§ 36. Обеспечительные меры

 Комментарий к параграфу 36 Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

1. В последнее время, как свидетельствует практика международного коммерческого арбитража как в России, так и за рубежом, участники разбирательств прибегают все чаще к использованию обеспечительных мер, что, безусловно, повышает эффективность применения арбитража при разрешении коммерческих конфликтов. Закон (ст. 17) наделяет арбитражные суды правом принимать решение об обеспечительных мерах. Данное диспозитивное положение Закона нашло свое отражение также в Регламенте.

По просьбе одной из сторон арбитражный суд, прежде чем вынести арбитражное решение по существу спора, по просьбе любого участника арбитражного процесса может рассмотреть вопрос об обеспечительных мерах. Такие меры, осуществляемые в интересах одной стороны и направленные против другой стороны спора, могут быть различными по своим целям и содержанию. Они обычно включают в себя следующее:

а) меры в поддержку арбитражного разбирательства. Эти меры могут включать в себя постановления, обязывающие одну сторону арбитражного разбирательства предоставить возможности другой стороне получить определенные доказательства, находящиеся в ее распоряжении, или обязать сторону сохранять в течение арбитражного разбирательства определенные доказательства, например не производить никаких изменений на спорной строительной площадке;

б) меры в целях избежания дополнительных убытков или ущерба, включая меры, направленные на сохранение существующего положения дел (status quo) до окончательного разрешения спора. Примером таких мер может быть постановление арбитражного суда, обязывающее одну сторону или обе стороны воздерживаться от принятия каких-либо мер до вынесения арбитражного решения, либо принять конкретные действия, направленные на обеспечение сохранности скоропортящихся товаров;

в) меры, способствующие последующему приведению в исполнение арбитражного решения. Такие меры включают в себя наложение ареста на имущественные активы ответчика, а также аналогичные меры, направленные на сохранение таких активов в пределах государства, где предполагается привести в исполнение арбитражное решение. Наложение ареста может касаться, например, движимого или недвижимого имущества ответчика, принадлежащих ему банковских счетов или дебиторской задолженности; приказы о запрете вывоза активов или предмета спора за пределы юрисдикции. Арбитражный суд может распорядиться о помещении на специальный банковский счет спорной суммы или о передаче оспариваемого движимого имущества на хранение третьему лицу.

2. Приведенный перечень возможных обеспечительных мер не является исчерпывающим. Регламент, предусматривающий принятие обеспечительных мер, вместе с тем не содержит строгого и точного определения сферы действия этих мер. Формулировка Регламента довольно широка и ограничивается тем, что обеспечительные меры должны относиться к предмету спора.

Следует иметь в виду, что принятые арбитражным судом меры носят временный характер и в соответствующих случаях могут быть отменены или изменены арбитражным судом, если он придет к выводу, что уже отсутствуют причины, по которым было принято решение об обеспечительных мерах. В любом случае действие обеспечительных мер должно быть подчинено окончательному решению арбитражного суда, причем арбитражное решение должно учитывать ранее принятые арбитражным судом по данному делу обеспечительные меры. Однако обеспечительная мера сама по себе может иметь окончательные и существенные последствия, которые нельзя аннулировать даже в том случае, если эта мера позднее была изменена или оказалась излишней в свете окончательного арбитражного решения.

Представляется, что, хотя об этом нет прямых указаний в действующем российском законодательстве о международном арбитраже, в исключительных обстоятельствах, сложившихся в конкретных случаях, решение об обеспечительных мерах может быть принято арбитражным судом по заявлению одной стороны без вызова другой стороны (ex parte). На практике чаще всего основаниями для принятия таких решений являются следующие: наличие риска, что непринятие такой меры приведет к невосполнимым убыткам или ущербу; особая срочность принятия обеспечительных мер, исключающая возможность заслушивания другой стороны (например, меры, касающиеся скоропортящихся товаров). Процедура ex parte может также быть оправдана соображением о том, что заблаговременное уведомление об обеспечительной мере стороны, против которой она направлена, будет нецелесообразным (например, когда рассматриваемая мера запрещает стороне вывозить активы за пределы определенной юрисдикции, уведомление о рассмотрении арбитражным судом этого вопроса может позволить такой стороне вывезти активы до принятия решения).

В целях создания условий для равного отношения к спорящим сторонам в ситуации, когда арбитражный суд принимает решение об обеспечительных мерах, направленных против одной стороны, он может возложить на другую сторону обязанность предоставить встречное обеспечение, необходимое для компенсации потерь, вызванных обеспечительными мерами, если заявленное другой стороной требование не будет удовлетворено.

3. В соответствии с п. 3 ст. 90 АПК РФ сторона, участвующая в арбитражном процессе в МКАС, имеет право обратиться в государственный арбитражный суд с просьбой о принятии обеспечительных мер в поддержку разбирательства, осуществляемого в порядке международного арбитража. Как свидетельствует практика, в основном такие обращения в суд имеют место на самой начальной стадии разбирательства возникшего спора, когда только предъявлено исковое заявление и решающий состав арбитража еще не сформирован. В этой ситуации Регламент обязывает сторону, которая обратилась в компетентный суд за обеспечительными мерами, проинформировать об этом МКАС.

