Глава 1. РАЗВИТИЕ ДОКТРИНАЛЬНЫХ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ОСНОВ ПРАВОСУДИЯ

Часть первая. ПРАВОСУДИЕ: ЭВОЛЮЦИЯ, ЗНАЧЕНИЕ И ФУНКЦИИ

Глава 1. РАЗВИТИЕ ДОКТРИНАЛЬНЫХ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ОСНОВ ПРАВОСУДИЯ

Идея правосудия как требование праведного и справедливого разрешения споров компетентными судами в рамках установленных процедур возникла много веков назад.

Ее истоки можно найти в Ригведе — древнем священном тексте индоарийских народов, в Авесте — книге пророчеств и проповедей древнеиранского пророка Заратустры, в Библии, Коране, других священных писаниях <1>.

———————————

<1> Подробнее см.: Лафитский В.И. Суд в борьбе за собственность и власть // Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике / Под ред. Е.В. Новиковой. М., 2009.

 

Идеи правосудия обосновывали великие мыслители прошлого: Конфуций, Платон, Аристотель, Блаженный Августин, Фома Аквинский, Ибн Халдун, Б. Маргинани, Н. Макиавелли, Э. Роттердамский, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Монтескье, Вольтер, И. Кант, Г. Гегель, И. Посошков.

Мечты и мольбы о правосудии звучали во многих литературных произведениях древности: в «Книге песен» Конфуция, древнеиндийских эпосах «Рамаяна» и «Махабхарата», каноническом собрании древнеяпонской поэзии «Маньесю», стихах исламских поэтов А. Фирдоуси и А.-М. Санайи, М. Джами и А. Навои, своде скандинавских саг «Круг земной», других великих памятниках литературы.

Воплотить эти требования, идеи и мечты стремились многие правители древности.

 

§ 1. Правосудие в законодательстве прежних эпох

Согласно преданию, одним из первых идеи правосудия рассмотрел легендарный правитель древнего Китая Шунь (некоторые ученые утверждают, что он жил в XXII в. до н.э.). Как описано в «Книге истории» Конфуция, Шунь провел ряд реформ, в том числе в сфере уголовных наказаний. Вместо пяти самых тяжких наказаний (смертной казни, отрубания конечностей и т.д.) стали применяться ссылка, удары плетью и палкой, денежная компенсация по тем преступлениям, в которых мог быть исчислен ущерб. Лица, совершившие малозначительные преступления, а также преступления, которые стали «следствием несчастной судьбы», подлежали помилованию. «И лишь те лица, которые совершали преступления умышленно и многократно, подвергались смертной казни. При этом Шунь говорил себе: «Да, буду я благодетельным. Да, буду я благодетельным. Пусть сострадание определяет меру наказания» <1>.

———————————

<1> Shang Shu. Canon of Shun // URL: http://chinese.dsturgeon.net/text.pl?node=21506&if=en.

 

Этому примеру последовал царь древнекитайской династии Цинь Дао-гун (490 — 477 гг. до н.э.), который установил «правильный порядок» ведения дел, стал отбирать на службу только «мудрых и добронравных», «закончил рассмотрение старых судебных дел, помиловал находящихся в заключении, освободил от наказания лиц, вина которых вызывала сомнения, выдвинул лиц, совершивших многочисленные добродетельные поступки, распространил милости на вдов и вдовцов, возвысил давно отстраненных от должностей, поддержал старых и малых, оказал помощь сиротам и калекам» <1>.

———————————

<1> Го юй (речи царств). Речи владения Цзинь. М., 1987. С. 206.

 

Древнейшими законами Индии, которые поставили цель утверждения подлинных начал правосудия, стали Законы Ману. Скорее всего, они были разработаны в VI — V вв. до н.э. В завершенном виде Законы Ману появились примерно во II в. до н.э. В них особое значение придавалось порядку рассмотрения судебных дел. «Царь, желая рассмотреть судебные дела, пусть явится подготовленным в суд вместе с брахманами и опытными советниками. Там, сидя или стоя, подняв правую руку, в скромной одежде и украшениях, надо рассматривать дела тяжущихся сторон».

Это было тяжелое бремя, поскольку там, «где на глазах у судей дхарма губится адхармой (т.е. нарушением дхармы. — Авт.), а правда — ложью, там гибнут сами судьи».

