§ 9. Содержание искового заявления

 Комментарий к параграфу 9 Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

1. Для понимания смысла положений п. 1 настоящего параграфа необходимо прежде всего учесть отличие его положений от норм п. 1 ст. 23 Закона (в связи с положениями абз. 2 ст. 25), также касающихся содержания искового заявления.

В указанных нормах Закона вслед за Типовым законом ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 г. <11> (ст. 23) содержатся положения, предусматривающие возможность двустадийной процедуры предъявления иска. А именно сначала — заявления (просьбы) истца об арбитраже, где указывается, что спор подлежит рассмотрению в арбитраже, и в общем виде сформулированы вопросы, подлежащие разрешению, без конкретного указания оснований иска и доказательств, на которых он основывается. И затем — последующая детализация исковых требований с представлением необходимых доказательств в отдельном документе, который и называется исковым заявлением. Цель первой стадии — информация арбитража о наличии спора и его общем содержании; цель второй — формулировка конкретных требований с указанием фактов, лежащих в их основе, и доказательств.

———————————

<11> См.: http://www.uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/arbitration/1985Modelarbitration.html.

 

Настоящий Регламент (как и прежний) исходит из того, что содержание искового заявления должно быть изложено таким образом, чтобы в нем были сформулированы все конкретные требования истца, указаны с надлежащей полнотой обстоятельства спора и приведены необходимые доказательства, изначально позволяющие на основе исковых материалов вести арбитражное разбирательство. В этой связи неполнота содержания иска и исковых материалов, выражающаяся в несоблюдении положений п. 1 настоящего параграфа, рассматривается как недостаток (дефект) искового заявления (п. 1 § 11 Регламента, см. с. 49).

Подобный подход к содержанию искового заявления как документу, содержащему исчерпывающие сведения, необходимые и достаточные для рассмотрения спора по существу, наиболее отвечает сложившимся традициям, что не исключает права сторон на согласование иной процедуры предъявления иска и, соответственно, иных требований к содержанию искового заявления.

2. Предусмотренные подп. «а» п. 1 настоящего параграфа требования в части реквизитов искового заявления являются минимально необходимыми требованиями (относящимися, скорее, к оформлению искового заявления, нежели к его содержанию).

На практике стороны включают в исковое заявление иные дополнительные сведения, в частности указание на банковские (платежные) реквизиты, и иные официальные данные.

3. Под предусмотренным подп. «б» п. 1 настоящего параграфа «требованиями истца» понимаются исковые требования, поскольку никакие иные, кроме исковых, требования не входят в предметную юрисдикцию МКАС (ст. 1 Закона, п. 2 Положения).

Однако следует учесть, что нередко вместо привычного понятия «исковые требования» иногда применяется другое — «требование о применении средства правовой защиты». В практике международного коммерческого арбитража это довольно часто употребляемый термин, используемый в нормах различных международных источников, регулирующих международные коммерческие сделки, например, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) <12>, в Принципах международных коммерческих договоров Международного института унификации частного права (Принципы УНИДРУА 2004) <13>.

———————————

<12> http://www.uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/sale_goods/1980CISG.html

<13> http://www.unidroit.org/russian/principles/contracts/principles2004/blackletter2004.pdf

 

Обращенное к ответчику материально-правовое (гражданско-правовое) требование истца образует предмет иска. Именно это прежде всего имеется в виду в подп. «б» п. 1 настоящего параграфа Регламента.

В соответствии со сложившимися в российском процессуальном праве и правовой доктрине представлениями исковое требование характеризуется не только предметом, но и основанием иска, под которым понимаются фактические обстоятельства, на которых основан иск. Хотя сами по себе понятия «предмет» и «основание» иска в Регламенте не упоминаются, на практике в содержании искового заявления обе эти правовые категории могут приобретать определенное значение.

При некоторых обстоятельствах четкое определение предмета и основания иска позволяет арбитражному суду принять правильное процессуальное решение. Это может имеет место, в частности, при заявлении ответчика о том, что исковые требования либо часть их уже были ранее предметом рассмотрения, т.е. необходимо решить вопрос, не предъявлен ли данный иск по спору, который уже был разрешен, между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию, и потому в силу принципа res judicata он не подлежит рассмотрению арбитражем. Тот же вопрос возникает и при установлении наличия «параллельного» разбирательства, что также должно вести к приостановлению данного разбирательства согласно принципу lis pendens (§ 35, см. с. 158).

