Глава 26. ДОПРОС. ОЧНАЯ СТАВКА. ОПОЗНАНИЕ. ПРОВЕРКА ПОКАЗАНИЙ

Статья 187. Место и время допроса

Комментарий к статье 187 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Допрос на предварительном следствии — это регламентированный уголовно-процессуальным законом устный диалог между должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело (дознаватель, следователь), и подозреваемым, обвиняемым, свидетелем и потерпевшим в целях получения фактических данных, имеющих доказательственное значение. Комментируемая статья имеет в виду допрос именно на предварительном следствии.

2. Данная статья вновь закрепляет издавна известное общее правило относительно места допроса и несколько новых, прежде не существовавших в УПК норм, регламентирующих продолжительность допроса, которые можно рассматривать как дополнительные правовые гарантии против злоупотребления властью при производстве данного следственного действия. Эти правила о продолжительности допроса и перерывах для отдыха призваны не допустить превращения допроса в изнурительное действие, которое можно использовать как психическое насилие в целях получения нужных показаний.

 

Статья 188. Порядок вызова на допрос

Комментарий к статье 188 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Повестка, которой свидетель вызывается на допрос и которая служит документом, порождающим правоотношение между ним и органом расследования, может быть направлена по почте, с нарочным, передана по телеграфу, телефону, факсу. Но во всех случаях вызывающий на допрос должен получить подтверждение, что она дошла до адресата. Без этого подтверждения принудительный привод на допрос недопустим.

2. Нежелателен вызов в качестве свидетелей лиц, чья осведомленность об обстоятельствах расследуемого преступления сомнительна. Протоколы допросов таких лиц лишь загромождают уголовное дело и не несут доказательственной информации, а граждане зря отвлекаются от обычных занятий и теряют уважение к правоохранительным органам.

3. По общему правилу свидетель вызывается на допрос (а равно приводится принудительно) в будние дни. Однако в случаях, не терпящих отлагательства, из этого правила могут быть сделаны исключения.

4. Повестка с отметкой органа расследования о времени (продолжительности) нахождения по вызову является основанием для отсутствия свидетеля на работе, требования о выплате заработной платы за указанное время, а также для возмещения расходов, понесенных в связи с явкой.

5. Лицо, заключенное под стражу или отбывающее наказание в виде лишения свободы, в качестве свидетеля по другому уголовному делу вызывается через администрацию соответствующего учреждения уголовно-исполнительной системы (следственного изолятора, колонии и т.д.), которая обязана обеспечить его доставку под конвоем к месту допроса. При этом содержащиеся в следственном изоляторе осужденные, чьи показания в качестве свидетелей или потерпевших необходимы по уголовным делам о преступлениях, совершенных другими лицами, по вступлении приговора в законную силу к месту отбывания не направляются, а оставляются на прежнем месте содержания под стражей (пункт 1.6.2 Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, утв. Приказом Министерства юстиции РФ от 25 января 1999 г. N 20 // Российская газета. 1999. 18 марта). Такое оставление, а равно перевод в следственный изолятор из исправительного учреждения (этапирование заключенного) допускаются только на основании постановления должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, санкционированного прокурором субъекта РФ или его заместителем, на срок до двух месяцев, а с санкции Генерального прокурора РФ или его заместителя — до трех месяцев (статья 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса РФ).

6. Иные (кроме родителей) законные представители в контексте комментируемой статьи — это усыновители, опекуны, попечители, а также представители учреждений и организаций, на попечении которых находится подросток, вызываемый в качестве свидетеля. Минимальный возраст такого свидетеля законом не ограничен.

7. Существенная особенность вызова свидетеля в возрасте до шестнадцати лет заключается в том, что повестка адресуется самому несовершеннолетнему свидетелю, но вручается не ему, а его родителю или иному законному представителю, который и обязан обеспечить явку вызываемого.

8. Иной порядок вызова свидетеля, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, может быть предопределен необходимостью срочного допроса или же допроса без ведома близких (в виде исключения такой допрос законен). В подобных случаях обеспечение явки свидетеля по повестке может быть возложено на сотрудника полиции (например, на участкового уполномоченного), который может действовать, пользуясь помощью администрации школы, учителей, воспитателей и т.д.

9. Ценным нововведением представляется правило, согласно которому военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части. Оно полностью отвечает особому характеру военной службы.