Чтобы избежать ошибок, судьи должны были руководствоваться правилами судопроизводства при изучении предмета иска, опросе свидетелей, исследовании места, времени и обстоятельств дел. Законы Ману учили: «Как охотник ищет след животного по каплям крови, так царю надо обнаруживать след дхармы посредством расследования… Узнав причину, а также место и время по правде и рассмотрев состояние виновного и суть преступления, надо накладывать наказание на тех, которые должны быть наказаны. Несправедливое наказание губит честь и разрушает славу среди людей, а в другом мире лишает неба, поэтому следует всегда избегать этого. Царь, наказывающий не заслуживающих этого, а заслуживающих этого не наказывающий, принимает на себя великое бедствие и идет в ад».

Нормы, обеспечивающие подлинные начала правосудия, закреплены в эдиктах индийского царя Ашоки, изданных в 250 — 240-х гг. до н.э. Призывая судей следовать учению Будды, Ашока требовал: «Вы должны осознать следующее. Даже если человек полностью законопослушен, он может оказаться в тюрьме, с ним могут обращаться грубо, его могут даже убить без какой-либо причины, что причинит страдания многим людям. Поэтому ваша цель заключается в том, чтобы действовать беспристрастно. Но этого не происходит из-за таких чувств, как зависть, злость, жестокость, ненависть, безразличие, лень или усталость. Поэтому вы должны настраивать себя: «Пусть эти чувства будут не во мне». Условием этого являются терпение и отсутствие гнева. Тот, кто устал от отправления правосудия, не будет получать повышения в должности, другие будут возвышаться и продвигаться по службе. Тот, кто понимает это, должен говорить своим коллегам: «Следите за тем, чтобы вы исполняли свои функции надлежащим образом. Таковы указания Возлюбленного богами». Великие плоды будут получены, если вы исполните свой долг, если же вы не исполните его, то вы лишитесь благодарности небес и царя». Этот эдикт был написан для того, чтобы судейские чиновники города старались исполнять свой долг и чтобы люди, которые находятся в их власти, не подвергались несправедливому тюремному заключению либо грубому обращению. «Чтобы добиться этого, я буду каждые пять лет посылать тех наставников (махаматров), которые не являются грубыми или жестокими, но являются милосердными и которые могут установить, понимают ли судейские чиновники мою цель и действуют ли они согласно моим указаниям».

Ашока требовал, чтобы судьи рассматривали прошения и отправляли правосудие уверенно и бесстрашно, единообразно применяя закон и наказания. Вместе с тем он постоянно призывал к милосердию и прощению тех, кого можно простить.

Такие меры, по мнению Ашоки, должны были укрепить в народе приверженность к дхамме, самоконтроль и великодушие, вселить в него чувства доброты, щедрости, правдивости, чистоты, мягкости и доброжелательности.

В христианском мире первым актом, призывавшим к подлинному правосудию, стал Кодекс Юстиниана, составленный в 529 — 534 гг. В нем сказано: судей по заслугам называют жрецами, так как они заботятся о правосудии, возвещают понятия доброго и справедливого, «отделяя справедливое от несправедливого, отличая дозволенное от недозволенного, желая, чтобы добрые совершенствовались не только путем страха наказания, но и путем поощрения наградами, стремясь к истинной… философии» (ст. 1 титула первого).

После темных веков Средневековья одной из основных целей Карла Великого стало возрождение подлинных начал правосудия. В Аахенском капитулярии 802 г. он выдвинул идею жизни «согласно правовому закону». С этой целью он повелел исследовать, какие законы не соответствовали праву и справедливости, и обещал внести в их тексты необходимые изменения. Он настойчиво призывал и к соблюдению правосудия: «Никто да не дерзает, по умыслу своему или по лукавству, нарушать, как это многие часто делают, писаный закон или (чинить) самому себе правосудие, и да не притесняет ни церквей Божьих, ни бедных, ни вдов, ни сирот, и никаких вообще христиан; но да живут все вместе, согласно предписанию Божьему, праведно и правосудно, и… да пользуются светские лица и миряне правильно, без лукавого обмана, своими законами, да живут все в совершенном взаимном благоволении и мире, и да проводят те (государевы. — Авт.) посланцы тщательное следствие везде, где только какой-либо человек заявил бы, что он претерпел несправедливость от другого; и запретил своим верующим вражду, тем паче — человекоубийства» <1>.

