Глава 3. ПРАВОСУДИЕ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

§ 1. Правосудие и проблемы правоприменения

Правоохранительная деятельность государства осуществляется в разных формах. Правосудие выступает в качестве одной из важнейших форм, позволяющих гарантировать объективную оценку нарушений законности, их предотвращение и устранение, традиционно рассматривается как независимая и самостоятельная ветвь устройства государственной власти. Не менее актуальна направленность правосудия на обеспечение действия права. В этом смысле оно представляет собой сложный познавательный процесс, при котором анализируются факты и действия, даются их правовая оценка и квалификация. Для этого используются строгие процессуальные средства, характерные лишь для правосудия. Поэтому именно в общем контексте исследования механизма правоприменения можно глубоко понять природу правосудия.

На реализацию права влияет много факторов. Этим объясняются отклонения от правовых моделей и регуляторов в действительной жизни, порождаемые юридическими ошибками и низким качеством правовых актов, слабой работой государственных органов и иных структур, невысокой правовой культурой граждан. Действуют также объективные факторы, ведущие к таким отклонениям. Это происходит в кризисные периоды, когда принимаются экстренные экономические, политические и правовые меры. Есть и более устойчивые отклонения, прогноз которых позволяет вовремя реагировать на источники угроз национальной безопасности (на дестабилизацию внутренней обстановки, терроризм, экстремизм, техногенные и природные катастрофы и т.п.).

Примечательно, что отклонения от правовых моделей могут иметь позитивный смысл, будучи сигналами правовых пробелов или полезности использования неправовых регуляторов, институтов нормативной саморегуляции, наконец, механизмов правомерного поведения граждан.

Интерес общества к новому закону акцентирует на нем внимание всех или многих правоприменителей, а затем нередко интерес угасает. Мешает и такой стереотип, когда правоприменение сводится к эпизодическим проверкам и выявлению нарушений законов. Такие сигналы могут служить лишь одним из показателей уровня законности.

В юридической литературе для обозначения действия закона, права традиционно используют такие понятия, как «соблюдение», «применение», «исполнение», «использование» и «реализация». Нередко последнее понятие как родовое охватывает все остальные названные здесь понятия. В любом случае речь идет о разных режимах осуществления правовых норм и различных формах реагирования на них субъектов права. Но этими режимами и формами не исчерпывается содержание многообразного процесса правоприменения, охватывающего и динамику правопонимания и правосознания, и правовые акты, и социальные институты, и поведение субъектов права.

Поэтому столь важны обоснованно установленные цели правоприменения: обеспечение последовательной реализации положений законов, не только отдельно взятых, но и в их системном измерении; устранение нарушений законности и принятие мер ответственности; содействие формированию законопослушания и повышению правовой культуры граждан, а значит, престижу права в обществе; подтверждение устойчивого правового порядка и формирование новых правовых состояний (в отраслях, сферах, регионах и т.п.); коррекция законодательных и иных регуляторов в случае их неэффективности или пробельности.

По нашему мнению, устойчивые представления о формах реализации права едва ли можно считать вполне современными, поскольку в них не дается целостная трактовка данного явления. Она предстает лишь в нескольких статичных аспектах. Шагом вперед в данном случае является концепция правоприменения, разработанная автором настоящей главы совместно с группой единомышленников. В ней в теоретико-методологическом плане удалось определить правоприменение, с одной стороны, как органическую фазу общего цикла развития права, т.е. комплексный механизм, включающий правовые, социально-психологические, экономические, институциональные инструменты, но несводимый к движению правовых актов, а с другой — как обеспечение согласованного действия норм национального и международного права.

С учетом сказанного можно вести речь о правоприменении как механизме действия права и реализации его элементов в рамках циклов правового развития. Известные стадии формирования правопонимания, развития правосознания, правовой культуры, прогнозирования и юридического проектирования, подготовки и принятия правовых актов, создания и функционирования связанных с ними институтов государства и общества плавно переходят в цикл правоприменения со своими стадиями. Это и правовая информация, и знание права, и деятельность органов и организаций, и реальное поведение граждан, и правозащитные системы, и правовой мониторинг, и коррекция деятельности институтов и правовых актов. Таким образом обеспечивается своего рода обратная связь от общества к праву в его обновляемом виде.