4. Говоря об обеспечительных мерах в связи с рассмотрение споров в МКАС, заслуживает внимания следующее обстоятельство. В соответствии с Положением Председатель МКАС также наделен полномочиями, имеющими отношение к обеспечительным мерам, а именно Председатель МКАС по делам, подлежащим рассмотрению в МКАС, может по просьбе стороны установить размер и форму обеспечения требования. Включение этой нормы в Положение стало результатом того, что эти квазисудебные полномочия Председателя МКАС могли быть установлены только в силу закона. Принятие на законодательном уровне этой нормы также объясняется особенностями развития отечественного законодательства в области регулирования международного арбитража. А именно, действовавшее на момент принятия в Российской Федерации Закона «О международном коммерческом арбитраже» российское гражданское процессуальное право не предусматривало для стороны возможности обратиться в судебные органы для обеспечения своего требования, заявленного в соответствии с арбитражным соглашением в компетентный арбитражный орган.

Вместе с тем наличие этого правового средства представлялось весьма желательным с точки зрения поддержки арбитража в целом. Кроме того, целесообразность существования такого правового механизма подтверждалась тем обстоятельством, что законодательство практически всех стран, где имелось регулирование, применимое к арбитражному разбирательству, наделяло государственные суды этих стран такими полномочиями.

С другой стороны, возможность для участника арбитражного разбирательства обратиться в соответствующих случаях к арбитражному суду, компетентному рассматривать спор, с просьбой принять обеспечительные меры в отношении заявленного требования могла быть реализована на практике только после того, как решающий арбитражный состав был сформирован, т.е. через определенный промежуток времени, который, порой, в силу неконструктивных действий другой стороны мог затянуться на продолжительный период.

Однако потребность в таких мерах очень часто возникала уже на самой ранней стадии арбитражного разбирательства, а именно когда было заявлено исковое требование. Этими соображениями объясняется решение, которое было принято законодателем в части наделения МКАС квазисудебными функциями, которые, в принципе, не характерны для арбитражных институтов и аналог которых едва ли можно найти в зарубежной практике.

5. В отсутствие подробного регулирования данного вопроса в каком-либо нормативном акте в МКАС сформировалась определенная практика применения этого полномочия, которая построена на общепринятых подходах, применяемых при принятии решений об обеспечительных мерах. В частности, она основана на подходе, в соответствии с которым такие меры принимаются, если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение арбитражного решения, которое может быть вынесено в результате арбитражного разбирательства.

При решении вопроса о принятии обеспечительных мер МКАС стороне, ходатайствующей о принятии обеспечительных мер, обычно являющейся истцом, предлагается представить банковскую гарантию покрытия расходов стороны, против которой направлены обеспечительные меры и которые могут возникнуть у нее в связи с применением обеспечительных мер в том случае, если в результате арбитражного разбирательства иск не будет удовлетворен. При представлении такой гарантии вероятность положительного решения МКАС по просьбе о принятии обеспечительных мер значительно повышается, так как таким образом обеспечивается баланс интересов обеих сторон арбитражного разбирательства.

Наиболее частым случаем, когда сторона обращается в МКАС с просьбой принять обеспечительные меры, является ситуация, в которой истец опасается, что к моменту вынесения решения ответчик не будет обладать имуществом, необходимым для удовлетворения его требования. Кроме того, и у него есть доказательства, что ответчик предпринимает шаги по сокрытию или уменьшению своего имущества, которое может быть объектом взыскания по арбитражному решению. В таких случаях обеспечительные меры, предписываемые МКАС, как правило, выражаются в установлении обязанности ответчика представить в МКАС в достаточно короткий срок (обычно 3 — 5 рабочих дней) гарантию первоклассного банка на погашение суммы, которая будет определена решением арбитражного суда.

Обычно составной частью постановления Председателя МКАС об обеспечительных мерах является положение, предусматривающее, что в случае если ответчик не исполнит в установленный срок требование о представлении соответствующей банковской гарантии, истец вправе обратиться в компетентный государственный суд с просьбой осуществить принудительные обеспечительные меры против ответчика, в частности, путем наложения ареста на его имущество. И хотя в российском законодательстве отсутствуют нормы о принудительном исполнении постановлений Председателя МКАС об обеспечительных мерах, суды, как свидетельствует практика, обычно удовлетворяют ходатайства истцов об их принудительном исполнении. Юридическое обоснование такой позиции может быть найдено в том, что установленное в Законе полномочие МКАС, как любая правовая норма, должно иметь возможность его принудительного исполнения даже тогда, когда отсутствует прямое предписание об этом в Законе.

По просьбе стороны Председатель МКАС вправе принять решение об обеспечении требования не только в форме установления обязанности ответчика предоставить банковскую гарантию, которая будет обеспечивать исполнение арбитражного решения. В принципе, решение об обеспечительных мерах может предписывать совершение ответчиком и иных действий, которые будут считаться адекватными при конкретных обстоятельствах. Например, запрещение совершения определенных действий по распоряжению имуществом, сохранение статус-кво во взаимоотношениях между партнерами, обеспечение сохранности предмета спора или иных вещей, состояние которых имеет значение для разрешения спора, и т.п.

Необходимо отметить, что в связи с включением в 2002 г. в АПК РФ положения о возможности принятия государственным судом решения по обеспечительным мерам по заявлению стороны третейского разбирательства число обращений в МКАС с просьбой о принятии им обеспечительных мер по вполне понятным причинам сократилось. Стороны, участвующие в арбитражных разбирательствах в МКАС, в настоящее время чаще отдают предпочтение использованию предусмотренной в АПК альтернативы решения проблемы обеспечительных мер по заявленным требованиям. Вместе с тем следует отметить, что пока практика государственных арбитражных судов при решении вопросов принятия обеспечительных мер в поддержку арбитражного (третейского) разбирательства развивается сегодня еще недостаточно устойчиво в позитивном для третейского суда направлении.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code