———————————

<1> Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/France/IX/800-820/Karl_Gr/Achen_Kap/text.htm.

 

Книга Суда (Doom Book) — первый английский свод законов короля Альфреда Великого (конец IX в.) — содержала следующее наставление судьям: «Суди очень ровно: не приговаривай одного приговора богатому, а другого — бедному и не приговаривай одного твоему другу, другого — твоему недругу» <1>.

———————————

<1> Цит. по: Medieval Sourcebook: the Anglo-Saxon Dooms, 560 — 975 // URL: http://www.fordham.edu/halsall/source/560-975dooms.htm.

 

Еще более полно требования справедливого правосудия отражены в Законах датского короля Кнута, завоевавшего Англию в 1017 г. «Первое, чего я желаю, — повелевал новый король, — это чтобы вводились хорошие законы и усердно уничтожалось всякое беззаконие и чтобы всякая несправедливость выкорчевывалась и искоренялась, как только возможно, в этой стране. И пусть установится правда Божья, и пусть отныне каждый, бедный и богатый, будет под защитой народного права, и да судят их по справедливости… И мы предписываем, чтобы по ничтожному делу не присуждали христианина к смерти, но устанавливали лучше мягкие наказания ко благу народа, дабы не погибало из-за ничтожного дела Божье создание и то добро, что он приобрел дорогою ценою» <1>.

———————————

<1> Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Engl/XI/1000-1020/Knut/Zakony/text.phtml?id=4781.

 

Призыв к подлинному правосудию содержался и в Великой хартии вольностей 1215 г. Она требовала, чтобы «ни один свободный человек не был арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо иным способом обездолен, подвергнут нападению нашему либо по приказу нашему иначе, как по законному приговору равных с ним лиц и по закону страны… чтобы за мзду никто не добивался права и справедливости и никому не отказывали в них и не затягивали в их признании» <1>.

———————————

<1> Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII — XIX вв. М., 1957. С. 15 — 22.

 

С конца XII в. рассмотрение многих гражданских дел в Англии стало осуществляться с участием 12 присяжных, которые оценивали факты, а не применяемое право. Суд присяжных стал также рассматривать уголовные дела. В его функции входило вынесение вердикта о виновности или невиновности лица, представшего перед судом. С XIV в. в Англии начал вводиться институт большого жюри в составе 24 свободных землевладельцев графства для утверждения обвинительных заключений. Отметим, что до 1670 г. присяжные могли быть привлечены к ответственности в виде штрафа либо тюремного наказания, если судья признавал вынесенный ими вердикт неправильным <1>.

———————————

<1> См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 43.

 

Особого внимания заслуживает удивительный по глубине содержания, но, как ни странно, малоизвестный памятник русского права второй половины XIII в. — Мерило праведное, в котором содержались наставления судьям, нормы канонического и светского права <1>.

———————————

<1> В 1962 г. был опубликован его оригинальный текст, представленный в виде фотографий рукописных листов без перевода и комментариев. См.: Мерило праведное. По рукописи XIV в. М., 1962.

 

По убеждению составителей Мерила праведного, Русскую землю могли спасти только возрождение христианских заповедей и утверждение подлинных начал правосудия. Свою книгу они составляли как «известие истинное, свет уму, око слову, зерцало совести, тьме светило, слепому помощь, как ум премудрый и сокровенный разум» (лист второй).

Обращаясь к судьям, Мерило праведное подкрепляло свои указания и наставления стихами Ветхого Завета и Евангелия, назиданиями святых отцов православной церкви, повелениями византийских императоров и русских князей. Корнем всему, наставляли авторы Мерила праведного, является Закон Божий: «Он для всех, кто знает Слово, как город, защищенный стеной» (лист 24).

С тех же позиций обосновывал критерии правосудия Полный свод статутов польского короля Казимира III Великого (XIV в.): «В судебных делах у справедливых судей нельзя ничего добиться обманом, взять верх лицеприятием, опрокинуть правосудие за плату… судьи, держа весы в руке, взвешивая равными чашами, должны выносить справедливый приговор, имея перед глазами при его обдумывании и составлении самого Бога; они не должны быть расточителями своей чести и ее гонителями, причиняя ущерб какой-либо стороне против своей совести и справедливости, из лицеприятия или за подарки» (ст. CXIII) <1>.

———————————

<1> Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Polen/XIV/Kazimir_Statut/text.

