Глава 4. ФУНКЦИИ ПРАВОСУДИЯ

§ 1. О значении функций правосудия

Значение функций правосудия как самостоятельного института судебной деятельности может быть определено прежде всего посредством анализа его многообразных проявлений, выделения его элементов, характеристики особенностей взаимосвязей этих элементов в системе организации судебной власти.

В общей теории права условно выделяются четыре основные группы (подсистемы) функций, которые в совокупности формируют всеобъемлющую систему права как социального явления: общеправовые функции, отраслевые функции, функции правовых институтов и функции норм права.

Исходя из того что под функцией правосудия понимаются предназначение и направление правового воздействия в решении судебной системой конституционных задач обеспечения прав и свобод граждан, их судебной защиты, мы можем определить самостоятельное место этого института в системе общеправовых функций как специфическое проявление их регулятивного и охранительного предназначения.

Понимая под функцией правосудия круг деятельности, комплекс определенных организационных и процессуальных обязанностей, подлежащих исполнению согласно названным Федеральным конституционным законам от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» субъектами — носителями судебной власти, т.е. выражающихся во внешних проявлениях деятельности этих субъектов, мы можем рассматривать функцию в ее статическом и динамическом аспектах. Присущие правосудию функции не только характеризуют его постоянные и непременные качества, но и позволяют раскрыть сущность и формы его проявления вовне, особенности реализации в сфере судебной власти. Функции как процедуры осуществления правосудия — это не только общее направление деятельности судебной системы, но и конкретизация порядка действий специальных субъектов судебной власти, ее носителей, призванных решать задачи государственной власти в форме правосудия.

В математике функция — это зависимая переменная величина. Аналогично, анализируя признаки функций правосудия, мы имеем в виду деятельность органов правосудия в рамках судебной системы, характерный для этой системы вид связи между ее субъектами, а также их зависимость от влияния определенных внешних факторов. Особую роль понятие функции играет в рамках системного подхода, где выступает в тесной связи и взаимозависимости с понятием структуры, служит основой использования социологического и комплексного структурно-функционального анализа в правовых исследованиях.

При рассмотрении функции правосудия, естественно, возникает вопрос о связи этого понятия с такими конституционно утверждаемыми институтами, как судебная власть, формы судопроизводства, судебная деятельность.

Конституция РФ не разъясняет смысла этих понятий. Стремясь восполнить данный пробел, некоторые авторы, опираясь на ряд конституционных положений, конструируют свои определения комплекса признаков указанных понятий. Так, определяя содержание понятия «судебная власть», И.Л. Петрухин писал: «Судебная власть — это самостоятельная и независимая ветвь государственной власти, созданная для разрешения на основе закона социальных конфликтов между государством и гражданами, самими гражданами, юридическими лицами; контроля за конституционностью законов; защиты прав граждан и в их взаимоотношениях с органами исполнительной власти и должностными лицами; контроля за соблюдением прав граждан при расследовании преступлений и при проведении оперативно-розыскной деятельности; установления наиболее значимых юридических фактов и состояний» <1>.

———————————

<1> Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 81.

 

Анализируя сущность функций правосудия, вряд ли допустимо не сопоставить их с системой близких по значению основных направлений реализации судебной власти.

В основе характеристики такой конституционной категории, как «судебная власть», лежит деятельность судебной системы, которая является ее материальной основой. При этом рассматриваемая форма правового регулирования общественных отношений в сфере государственной власти отличается многообразием проявлений различных функций, среди которых выделяются: правосудие; судебный конституционный контроль, заключающийся в проверке конституционности законов и иных нормативных актов; судебный контроль за законностью и обоснованностью применения мер процессуального принуждения; толкование правовых норм; удостоверение фактов, имеющих юридическое значение; руководство и направление судебной практики; образование судейского корпуса; информационное и воспитательное воздействие на формирование правосознания населения <1>.

———————————

<1> См.: Колоколов Н.А. Судебная власть как общеправовой феномен: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2007.

