§ 23. Язык арбитражного разбирательства

 Комментарий к параграфу 23 Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

1. Вопрос о языке или языках арбитражного разбирательства является одним из тех вопросов, который стороны могут согласовать в заключенном ими контракте либо в последующем. Пункт 1 ст. 22 Закона предоставляет сторонам спора право самостоятельно решить вопрос о том, на каком языке будут проходить слушания дела, представляться доказательства, вестись переписка с арбитражем и на каком языке арбитраж будет составлять процессуальные документы, включая решение и определения. Лишь в отсутствие такой договоренности суд ex officio определяет язык или языки, которые должны использоваться в ходе разбирательства.

В отличие от предписаний п. 1 ст. 22 Закона Регламент в п. 1 § 23 определенно устанавливает, что арбитражное разбирательство ведется на русском языке. Таким образом, русский язык преимущественно считается языком арбитражного разбирательства. Вместе с тем Регламент, следуя положениям ст. 22 Закона, допускает, что МКАС на основании соглашения сторон может провести арбитражное разбирательство и на другом языке. Таким образом, стороны по своему усмотрению могут договориться о том, какой язык или языки будут использоваться в ходе арбитражного разбирательства.

Выбор сторонами языка разбирательства осуществляется, как правило, в арбитражной оговорке заключенного между сторонами контракта, либо в последующей переписке или в начале устных слушаний дела. Обычной формулой, используемой сторонами для выбора языка арбитражного разбирательства в контракте, может служить достаточно широко используемая в практике фраза «Язык разбирательства — русский». Имея в виду положения Регламента о ведении арбитражного разбирательства на русском языке, стороны, выбирая МКАС в качестве арбитражного учреждения для разрешения возникших или могущих возникнуть между ними споров, не часто выбирают иной, чем русский, в качестве языка арбитражного разбирательства.

Если сторонами выбран иной язык, чем русский, именно он и будет являться языком арбитражного разбирательства. Соответственно, в отсутствие особой договоренности сторон о языке разбирательства арбитражное разбирательство ведется на русском языке. С учетом выбранного сторонами языка арбитражного разбирательства стороны, представляя материалы и доказательства, должны обеспечить их перевод на язык арбитражного разбирательства.

Положения § 23 в полной мере относятся и к разбирательству дела на основе письменных материалов (§ 34), если имеется договоренность сторон о разбирательстве спора на основе только письменных материалов без проведения устного слушания, или если состав арбитража примет решение провести разбирательство спора на основе письменных материалов и при отсутствии такой договоренности сторон, если ни одна из сторон не просит провести устное слушание.

2. Договоренность сторон о выборе языка арбитражного разбирательства означает по смыслу положений ст. 22 Закона, что эта договоренность или определение языка разбирательства, если в них не оговорено иное, относится к любому письменному заявлению стороны, ведению слушания дела на этом языке, арбитражному решению, постановлению или иному сообщению третейского суда. Параграф 23 Регламента, определяя в общей форме право сторон на выбор языка разбирательства, не устанавливает последствий такого выбора, которые выражаются не только в проведении устных слушаний на выбранном сторонами языке, но и в том, что все письменные заявления сторон, а также постановления и окончательные решения арбитражного суда составляются на этом языке. Поэтому при наличии договоренности сторон о языке арбитражного разбирательства стороны могут согласовать, на каком языке будут проходить устные слушания по делу, на каком языке они будут представлять составу арбитража свои заявления и ходатайства, на каком языке состав будет выносить арбитражные процессуальные документы — сообщения (повестки о назначении дела к слушанию, иные сообщения), постановления и окончательное решение.

Если в контракте стороны договорились о языке арбитражного разбирательства или такая договоренность достигнута ими позднее, арбитражный суд при назначении дела к слушанию или в первом заседании может уточнить, относится ли выбор языка только к устным слушаниям или ко всем заявлениям и ходатайствам сторон, а также к процессуальным документам арбитража — сообщениям, постановлениям и окончательным решениям.

Так, в деле N 19/2004 в ходе первого устного слушания дела между сторонами было достигнуто соглашение о том, что языком слушания дела будет являться английский язык, представление письменных доказательств и иных документов, касающихся осуществления арбитражного разбирательства, допустимо как на русском, так и на английском языке, а протоколы устных слушаний, решения и постановления арбитража будут выноситься только на русском языке. Соглашение сторон по этому вопросу было зафиксировано сторонами в соответствующем протоколе <33>.

———————————

<33> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2006. С. 141 — 142.

 

Напротив, в деле N 105/2005 МКАС отказал в ходатайстве ответчика о рассмотрении спора на двух языках (русском и английском), поскольку согласие на это не дал истец, а такое согласие необходимо в силу положений Регламента. Отказывая в этом ходатайстве ответчика, арбитраж вместе с тем в целях процессуальной экономии счел возможным удовлетворить ходатайство ответчика (покупателя) о рассмотрении материалов дела как на английском, так и на русском языке, учитывая, что контракт составлен сторонами на двух языках и согласно контракту все сообщения, заявления и претензии должны составляться на английском языке <34>.

