Статья 5. Покупатели государственного и муниципального имущества

 Комментарий к статье 5 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества»

1. Любые правоотношения имеют свою структуру: объект, субъект и содержание таких правоотношений. Не составляют исключение и отношения, возникающие в сфере приватизации государственного и муниципального имущества, урегулированные нормами комментируемого Закона. Объект правового регулирования — те общественные отношения, которые попадают в сферу действия нормативного правового акта, определен в ст. 3 комментируемого Закона (см. комментарий к ней). Положения же настоящей статьи и ст. 6 комментируемого Закона определяют правовой статус субъектов таких правоотношений: покупателя и продавца государственного или муниципального имущества. Положения комментируемой статьи посвящены правовому статусу покупателя государственного и муниципального имущества, для определения которого законодатель использует метод исключения, перечисляя субъектов, которые не могут быть покупателями государственного и муниципального имущества либо вообще, либо в отношении определенного имущества.

По общему правилу, закрепленному в п. 1 комментируемой статьи, покупателем государственного и муниципального имущества может быть любое физическое, а также и юридическое лицо. Однако в этой же норме законодатель устанавливает исключения из общего правила, запрещающие продавать государственное и муниципальное имущество в порядке приватизации государственным и муниципальным унитарным предприятиям, государственным и муниципальным учреждениям, юридическим лицам, в уставном капитале которых доля Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований превышает 25 процентов. Данное ограничение вполне оправданно, поскольку с учетом статуса перечисленных юридических лиц смысл отчуждения имущества в порядке приватизации теряется, т.к. отчуждение происходит от публично-правовых субъектов к ним же.

Однако если в отношении государственных и муниципальных унитарных предприятий и бюджетных учреждений это исключение безусловное, то применительно к юридическим лицам, в уставном капитале которых доля Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований превышает 25 процентов, такое исключение условно, поскольку законодатель разрешает указанным субъектам участвовать в приватизации государственного и муниципального имущества в качестве покупателей в случаях:

— во-первых, приватизации имущества путем внесения государственного или муниципального имущества в качестве вклада в уставные капиталы открытых акционерных обществ, при этом доля акций открытого акционерного общества, находящихся в собственности Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования, в общем количестве обыкновенных акций этого акционерного общества не может составлять менее чем 25 процентов плюс одна акция;

— во-вторых, приватизации земельных участков, на которых расположены объекты недвижимости, принадлежащие на праве собственности таким юридическим лицам. Данное правило основано на положениях земельного законодательства, согласно которым исключительное право на приватизацию земельных участков имеют граждане и юридические лица, являющиеся собственниками зданий, строений, сооружений, расположенных на этих участках (п. 1 ст. 36 ЗК РФ). Поскольку данное право является исключительным, то есть никто, кроме собственника здания, строения, сооружения, не имеет права на приватизацию земельного участка, занятого соответствующим зданием, строением, сооружением, следует исходить из того, что запрет юридическим лицам, в уставном капитале которых доля Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований превышает 25 процентов, покупать государственное и муниципальное имущество не применяется при приватизации указанными юридическими лицами земельных участков, на которых расположены принадлежащие им на праве собственности объекты недвижимости (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 24 марта 2005 г. N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства»).

2. Установленные в п. 2 комментируемой статьи ограничения участия отдельных категорий физических и юридических лиц в гражданских отношениях вообще, обусловленные необходимостью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороноспособности и безопасности государства, в полной мере распространяются и на отношения, складывающиеся в сфере приватизации государственного и муниципального имущества. Положения комментируемой нормы основаны на конституционных положениях ч. 3 ст. 55 Основного Закона государства, согласно которым допускается ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Подобная норма содержится и в п. 2 ст. 1 ГК РФ.

Таким образом, из вышеприведенных взаимосвязанных положений следует, что физические и юридические лица не могут участвовать в приватизации государственного и муниципального имущества в качестве покупателей только в том случае, когда специальное указание об этом содержится в федеральном законе и не в каком ином нормативном акте. В качестве примера такого ограничения можно привести положения земельного законодательства. Так, в соответствии с п. 3 ст. 15 ЗК РФ иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президентом РФ в соответствии с федеральным законодательством о Государственной границе Российской Федерации, и на иных установленных особо территориях Российской Федерации в соответствии с федеральными законами. Следовательно, это ограничение распространяется и на случаи приватизации таких земельных участков.

