут быть гражданскими, административными и уголовными. Первые — для рассмотрения споров между гражданами, вторые — между гражданами и чиновниками, третьи — для наказания лиц, совершивших преступление.

Судебная система в современной России трехсоставная: 1) подсистема судов общей юрисдикции; 2) подсистема арбитражных судов; 3) конституционно-уставная ветвь судебной власти, не образующая самостоятельной системы.

Круг вопросов, подлежащих рассмотрению в судебном порядке, а также компетенция конкретных судов во многом определяются отраслевым законодательством. В связи с этим особую значимость приобретает вопрос о согласовании (разграничении) компетенции между различными судами. Именно через установленное законом соотношение компетенции различных судов проявляется та взаимосвязь судебных органов в государстве, которая позволяет говорить об организационном объединении их в судебную систему страны.

Организационное оформление судебной власти в виде системы, состоящей из Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, было продиктовано необходимостью быстрого и квалифицированного обеспечения защиты прав физических и юридических лиц от любых нарушений. В последние годы наметилась тенденция расширения подведомственности дел Конституционному Суду РФ и системе арбитражных судов за счет компетенции судов общей юрисдикции. Причин сложившейся ситуации много, в том числе и субъективного характера, они также связаны с «болезнью роста», переживаемой недавно созданными судебными подсистемами.

Наличие в судебной системе наряду с судами общей юрисдикции двух самостоятельных специализированных ветвей судебной власти, осуществляющих конституционное и арбитражное правосудие, имеет как безусловное достоинство, так и определенные недостатки. Отрицательные моменты в большей степени объясняются отсутствием механизма более тесной связи между тремя ветвями судебной власти, обеспечивающего единообразное понимание и применение закона. Пока такой механизм только формируется. Внутри системы общих и арбитражных судов образуются судебные органы, которые различаются предметной компетенцией и объемом судебной власти, кругом полномочий по отношению к отдельным элементам системы.

Механизмы разрешения разногласий между судами различных подсистем прямо законом не предусмотрены. Однако практика совместного обсуждения и согласования позиций в уважительной форме существует давно. Председатели высших судов собираются, иногда вместе с Президентом РФ, иногда в составе расширенной коллегии вместе с судьями и экспертами, и договариваются о путях решения возникших проблем. При этом не принимается обязательных решений, поскольку подобные совещания имеют неформальный характер, но там рассматриваются проблемы и находятся пути их совместного разрешения юридическими методами. Возникающие между судами споры должны всегда решаться путем обсуждения и согласования позиций.

В юридической литературе отмечаются тенденции активизации соперничества между этими структурами. Так, ссылаясь на то, что роль арбитражных судов в связи с ростом рыночных отношений в последние годы возросла, отдельные ученые и практики предложили расширить подсудность арбитражных судов за счет судов общей юрисдикции. В частности, передать на рассмотрение арбитражных судов налоговые дела лишь потому, что в арбитражных судах существует специализация судей по налоговым делам и там имеется наибольший объем практики. При этом сторонники данной позиции не учитывали научно определенных критериев разграничения подсудности дел, сторонами в которых выступают физические лица. Такой подход, связанный с отрывом Высшего Арбитражного Суда РФ от Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ, создает самостоятельные, пока нерешенные проблемы контроля за законностью и соблюдением прав человека. Представляется более верным не соперничество, а консолидация этих судов. Одним из эффективных направлений в области совершенствования судебной практики являются совместные постановления пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Наиболее явно несогласованность позиций судов обозначилась при осуществлении судебного контроля за нормативными актами из-за несовпадения системы административных судов с системой публичной власти. В связи с этим Конституционный Суд РФ и арбитражные суды могут быть признаны специализированными судами, компетенция которых по нормоконтролю исчерпывающе установлена соответствующими федеральными законами. Суды же общей юрисдикции в силу ст. 46 Конституции РФ вправе рассматривать все остальные споры, связанные с нормоконтролем <1>.

———————————

<1> См.: Судебная власть и правосудие в Российской Федерации: Курс лекций / Под ред. В.В. Ершова. М., 2011. С. 41.