———————————

<34> Там же. С. 133.

 

3. Если согласно п. 1 § 23 Регламента арбитражное разбирательство дел ведется на русском языке или на языке, выбранном сторонами, то п. 2 § 23 установлено, что представление документов, касающихся арбитражного разбирательства, допустимо как на языке арбитражного разбирательства, так и на языке контракта, или на языке, на котором стороны вели между собой переписку. Письменные доказательства должны представляться на языке оригинала. Поскольку в ходе арбитражного разбирательства допустимо представление документов на нескольких языках, но языком разбирательства является один язык, необходимо, чтобы как представители сторон, так и состав арбитража владели этим языком. При подготовке дела к слушанию или в ходе разбирательства может выясниться, что составу арбитража или одной из сторон требуется перевод представленных документов на язык арбитражного разбирательства. В таких случаях МКАС по собственному усмотрению или по просьбе стороны может потребовать от другой стороны перевода представленных ею документов, в том числе письменных доказательств, либо обеспечить такой перевод за ее счет.

Стороне, не владеющей языком, на котором представляются документы и письменные доказательства, должен быть обеспечен их соответствующий перевод. Оплата расходов по переводу представленных документов, объяснений сторон, заявлений и т.п., а также вопросов, пояснений и указаний состава арбитража возлагаются согласно п. 4 § 7 Положения об арбитражных сборах и расходах в качестве дополнительных расходов на сторону, которая потребовала осуществления перевода.

Со своей стороны состав арбитража, если арбитражное разбирательство ведется не на русском языке, может возложить на каждую из сторон в равной доле возможные расходы по переводу на русский язык представляемых документов, заявлений, ходатайств, объяснений сторон и письменных доказательств. Возможность возложения на стороны расходов по переводу предусмотрена в том числе и потому, что письменные доказательства должны представляться сторонами на языке оригинала. Составу арбитража в целях проверки и оценки представленных доказательств может потребоваться их точный перевод на русский язык. Практика МКАС свидетельствует, что в большинстве случаев стороны самостоятельно осуществляют перевод представляемых ими в дело документов и доказательств на язык арбитражного разбирательства, которым чаще всего является русский язык.

4. Владение участниками арбитражного разбирательства языком арбитражного разбирательства имеет существенное значение не только на стадии представления документов и доказательств и ознакомления с ними, но и на стадии проведения устных слушаний по делу. По просьбе стороны, не владеющей языком арбитражного разбирательства и за ее счет, МКАС может обеспечить ее услугами переводчика.

5. Если стороны не воспользовались своим правом выбора языка арбитражного разбирательства, они тем самым выразили согласие на проведение арбитражного разбирательства на русском языке. Арбитражное разбирательство в большинстве случаев ведется на русском языке. Это, в свою очередь, не исключает необходимости для состава арбитража изучать и давать оценку доказательствам и иным материалам, представленным сторонами на иностранном языке. Одним из требований, которое предъявляется к арбитрам, включенным в список арбитров МКАС, является знание иностранных языков (п. 3 § 3 Регламента). Арбитрам требуется применение знаний иностранных языков как для определения компетенции МКАС на основе арбитражной оговорки, тексты которой могут не совпадать в русском и иностранном текстах контракта, так и в ходе рассмотрения дел по существу.

В деле N 53/2006 стороны — украинская организация (покупатель) и фирма из США (продавец) в качестве языка арбитражного разбирательства выбрали русский язык. Контракт между сторонами был составлен на украинском и английском языках. В ходе рассмотрения вопроса об оспаривании компетенции МКАС состав арбитража провел анализ текста арбитражной оговорки на английском языке, признав, что он совпадает с текстом на украинском языке. Поскольку в совпадающих текстах предусматривалось рассмотрение споров между сторонами в МКАС, состав признал себя компетентным рассматривать данный спор <35>.

———————————

<35> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 267 — 268.