 

С учетом целей деятельности системы судебной власти ее общие функции следует определить как основные направления реализации принадлежащих судам полномочий по разрешению социальных конфликтов, а ее юридическое оформление, в частности при отправлении правосудия, — как способ внешнего проявления, реализуемого в процессуальной форме путем обеспечения общественной и правовой ценности судебных решений как актов правосудия, устанавливающих наличие данного права, факта его нарушения и ликвидирующих возникший конфликт.

Реализация функций правосудия в правовом аспекте представляет собой специфическое воздействие на общественные отношения, проявляющееся через власть права и утверждающее верховенство правовой защиты, основанной на применении закона.

Оценивая правосудие как одну из функций судебной власти и, соответственно, как направление его влияния на общественные отношения, следует отметить специфичность решения правосудием задач судебной власти по сдерживанию, уравновешиванию законодательной и исполнительной власти путем применения в необходимых случаях мер принудительного воздействия и государственного принуждения.

Таким образом, представляется очевидным, что категория «судебная власть», понимаемая как конституционный макроинститут российской государственной власти, имеет более общее содержание, чем его компонент — правосудие. Его функции более многообразны, предназначены не только для обеспечения осуществления правосудия, но и для иных организационных и процессуальных объектов, призванных содействовать повышению эффективности деятельности судебной власти.

Функция может пониматься как устойчивая взаимосвязь объектов, при которой изменение одних объектов приводит к изменениям других. В связи с этим в социологии отмечается значение роли, выполняемой определенным элементом социальной системы в ее организации как целого, в осуществлении целей всей совокупности ее частей. Взаимосвязь между различными социальными процессами, протекающими в правоохранительной системе и проявляющимися в функциональной зависимости от иных факторов, существующих вне элементов системы правосудия, — характерная особенность функции правосудия <1>.

———————————

<1> С.И. Ожегов определяет понятие функции как явление, зависящее от другого и изменяющееся по мере изменения этого другого. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 2007. С. 1125.

 

Отсюда особое значение приобретает оценка взаимосвязи функций правосудия с иными составляющими системы судебной власти, в частности с судебным контролем, судебным санкционированием, информационным и профилактическим воздействием на формирование правосознания населения страны. Характер и значение этих проявлений функций правосудия наиболее явно отражены в правовом механизме действия правосудия в узком значении этого понятия, т.е. когда непременным способом осуществления правосудия является рассмотрение и разрешение в судебных заседаниях правовых споров в условиях полного соблюдения демократических принципов и международно-правовых стандартов правосудия.

Как упоминалось выше, Конституция РФ называет несколько сфер функционирования судебной власти: судебную деятельность, судопроизводство, правосудие. Каждое из этих понятий имеет свое содержание, охватывает различные по объему комплексы общественных отношений, пределы и особенности правового регулирования, в том числе проявление их взаимосвязей. Так, содержание правосудия по уголовным делам не совпадает по компетенции с уголовным судопроизводством, под которым в теории судебного права понимается не только регулирование порядка рассмотрения дел в судебных инстанциях, но и процессуальная форма деятельности всех основных правоохранительных органов, формирующих инфраструктуру обеспечения правосудия и имеющих целью противодействие преступности.

Это различие становится особенно явным, когда анализируется конституционное установление о доступе к правосудию потерпевшего от преступного посягательства или злоупотребления полномочиями должностного лица (ст. 52 Конституции РФ). Осуществление доступа к правосудию при этом понимается не только как физическая возможность лица обратиться к суду, но и как общий принцип, отражающий эффективность правового, организационного и экономического механизмов правосудия и обеспечивающий правосудие на всех этапах его реализации.

Функции правосудия выполняются единственным субъектом — судом. Доступ к судопроизводству реализуется деятельностью всей системы правоохранительных органов.

Правосудие как социальное явление представляет собой сложную систему, имеющую структуру, различные признаки, функции, формы их реализации, несовпадающее нормативное регулирование.

Вышеизложенное позволяет выделить некоторые элементы, которые характеризуют содержание понятия «функция». Можно считать, что функция правосудия — это деятельность органов судебной власти как ее субъектов, протекающая в рамках судебной системы, представляющая собой совокупность организационных и процессуальных операций, которые предусмотрены законом и выполняются судами в соответствующих процессуальных формах, имеющая самостоятельное социально-правовое значение для демократического общества.