 

Статья 189. Общие правила проведения допроса

Комментарий к статье 189 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Одно из главных правил, которому подчинена процедура допроса любого из участников процесса (подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего), заключается в том, что допрашивающий удостоверяется в личности допрашиваемого и разъясняет ему его права, обязанности и ответственность, а также обеспечивает перевод, если допрашиваемый не владеет языком, на котором ведется уголовное судопроизводство.

2. Дальнейшая процедура существенно различается в зависимости от того, какое процессуальное положение занимает допрашиваемый. Допрос подозреваемого или обвиняемого начинается с разъяснения, в чем гражданин подозревается или обвиняется, затем следует вопрос об отношении допрашиваемого к подозрению или обвинению, и лишь после этого при непременном согласии допрашиваемого следует его свободное изложение фактических обстоятельств дела. Допрос свидетеля и потерпевшего начинается с предложения в форме свободного рассказа изложить все известное по уголовному делу, по которому свидетель вызван. Причем ни свидетель, ни потерпевший не только не вправе отказаться от дачи показаний, но и несут за такой отказ, а также за дачу заведомо ложных показаний уголовную ответственность, о чем они предупреждаются сразу же, как только допрашивающий удостоверился в личности вызванного на допрос.

3. Согласно части пятой комментируемой статьи на допросе свидетеля может присутствовать адвокат. Он не является ни защитником, ни представителем свидетеля: такой участник процессу законодательства неизвестен. Законодательная конструкция, когда субъект уголовно-процессуальных правоотношений вообще не упомянут в главе УПК, посвященной участникам уголовного судопроизводства, очень спорна. Тем более что адвокат в данном случае оказывает юридическую помощь участнику процесса, не имеющему собственного интереса в деле, а лишь исполняющему свой гражданский долг по «чужому делу».

 

Статья 190. Протокол допроса

Комментарий к статье 190 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. По смыслу предыдущих статей и комментируемой статьи УПК основная часть протокола допроса свидетеля условно делится на две части. Первая содержит по возможности дословную запись свободного рассказа допрашиваемого, а вторая — точную формулировку поставленных следователем дополнительных (уточняющих, контрольных) вопросов и по возможности дословные ответы на них.

2. Если же при допросе применялись технические средства фиксации, о которых говорится в комментируемой статье, то в протоколе допроса выделяется еще одна часть, содержащая детальное описание такого применения. Здесь же должно быть описано и то, какие схемы, чертежи, рисунки или диаграммы были изготовлены допрашиваемым по ходу следственного действия, каковы их индивидуальные признаки и приобщаются ли они к протоколу допроса.

3. В заключительной части протокола допроса содержатся отметка о том, что с протоколом ознакомлены все участники следственного действия, а также ходатайства и замечания, сделанные ими по содержанию протокола, и подписи, которым может предшествовать собственноручная запись допрашиваемого, которая в чем-то уточняет и дополняет протокольную запись.

4. По общему правилу протокол допроса должен быть прочитан допрошенным лично. Прочтение его следователем вслух — исключение, обусловленное физическими недостатками допрошенного (отсутствие зрения), его неграмотностью или малолетством.

5. Установленное законом правило о подписании каждой страницы протокола допрошенным призвано исключить нарекания о замене отдельных страниц протокола.

6. Так же как и при допросе других участников процесса, собственноручная запись показаний свидетелем допускается только по инициативе самого допрашиваемого и только по завершении ответов на устно заданные вопросы. Собственноручная запись показаний не отменяет правила о том, что допрошенным должна быть подписана каждая страница протокола.

 

Статья 191. Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля

Комментарий к статье 191 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Особенность процедуры допроса несовершеннолетнего свидетеля заключается в том, что к участию в этом следственном действии привлекаются третьи лица из числа тех, кому ребенок или подросток доверяет и кто может обеспечить соответствующую психологическую атмосферу допроса.

2. Такими лицами являются:

1) педагог, т.е. школьный учитель или воспитатель детского дошкольного учреждения;

2) законные представители, т.е. родители, усыновители, опекуны или попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится ребенок или подросток (пункт 8 статьи 34);

3) иные близкие родственники, которые не охватываются понятием законных представителей, а именно: родные братья и сестры, дедушка, бабушка.

3. Для участия в допросе свидетеля в возрасте до четырнадцати лет (малолетнего свидетеля) педагог вызывается в обязательном порядке, а в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет — по усмотрению следователя, в зависимости от уровня развития допрашиваемого, предмета допроса и его сложности, а также других обстоятельств дела.

