§ 31. Доказательства

 Комментарий к параграфу 31 Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

1. В российском Законе, так же как и в Типовом законе ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже», в связи с вопросом о доказательствах указывается лишь, что арбитражный суд может самостоятельно определять допустимость, относимость, существенность и значимость любого доказательства, если стороны не договорились об этом. Регламент, будучи отражением договоренности сторон, предусматривает обязанность сторон доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются, как на основания своих требований или возражений. Если стороной не представлены соответствующие доказательства обстоятельств, на которые она опирается в своей позиции, арбитражный суд, руководствуясь этим положением Регламента, при вынесении решения не учитывает такие обстоятельства.

В деле N 108/2001 состав арбитража признал необходимым подтверждение ответчиком факта расчетов за товар, как это вытекало из текста соглашения между сторонами. Поскольку ответчик заявил, что таких доказательств не имеет и представить их не может, состав арбитража пришел к выводу, что ответчик не доказал факт погашения задолженности, и сумма основного долга была взыскана с ответчика <64>.

———————————

<64> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2001 — 2002 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2004. С. 176 — 178.

 

Рассматривая объяснения представителя истца в заседании арбитража, состав арбитража констатировал, что копии писем, представленные истцом в качестве доказательства увеличения цены товара, не подписаны и, следовательно, не отвечают требованиям о допустимости доказательств <65>.

———————————

<65> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2007 — 2008 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2010. С. 139 — 140.

 

Состав арбитража в деле N 127/2001 отказал в признании документов, представленных истцом в подтверждение своих требований, учитывая, что таблица расчетов, приложенная истцом к представленному им протоколу, не подписана сторонами, сам протокол носит неопределенный характер, в нем отсутствует упоминание о таблице расчетов, а лишь констатируется наличие общей суммы задолженности ответчика, но из каких конкретно контрактов она образовалась, не указано. Состав арбитража в данном деле отметил тот факт, что между сторонами был заключен целый ряд контрактов. Представленный истцом Акт закрытия стройплощадки арбитражный суд признал не имеющим надлежащей доказательственной силы, поскольку в нем нет ссылки на номер контракта. Кроме того, арбитраж принял во внимание, что этот акт оспаривается ответчиком, который, в свою очередь, представил два доказательства — акт сдачи-приемки работ и акт сверки расчетов. В связи с отсутствием доказательств наличия задолженности в иске было отказано <66>.

———————————

<66> Практика МКАС при ТПП РФ за 2001 — 2002 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2004. С. 301 — 303.

 

В ходе рассмотрения дела N 40/2002 состав арбитража пришел к выводу, что бремя доказывания факта поставки товаров и их стоимости лежит на истце. Поскольку истцом не представлено надлежащих доказательств факта передачи товара ответчику, в иске отказано. Арбитраж установил, что в качестве доказательства передачи товаров ответчику истцом представлены по каждой из партий инвойсы, накладные и письма истца к экспедиторской фирме, с указанием отпустить товары ответчику. Арбитражем было установлено, что три из представленных накладных вообще не содержат в соответствующей графе подписи представителя ответчика, свидетельствующей о получении товара. На одной из накладных подпись оказалась неразборчивой и не расшифрованной и, по заявлению самого истца в заседании, принадлежит неустановленному лицу. Из имеющихся на ряде документов отметок таможни нельзя сделать вывод о получении товаров ответчиком. Сами по себе обращения истца к экспедитору об отпуске товаров ответчику и выставление счетов покупателю и ответчику не доказывают надлежащим образом факт поставки товара. В представленном истцом Дополнительном соглашении к контракту не проставлена дата его подписания. Между текстами Дополнительного соглашения на русском и английском языках имеются несоответствия. В русском тексте неоднократно упоминается фирма ответчика наряду, а иногда и вместо фирмы покупателя, в английском тексте какие бы то ни было упоминания фирмы ответчика отсутствуют вовсе. Истец в ходе рассмотрения дела корректировал свою позицию, утверждая, что в Дополнительном соглашении речь идет только о задолженности по контракту, из которого возник спор. Вместе с тем зафиксированные в Дополнительном соглашении сведения о размере задолженности расходятся с общей стоимостью товаров, поставленных, по утверждению истца, на момент подписания Дополнительного соглашения к контракту, на основании которого предъявлен иск.

В указанном деле истец заявил ходатайство об истребовании МКАС от таможенных органов Украины грузовых таможенных деклараций, возможно, содержащих сведения о получении ответчиком товара, исходя из того, что согласно п. 1 § 31 Регламента стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются, как на основание своих требований или возражений.