Все эти компоненты имеют свое содержание. Так, деятельность можно определить как процесс активного взаимодействия субъекта с окружающей средой, во время которого субъект стремится удовлетворить свои потребности или выполнить возложенные на него обязанности. Деятельность судей как носителей судебной власти характеризуется целенаправленной сознательной активностью, направленной на осуществление поставленных Конституцией РФ задач.

«Деятельность» как абстрактное понятие имеет характерные признаки и состоит из следующих этапов: процесс вовлечения в деятельность; целеполагание как практическое осмысление деятельности с точки зрения формулирования ее задач и способов их решения; проектирование действий и последовательности их осуществления; анализ результатов действий и сравнение их полноты и качества с первоначально сформулированными целями. Деятельность как признак правосудия имеет свои содержательные, определяемые особенностями юрисдикции пространственные и временные пределы, устанавливаемые нормами подсудности и подведомственности.

Функции правосудия представляют собой систему действий совокупности объектов, связанных между собой, обладающих свойствами организации и целостности. Целенаправленность действий судов в рамках осуществления конкретной функции правосудия призвана усиливать эффективность функционирования всей системы функций правосудия <1>.

———————————

<1> См.: Ткачева Н.В. Общенаучный аспект понятия «функция». Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях. М., 2010. С. 108 — 112.

 

Элементы системы функций правосудия динамично взаимодействуют друг с другом, отвечая на изменение условий и задач укрепления правопорядка в Российской Федерации в XXI столетии.

 

§ 2. О содержании функций правосудия

С учетом требований Конституции РФ об установлении условий для полного и независимого осуществления правосудия (ст. 124), исходя из иных установлений федерального законодательства, разъяснений Пленума Верховного Суда РФ содержание функций правосудия и особенностей ее реализации как специфического проявления судебной власти должно отличаться следующими свойствами:

— законность, определяемая как соответствие принятых решений и порядка рассмотрения дел закону (материальному и процессуальному);

— обоснованность, т.е. подтверждение принятых решений допустимыми, убедительными и достаточными доказательствами;

— объективность, т.е. непредвзятость, беспристрастность судебного исследования всех обстоятельств дела;

— справедливость решений суда, соответствующих нравственным представлениям современного общества;

— полнота, т.е. законченность, исчерпанность исследования всех доступных суду доказательств, иных материалов дела, представленных сторонами версий, свидетельствующих о целеустремленности судей в установлении истины по делу;

— своевременность и юридическая точность принимаемых решений, незамедлительность и общеобязательность их исполнения <1>.

———————————

<1> Подробнее см.: Гравина А.А., Кашепов В.П., Макарова О.В. Конституционные принципы судебной власти Российской Федерации / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 2010. С. 192 — 196.

 

В юридической науке понятие функций правосудия не получило всеобщего признания и единообразного определения. В это понятие вкладывается различное содержание. Зачастую правосудие отождествляется с судебной деятельностью, взятой во всем ее объеме и представленной во всех ее проявлениях. Так, П.С. Элькинд считала, что под функциями «уголовного процесса следует понимать определяемые нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности специальное назначение и роль его участников» <1>.

———————————

<1> Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963. С. 66.

 

Внимание к этой категории права существенно возросло в связи с ее употреблением законодателем при формулировании принципа состязательности в уголовном судопроизводстве в Уголовно-процессуальном кодексе РФ (далее — УПК РФ).

Термин «функция» применительно к уголовно-процессуальному праву использован в ст. 15 «Состязательность сторон» УПК РФ, в которой разграничиваются процессуальные функции участников уголовного судопроизводства и указывается такая функция суда, как «разрешение уголовного дела» (осуществление правосудия).

Осуществление правосудия выражается в разрешении дела по существу посредством судебного разбирательства в условиях полного соблюдения всех конституционных принципов рассмотрения дела.

Значение принципа разделения функций на обвинение, защиту и разрешение дела было предметом обсуждения в ряде постановлений Конституционного Суда РФ, в которых функция разрешения дела отождествлялась с функцией отправления правосудия. При этом Конституционный Суд РФ понимал это разделение функций как состояние, присущее исключительно судебной деятельности <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П.