К числу требований истца, формулируемых в исковом заявлении, Регламент не относит требования о возмещении ответчиком арбитражного сбора и расходов по ведению дела, поскольку они не являются предметом материально-правовых (гражданско-правовых) требований истца и, будучи процессуальными расходами, возмещаются истцу по отдельным правилам (§ 14 Регламента, см. с. 64 и Положение об арбитражных сборах и расходах, с. 227).

4. Положения Регламента об обосновании истцом компетенции МКАС (подп. «в») указывают на то, что на данном этапе арбитражного разбирательства на истце лежит бремя доказывания наличия компетенции арбитража рассматривать заявленные им исковые требования. Поэтому при обосновании компетенции МКАС, особенно если весьма вероятна возможность ее оспаривания ответчиком, истец должен стремиться исчерпывающим образом изложить все относящиеся к этому вопросу аргументы и представить с должной полнотой все имеющиеся у него доказательства. Такие ситуации, к сожалению, встречаются в международной арбитражной практике достаточно часто, когда арбитражное соглашение носит «патологический» характер, т.е. имеет дефекты, которые могут вызвать разногласия между сторонами, в частности, в отношении идентификации МКАС в качестве органа, на рассмотрение которого передается спор, действительности или объема арбитражного соглашения.

При обосновании компетенции МКАС истцы, как правило, ограничиваются ссылкой в исковом заявлении на арбитражное соглашение (арбитражную оговорку), предусматривающую передачу споров на рассмотрение МКАС. При этом обычно не обращается внимания на то, что понятием «компетенция» охватываются не только указание в соглашении сторон о передаче спора в МКАС, но и предметная юрисдикция МКАС (§ 2, см. с. 6), а, следовательно, и обоснование истцом того, почему именно данный конкретный спор подпадает по своему содержанию под юрисдикцию МКАС (независимо от того, что данное обстоятельство представляется истцу самоочевидным).

5. Указание в подп. «г» п. 1 настоящего параграфа на фактические обстоятельства, на которых основан иск, является указанием на основание иска. От полноты и правильности формулировок основания иска во многом зависит и судьба самого искового требования.

Исходя из общих начал арбитражного разбирательства следует признать, что фактические обстоятельства спора истец обязан раскрыть в исковом заявлении с надлежащей полнотой, только в этом случае обеспечивается соблюдение принципов состязательности и равноправия сторон. Преднамеренное сокрытие истцом некоторых обстоятельств по спору, ссылки на них как на основание иска не в исковом заявлении, а только в ходе арбитражного разбирательства рассматриваются МКАС как нарушение истцом одного из основополагающих критериев принципа состязательности — права ответчика на раскрытие истцом фактических обстоятельств до начала устного слушания. Подобное нарушение может рассматриваться как злоупотребление истцом процессуальными правами со всеми вытекающими из этого последствиями (§ 21, см. с. 88), в том числе недопущением составом арбитража ссылки на новые фактические обстоятельства, не указанные в исковом заявлении, либо замены одних обстоятельств другими (§ 30, см. с. 125).

6. Фактические обстоятельства, лежащие в основании иска, истец обязан подтвердить (обосновать) соответствующими доказательствами (подп. «д»). Так же как и фактические обстоятельства спора, все доказательства, которыми располагает истец к моменту предъявления иска, должны быть раскрыты им в исковом заявлении на тех же принципах, что и фактические обстоятельства спора, т.е. с исчерпывающей полнотой и до устного слушания.

В соответствии с общими началами арбитражного разбирательства раскрытие доказательств предполагает обязанность истца не просто указать в исковом заявлении на те или иные доказательства, но и представить их «в натуре», в качестве приложений к исковому заявлению.