Использование правовых норм всегда сопровождается анализом их реального действия и оценкой фактов, явлений и событий. Для этого есть много способов и средств, но особая роль принадлежит правосудию. С одной стороны, правосудие призвано обобщить ранее примененные способы устранения нарушений законности, включая в свою орбиту информационные, аналитические и иные материалы, которые можно использовать как доказательства и экспертные заключения. С другой — правосудие в строгих и четко установленных процессуальных формах, не свойственных другим каналам реализации права, дает объективную и окончательную оценку характера и степени правонарушения. В качестве своего рода последней юридической инстанции правосудие рассматривает эти факты, явления и события и дает окончательную правовую оценку с точки зрения их соответствия закону, а решения судов как бы замыкают цепь правоприменения в конкретном случае. В то же время в обобщенном виде судебная практика служит правообразующим фактором для последующего развития законодательства. И в том, и в другом случае решения судов становятся обязательными для всех субъектов права и учитываются всеми каналами правоприменения.

В контексте нашей темы важно рассмотреть генезис правосудия, имеющий весьма продолжительную историю <1>. В Древнем Риме на протяжении смен форм правления менялись способы применения наказания, включая деятельность специальных должностных лиц. Но равенство сторон получило признание позже, с принятием Великой хартии вольностей, в которой разд. XXIX о тюремном заключении вопреки закону был дополнен положениями об отправлении правосудия, о законном приговоре равных людей.

———————————

<1> Подробнее об этом см.: глава 1.

 

Позднее в конституциях постепенно закреплялись система судов и ряд принципов правосудия. Такова была ст. III о судебной власти Конституции США. Декларация прав человека и гражданина (1789) провозгласила закон в качестве основы установления наказаний и предъявления обвинения. Эти положения получили развитие в гл. 5 «О судебной власти» Конституции Франции (1791), рассматривающей избрание судей, независимость судов, наличие присяжных, юрисдикцию судей, некоторые процессуальные правила и др.

В России формирование правосудия происходило медленно, причем явно отставали в развитии принципы и правила судопроизводства. В Уложении 1649 г. была гл. 10 «О судах», которая в той или иной степени применялась при разрешении судебных дел. Так, в Пскове в XVII в. в палате подьячих был судный стол, дела чаще всего разрешал выборный дворянин. В других местах помещики стали главными вершителями дел. И лишь в середине XIX в. была создана судебная система со своими принципами деятельности <1>.

———————————

<1> Подробнее материалы по истории развития судебной системы России см.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995; Ключевский В.О. Русская история: полный курс лекций в трех книгах. М., 1993.

 

Как видим, лишь постепенно судопроизводство связывается с законом, который устанавливает системы преступлений и наказаний в качестве оснований для привлечения к суду. Оформление судебной власти как вида государственной власти сопровождается формированием и закреплением принципов и правил судопроизводства. Правосудие приобретает роль важнейшего института, обеспечивающего стабильность правопорядка и реализацию права. И в этом смысле оно выступает самостоятельным специальным видом государственной деятельности в отличие от законодательной и особенно исполнительной власти, для которой принцип целесообразности является приоритетным в выборе вопросов для разрешения.

 

§ 2. Сущность и основные направления развития правосудия

Понимание правосудия весьма неоднозначно: оно рассматривается то как синоним судебной власти, то как судопроизводство, то как способ защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Правосудие анализируется и в контексте судебного права, но соответствующие характеристики не дают представления о его реальном месте в понятийных рядах. Каждая из характеристик верна постольку, поскольку акцентирует одну из граней данного явления.

Между тем более конструктивной является системная оценка, позволяющая выявить главное — особый вид государственной деятельности в общем механизме правоприменения. Обеспечение действия права и строгого соблюдения его принципов и норм включает обнаружение, фиксацию и устранение нарушений законности, и здесь правосудию отводится особое место. Поясним сказанное.

В ходе реализации правовых актов и содержащихся в них норм возникает необходимость такой стадии, для которой были бы характерны особые гарантии объективного рассмотрения и разрешения возникающих коллизий, споров и нарушений законности. При этом менее нужна инстанционная иерархичность, свойственная другим видам государственной деятельности. В рассматриваемом случае происходит оценка права судом как независимым институтом, используются специфические процессуальные правила, которые заранее определяют специфику поведения лиц, участвующих в рассмотрении дел, и последовательность действий официальных лиц. Подобной нормативной связанности нет в рамках других видов деятельности, но именно это и позволяет судить на основе права, оценивать действия (бездействие), реальные события, явления и факты только с позиций правильного применения норм закона.