 

Законодатель учел суждения Конституционного Суда РФ о связи принципа состязательности с реализуемой в уголовном судопроизводстве функцией правосудия. Формула ст. 15 УПК РФ показывает, что законодатель связывает построение системы функций в уголовном судопроизводстве с конституционным принципом состязательности сторон и определяет наличие в уголовном процессе трех функций:

1) обвинения;

2) защиты;

3) разрешения дела.

В соответствии с этой структурой регулирование правовых задач всех участников уголовного судопроизводства распределяется в разд. II УПК РФ на гл. 5 «Суд», устанавливающую полномочия суда, его состав и подсудность уголовных дел; гл. 6 «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения», рассматривающую систему органов предварительного расследования, субъектов уголовного преследования и надзора за законностью их деятельности, их полномочий и обязанностей; гл. 7 «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты», раскрывающую процессуальные задачи защитника по реализации в уголовном процессе конституционного права на защиту; гл. 8 «Иные участники уголовного судопроизводства».

Учитывая указанный подход законодателя к построению системы функций в уголовном судопроизводстве, можно согласиться с тем, что функциями правосудия в уголовном судопроизводстве следует считать определенные нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности функциональное назначение и роль ее участников в обеспечении и выполнении функций правосудия в уголовном процессе <1>.

———————————

<1> О проблеме процессуальных функций в теории уголовного процесса см.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963. С. 66; Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальные функции. Ижевск, 1994. С. 8; Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1973. N 5. С. 83 — 89; Чернышев В.А. Понятие уголовно-процессуальной функции в науке уголовного процесса // Вестник Удмуртского университета. 1999. N 1. С. 177 — 187; Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976. С. 52; Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Функции в уголовном судопроизводстве: понятие, сущность, значение // Журнал российского права. 2005. N 7. С. 56 — 64.

 

Однако функциональный анализ связей принципа разделения функций в уголовном процессе и самостоятельного значения функции отправления правосудия не может сводиться лишь к исследованию нормы ст. 15 УПК РФ. Названная норма не исчерпывает весь комплекс целей и задач правосудия.

Говоря о связи целей правосудия и методологической обоснованности разделения функций уголовного процесса, с учетом принципа состязательности как основополагающего при анализе проблемы уголовно-процессуальных функций следует признать обоснованными соображения Л.Б. Алексеевой: «Функциональная структура уголовно-процессуальной деятельности не может ограничиться анализом трех традиционно выделяемых процессуальных функций, необходимо обратить внимание на два непреложных методологических правила, которые следует соблюдать при функциональном анализе уголовно-процессуальной деятельности: а) анализу функций должен предшествовать тщательный анализ задач и целей уголовного судопроизводства, поскольку каждая функция прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно вытекает из задач и целей процесса; б) в любой выделенной системе функций должна четко просматриваться связь между ними, поскольку функции всегда взаимосвязаны» <1>.

———————————

<1> Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М., 1989. С. 423.

 

Таким образом, под процессуальными функциями правосудия можно понимать виды, части судебной деятельности, которые различаются по особым непосредственным целям.

Говоря о целях и задачах правосудия, следует исходить из установленного федеральным законом назначения уголовного судопроизводства, которое должно иметь целью защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения (ст. 6 УПК РФ).

Правозащитная функция правосудия представляет собой одно из основных направлений судебной деятельности, имеющей своими целями воздействие на определенный сектор общественных отношений, принудительное устранение или минимизацию нарушений прав и свобод гражданина. Для реализации этих функций закон устанавливает особый статус и порядок деятельности носителя правосудия. Видимо, неслучайно Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», характеризуя правосудие как разрешение споров и рассмотрение судами дел, отнесенных к их компетенции, посредством гражданского, административного и уголовного судопроизводства, установил довольно широкие пределы их юрисдикции, указав следующее. Суды общей юрисдикции рассматривают все гражданские и административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав и свобод, охраняемых законом интересов, за исключением дел, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации рассматриваются другими государственными органами; все уголовные дела; иные дела, отнесенные Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами к их ведению (ст. 4).