 

Наиболее полно правовые средства укрепления правосудия были закреплены в одном из самых ярких законодательных актов средневековой Англии — Ордонансе о судьях, изданном королем Эдуардом III в 1346 г. В частности, он устанавливал общий принцип равенства всех перед судом: «Мы приказываем, чтобы наши судьи отныне обеспечивали осуществление закона и прав для всех наших подданных, в равной мере богатых и бедных, независимо от личности, и не нарушали бы их права из-за каких-либо писем или распоряжений, полученных судьями от нас, или от кого-либо другого, или на каком-либо ином основании» (ст. 1).

Эта статья примечательна также тем, что в ней был закреплен ряд гарантий равенства сторон, направленных прежде всего против коррумпированных судей: «Желая, чтобы наши судьи осуществляли равное право в отношении всех людей, не обнаруживая при этом никакого пристрастия, мы постановили и приказали, чтобы судьи приносили присягу в том, что отныне и в течение того времени, пока они исполняют должность судьи, они не будут принимать ни денежного вознаграждения, ни одежды от кого бы то ни было, кроме нас самих, и что они никоим образом не будут принимать от людей, дела которых должны ими рассматриваться, никаких подарков или взяток, ни сами лично, ни через других, ни открыто, ни тайно, за исключением только пищи или напитков незначительной стоимости… И в связи с этим мы повысили жалованье нашим судьям настолько, насколько это необходимо, чтобы удовлетворить их».

Ордонанс повелел провести расследование всех дел «по поводу тех взяток, незаконных вознаграждений и других доходов, которые… должностные лица берут с населения за исполнение своих обязанностей и по поводу всего того, что непосредственно относится к их должности». Виновные должны были привлекаться к ответственности как по искам, возбужденным от имени короля, так и по частным жалобам (ст. VI), чтобы «право защищало всех… подданных, как бедных, так и богатых; и чтобы нарушители законов обуздывались и подвергались наказанию» <1>.

———————————

<1> Цит. по: Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Engl/XIV/Postanovlenija_o_sudach/text.phtm.

 

Еще одним примером развития правосудия может служить Ландслаг (Закон земли) короля Швеции Магнуса Эрикссона 1347 г., который закрепил обязанности короля «защищать, любить и охранять своим королевским правом и властью все справедливое и истинное и подавлять все несправедливое, дурное и беззаконное… быть верным всему своему народу; никоим образом не причинять ущерба ни жизни, ни телу ни бедного, ни богатого, если тот не уличен в преступлении по закону и правам королевства; не отбирать иначе как по закону и законному приговору суда у кого-либо имущество».

Согласно преданию, первый царь из династии Романовых Михаил Федорович при вступлении на престол в 1613 г. подписал «ограничительные условия», в которых содержались требования: «…предоставить полный ход правосудию по старым законам страны; никого не судить и не осуждать высочайшей властью; без собора не вводить никаких новых законов, не отягчать подданных новыми налогами и не принимать самомалейших решений в ратных и земских делах» <1>.

———————————

<1> Цит. по: Лучинский Г. Смутное время / Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона // URL: http://bibliotekar.ru/bes/254.htm.

 

В исламском мире одним из первых правителей, стремившихся укрепить подлинные начала правосудия, был правитель Кордовского халифата Абдурахман III (912 — 961). Так, назначая на должность главного судьи Ахмада ибн Абдаллаха, он «велел позвать его к себе и заповедовал ему о том же самом, о чем он обычно заповедует должностным лицам, которым вменяется в обязанность поступать по справедливости и воздавать по закону; возвеличивать должность, охранять ее; стремиться к истине, претворять ее; приводить в исполнение дела, когда они ясны, но неспешно обдумывать их, когда они сомнительны» <1>.

———————————

<1> Мухаммад ал-Хушани. Книга о судьях. М., 1992. С. 153.

 

Наиболее полно принципы правосудия были впервые закреплены в «Хидая» — комментариях мусульманского права, составленных блистательным представителем ханифитской школы, уроженцем Мавераннахра Бурхануддином Маргинани (1152 — 1197).

Так, рассматривая вопрос назначения судей, он призывал: «Государь обязан избирать на должность казия лицо, которое способно исполнять эту обязанность и постановлять решения и которое в высшей степени справедливо и добродетельно… Принятие должности казия с намерением поддерживать правосудие одобряется, хотя более похвально отклонять назначение… если только имеются другие лица, способные исполнять обязанности казия. В противном случае принятие должности составляет обязанность, так как этим охраняются права людей и мир очищается от несправедливости» <1>.