2. Из содержания п. 1 § 9, п. 2 § 16 Регламента следует, что в исковом заявлении должны быть изложены фактические обстоятельства, на которых основаны исковые требования, и подтверждающие эти обстоятельства доказательства. Такие доказательства подлежат анализу в ходе устного слушания дела или разбирательства спора только на основе письменных материалов (§ 34 Регламента, см. с. 155). Непредставление стороной надлежащих доказательств не является препятствием к продолжению разбирательства и вынесению решения на основе имеющихся доказательств (п. 5 § 31 Регламента). МКАС исходит из состязательного характера арбитражного разбирательства и не вправе подменять собой стороны в процессе сбора доказательств. Предусмотренная в п. 1 § 31 Регламента возможность состава арбитража испрашивать представление доказательств третьими лицами является исключением из общего принципа состязательности, которая может применяться по усмотрению самого состава арбитража и лишь при наличии особых обстоятельств.

В деле N 40/2002 состав арбитража установил, что ходатайство истца поступило только после рассмотрения в заседании ранее представленных истцом доказательств, заявление истца о безрезультатном обращении в таможенные органы Украины документально не подтверждено. Арбитраж не нашел достаточных данных полагать, что получение грузовых таможенных деклараций от таможенных органов Украины является единственно возможным для истца способом доказать факт передачи товара ответчику. При таких обстоятельствах состав арбитража не нашел оснований для удовлетворения ходатайства истца об обращении в таможенные органы Украины <67>.

———————————

<67> Там же. С. 472 — 477.

 

3. В Регламенте нашла отражение предусмотренная в Законе свобода суда по установлению правил доказывания. С учетом предоставленных арбитражу полномочий на определение допустимости, относимости, существенности и значимости доказательств состав арбитража может потребовать от сторон и иных доказательств, которые могут быть представлены сторонами в форме письменных объяснений и других дополнительных документов. Истребование от сторон письменных объяснений, доказательств и других дополнительных документов осуществляется на стадии подготовки разбирательства дела (§ 29 Регламента, см. с. 122), когда председатель состава арбитража проверяет состояние подготовки дела к разбирательству. Если он сочтет это необходимым, председатель состава принимает дополнительные меры по подготовке дела, в частности дает распоряжение об истребовании указанных дополнительных объяснений и иных дополнительных документов. Истребование составом арбитража и иных доказательств, кроме уже представленных сторонами, может осуществляться на любой стадии процесса, поскольку п. 1 § 31 Регламента никаких ограничений на этот счет не содержит.

4. Регламент, помимо § 31, и в ряде иных параграфов, содержит предписания, относящиеся к представляемым сторонами доказательствам. Пунктом 1 § 9 предусмотрена обязанность истца в исковом заявлении изложить фактические обстоятельства, на которых основаны исковые требования и подтверждающие эти обстоятельства доказательства. Аналогичные требования выдвигаются Регламентом в п. 3 § 12 относительно содержания отзыва на исковое заявление, в котором также излагаются фактические обстоятельства, на которых основана позиция ответчика, и подтверждающие эти обстоятельства доказательства.

Пунктом 2 § 16 Регламента предусмотрено, что все документы, представленные одной из сторон в арбитражный суд, должны быть переданы МКАС другой стороне, включая любые заключения экспертов или другие документы, имеющие доказательственное значение, на которых может основываться арбитражное решение. В случае изменений или дополнений иска или объяснений по иску (§ 30, см. с. 125) составу арбитража предоставлено право устанавливать срок представления стороной письменных заявлений и доказательств в целях ознакомления каждой из сторон до устного слушания дела с представленными другой стороной документами и материалами. Подобные случаи в практике МКАС весьма нередки.

Указанные положения § 30 корреспондируют с п. 6 § 31, которым срок представления доказательств сторонами определяется с учетом положений § 30. Следовательно, составом арбитража устанавливается срок представления сторонами доказательств по делу. Обычно арбитраж прибегает к установлению такого срока, если по обоснованному ходатайству стороны или сторон или по иным указанным в Регламенте причинам слушание дела откладывается на более поздний срок посредством вынесения соответствующего постановления.

5. Оценка доказательств составом арбитража осуществляется на основе фундаментального принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в п. 1 § 21 Регламента. Применительно к письменным доказательствам предусмотрено право стороны представить документы в оригинале или в виде заверенной стороной копии оригинала. В деле N 147/2005 ответчик в подтверждение своего заявления сослался на приложенные к его отзыву документы, свидетельствующие об осуществлении поставок: грузовые таможенные декларации, сертификаты качества, автотранспортные накладные CMR, поручения на отгрузку экспортных товаров. Ответчиком была представлена копия Постановления регионального управления валютного контроля о прекращении производства по делу об административном правонарушении, в котором также была указана общая фактурная стоимость поставленного ответчиком товара в сумме, указанной в ведомости банковского контроля. Состав арбитража не нашел убедительными возражения истца по поводу копий представленных ответчиком документов, поскольку сторона может представить письменные доказательства в оригинале или в виде заверенной ею копии оригинала, и эти копии соответствовали представленному в заседании оригиналу коносамента <68>.