4. По усмотрению следователя, определяемому теми же соображениями, вызываются и законные представители, а также близкие родственники несовершеннолетнего (в возрасте от 16 до 18 лет) свидетеля.

5. Лицам, присутствующим при допросе малолетнего и несовершеннолетнего свидетеля, следователь обязан разъяснять, что они имеют право:

а) с его разрешения задавать свидетелю вопросы;

б) делать подлежащие занесению в протокол замечания, касающиеся самой процедуры и содержания следственного действия, а также правильности записи показаний, и просить о дополнении и уточнении этой записи.

6. Следователь вправе отвести (снять) вопрос, поставленный на допросе присутствующим лицом, в связи с тем, что он не имеет отношения к предмету доказывания или является наводящим.

 

Статья 192. Очная ставка

Комментарий к статье 192 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Очная ставка — это одновременный, в присутствии друг друга, допрос двух лиц, производимый в целях устранения существенных противоречий, имеющихся в их показаниях. На очной ставке собирание доказательств осуществляется путем получения сведений по существу одного и того же обстоятельства, о котором эти лица ранее давали противоречивые показания.

2. Очная ставка производится лишь тогда, когда между показаниями ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия. Вопрос о существенности противоречий определяется следователем исходя из обстоятельств дела и значения устанавливаемого факта для правильного разрешения дела. Если противоречия в показаниях ранее допрошенных лиц не являются существенными, оснований для производства очной ставки нет: необходимые уточнения производятся путем дополнительного допроса этих лиц.

3. Очная ставка производится как по инициативе следователя, так и по ходатайству обвиняемого, его защитника, подозреваемого или потерпевшего. Она может быть произведена между свидетелями, потерпевшими, обвиняемыми, подозреваемыми, а также между свидетелем и потерпевшим, свидетелем и подозреваемым, свидетелем и обвиняемым, потерпевшим и подозреваемым, потерпевшим и обвиняемым, подозреваемым и обвиняемым. Но во всех случаях очная ставка производится только между двумя лицами.

4. Поскольку очная ставка имеет целью устранение противоречий, она производится лишь между ранее допрошенными лицами. На очной ставке, участником которой является несовершеннолетний, могут присутствовать педагог, законные представители или близкие родственники несовершеннолетнего, а также защитник несовершеннолетнего обвиняемого. Это положение основано на том, что очная ставка является разновидностью допроса, поэтому при ее производстве следует соблюдать все установленные законом правила относительно круга лиц, присутствующих при допросе несовершеннолетнего.

5. Если кто-либо из участников очной ставки не владеет языком, на котором ведется производство, то в производстве следственного действия участвует переводчик. Если в очной ставке участвует свидетель или потерпевший, то он предупреждается об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

6. О производстве очной ставки составляется протокол. Показания допрашиваемых лиц в протоколе записываются в той очередности, в какой они давались. В протоколе отражаются вопросы, заданные участниками очной ставки друг другу, и ответы на них. Протокол предъявляется участникам для ознакомления или по их просьбе прочитывается следователем вслух. Допрашиваемые вправе требовать внесения дополнений и изменений в запись своих показаний. В законе специально оговорено, что каждый участник подписывает свои показания и каждую страницу в отдельности. Протокол в целом подписывается также другими участниками очной ставки и следователем.

 

Статья 193. Предъявление для опознания

Комментарий к статье 193 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Предъявление для опознания — это самостоятельное следственное действие, содержание которого заключается в предъявлении свидетелю, потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому в предусмотренном законом порядке определенного объекта для того, чтобы они могли установить его тождество или различие с тем объектом, который наблюдали ранее и о котором давали показания. Как и любое другое следственное действие, предъявление для опознания является способом собирания доказательств. Доказательством, которое получается в результате указанного действия, служит сам факт опознания или неопознания предъявленного объекта.

2. Для опознания могут предъявляться: лица, предметы, фотоизображения лиц или предметов, животные, жилища, иные помещения, местность, а также трупы людей.