———————————

<1> Хидая: Комментарии мусульманского права: В 4 т. / Под ред. Н.И. Гродекова. Ташкент, 1893. Т. 2. С. 374 — 375.

 

Большое внимание «Хидая» уделяла процессуальным нормам, обеспечивающим правосудие. В частности, она устанавливала: «Кажущаяся честность свидетелей достаточна, за исключением дел, влекущих наказание или возмездие… В делах, влекущих наказание или возмездие, одной вероятности недостаточно, и посему следует произвести очищение свидетелей; ибо следует искать всевозможные основания к устранению наказания и возмездия… Сомнение предупреждает наказание и возмездие» <1>.

———————————

<1> Хидая: Комментарии мусульманского права / Под ред. Н.И. Гродекова. Т. 2. С. 418.

 

Важное значение правосудию придавал великий Тамерлан (1336 — 1405). Согласно Уложению, составленному этим правителем, правосудие было одним из 12 принципов правления в его империи. В тексте этого законодательного акта данный принцип изложен так: «Действуя по совести и справедливости, ублаготворял рабов Божьих. Простирал милость свою как над провинившимися, так и над безвинными; вершил суд по справедливости… Притесняемого вызволял из-под гнета тирана. Доказав вещественный урон и телесный вред, причиненный притеснителями, гласно вершил над ними суд по шариату и вину одного не перекладывал на плечи другого».

Заключая обзор древних правовых актов, следует подчеркнуть, что правосудие — это общее начало всех групп права: христианского, исламского, индуистского, буддийского, конфуцианского и др., что не случайно, поскольку ни одно государство не может долго устоять, если в нем неправедны суды. Поэтому в правовых источниках разных народов с древности проявлялись тенденции к утверждению подлинных начал правосудия, основанных на принципах справедливости, милосердия и равенства.

 

§ 2. Народные движения в поисках истинного правосудия

Недовольство судебным произволом в разное время вызывало мощные народные движения. При этом отдельные законодательные акты их оправдывали. Так, в «Саксонском зерцале» — своде законов Саксонии, составленном Э. фон Репковым в 1220 — 1235 гг., содержалась следующая норма: «Каждый может… оказывать сопротивление противоправным действиям своего короля или своего судьи и даже оказывать помощь в обороне от них всяким способом… и этим он не действует против своей обязанности верности» <1>.

———————————

<1> Саксонское зерцало. М., 1985. С. 111.

 

Нередко народ сам пытался установить новые начала правосудия. Об одном из таких эпизодов (о новых порядках, установленных во Флоренции в 1292 г.) летописец Дж. Виллани (вторая половина XIII в. — 1348 г.) рассказывал так: «Для их исполнения и охраны было решено, кроме шести приоров, управляющих городом, назначать по очереди от каждой сестьеры раз в два месяца… гонфалоньера правосудия, чего ранее никогда не было. Знамя справедливости вручалось в церкви Сан Пьеро Скераджо, куда по звону набата собирался народ. Еще по сестьерам избрали тысячу горожан… Все они должны были иметь оружие, щиты и латы с гербом в виде креста и в случае беспорядков по команде гонфалоньера собираться ко дворцу приоров, чтобы выступить против грандов. Позднее число выборных пехотинцев дошло до двух, а впоследствии до четырех тысяч» <1>.

———————————

<1> Виллани Дж. Новая хроника, или История Флоренции. М., 1997. С. 223.

 

В Чехии во время Гуситских войн представители радикальной части революционного движения — табориты в 1420 г. выдвинули требование о коренном преобразовании всей системы судопроизводства таким образом, чтобы суд производился «сообразно с Божественным правом» <1>.

———————————

<1> См.: Лаврентий из Бржезовой. Гуситская хроника / Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // URL: http://www.vostlit.info.

 

Попытку утверждения подлинного правосудия предпринял во Флоренции монах Дж. Савонарола (1452 — 1498). Он призывал свергнуть флорентийских правителей, обличая совершенное ими зло: «Тираны неисправимы, ибо горды, ибо любят лицемерные похвалы, ибо не хотят возвратить обратно захваченное несправедливо. Они предоставляют общественное управление дурным чиновникам, склоняются на лесть, не выслушивают несчастных, не судят богатых. Претендуют, чтобы бедные и крестьяне работали на них даром или терпят этот произвол со стороны своих чиновников, подкупают на выборах, продают право взимать пошлины, чтобы еще более отяготить народ» <1>.