 

В судебной системе выделяются нижестоящие и вышестоящие суды. Этими терминами подчеркивается различие в компетенции и общий характер инстанционных связей. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» определяет ее основные параметры и указывает на единство судебной системы. То обстоятельство, что у судебной системы России сегодня нет общего для всех судов руководящего органа, не свидетельствует об отсутствии единства судебной системы в России. Несмотря на наличие нескольких подсистем, судебная система в России вполне может признаваться единой.

Ее единство базируется, во-первых, на положениях гл. 7 Конституции РФ о судебной власти; во-вторых, на ряде федеральных конституционных законов и федеральных законов, иных правовых предписаний, распространяющихся на суды и судей всех трех ветвей судебной власти (например, Закон о статусе судей, в соответствии с которым все судьи в России обладают единым статусом); в-третьих, на организации и деятельности общих органов судейского сообщества России и принимаемых этими органами актах и иных документах; в-четвертых, на соблюдении всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства; в-пятых, на применении всеми судами положений Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров, заключенных с участием Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Федерации; в-шестых, на признании обязательности исполнения на всей территории России судебных актов, вступивших в законную силу.

При рассмотрении компетенции судебных органов зачастую используется специальный термин — юрисдикция суда. Традиционно под юрисдикцией понимают правомочие решать правовые вопросы (споры), однако более точным будет определение судебной юрисдикции как совокупности полномочий конкретного суда (или соответствующих видов судов) по осуществлению судебной власти.

Существуют и еще два термина, производные от понятия «компетенция» — «подведомственность» и «подсудность». Первый термин разрабатывался преимущественно в рамках науки гражданского процесса и отражает разграничение компетенции судов и иных органов по разрешению споров о праве и иных правовых вопросов, т.е. определяет «внешние границы» судебной юрисдикции. Подсудность же означает разграничение компетенции по рассмотрению правовых вопросов между различными судами, внутри судебной системы, т.е. в конечном счете позволяет определить конкретный суд, правомочный рассмотреть конкретное дело.

В основе организации современных судебных систем лежат (в различных сочетаниях) три основных принципа: территориальной, материальной (предметной) и персональной юрисдикции.

Территориальная юрисдикция означает, что вся территория страны делится на судебные районы (округа, участки). В связи с этим суд осуществляет судебную власть только в пределах соответствующего судебного района. Такое деление имеет место в судебных системах абсолютного большинства стран, носит большей частью «технический характер» и преследует цели рациональной организации работы судов (распределение нагрузки между ними). Судебные районы могут совпадать и не совпадать с административно-территориальным делением, причем последний вариант в известной мере является предпочтительным, поскольку создает дополнительные гарантии независимости судов от местных властей.

Принцип территориальной юрисдикции обычно дополняется принципами материальной (предметной) и персональной юрисдикций, т.е. установлением полномочий определенных судов по рассмотрению дел, исходя из характера правоотношений или особенностей статуса участвующих в деле лиц.

Разделение судов на звенья хотя и оказывает значительное влияние, но не определяет окончательно их процессуальную компетенцию применительно к конкретному делу, которая выражается в делении судов на инстанции. Выделяются первая и вышестоящие инстанции, количество, наименование и полномочия которых определяются соответствующим процессуальным законодательством. Инстанционная взаимосвязь судов — фактор, позволяющий говорить о «вертикали» судебной власти в правовом государстве, о «вышестоящих» и «нижестоящих» судах. Инстанционная взаимосвязь имеет процессуальный характер и не подразумевает отношения начальствования и подчинения между судами.

Таким образом, наиболее простая структура судебной системы состоит из нескольких (обычно двух — трех) звеньев судов и высшего суда государства во главе. Все дела, составляющие общую юрисдикцию судов, таким образом, рассматриваются в рамках единой системы. В соответствии с принципом материальной юрисдикции определяется, суд какого звена правомочен рассмотреть судебное дело в качестве суда первой инстанции, а конкретный суд выбирается на основании территориальной юрисдикции.

Вместе с тем в судебных системах большинства стран существуют особые суды, к компетенции которых отнесено рассмотрение отдельных категорий дел, изъятых из компетенции судов общей юрисдикции, т.е. существует несколько видов судебных органов.

Определенные суды наделяются полномочиями по разрешению любых дел, входящих в общую юрисдикцию судов, за исключением тех категорий дел, для рассмотрения которых созданы особые судебные органы. Все иные судебные органы в государстве осуществляют свои полномочия в пределах строго определенной компетенции.