На практике предъявление для опознания производится обычно в следующих следственных ситуациях:

— когда потерпевший или свидетель не знают подозреваемого или обвиняемого, но запомнили его внешность и могут по внешности узнать его;

— ситуация в известном смысле обратного свойства: потерпевший не знает подозреваемого или обвиняемого и никогда не видел его или видел, но не запомнил внешности (например, в стрессовом состоянии), зато подозреваемый (обвиняемый) запомнил внешность своей жертвы и, признав свою виновность в преступлении (карманной краже, грабеже, разбое, изнасиловании), согласен опознать потерпевшего (потерпевшую);

— когда подозреваемый или обвиняемый, признав свою виновность, соглашается опознать по внешности соучастников преступления, которых он не может назвать по именам, или вещественные доказательства (например, похищенное имущество);

— когда по делу об убийстве не установлена личность потерпевшего. В этих случаях для опознания предъявляется труп, а опознающими выступают лица, хорошо знавшие покойного, которые в данном уголовном деле вообще не занимают процессуального положения;

— когда в ходе следствия изъяты предметы или вещи, принадлежность которых имеет доказательственное значение. В этих случаях предметы или вещи предъявляются для опознания предполагаемому владельцу, чаще всего — потерпевшему по делам о посягательствах на чужую собственность.

3. Предъявление для опознания имеет смысл лишь тогда, когда объект обладает какими-то признаками, характерными только для него, иначе говоря, имеет определенные особенности. Это позволяет выделить его из других подобных объектов и на этой основе идентифицировать. Только при наличии признаков, индивидуализирующих данный объект, может быть решен вопрос о его тождестве или различии с тем объектом, о котором опознающий давал показания. Если же объект такими признаками не обладает, предъявление для опознания бессмысленно. Так, не может быть речи об опознании похищенных вещей, если они относятся к большой партии товара.

4. Возможно предъявление для опознания по голосу и речи, но на практике такое действие производится редко.

5. Когда свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый в своих показаниях указывают на наличие у опознаваемого объекта какого-либо ярко выраженного или редко встречающегося либо неповторимого признака, предъявление для опознания этого объекта практически нецелесообразно. В этих случаях наличие у лица или предмета неповторимых признаков и тем самым тождества этого лица или предмета с тем, о котором имеются показания, можно установить путем допроса соответствующих лиц либо путем осмотра, освидетельствования и т.п.; например, если речь идет о хищении изделия, имеющего индивидуальный, заводской или фабричный номер, то для установления тождества похищенного изделия с данным достаточно произвести его осмотр и зафиксировать этот номер.

6. Лица, которым предъявляется объект для опознания, называются опознающими. Опознающими могут быть как взрослые, так и несовершеннолетние, однако при непременном условии, что данное лицо по своим физическим и психическим характеристикам способно правильно воспринимать и передавать сведения о признаках предъявляемых объектов. Если в такой способности возникает сомнение, то до предъявления на опознание этот вопрос должен быть разрешен путем производства медицинской или психиатрической экспертизы опознающего.

7. Лица, предъявляемые для опознания, называются опознаваемыми. Предметы, предъявляемые для опознания, называются опознаваемыми предметами. Для опознания могут быть предъявлены любые предметы материального мира, факт опознания или неопознания которых имеет доказательственное значение по уголовному делу. В частности, предметами, предъявляемыми для опознания, кроме похищенных вещей могут быть орудия преступления, продукты преступной деятельности, документы, а также слепки со следов ног и различных предметов, слепки и муляжи с лица и отдельных частей тела неопознанных трупов.

8. Предъявление для опознания имеет определенное сходство с допросом. Это сходство заключается в том, что и при допросе, и при опознании следователь спрашивает определенное лицо по определенному поводу и оно дает ответ, который является доказательством. Но допрос и опознание существенно различаются: а) характером получаемых доказательств; б) предметом сообщений; в) участниками следственного действия; г) содержанием обоих следственных действий. При допросе доказательственное значение имеют фактические данные, сообщаемые свидетелем об обстоятельствах, которые он лично наблюдал либо о которых он узнал со слов других. В результате же предъявления для опознания доказательственное значение имеют не сообщения опознающего, а его вывод о тождестве или различии предъявленного объекта и объекта, ранее им наблюдаемого. Фактических же данных при опознании опознающий не сообщает: он лишь мысленно сравнивает два объекта — тот, который он наблюдал ранее, и тот, который ему предъявлен. Свой вывод о тождестве или различии этих объектов опознающий сопровождает объяснением, по каким признакам он пришел к этому выводу. Но объяснение не является сообщением фактических данных, как при допросе, и самостоятельного доказательственного значения не имеет. Кроме того, при допросе свидетель или потерпевший могут сообщать не только о фактах, которые они сами наблюдали, но и о фактах, о которых они узнали со слов других лиц. При предъявлении для опознания объекты предъявляются лишь такому лицу, которое само непосредственно их наблюдало.