———————————

<1> Цит. по: Виллари П. Джироламо Савонарола и его время. М., 2002. С. 134.

 

Стремление выполнять библейские заповеди правосудия лежало в основе Реформации и Крестьянской войны в Германии.

Так, вдохновитель Реформации М. Лютер (1483 — 1546) призывал уничтожить существующее право, утверждая, что «право и закон всегда враги» <1>, и требовал возродить истинное христианское правосудие.

———————————

<1> Цит. по: Berman H. Law and Revolution. Harvard, 2003. Vol. II. The Impact of the Protestant Reformations on the Western Legal Traditions. P. 63.

 

Более радикальными были требования Т. Мюнцера (1490 — 1525), который предпринял попытку учредить «новое Царство Божие, царство братского равенства, свободы и радости», в котором будет уничтожено все, что губит правление Христово, все, что повергает народ в бедствие и держит его в нищете <1>.

———————————

<1> Подробнее см.: Циммерман В. История Крестьянской войны в Германии. М., 1937. Т. 1. С. 143.

 

В ряду актов, принятых во время Крестьянской войны, особый интерес представляют Двенадцать тезисов германских крестьян (1525), в которых отражены чаяния простого народа о новозаветном праведном суде: «Нам тяжко приходится из-за уголовных преступлений, для которых постоянно издаются новые статьи закона, и нас наказывают не по существу дела, а то по великой злобе к одним, то по чрезмерной благосклонности к другим. Наше требование таково, чтобы на нас налагались наказания по старому писаному закону, сообразно с наказуемым деянием, а не по пристрастию… Мы никогда не потерпим и не согласимся, чтобы, противно Богу и чести, так позорно грабили вдов и сирот, как это происходит во многих местах» <1>.

———————————

<1> Цит. по: Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Germany/XVI/1520-1540/12_tezisov/text.phtml?id=5885.

 

Впрочем, идеализировать народное правосудие нельзя. Его почти всегда отличала слепая ненависть к классовым либо политическим врагам, о чем свидетельствуют многие хроники прошлого, описывающие народные бунты, стихийные волнения, судилища. Народные суды были столь же далеки от истинного правосудия, как королевские суды. При этом все они, какими бы ни были причины их создания и процессуальные формы, служили одной цели — борьбе за собственность и власть.

Природу этого явления блистательно раскрыл У. Шекспир в исторической хронике «Ричард VI». Один из ее героев — Кэд, возглавивший народный бунт, обещает перебить всех законников <1>. Эти планы он озвучивает вслух. Свои же сокровенные мечты утаивает: «Самый гордый пэр в королевстве не сохранит головы на плечах, если не заплатит мне дани; ни одна девушка не выйдет замуж, пока не заплатит мне своей девственностью, а потом уж достанется мужу. Все люди будут зависеть от меня» <2>.

———————————

<1> См.: Шекспир У. Ричард VI // Собр. соч.: В 18 т. СПб., 1992 — 1996. Т. 17. С. 401.

<2> Там же. С. 438 — 439.

 

Противопоставляя правопорядок, пусть несовершенный, и стихию народных бунтов, У. Шекспир отдавал предпочтение первому:

 

Власть, хоть может ошибаться,

Как все другие, все ж в себе таит

Противоядье против дел своих <1>.

———————————

<1> Шекспир У. Мера за меру. Т. 13. С. 321.

 

Иное дело — народные бунты, когда народ превращается в «чудовище» <1>, лишенное правды, милосердия и справедливости. Стихия народных бунтов несовместима с правосудием, требующим не мгновенной и взрывной реакции, а вдумчивого и очень осторожного исследования обстоятельств дел, не вольного и хаотичного, а жестко регламентированного законом и обычаями ведения дел, не эмоциональных и произвольно-субъективных, а основанных на праве судебных решений.

———————————

<1> См.: Шекспир У. Кориолан. Т. 8. С. 110.

 

§ 3. О механизмах самоочищения судебной власти

История сохранила много свидетельств борьбы судей с пороками судебной системы, попыток изменить ее, обеспечив неустанное соблюдение правовых, религиозных и нравственных принципов.