В п. 6 ст. 98 ГК РФ, ч. 2 ст. 10 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» четко установлено ограничение для учредителей акционерных обществ: общество не может иметь в качестве единственного учредителя (акционера) другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица. Следовательно, созданное таким образом акционерное общество не может быть как участником гражданских правоотношений в целом, так и субъектом правоотношений, возникающих в сфере приватизации государственного и муниципального имущества.

Судебная практика также исходит из распространения общеправовых запретов на отношения в сфере приватизации. Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 12 апреля 2013 г. по делу N А27-20648/2011 отменены судебные акты нижестоящих инстанций, поскольку суды необоснованно отклонили ссылку истцов на установленный в ст. 98 ГК РФ запрет, который предполагает ограничение правоспособности не только в части правоотношений по участию в торгах, но и в любых правоотношениях по поводу приобретения муниципального или государственного имущества. Учитывая, что к участию в торгах допущены общество «Аквамаркет» и общество «Стальной канат», каждое из которых согласно сведениям Единого государственного реестра юридических лиц состоит из одного участника, суд вышестоящий инстанции пришел к выводу о наличии в рассматриваемом случае грубых нарушений порядка проведения аукциона, связанных с процедурой допуска участников и с определением победителя.

3. Положения п. 3 комментируемой статьи устанавливают запрет для участия в приватизации государственного и муниципального имущества в качестве покупателей для открытых акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, но только в случае, если они выступают покупателями своих акций, своих долей в уставных капиталах, приватизируемых в соответствии с комментируемым Законом.

По сути, конкурс по продаже акций открытого акционерного общества, долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью является открытым по составу участников, т.е. в нем может принять участие неограниченный круг лиц. В то же время претенденты на участие в конкурсе должны подтвердить свое право быть покупателями в соответствии с законодательством Российской Федерации. Данное требование ст. 20 комментируемого Закона позволяет соблюсти рассматриваемое ограничение, не допустив участия такого акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью в конкурсе. Рассматривая заявки претендентов на участие, продавец принимает решение о признании претендентов участниками конкурса или об отказе в допуске претендентов к участию в конкурсе, которое оформляется протоколом об итогах приема заявок и определении участников конкурса. В таком протоколе приводится перечень всех принятых заявок с указанием имен (наименований) претендентов, а также имен (наименований) претендентов, которым было отказано в допуске к участию в конкурсе, с указанием оснований такого отказа. Таким образом, процедура рассмотрения заявок претендентов на участие в конкурсе является гарантией соблюдения комментируемых норм.

4. Положениями п. 4 комментируемой статьи определены условия признания сделки купли-продажи государственного или муниципального имущества ничтожной. Это условие связано с установлением впоследствии, уже после заключения сделки, факта отсутствия у лица, приобретшего государственное или муниципальное имуществом путем приватизации, статуса покупателя в соответствии с требованиями комментируемой статьи. Ничтожная сделка означает ее недействительность априори, независимо от признания ее недействительной решением суда. Суть признания ничтожной сделки недействительной предполагает двустороннюю реституцию: каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В судебной практике нередко возникают споры о признании недействительными договоров купли-продажи государственного или муниципального имущества и применении последствий недействительности ничтожной сделки, обусловленные отсутствием у покупателя государственного или муниципального имущества законных прав на его приобретение. Согласно п. 3 ст. 167 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. В частности, с требованием о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества и применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе обращаться прокурорские работники.

Так, например, заместитель прокурора Республики Татарстан обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к открытому акционерному обществу «Сбербанк России» в лице его филиала о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества и применении последствий недействительности ничтожной сделки, мотивировав свои требования тем, что договор купли-продажи недвижимого имущества, находящегося в муниципальной собственности, заключенный по результатам торгов в форме аукциона, является ничтожным как не соответствующий положениям комментируемой статьи, поскольку Сбербанк России, являющийся юридическим лицом, в уставном капитале которого доля Российской Федерации превышает 25%, не вправе выступать покупателем муниципального имущества и не должен был быть допущен к участию в торгах. Судебными актами трех судебных инстанций позиция заместителя прокурора признана законной и обоснованной и требования удовлетворены (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 30 мая 2013 г. по делу N А65-19484/2012).

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code