9. Необходимым условием предъявления для опознания является допрос опознающего. Опознающий предварительно, т.е. до предъявления для опознания, должен быть допрошен об обстоятельствах, при которых он наблюдал соответствующее лицо или предмет, и о приметах и особенностях, по которым он может произвести опознание. Допрос, с одной стороны, помогает опознающему вспомнить те характерные приметы, по которым он может опознать наблюдаемый им ранее объект, а с другой — дает следователю возможность получить данные, необходимые для контроля, последующего за ходом следственного действия, и оценки правильности результатов предъявления для опознания. Такой допрос производится специально перед предъявлением для опознания, если на предыдущих допросах соответствующие обстоятельства не были выяснены; в противном случае необходимости в специальном допросе нет. Допрос перед предъявлением на опознание производится по общим правилам допроса соответственно свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого.

10. Живой человек (лицо) предъявляется опознающему вместе с другими лицами, общее число которых, включая и опознаваемого, должно быть не менее трех. Лица, среди которых предъявляется опознаваемый, должны по возможности быть сходны с ним по внешности. Такой порядок позволяет опознать лицо только тогда, когда опознающий запомнил характеризующие признаки, позволяющие выделить объект среди подобных ему. Данное требование направлено на то, чтобы максимально надежно исключить ошибки в виде опознания не того объекта, который наблюдался в действительности, и тем самым обеспечить получение от опознающего достоверных выводов. Наличие у опознаваемого признаков, резко отличающих его от остальных лиц, среди которых он предъявляется, невольно привлекает внимание опознающего, наталкивает его на мысль, что именно это лицо является тем, кого нужно опознать. Такая практика, подобно наводящему вопросу, не создает необходимых гарантий для получения от опознающего правильного ответа. Недопустимо, например, предъявлять для опознания лиц разных национальностей, когда национальные особенности внешности бросаются в глаза, или заключенного под стражу, находящегося третий месяц в следственном изоляторе, предъявлять в числе других опознаваемых, которые в отличие от него провели жаркое лето на дачных участках. Среди опознаваемых ни в коем случае не должно быть лиц, знакомых опознающему. Целесообразно, чтобы опознаваемый был в той же одежде, в какой его видел опознающий. Если опознающий является свидетелем или потерпевшим, то он перед предъявлением для опознания предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

11. Перед началом предъявления, в отсутствие опознающего, опознаваемому предлагается занять любое место среди предъявляемых лиц. Это правило, основанное на опыте производства данного следственного действия, позволяет избежать нареканий и жалоб со стороны опознаваемого, будто его опознали по месту, которое он занимал среди предъявленных на опознание. Опознающему предлагается опознать лицо, в отношении которого он давал показания. Если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц, то ему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он узнал данное лицо. Наводящие вопросы не допускаются. При этом вопросы ставятся так, чтобы опознающий сообщил конкретные, индивидуальные признаки, по которым он опознал лицо. Если же опознающий заявил об опознании одного из предъявленных лиц, но не смог указать индивидуальные приметы, а сослался на неопределенные признаки (например, «по внешности», «по упитанности», «по взгляду» и т.д.) или же умолчал о приметах, доказательственное значение такого опознания незначительно.

12. Процессуальный порядок предъявления для опознания трупов имеет две существенные особенности. Во-первых, правило о том, что общее число предъявляемых объектов должно быть не менее трех, в данном случае применению не подлежит. Труп предъявляется в единственном числе (в той одежде, в которой был обнаружен). Во-вторых, при предъявлении для опознания трупа не всегда имеет смысл требование о предварительном допросе опознающего. Например, труп, как правило, предъявляется жителям домов, расположенных вблизи места его обнаружения, которые о происшествии ничего не знают. Не знают опознающие и того, как им будет показан труп. Допрос в этих случаях смысла не имеет. Во всех остальных случаях правило о том, что опознающие должны быть предварительно допрошены об обстоятельствах дела, распространяется и на процедуру предъявления для опознания трупа. В частности, лицо, являющееся заявителем, в обязательном порядке должно быть допрошено о приметах и особенностях, по которым оно может опознать труп. Заявитель должен быть подробно допрошен об общих и особенных признаках пропавшего лица, о наличии каких-либо особых примет на теле, в том числе и скрытых под одеждой (шрамы, родимые пятна, татуировки, дефекты от рождения и т.д.). Допросу перед предъявлением на опознание трупа подлежат и другие лица, которые знали покойного при жизни, если заранее известно это обстоятельство.