В отличие от положений п. 1 ст. 23 Закона, наделяющих истца правом сделать в исковом заявлении простую ссылку на документы и другие доказательства по спору, с возможностью последующего представления этих доказательств в заседании арбитража, Регламент исходит из того, что данные о всех необходимых доказательствах должны быть изложены уже в самом исковом заявлении (наименованы, обозначены) и приложены к иску. Такой подход соответствует целям реализации принципа состязательности и направлен на обеспечение эффективности арбитражного разбирательства и своевременное разрешение спора. Истец вправе ограничиться в исковом заявлении простой ссылкой на соответствующее доказательство с последующим его представлением в заседании арбитража только в том случае, если к моменту составления искового заявления и предъявления иска он не может представить такое доказательство по не зависящим от него причинам (нахождение данного доказательства у ответчика или третьих лиц; использование в качестве доказательства показаний свидетелей, подлежащих вызову в заседание арбитража, и т.д.). Обоснование невозможности представления такого доказательства должно быть дано в исковом заявлении.

Оценка полноты доказательств по спору в том виде, как они представлены истцом в исковом заявлении, входит только в компетенцию состава арбитража. При этом неполное раскрытие доказательств истцом может быть выявлено как в порядке подготовки дела к слушанию (§ 29), так и в ходе арбитражного разбирательства (§ 31). В целях устранения выявленной при подготовке дела к слушанию неполноты раскрытия в исковом заявлении доказательств по спору Регламент предусматривает право состава арбитража установить истцу срок представления соответствующих доказательств с целью заблаговременного ознакомления с ними ответчика до устного слушания дела (п. 2 § 30 Регламента, см. с. 125).

Преднамеренная задержка в представлении доказательств, их сокрытие истцом нарушают принцип состязательности и равноправия сторон и могут рассматриваться как злоупотребление правами, а в соответствующих случаях влекут непринятие составом арбитража таких доказательств к рассмотрению (§ 30, см. с. 125).

7. Положения подп. «е» п. 1 настоящего параграфа Регламента необходимо рассматривать в контексте с положениями подпунктов «г» и «д», а именно если в указанных предшествующих подпунктах речь идет о фактическом (подп. «г») и доказательственном (подп. «д») обосновании иска, то в настоящем подпункте — о правовом обосновании иска (в п. 1 § 15 Регламента 1995 г. говорилось о «правовых обстоятельствах, на которых истец основывает свои исковые требования»; в действующем Регламенте использована более совершенная формулировка).

Под «правовым обоснованием» иска имеется в виду обоснование исковых требований соответствующими нормами права; правовое обоснование иска — столь же объективно необходимый и одновременно обязательный элемент содержания искового заявления. Правовое обоснование иска означает указание истца на те правовые нормы, на которых основано исковое требование, иначе говоря, это — формулировка правовых аргументов; при этом понятиям «право» и «правовая норма» придается самое широкое по объему содержание (§ 26, см. с. 108).

Комментируемый подпункт акцентирует внимание истца на том, что он должен обосновывать исковые требования с учетом норм применимого материального права. Это означает, что истец обязан: указать на применимое право, согласованное сторонами (если такое согласование имело место); выразить свою позицию в отношении подлежащего применению права, если оно не было согласовано, и аргументировать ее (особенно в случаях, когда между сторонами имеются разногласия по этому вопросу).

К правовому обоснованию иска предъявляются в равной мере те же требования к раскрытию, что и требования к раскрытию фактических обстоятельств и доказательств по делу, а именно требования раскрытия с исчерпывающей полнотой (ссылки на нормы применимого права должны охватывать все относящиеся к спору нормы, причем в необходимых случаях для уяснения содержания применимого права — с привлечением материалов правоприменительной практики и правовой доктрины) и до начала устного слушания спора, с тем чтобы ответчик и арбитраж могли заблаговременно ознакомиться с правовыми аргументами истца.

Неполнота либо несвоевременность правового обоснования могут привести к отрицательным последствиям для самого истца (затягивание арбитражного разбирательства), при некоторых обстоятельствах (в том числе заведомо ненадлежащем толковании норм применимого права) — к таким как злоупотребление правами (§ 30, см. с. 125).

8. Цена иска (подп. «ж») и расчет исковых требований (подп. «з») характеризуют денежную оценку предмета иска и потому являются обязательным элементом содержания искового заявления (§ 10, 14 Регламента и Положение об арбитражных сборах и расходах).

Практика МКАС свидетельствует о недостаточном, в ряде случаев, внимании истца к надлежащему оформлению расчета исковых требований: расчет исковых требований либо отсутствует вообще, либо составлен таким образом, что требуются дополнительные пояснения истца, без которых расчет невозможно понять.