Обозначив три функции, реализуемые в уголовном судопроизводстве, законодатель квалифицировал на этой основе всех участников процесса. По мнению законодателя, функцию разрешения дела реализует суд в ходе осуществления правосудия. Отсюда главным компонентом осуществления функций правосудия становится деятельность участников судебного разбирательства. Таким образом, не деятельность конкретного органа порождает функцию, а потребность в осуществлении некоторых полномочий и обязанностей участников судопроизводства, обязанность суда обеспечить условия для реализации процессуального равноправия сторон вызывают к жизни ту или иную функцию.

Как полагает Г.П. Химичева, «процессуальные функции следует рассматривать как направления процессуальной деятельности, осуществляемой участниками уголовного судопроизводства посредством реализации их прав и обязанностей» <1>.

———————————

<1> Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. М., 2003. С. 49.

 

Установление различий между понятиями правосудия и судопроизводства имеет важное значение для характеристики сущности функций правосудия. Специфика функций правосудия проявляется в рамках отраслевых процессуальных установлений при осуществлении правосудия на различных этапах судопроизводства. Наиболее спорной здесь является проблема осуществления правосудия на досудебных этапах уголовного судопроизводства, когда возможно отождествление правосудия с любыми формами судебной деятельности.

Анализ этих различий помогает не только раскрыть внутреннее содержание функций правосудия, но и правильно понять значение конституционной формулы об обеспечении доступа к правосудию (ст. 52 Конституции РФ).

Связь правосудия с этим принципом, его определяющее значение для раскрытия сущности и особенностей формы правосудия играют особую роль.

Рассмотрение сущности и характерных признаков функций правосудия неразрывно связано с определением предмета правосудия в целом, его предназначения с точки зрения удовлетворения социальной потребности в данной деятельности и в связи с этим определения целей функционирования правосудия, методов их достижения посредством выполнения его функций. Спорным в теории уголовного судопроизводства остается вопрос о пределах и сути реализации функций правосудия в уголовном процессе.

Содержание предмета правосудия, воплощающегося в его функциях, складывается прежде всего из его процессуальной составляющей (доказывания и состязательности сторон), эффективности результатов судебной деятельности (удовлетворения потребностей общества в достижении справедливости), позитивного воздействия правосудия на состояние общественных отношений в государстве (учет факторов противодействия правосудию и противоправного воздействия на судей, общественной поддержки, полноты государственного обеспечения условий, благоприятных для успешного осуществления правосудия, в частности безопасности судей и их неприкосновенности).

Для оценки эффективности реализации функций правосудия важное значение имеет анализ существующих в судопроизводстве дисфункций, т.е. факторов, деструктивно влияющих на достижение судом обоснованности, своевременности, справедливости и беспристрастности принимаемых им решений, одобряемых общественным мнением.

Европейский суд по правам человека, анализируя обстоятельства и причины длительного судебного рассмотрения дел российскими судами общей юрисдикции, напоминает, что разумность длительных судебных разбирательств подлежит оценке с учетом обстоятельств дела и таких критериев, как сложность дела, поведение заявителя и соответствующих должностных лиц. Так, заявитель по делу Goroshchenya v. Russia (жалоба N 38711/030, Постановление ЕСПЧ от 22 апреля 2010 г.) указывал, что длительность уголовного разбирательства не соответствовала требованиям разумного срока, установленного в п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Европейский суд признал, что указанное разбирательство было сложным, но не согласился с тем, что сложность дела сама по себе оправдывает общую продолжительность производства, учитывая наличие по данному делу существенных периодов бездействия, по поводу которых национальные органы власти страны несут ответственность, когда дополнительная совокупная задержка общей продолжительностью более пяти месяцев была вызвана отсутствием в Санкт-Петербургском городском суде свободных залов заседаний и участием судьи в других процессах, а также большим объемом работы в суде. Шесть слушаний были перенесены из-за того, что национальные власти не смогли перевезти соподсудимых из следственных изоляторов в зал суда. Как считал ЕСПЧ, п. 1 ст. 6 названной Конвенции возлагает на принявшие ее государства обязанность организовать судебную систему таким образом, чтобы их суды могли рассматривать дела в течение разумного срока. По данному делу, по мнению ЕСПЧ, продолжительность разбирательства в суде первой инстанции без видимого развития, длительность уголовного разбирательства были чрезмерными и не отвечали требованиям разумного срока <1>.