13. Процессуальный порядок предъявления для опознания предметов подчиняется тем же правилам, что и предъявление для опознания лиц. Опознающий предварительно должен быть допрошен о приметах и особенностях предмета (размер, форма, назначение, цвет и т.д.), а также об обстоятельствах, при которых он этот предмет наблюдал. Предмет предъявляется в группе однородных предметов, т.е. предметов, имеющих одинаковые родовые и видовые признаки.

14. Опознание лиц по фотографическому снимку допускается при невозможности предъявить на опознание само лицо. Однако на практике повсеместно предъявляются для опознания фотографии не только лиц, но и трупов, а также предметов и животных. Эта практика в процессуальной литературе не отвергается. Действительно, иногда предъявить фотоснимки совершенно необходимо, так как в натуре объекта уже не существует (например, предмет уничтожен или добыть его сейчас невозможно). Фотоснимок предъявляется для опознания среди других фотоснимков в количестве не менее трех. Все фотоснимки должны быть одинакового размера, а изображенные на них объекты сходны. Иначе говоря, процессуальный порядок предъявления на опознание фотографий лиц и предметов подчиняется тем же правилам, что и опознание этих объектов в натуре. Предъявление сфотографированного трупа производится по правилам опознания трупа, фотоснимок предъявляется в единственном числе.

15. Кроме общих данных, присущих протоколу любого следственного действия, в протоколе предъявления для опознания указываются анкетные данные опознающего, описание лиц или предметов, предъявляемых для опознания. Ответ опознающего, так же как и при допросе, записывается по возможности дословно. В протоколе отмечается также, что свидетель или потерпевший предупреждены об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

16. Поскольку для оценки результатов опознания на последующих этапах производства по делу принципиальное значение имеет соблюдение требований закона об однородности предъявленных для опознания объектов, в протоколе следственного действия крайне важно детально описать внешность всех лиц, предъявленных для опознания (возраст, рост, национальность, одежда, цвет кожи и волос и т.д.), а также признаки предъявленных опознающему вещей. Решающую помощь в этом деле способна оказать фотосъемка. Качественный фотоснимок зачастую лучше самого подробного протокола убеждает суд, что орган расследования выполнил это следственное действие профессионально грамотно, с соблюдением всех требований закона, в котором спрессован огромный практический опыт производства данного сложного, трудоемкого и деликатного следственного действия.

 

Статья 194. Проверка показаний на месте

Комментарий к статье 194 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Для правильного понимания сущности данного следственного действия необходим строго дифференцированный подход ко всем известным практике процедурам проверки показаний на месте. Одна из них заключается в том, что признавший свою виновность обвиняемый доставляется на место преступления, которое ранее уже было осмотрено и в повторном осмотре которого никакой необходимости нет (например, городская площадь, на которой неделю назад произошло убийство). Здесь в присутствии понятых, а иногда и высокого начальства, чья подпись на протоколе призвана придать ему особый вес, обвиняемый по предложению следователя громко повторяет свои признательные показания, сопровождая их жестами, движениями — словом, имитацией преступных действий. Протокол, составляемый по результатам такого действия, именуемый протоколом проверки показаний на месте (а иногда — выхода на место, выезда на место и т.д.), обычно подписывается множеством присутствовавших лиц, которые подразумеваются свидетелями признания обвиняемым своей виновности. К нему приобщаются впечатляющие фотографии, снабженные соответствующими подписями («Обвиняемый Н. показывает, как он пнул труп, чтобы убедиться, что потерпевший мертв», и т.п.), а иногда и видеозапись, запечатлевшая показания в динамике. Подобные следственные мероприятия не служат ни способом получения новых доказательств, ни способом проверки или закрепления уже имеющихся. Повторение обвиняемыми своих показаний на свежем воздухе новым способом получения фактических данных не является и, таким образом, самостоятельного следственного действия не образует. Если обвиняемый в суде отказывается от своих показаний, данных в кабинете следователя, то утрачивает всякое значение не только протокол его допроса в этом кабинете, но и протокол проверки показаний на месте. Зато если обвиняемый оговорил себя, выезд на место углубляет его чувство безысходности и укрепляет в необходимости упорствовать в самооговоре, а окружающих и самого следователя — в иллюзии прочности обвинения.