Одним из первых был Мхитар Гош, великий армянский богослов и правовед, автор первого Судебника Армении (1184). Судья, писал М. Гош, «должен быть опытным, сильным в познании, искусным в Священном Писании, равно как в человеческих делах, дабы творить суд безошибочно. Необходимо, чтобы он был совершеннолетним, вдумчивым, развитым умственно и трезвым, дабы по неведению не совершить каких-либо ошибок. Ибо… творить суд — дело Божье, ибо Бог — истинный судья; остальные же судьями называются наподобие Ему».

Эти общие требования раскрывались в следующих наставлениях судьям: «Судьи должны денно и нощно читать не только книги Ветхого и Нового Завета, но и ловить слова мудрых людей всех народов и размышлять над ними. В словах этих, если они и не будут иметь специального отношения к судебным делам, судьи будут черпать силу и будут подражать самым мудрым людям. Судья должен быть во всех отношениях добрым и благочестивым и пуще всего без гнева, независтливым, дабы при разбирательстве дела тяжущиеся не подумали, что вследствие зависти или гнева судей вынесен неправильный приговор. Судьи должны быть также долготерпеливы и милостивы, ибо обстоятельства дел зачастую бывают трудноуловимые и неизвестные. Посему пусть они не решают дело легкомысленно, но занимаются им терпеливо, по целым дням, и, расследовав дело в течение достаточного времени, решают его опять при заседателях».

В Англии к теме нравственного совершенствования судей первым обратился Г. Брактон (ок. 1210 — 1268) — судья судов ассизов юго-западных графств Сомерсет, Девон, Корнуолл. В «Трактате о законах и обычаях Англии» (1250) он призывал опираться на этику и мораль, поскольку они «определяют обычные правила поведения».

Прежде всего это требование предъявлялось к деятельности судей. «Нельзя допустить, чтобы тот, кто лишен мудрости и знаний, занял место судьи, поскольку оно подобно трону Бога, ибо, занимая его, судья приносит тьму туда, где свет, и свет туда, где тьма, и может неопытной рукой, как лишенный ума, невиновного предать мечу, а виновного отпустить на свободу; такие падают с высоты трона Бога так, как будто бы они пытались летать, не имея крыльев» <1>.

———————————

<1> Bracton on the Laws and Customs of England. Vol. 2. P. 21 / Harvard Law School Library/Bracton Online — English // URL: http://hlsl5.law.harvard.edu/bracton/Unframed/English/v2/36.htm.

 

Г. Брактон был также первым, кто провозгласил, что именно судьи создают право: «Право — это общее повеление, решение лиц, облеченных судебной властью, узда для преступлений, совершаемых осознанно или неосознанно, отражающее общее согласие государства (res publica. — Авт.). Правосудие исходит от Бога, поскольку справедливость — это начало Бога, нашего Создателя» <1>.

———————————

<1> Ibid. Vol. 2. P. 22.

 

Предпринимались попытки составить свод требований к судьям. Одна из них принадлежала французскому юристу Ф. Бомануару, составившему в 1282 г. Кутюмы Бовези — сборник обычного права северо-восточных земель Франции. Как и Декалог, Кутюмы Бовези закрепляли 10 добродетелей — правил исполнения обязанностей бальи (чиновников короля и местной знати, следивших за соблюдением законов и отправлявших правосудие по несложным делам во вверенных им местах).

Первой и главной добродетелью провозглашалась мудрость. Второй — любовь к Богу и церкви. Третьей — спокойствие и доброта, которая, впрочем, не могла относиться «ни к изменникам, ни к жестоким, ни к совершающим преступления», ибо «нет большего блага для бальи, как выкорчевать зло при помощи скорого суда». Четвертой — терпение и умение внимательно выслушать, способность не выходить из себя ни при каких обстоятельствах. Пятой — смелость и энергичность, отсутствие лени. Шестой — щедрость. Седьмой — повиновение приказам своего сеньора. Восьмой — настоящее знание своего дела. Девятой — способность, сообразительность, умение хорошо исполнять свои обязанности, не причиняя вреда другим, а также хорошо считать. Десятой добродетелью, «озарявшей все остальные», была признана верность <1>.

———————————

<1> См.: Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/France/XIII/1280-1300/Kutymi_Bovezi/text.htm.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code