———————————

<1> См.: Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод в судебной практике. М., 2011. С. 90 — 97.

 

Следует сказать, что внесение законодателем в главу УПК РФ о принципах уголовного судопроизводства принципа разумного срока судопроизводства (в ст. 6.1 УПК РФ в ред. Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ) и внимание к этой проблеме Верховного Суда РФ несомненно должны привести к позитивным результатам. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, при рассмотрении судами общей юрисдикции уголовных дел в 2010 г. значительно сократилось число дел, по которым были нарушены процессуальные сроки их назначения к рассмотрению в судах областного звена. Дела, находившиеся в производстве до трех месяцев, составили свыше 75%, в районных судах — более 92%, в производстве мировых судей — более 95% <1>.

———————————

<1> См.: Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2010 год // Российская юстиция. 2011. N 9. С. 56 — 60.

 

Указанные отклонения от установленных законом условий оптимального выполнения функций правосудия имеют объективные и субъективные причины.

Комплекс этих условий включает внутреннюю составляющую, определяемую качеством кадров судейского корпуса: безупречностью их профессиональной компетентности; объективностью; нравственным обликом и этичностью поведения судей, прежде всего в судебном разбирательстве, где судья должен демонстрировать полную беспристрастность в отношениях со сторонами.

В правосудии с позиций структурного подхода различаются два основных характеризующих его аспекта.

Первый аспект — правовой, в рамках которого правосудие рассматривается с точки зрения его функций как организационный комплекс (учреждение и функционирование субъектов правосудия, их место в системе государственной власти, организация взаимодействия между ними и взаимоконтроля). Исключение из УПК РФ вопреки установлениям ст. ст. 126, 127 Конституции РФ принципа надзора вышестоящих судов за судебной деятельностью не может упразднить объективную необходимость контроля в процессуальных формах за состоянием правосудия.

Второй аспект представляет собой коммуникативную характеристику правосудия как порождения объективной социальной потребности в цивилизованном разрешении правовых конфликтов. Эффективное осуществление правоохранительных, правозащитных и обеспечительных функций правосудия остается неизменным фактором в общественной среде, призванным оказывать стабилизирующее воздействие на формирование общественного мнения и, в свою очередь, критически оцениваемым обществом. Социологическая характеристика особенностей правосудия и выполнения им своих функций не может оставаться без внимания при структурно-функциональном анализе данного изучаемого явления.

В юридическом (профессиональном) плане правосудие представляет собой своеобразный тип сложной социальной организации, функционирование которой определяется собственным целеполаганием, а именно целями установления истины по конкретному делу и справедливости в квалификации конфликта, своими методами достижения этих целей (процессуальными средствами и использованием дискреционных полномочий в судейской процедуре, применяемой носителями судебной власти).

Возрастание социально-политического значения этой деятельности определяется ее влиянием на формирование общественного мнения, оценку обществом самостоятельности и эффективности правосудия и в конечном счете всего механизма государственной власти в стране.

Правовая среда, в которой функционирует правосудие как часть государственной системы, предполагает наличие специальных государственных органов, которые вырабатывают судебные решения, соответствующие установленному правовому порядку, содержащие правовые ценности и способствующие внедрению правовой культуры в обществе.

Учитывая многообразие взаимосвязей и форм правосудия, обоснованно, по нашему мнению, поставить вопросы: какие функции правосудия позволяют ему воздействовать на общество и как окружающая действительность влияет на функционирование правосудия?

Отвечая на эти вопросы, можно обозначить круг основных направлений и целей функционирования правосудия, общетеоретическое определение содержания его функций.

Первое направление — это придание спору, конкретному конфликту, совершенному деянию институциональной формы, юридизация состоявшегося противоправного акта, перевод факта его установления и квалификации в процессуальную сферу.

Второе направление — это организация судопроизводства для публичного состязательного процесса с соблюдением утверждаемых Конституцией РФ прав сторон, судебного разбирательства.