 

В деле N 217/2001 арбитраж установил, что русский и английский тексты арбитражной оговорки не совпадают, при том что в договоре было предусмотрено, что оба текста имеют одинаковую юридическую силу. Ответчик, оспаривая компетенцию МКАС, ссылался на то, что в английском тексте оговорки МКАС вообще не назван в качестве органа, компетентного рассматривать данный спор, в русском же тексте наименование этого органа указано неправильно. МКАС, решая вопрос о компетенции, рассмотрел оба текста, дал толкование использованному в контракте выражению на английском языке Arbitration Court of Russia, прибегнув к английскому тексту Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. <36>, Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ, принятого Генеральной Ассамблеей ООН в 1976 г., Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже 1985 г., к текстам на английском языке регламентов Международного коммерческого арбитража при Международной торговой палате (Париж), Лондонского международного арбитражного суда, двум переводам Гражданского кодекса РФ на английский язык, осуществленным американскими юристами при участии российского юриста. МКАС исследовал также научные работы американских юристов, посвященных международному коммерческому арбитражу, и пришел к выводу о том, что в русском и английском текстах арбитражной оговорки предусмотрено разрешение споров в третейском суде. Допущенная в тексте оговорки на русском языке неточность в наименовании конкретного третейского суда (МКАС) не может повлечь за собой признание отсутствия действительной арбитражной оговорки, поскольку МКАС является преемником международного коммерческого арбитражного суда, переименованного на основании положений законодательства РФ. Для толкования текста оговорки на английском языке состав суда использовал правила толкования договора, содержащиеся в Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА, учел то обстоятельство, что первоначальный вариант договора был подготовлен на русском языке, а уже затем переведен на английский язык. Согласно правилам толкования, содержащимся в Принципах УНИДРУА, в таких случаях предпочтение отдается варианту текста, который был составлен первоначально. Иные обоснования компетенции МКАС, изложенные в мотивах решения по указанному делу, выходят за рамки тематики языка арбитражного разбирательства <37>.

———————————

<36> http://www.uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/arbitration/NYConvention.html

<37> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2001 — 2002 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2004. С. 412 — 416.

 

При рассмотрении дел по существу МКАС также обращается к оценке документов, представляемых сторонами на иностранном языке. В деле N 81/2005 МКАС исследовал доверенность, представленную истцом на французском языке, заверенную нотариусом г. Женевы, и установил, что лицо, указанное в доверенности, является единоличным управляющим компании. В доверенности указано, что единоличный управляющий компании заявляет о назначении другого лица директором (directeur), которому предоставлено в том числе полномочие на предъявление исков в третейские суды <38>.

———————————

<38> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 199.

 

В деле N 30/2006 МКАС установил, что доверенность, выданная лицу, подписавшему исковое заявление, оформленная в Великобритании, составлена на английском языке, удостоверена публичным нотариусом Англии с проставлением апостиля, предусмотренного требованиями Гаагской конвенции 1961 г. Русский текст доверенности содержит неточность в переводе слова «debt», определяя его в значении «заем». Неточность в переводе на русский язык доверенности не влечет за собой недействительность оригинала <39>.

———————————

<39> См.: Там же. С. 298.

 

Рассматривая заявление ответчика по делу N 128/2001 о прекращении производства по делу на том основании, что исковое заявление подписано от имени истца лицом, не имевшим на то полномочий, поскольку имеется несовпадение фамилии уполномоченного лица в оригинале доверенности на итальянском языке и в ее переводе на русский язык, суд установил следующее. Состав арбитража проверил паспортные данные лица, подписавшего исковое заявление, и установил, что все паспортные данные, а именно: фамилия, имя, отчество, номер и серия паспорта, дата его выдачи, наименование органа, выдавшего паспорт, соответствуют паспортным данным, перечисленным в оригинале доверенности. При указанных обстоятельствах состав арбитража признал это лицо, присутствовавшее в заседании, как надлежащего представителя истца <40>.

———————————

<40> См.: Практика МКАС при ТПП РФ за 2001 — 2002 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2004. С. 297 — 298.

 

В деле N 173/2000 ответчик оспаривал иск, ссылаясь на отсутствие с истцом договорных отношений, указывая на то, что название фирмы, предъявившей иск, отличается от названия фирмы, с которой ответчиком был заключен контракт. В заседании арбитража истцом была представлена справка Регистра предприятий Министерства юстиции Латвийской Республики, в которой указано, что в Латвии зарегистрирована единственная организация с таким же названием. Истец разъяснил, что аббревиатура SIA, которая содержится в тексте контракта, аналогичная русской «ООО» <41>.

———————————

<41> См.: Там же. С. 143.

 

Для разрешения разногласий сторон о сроках предъявления претензий по качеству на основании контракта, МКАС выяснил, что расхождение в позициях сторон основано на расхождениях текстов контракта на английском и украинском языках. Если в тексте на английском языке претензионный срок указан как 30 дней (30 days), то в тексте на украинском языке он закреплен как составляющий 60 дней («60 днiв»). Исходя из положений контракта о том, что в случае разногласий между украинским и английским текстами преимущество будет иметь украинский текст, МКАС признал, что претензии должны быть заявлены в течение шестидесяти дней «с даты прибытия товара на станцию назначения». Приемка товара по качеству, как установил арбитраж, осуществляется в отношении каждой партии товара, в чем английский и украинский тексты совпадают («each lot of the Goods», «кожна партiя товару») <42>.

———————————

<42> Практика МКАС при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 269 — 270.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code