В нашей стране после долгих лет пассивности в реализации законов наступил новый этап. Упорядочению и эффективности института правового мониторинга отвечает Указ Президента РФ от 20 мая 2011 г. N 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации», в котором утверждена система постоянных мер в данной сфере.

В контексте нашей темы особенно существенно признание судебной практики в качестве канала правового мониторинга. Конституционному Суду РФ, Верховному Суду РФ и Высшему Арбитражному Суду РФ рекомендовано ежегодно направлять в Министерство юстиции РФ предложения к проекту плана мониторинга и доклад Президенту РФ, а двум последним из названных судов — учитывать результаты мониторинга при даче разрешений по вопросам судебной практики. Правосудие становится, таким образом, еще более мощным средством правильного применения законов, вследствие чего нужны дополнительные меры.

В механизме правоприменения действуют особые правоохранительные системы, которые при всем разнообразии объединены целями правоохранительной функции государства. Это и органы юстиции, и судебные органы, и органы прокуратуры, и контрольно-надзорные службы, и силовые структуры с присущими им режимами деятельности. Но лишь судебные органы действуют на финише правоприменения в качестве последнего звена в обеспечении законности путем осуществления правосудия, т.е. анализа и оценки фактических действий различных субъектов, с позиции права — его общих и конституционных принципов и регулятивных положений. Только суд вправе и обязан оценивать степень соблюдения права не с точки зрения целесообразности оцениваемых действий, а лишь исходя из их соответствия праву.

Итак, правосудие есть предусмотренная законом деятельность суда по рассмотрению судебных дел в целях восстановления и защиты нарушенных законных интересов и прав. Главная цель правосудия достигается путем обеспечения его основных блоков:

правосудие осуществляется специальными органами и представителями власти — судьями и судом, формируемыми в особом порядке. Суды уполномочены действовать на основе конституции и законов независимо от других государственных институтов. Вмешательство в их деятельность не допускается;

в правосудии установлена особая процессуальная форма деятельности судов, в которой определены стадии судопроизводства, последовательно совершаемые в их рамках действия и правовые роли участников процесса. Эти и другие общие свойства характерны для всех видов процессов — конституционного, гражданского, уголовного, административного;

в правосудии определены способы и средства рассмотрения и разрешения судебных дел, призванные обеспечивать справедливые и законные судебные решения. Речь идет, в частности, о системе доказательств, используемых в судебном процессе, о состязательности и равноправии сторон;

в нем обеспечиваются обязательность и непререкаемость судебных решений, подлежащих исполнению с помощью специальных институтов (институт судебных приставов и др.).

Таковы элементы правосудия как вида государственной деятельности, типичные для многих государств. Но приведенные нами модельные характеристики в реальности нередко изменяются. Допускаются нарушения принципов правосудия (давление на суд, коррупция, ограничение прав сторон и т.п.), что вызывает недовольство в обществе, резко снижает эффективность судебной деятельности и доверие к ней, в результате чего приходится искать другие реализации правосудия. Это убедительно подтверждают социологические исследования.

Изменение характеристик правосудия происходит и в ходе судебных реформ, которые периодически проводятся в разных странах в рамках общих государственных преобразований либо как специальные судебные реформы. Так, в России и странах Восточной Европы в начале 1990-х гг. стали проводиться реформы, призванные обеспечить большую независимость судов и демократизацию судебного процесса, широкий доступ граждан к правосудию, расширение инфраструктуры судебной власти, что дало ощутимые положительные результаты.

Правоприменение в аспекте правосудия связано с использованием судом комплекса правовых средств. Речь идет в первую очередь о правильном и последовательном понимании судами целей и принципов права, механизма правового регулирования и оценки его эффективности, что определяется мировоззрением судей и правовой идеологией, отражающей западные, мусульманские и иные правовые традиции и культуру, доктрины прав и свобод человека и гражданина и правового государства. В разных странах этот элемент выражен по-разному.

Вместе с тем отмеченное многообразие в определенной мере приобретает одинаковую основу в виде общепризнанных принципов права и международных регуляторов систем правосудия. Подобного рода унификация получает развитие в конституциях государств, чему отвечают толкование конституции, правовые позиции ЕСПЧ, а в нашей стране также позиции Конституционного Суда РФ. Все это выводит правосудие за рамки привычного единичного измерения объема и характера судебных дел в одной стране. Мировое сообщество признает ответственность государства перед человеком.