Третье направление — это оценка меры противоправности деяния, степени его общественной опасности, размера надлежащего справедливого воздаяния за совершенное. Процедура названной оценки производится в соответствии с законом, имеет легитимный характер; ее задача заключается в том, чтобы наиболее полно и точно соотнести противоправное деяние и правовую норму, преступив которую лицо неизбежно подлежит наказанию или применению имущественного взыскания.

Четвертое направление — это представление доказательной базы, обоснование решения суда и его выводов установленными фактами в процессуальном итоговом документе, признаваемом и одобряемом обществом.

Законодательство и теория уголовного судопроизводства указывают на наличие определенных установлений, призванных способствовать реализации основных функций правосудия и называемых иногда дополнительными функциями, или подфункциями. Введение в действие УПК РФ в 2001 г. вновь обострило расхождение во мнениях о природе и функциях правосудия, о пределах их реализации в различных стадиях уголовного процесса, о месте и роли суда в системе правосудия, о содержании и видах форм осуществления функций правосудия.

Отделение функций правосудия друг от друга и запрет возложения их осуществления на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо вызывают вопросы о сущности правосудия, об особенностях выполнения судом функции по разрешению уголовного дела.

В прошлом столетии не было выработано единого понятия правосудия по уголовным делам и его функций. И если большинство мнений совпадает в том, что правосудием является деятельность судов по рассмотрению и разрешению уголовных дел, то вопросы о стадиях процесса, на которых осуществляются функции правосудия, об объеме полномочий суда на различных этапах судопроизводства, о соотношении с функцией судебного контроля на предварительном следствии разными авторами решаются неодинаково.

Наиболее распространенным является определение правосудия как правоприменительной деятельности суда, заключающейся в рассмотрении и разрешении конфликтов в правовой жизни общества <1>. Ряд авторов по-прежнему отождествляют правосудие только с деятельностью по рассмотрению и разрешению дел судом первой инстанции <2>. По мнению других процессуалистов, правосудие охватывает деятельность суда только в судебных стадиях уголовного процесса <3>. Некоторые полагают, что правосудием является судебная деятельность по рассмотрению любых вопросов, связанных с производством по уголовному делу <4>.

———————————

<1> См., например: Воскобитова Л.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание к отмене приговора: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1979.

<2> См., например: Зинатуллин З.З. Проблемы уголовного процесса России. Ижевск, 2008. С. 70.

<3> См., например: Даровских С.М. К вопросу о соотношении понятий состязательности и равноправия сторон // Вестник Южно-Уральской государственной академии. Челябинск, 2007.

<4> См., например: Бозров В.М. Проблемы справедливости в правосудии по уголовным делам // СПС «КонсультантПлюс».

 

Признак осуществления функций правосудия — наличие деятельности суда при разрешении правового конфликта по поводу любых ограничений прав и свобод личности, сторонами которого являются государственные органы и граждане. С.Ю. Пашков считает, что правосудие осуществляется путем любого рассмотрения и разрешения дел в установленных процессуальных формах, т.е. оно не должно сводиться к рассмотрению и разрешению судом только уголовных дел по существу. Функции правосудия осуществляются главным образом при рассмотрении и разрешении уголовных дел на стадии производства в суде первой инстанции, в судебном разбирательстве, а также по мере производства в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций и на стадии возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. В этих стадиях возможно принятие или изменение итоговых решений, кардинально определяющих дальнейшую судьбу дела и подводящих итог реализации функций правосудия.

Но в ходе процесса принимаются и так называемые промежуточные решения, иногда весьма существенно влияющие на результаты правосудия по конкретному делу и принимаемые вне пределов судебного разбирательства. Сочетается ли принятие таких решений с функциями правосудия?

За пределами правосудия находятся и решения судьей ряда иных вопросов.