2. Другой вариант следственного действия под названием «проверка показаний на месте» заключается в том, что обвиняемый также доставляется на ранее осмотренное место преступления или на место сокрытия следов преступления (например, на место захоронения трупа убитого), где ему предлагается дать (повторить) показания по поводу события преступления и указать на конкретные, действительно отражающие событие преступления предметы, места, следы и обстоятельства, о которых даются показания. В результате такого комплексного следственного действия, сочетающего в себе черты повторного допроса с повторным осмотром, могут быть получены новые, имеющие отношение к делу доказательства. В ходе процедуры такого рода выявляется совпадение обстоятельств, зафиксированных при первом следственном осмотре, с показаниями обвиняемого, данными в специфических условиях места преступления и сопровождаемыми определенными демонстрациями со стороны допрашиваемого. Это совпадение ценно тем, что оно говорит об осведомленности обвиняемого относительно определенных обстоятельств события преступления. Факт такой осведомленности служит косвенным обвинительным доказательством, получить которое никаким другим способом не представлялось возможным. Так, например, если по делу о краже определенной вещи при следственном осмотре места происшествия по оставшимся следам было четко зафиксировано место ее нахождения в момент похищения, а при повторном осмотре, сопровождаемом показаниями и определенными действиями обвиняемого, последний твердо и точно указал на то же самое место в огромном торговом зале, на складе и т.д., следователь вправе сделать вывод, что обвиняемый знает о том, какая вещь была похищена и откуда была совершена кража. Этот вывод о факте имеет доказательственное значение. Получить его путем максимально детального допроса обвиняемого, не выходя из кабинета следователя, не представляется возможным.

3. Третий вариант: следователю место преступления (или место сокрытия преступления, место сбыта похищенного и т.д.) неизвестно, обвиняемый же на допросе изъявил желание показать это место, поскольку описать его он не в состоянии, и на этом месте разъяснить детали преступного события. Действие, которое в данном случае именуется проверкой показаний на месте, заключается в том, что следователь (или оперативный работник, действующий по поручению следователя) вместе с обвиняемым, конвоем (если обвиняемый содержится под стражей), понятыми и другими лицами выезжают на указанную обвиняемым исходную точку на местности или в населенном пункте, а оттуда направляются туда, куда ведет их обвиняемый, который по ходу рассказывает о том, какое отношение он имеет к событию преступления. По прибытии следователь в зависимости от конкретных обстоятельств дела производит на указанном обвиняемым месте соответствующее следственное действие, чаще всего осмотр (например, места, где было совершено преступление, где припрятаны труп, орудие убийства или похищенное имущество). В одних случаях такого рода требуется производство обыска или выемки, в других производство следственных действий не требуется вообще и все сводится к поездке. Так, например, если обвиняемый в результате выезда и ориентировки на месте привел к дверям некогда ограбленной им городской квартиры, о чем следователь не располагал никакими данными, а дверь открыл жилец, подтвердивший, что ограбление действительно имело место и что об этом заявлено в такое-то отделение полиции, то следователю в данном месте больше делать нечего.

4. К сказанному следует добавить, что сама по себе поездка, ориентация на местности, групповой поиск определенного места или определенных объектов не регламентированы УПК. Подобные экскурсии не могут быть регламентированы, поскольку в этом случае предусмотреть развитие событий практически невозможно, а это значит, что их невозможно втиснуть в формальные рамки следственного действия. Во всяком случае, действия, предшествующие прибытию на место, где и производятся собственно процессуальные, регламентированные законом действия (осмотр, обыск и т.д.), являются, скорее, оперативно-розыскными, поисковыми, подобными действиям оперативного работника, который совершает рейд с потерпевшим в целях поиска и опознания подозреваемого, например в разбое, грабеже, изнасиловании и т.п., или же организует при участии свидетеля наблюдение за входящими на территорию предприятия людьми, чтобы среди них опознать того, о ком давались показания. Документ (рапорт), составленный оперативным работником по результатам подобных нерегламентированных мероприятий, является источником доказательств (статья 89 УПК). Широко распространенное мнение, будто бы такой документ является менее весомым источником доказательств, чем следственный протокол «о выезде на место», потому что последний подписывается не только следователем и его спутником по поездке, т.е. обвиняемым, но еще и понятыми, не выдерживает критики с позиции теории доказательств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code