В процессе осуществления правосудия делается акцент не столько на мотивах целесообразности решений и действий граждан и юридических лиц, сколько на правильном уяснении смысла норм закона и иных нормативных правовых актов, происходит формирование позиции суда по соответствующему вопросу. Таково судебное усмотрение именно в рамках закона, а не произвольных коррупционных и иных мотивов.

Судебное усмотрение отличается от административного более строгими рамками. Осознанный выбор вариантов решения является результатом сложной интеллектуально-волевой деятельности судьи, когда ему приходится правильно анализировать фактические обстоятельства с помощью системы формализованных доказательств, выбирать норму и правильно ее применять в конкретном случае. Тут речь идет как о правовых пределах судебного усмотрения, означающих правильное отражение принципов и норм права, так и о нравственно-правовых пределах. Указанные ограничения служат одновременно гарантиями объективных суждений и оценок судей.

Вместе с тем судебное усмотрение остается самым подвижным элементом правосудия, подверженным влиянию сугубо личных качеств судей. Так, некоторые из судей в нашей стране считают гражданский процесс чрезмерно урегулированным (в отличие от английского процесса), что побуждает решать дела по принципу «запрещено все, что прямо законом не разрешено». По-прежнему сказывается деформирующее влияние внешних факторов.

Правосудие в мире строится по разным мировоззренческим моделям, когда национальная культура и традиции, религиозное сознание, нравственные ценности придают некоторые особенности оценочной деятельности судов. Так, для европейских стран характерно большее привнесение в судебный процесс западных ценностей и концепции прав человека. Индивидуалистический акцент, хотя и с оговорками, очевиден, причем правосудие нередко служит стартом применения закона, что отмечено и в трудах иностранных ученых <1>.

———————————

<1> См., например: Марку Ж. Регламентарная власть и субъекты частного права во французской системе права: предоставление, осуществление и контроль регламентарной власти // Административные процедуры и контроль в свете европейского опыта / Под ред. Т.Я. Хабриевой, Ж. Марку. М., 2011.

 

В странах мусульманского мира конституционное признание ислама основой законодательства придает толкованию и применению правовых норм своего рода производный смысл от норм религии. В Китае наблюдаются очевидная активность органов правосудия и расширение сферы судебной деятельности, причем в сочетании с принципом сдержанности. В этом отражается традиционный для страны дух конфуцианства.

Обозревая длительный путь развития правосудия во многих странах, можно отметить следующие его основные тенденции.

Во-первых, расширяются рамки правосудия ввиду предсказуемости гарантированных действий участников. От разрешения сугубо конкретных индивидуальных дел в русле уголовного и гражданского права происходит переход ко включению в объем правосудия широкого круга социальных и публичных дел, в том числе о спорах в связи с действиями и актами органов публичной власти и даже международных институтов.

Во-вторых, происходит постоянное углубление демократических принципов правосудия, что способствует его большей доступности для граждан и укреплению гарантий их процессуальных прав. Нарушения в этой сфере, к сожалению, не изжиты, что вызывает общественное недовольство. Повышению же качества судебной деятельности способствует ее информатизация.

В-третьих, наблюдается заметное расширение объема досудебных и несудебных процедур, что обогащает правосудие за счет выведения из его первичной юрисдикционной сферы сравнительно простых дел.

Третейское разбирательство, медиаторство (посредничество), административно-общественные комиссии по рассмотрению административных жалоб и другие институты способствуют формированию более значимой роли правосудия в разрешении юридических конфликтов и соответственно тому типу правосознания и законопослушания граждан, при котором они в большей степени готовы к самостоятельному участию в предотвращении и устранении коллизионных ситуаций.

В-четвертых, примечательна тенденция обогащения свойств судебных актов как правообразующего фактора. Ее выражением в нашей стране служат толкование Конституции РФ, правовые позиции Конституционного Суда РФ и руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Актуализируется сфера применения прецедента в странах общего права, переносимого и в другие судебные системы. Тем самым усиливается роль судебных актов, не только расширяющих границы своего традиционного действия по конкретному делу, но и побуждающих законодателя принимать новые или менять действующие законы.

Правосудие — важнейший вид государственной деятельности, имеющий прямую связь с людьми, наделенными процессуальными правами и обязанностями. И его обеспечение, и обеспечение эффективности всей государственной деятельности являются показателями уровня развития демократии в обществе и государстве.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code