———————————

<68> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2007 — 2008 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2010. С. 63 — 64.

 

Оценивая представленные доказательства, состав арбитража вправе по своему усмотрению назначить проведение экспертизы и испрашивать представление доказательств третьими лицами, а также вызывать и заслушивать свидетелей (п. 1 § 31). Ранее отмечалось, что МКАС, ведя разбирательство на основе принципа состязательности как основополагающего принципа арбитражного разбирательства, не подменяет собой стороны в сборе и представлении доказательств, и вправе, но не обязан, по своему усмотрению прибегать к запросу доказательств третьими лицами.

6. Практика МКАС показывает, что по своей инициативе арбитраж, как правило, не прибегает к вызову свидетелей, имея в виду принцип состязательности и равноправия сторон и возложенное на стороны бремя доказывать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований или возражений. Однако это не исключает право состава арбитража вызывать и заслушивать свидетелей, которые могли бы предоставить доказательства, необходимые для разрешения дела. Состав арбитража при этом учитывает, что вызов свидетелей влечет за собой дополнительные расходы, возложение которых на сторону осуществляется на основании § 7 Положения об арбитражных сборах и расходах.

7. Обычно сами стороны обращаются к арбитражу с ходатайством о заслушивании свидетелей. В деле N 43/2004 составом арбитража был заслушан свидетель со стороны ответчика — представитель банка, подтвердивший фактические обстоятельства дела, состоявшие в том, что кредитные ресурсы были предоставлены банком истцу на основании заявки истца, причем фактически денежные средства были выделены двумя траншами, и фиксация этих платежей была произведена в соглашении о финансировании <69>.

———————————

<69> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2006. С. 201.

 

В деле N 43/2004 состав арбитража рассмотрел представленный ответчиком в материалах дела юридический комментарий иностранного специалиста о положениях швейцарского права, определенного в качестве применимого в соглашениях об уступке прав. Состав арбитража не признал данное экспертное заключение. Арбитражный суд отметил, что зафиксированный в соглашениях об уступке прав выбор применимого швейцарского права распространяет свое действие исключительно на обязательственные отношения между истцом (цедентом) и банком (цессионарием), возникающие по поводу уступки прав требования. Поскольку допустимость уступки прав требования, а также отношения между цессионарием и должником регулируются российским правом, состав арбитража не мог основываться на выводах, сделанных в юридическом заключении иностранного специалиста по швейцарскому праву <70>.

———————————

<70> Там же. С. 197.

 

8. При рассмотрении дела N 21/2005 как надлежащее доказательство было признано экспертное заключение о наличии конструктивных недостатков машины, которые неоднократно выявлялись и проявлялись после их устранения. Эти недостатки были признаны существенным нарушением договора, дающим право покупателю в силу положений Венской конвенции его расторгнуть. Сторонами по указанному делу были представлены соответственно экспертные заключения российской региональной торгово-промышленной палаты (представлено истцом) и торгово-промышленной палаты Лейпцига (представлено ответчиком). Рассмотрев указанные экспертные заключения, состав арбитража пришел к выводу, что экспертом российской региональной торгово-промышленной палаты установлена допущенная конструктивная недоработка узла машины, что является дефектом производственного характера. Представленное ответчиком экспертное заключение не исключает заключение экспертизы, представленное истцом, и фактически подтверждает его вывод о наличии конструктивной недоработки. В связи с этим арбитраж пришел к выводу, что недостатки изделия носят неустранимый характер, что квалифицируется как существенное нарушение требований к качеству товара <71>.

———————————

<71> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2006. С. 297 — 298.

 

9. Если проведение экспертизы инициируется стороной, но экспертиза не может быть проведена из-за невыполнения требований арбитража о выплате аванса на проведение экспертизы и о представлении документов, необходимых для ее осуществления, арбитраж приходит к выводу о недоказанности стороной обстоятельства, на которое она ссылается.

В деле N 2/2007 стороной ответчика было заявлено о фальсификации подписи президента фирмы и о фальсификации всего контракта в целом. По ходатайству представителя ответчика арбитражный суд принял постановление о проведении экспертизы в Лаборатории технической экспертизы документов Министерства юстиции РФ. Ответчику было направлено требование перечислить аванс на проведение почерковедческой экспертизы в указанной в требовании сумме и представить в МКАС документы, необходимые для проведения экспертизы. Ответчик этого требования не выполнил, что было расценено составом арбитража в качестве недоказанности ответчиком его утверждения о фальсификации подписи президента его фирмы. На этом основании состав арбитража пришел к выводу, что между сторонами был заключен контракт, по поводу неисполнения которого заявлен иск <72>.

———————————

<72> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2007 — 2008 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2010. С. 290.