В различных странах суды этих двух типов могут называться по-разному, но в целом вполне правомерно именовать их соответственно судами общей и специальной юрисдикции.

В судебных системах различных стран отсутствует единообразный подход к решению вопросов о видах специальных судов и их компетенции. Так, наряду с ювенальными судами, созданными в отдельных государствах, существуют и иные суды: например, в Турции — суд по печати, транспортный суд, суд по торговым спорам, суд по кадастровым вопросам; в Республике Корея — семейный суд; во Франции — суд по делам несовершеннолетних, по инвалидности, по социальным вопросам, по трудовым спорам, по земельным спорам; в США — претензионный суд, суд по внешней торговле, транспортный, налоговый суд.

Тем не менее можно выделить несколько основных причин существования судов специальной юрисдикции в судебной системе страны:

выделение в отдельную систему судов по принципу персональной (сословной, профессиональной и др.) подсудности (суд пэров в феодальной Англии, суды по делам несовершеннолетних во Франции);

включение в судебную систему органов, ранее существовавших, однако не являвшихся судами (административные суды во Франции, арбитражные суды в России);

необходимость учета особенностей (нередко нужно упростить процедуру рассмотрения) определенных категорий дел (транспортные суды в США, суды по трудовым делам в Германии).

Определенную специфику имеет судебная система в странах с федеративным устройством. Поскольку Россия — федеративное государство, то в ее субъектах действуют законодательные, исполнительные и судебные органы как элементы механизма разделения властей. Унитарные государства, как правило, обладают единой системой судов, а в федерациях чаще наличествуют отдельные системы федеральных судов и судов субъектов федерации.

Судебный федерализм как форма организации судебной власти связан с решением двух проблем: разграничения компетенции по вопросам судоустройства и судопроизводства между федерацией и ее субъектами, разграничения полномочий по осуществлению правосудия (юрисдикционной деятельности) между федеральными судебными органами и судебными органами субъектов Федерации. Различия в способах решения данных проблем определяют разнообразие моделей современного судебного федерализма и могут выступать в качестве критериев при сравнении судебных систем в целях выявления сходства и различий между ними.

Судебный федерализм представляет собой не только принцип организации судебной власти в федеративном государстве, но и ее форму и режим. Его суть заключается в рациональном и сбалансированном распределении полномочий между федерацией и ее субъектами в сферах судоустройства и судопроизводства благодаря сочетанию централизации с децентрализацией. Степень децентрализации задается типом правовой системы, моделью федерализма, особенностями государственно-правовой культуры конкретной страны. В зависимости от этого выделяют различные модели судебной системы.

Большая степень децентрализации присутствует в судебных системах стран англосаксонской правовой семьи. Например, в США существует двойная система — федерации и штата. На каждом ее уровне есть соответствующие судебные инстанции, в результате чего гражданин в определенных случаях имеет право выбора судебного органа федерации либо штата в качестве суда высшей инстанции.

Для федеративных государств романо-германской правовой семьи, ориентирующейся на приоритетную роль и верховенство закона, характерна централизованная судебная система. Широкая сфера предметов совместного ведения обусловливает создание единой инстанционной модели судебной власти.

В результате конвергенции правовых систем и развития федерализма стираются различия в типах судебного федерализма и возникают смешанные модели. Именно к такому типу моделей судебного федерализма относится российская судебная система, состоящая из судов двух уровней — федеральных и судов субъектов Федерации.

Отечественная судебная система предусматривает конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировых судей. Первые строятся на принципе децентрализации, доведенном до абсолюта. Мировые судьи отнесены к судьям судов общей юрисдикции, система которых основана на принципе централизации. Порядок пересмотра судебных решений, постановленных мировыми или федеральными судьями судов общей юрисдикции, един. Правила судопроизводства в этих судах одни и те же, действует единый статус судей. Одновременно следует отметить, что система арбитражных судов не содержит хозяйственных судов субъектов Федерации.

Особенностью правового регулирования статуса мировых судей является то, что их полномочия и порядок деятельности устанавливаются федеральным законом и законом субъекта РФ, т.е. их правовое положение относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

______________________
§ 2. Органы конституционного правосудия
§ 3. Суды общей юрисдикции
§ 4. Арбитражные суды

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code