Так, применительно к стадии исполнения приговора социальные конфликты обозначены в ст. 397 УПК РФ в виде вопросов, подлежащих рассмотрению судом в данной стадии. Это вопросы о возмещении вреда реабилитированному; о заключении под стражу осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания; об отмене или о дополнении возложенных на осужденного обязанностей в соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса РФ и др. Поэтому рассмотрение и разрешение судом указанных вопросов должно, по мнению С.Ю. Пашкова, представлять одну из форм осуществления правосудия. Отсюда и деятельность суда при реализации судебного контроля на стадии досудебного производства, когда суд разрешает возникший социальный конфликт вследствие ограничения прав и свобод личности между органами, выполняющими уголовное преследование, и участниками судопроизводства, т.е. судебно-контрольная деятельность в досудебном производстве является, по мнению названного автора, формой осуществления правосудия по уголовным делам <1>.

———————————

<1> См.: Пашков С.Ю. Роль председательствующего при осуществлении правосудия судом первой инстанции по уголовным делам в общем порядке по УПК РФ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2010. С. 12, 13.

 

В литературе излагаются обоснованные соображения о недопустимости отождествления судебного контроля в досудебных стадиях уголовного процесса с правосудием вследствие существенной разницы между направленностью функций уголовного процесса и правосудия, которая выражается прежде всего в характере решаемых ими вопросов. При осуществлении правоохранительной функции правосудие решает основные вопросы: о виновности или невиновности подсудимого, применении или неприменении уголовного наказания. Контрольной деятельности суда присуще решение промежуточных, частных вопросов, а не вопросов, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Принцип состязательности здесь действует в ограниченных пределах, круг участников судебного заседания намного уже, чем при решении основных вопросов уголовного дела <1>.

———————————

<1> См., например: Шамсутдинов Р.К. Вопрос о функциях судебной власти и формах их реализации в уголовном процессе России // СПС «КонсультантПлюс».

 

В связи с этим, решая вопрос о месте в различных стадиях уголовного судопроизводства таких форм судебной деятельности, как судебный контроль за законностью действий органов предварительного следствия, исполнение приговора, можно говорить лишь о дополнительных функциях (подфункциях) правосудия в отличие от основных функций судебного контроля и функций правосудия в судебных стадиях.

Таким образом, правосудие можно рассматривать через призму выполняемых им функций как форму социальной организации, имеющую конкретную цель (выработку основного судейского решения по существу конкретного дела) и комплекс правовых инструментов для ее достижения (совокупность судейских процедур, прежде всего в судебном разбирательстве, состоящую из ряда полномочий и обязанностей).

Выполнение функций правосудия в судебном разбирательстве предполагает разграничение процессуальных ролей участников уголовного судопроизводства, процессуальное поведение которых направляется законом и совокупность которых формирует механизм организации и реализации правосудия при руководящей роли суда. Активизации осуществления правоохранительной функции правосудия способствует развитие законодательства об организации и деятельности судебной системы, в частности принятие Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации». Рост востребованности в современном российском обществе правосудия как выразителя и гаранта справедливости не только в частной, но и в общественной жизни представляет собой объективный процесс, связанный с усилением самостоятельности институтов права.

Президент РФ, говоря о требованиях современности и гуманности законодательства в разумном и современном понимании этих слов применительно к противодействию преступности, отмечал значение места и роли правосудия в восстановлении справедливости и охране прав потерпевших посредством правосудия. В результате изменения уголовного законодательства, более широкого применения судами альтернативных лишению свободы мер наказания у суда появится возможность эффективно использовать такие меры наказаний, как штраф и принудительные работы, «ведь сила суда не в жесткости, а в неотвратимости и справедливости наказания, а миссия правосудия — не только карать, но и исправлять» <1>.

———————————

<1> Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2010. 1 декабря.

 

Утверждение справедливости посредством функционирования судебной системы, совершенствование функций правосудия призваны оказывать весомое деструктивное воздействие на преступность, использовать все предоставляемые законом средства, чтобы способствовать предупреждению преступности. Суд не должен уклоняться от влияния на преступность и другие правонарушения при реализации правоохранительной функции путем вынесения частных определений или постановлений, что должно способствовать предостережению должностных лиц от нарушений законности, устранению условий для их совершения.

Таким образом, значение правоохранительной, правозащитной, правообеспечительной функций правосудия будет возрастать и должно получить новое развитие и подкрепление посредством создания и использования новых форм процессуального обеспечения и выражения.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code