 

10. Проверка представленных сторонами доказательств производится способом, установленным составом арбитража. Производство проверочных действий состав арбитража может возложить на одного из арбитров. Оценка доказательств осуществляется арбитрами по их внутреннему убеждению на основании важнейшего принципа международного коммерческого арбитража о беспристрастности арбитров при рассмотрении споров (ст. 12 Закона, п. 1 § 3 Регламента).

В практике МКАС возникал вопрос о том, каким образом составу арбитража следует оценивать доказательства, если ответчик не представляет своих возражений по иску и представители ответчика не являются в заседание арбитража <73>. Пункт 5 § 31 предписывает арбитражному суду в таком случае продолжить разбирательство и вынести решение на основе имеющихся у него доказательств. Непредставление возражений по иску или неявка стороны не препятствует арбитражу продолжать разбирательство, не рассматривая такое непредставление само по себе как признание утверждений истца (ст. 25 Закона).

———————————

<73> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2007 — 2008 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2010. С. 20.

 

В подобных случаях арбитраж исходит из общих начал разбирательства, согласно которым арбитражное разбирательство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (§ 21, см. с. 88). На основании указанного принципа, а также принципа беспристрастности арбитров при рассмотрении спора (ст. 12 Закона, п. 1 § 3 Регламента) в решении по делу N 85/2006 состав арбитража установил, что в отсутствие возражений ответчика против иска арбитраж должен руководствоваться требованиями состязательности как основополагающего принципа разбирательства в международном коммерческом арбитраже. В силу этого принципа истец, предъявляя требование об оплате товара по ценам, более высоким, чем предусмотрено контрактом, обязан представить арбитражу документальные доказательства в обоснование (доказывание) этих цен. Такие доказательства истцом не были предъявлены, а непредставление ответчиком отзыва на иск и отсутствие с его стороны возражений против исковых требований не рассматриваются сами по себе как признание иска (ст. 25 Закона). Однако эта норма не означает, что при рассмотрении спора состав арбитража должен подвергать обстоятельства, указанные истцом в исковом заявлении, его доводы и приведенные доказательства оспариванию с такой же тщательностью, как это сделал бы сам ответчик, защищая свои собственные интересы, если бы представил свои возражения против иска. По существу, это привело бы к подмене такими действиями арбитража самого ответчика и снятию с него бремени доказывания обстоятельств, лежащих в основании возражений против иска, к переносу этого бремени арбитражем на самого себя.

Вместе с тем в подобных обстоятельствах должно быть учтено и другое фундаментальное начало арбитражного процесса, а именно беспристрастность арбитров при рассмотрении спора. Принцип беспристрастности обязывает состав арбитража давать оценку представленным сторонами доказательствам по своему внутреннему убеждению (п. 4 § 31 Регламента). Иными словами, имеющиеся материалы должны оцениваться объективно в соответствии с фактическими обстоятельствами и при обнаружении явных противоречий, несогласованности фактов и иных обстоятельств, имеющих существенное значение для оценки доказательств, арбитражный суд должен самостоятельно давать правовую оценку такого рода фактическим обстоятельствам, хотя бы другая сторона и не указывала на них <74>.

———————————

<74> См.: Там же. С. 137 — 141.

 

В деле N 2/2007 в отсутствие в заседании арбитража представителей ответчика, надлежащим образом уведомленного о времени и месте заседания, арбитражный суд рассмотрел возражения ответчика, касавшиеся полномочий конкретного лица представлять интересы фирмы ответчика. Арбитраж установил, что общие положения права США о представительстве (агентстве — в праве США) и полномочиях представителя (агента) отличаются от российского гражданского права. По праву США действия агентов признаются обязывающими принципала, несмотря на отсутствие у них доверенности или иного акта, удостоверяющего их статус представителя. В таких случаях считается, что действия основаны на подразумеваемом полномочии (implied authority). Состав арбитража пришел к выводу, что истец представил доказательства, подтверждающие наличие у этого лица подразумеваемых полномочий на представление интересов фирмы ответчика. Рассмотрев требования истца по существу о взыскании с ответчика суммы упущенной выгоды и расходов истца по оплате простоя судна, состав арбитража пришел к выводу, что имелись существенные нарушения контракта со стороны истца, дававшие право ответчику заявить о расторжении контракта купли-продажи в соответствии с положениями Венской конвенции. Ответчиком соблюдены положения Венской конвенции об извещении истца о расторжении контракта. Арбитраж пришел к выводу, что истец не доказал, что продажа истцом товара третьему лицу по цене ниже предусмотренной контрактом была вызвана не действиями ответчика по расторжению контракта, а более низким качеством поставленного товара, чем было обусловлено контрактом между истцом и ответчиком. В таких обстоятельствах в удовлетворении требований истца было отказано <75>.

———————————

<75> См.: Там же. С. 290 — 293.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code