9. Перечень прилагаемых к исковому заявлению документов (подп. «и») — необходимый реквизит любого искового заявления. Подготовка перечня — это не техническая сторона, как может показаться на первый взгляд. От культуры и качества его составления зависят эффективность и срок и арбитражного разбирательства.

Это определяется общепринятыми в деловой практике положениями, знание и соблюдение которых сторонами предполагается. Однако практика МКАС изобилует примерами небрежного, а иногда и просто неуважительного отношения истцов к оформлению исковых материалов, в особенности перечня.

Наиболее распространенными являются следующие:

— бессистемное расположение материалов приложений к иску (в частности, расположение документов не в соответствии с порядком изложения исковых требований и расчетом);

— наличие в представляемых материалах массы документов, хотя и характеризующих отношения сторон по договору, в процессе его исполнения, но тем не менее не имеющих прямого отношения к доказательствам по делу (т.е. не являющихся относимыми доказательствами);

— составление вместо перечня документов (т.е. указания конкретного наименования каждого прилагаемого документа, его номера, даты, количества листов документа) некоего сгруппированного массива документов (например, «переписка сторон на 36 листах»), не позволяющего ни арбитражу, ни ответчику определить, какие конкретно документы указаны в перечне;

— несоответствие документов, указанных в перечне, фактически приложенным документам.

10. Пункт 1 настоящего параграфа предусматривает в подп. «а» — «и» перечень тех элементов содержания искового заявления, наличие которых является необходимым (отсутствие какого-либо из них признается недостатком (дефектом) искового заявления) и в то же время достаточным. Однако этот перечень не носит исчерпывающего характера. Истец вправе (а иногда и обязан) включить в исковое заявление и иные положения. Так, при необходимости истец может изложить в исковом заявлении ходатайство о применении обеспечительных мер (см. ст. 17 Закона о МКА; п. 6 Положения о МКАС), что не исключает права истца оформить это ходатайство в отдельном заявлении (§ 36 Регламента, см. с. 170).

Истец обязан указать в исковом заявлении сведения о соблюдении им порядка до арбитражного урегулирования спора (в том числе предъявления претензий), если такой порядок предусмотрен соглашением сторон или применимым правом.

Если в период, предшествующий подаче иска, между сторонами велись переговоры, имелась переписка по поводу соответствующих требований истца, то в исковом заявлении с достаточной полнотой отражаются как имеющиеся возражения ответчика по этим требованиям, так и комментарии истца к позиции ответчика.

11. Предусмотренный в п. 1 настоящего параграфа перечень элементов содержания искового заявления в той последовательности, как они изложены (подп. «а» — «и»), вовсе не означает, что текст искового заявления должен быть изложен в строгом соответствии с этой последовательностью подпунктов (от «а» до «и»): в частности, цена иска (подп. «ж») обычно указывается сразу же после реквизитов сторон (подп. «а»); обоснование компетенции (подп. «в») дается как в начале, так и в конце искового заявления; расчет суммы иска содержится как в тексте искового заявления, так и в приложении к нему в виде отдельного документа (что целесообразно в тех случаях, когда расчет является сложным, содержит значительное количество позиций).

12. Содержащееся в п. 2 настоящего параграфа указание на подписание искового заявления полномочным лицом с документальным подтверждением его полномочий является новым положением по сравнению с Регламентом 1995 г. (предусматривавшем в § 15 лишь наличие подписи истца).

При применении данного пункта необходимо учитывать положения § 27 Регламента, предусматривающего два способа участия сторон в арбитражном разбирательстве: либо посредством участия должностных лиц сторон, являющихся законными представителями, чьи полномочия определены уставными (учредительными) документами, либо на основе представительства, оформляемого доверенностью (§ 27 Регламента, см. с. 118).

В МКАС сложилась практика, когда документальное подтверждение полномочий лица, подписавшего исковое заявление, требуется только в отношении лиц, действующих по доверенности (причем достаточно приложения к исковому заявлению копии доверенности; подлинная доверенность представляется составу арбитража в ходе слушания дела). Если же исковое заявление оформлено на официальном бланке организации (и тем более — с приложением печати) и подписано соответствующим должностным лицом, то документального подтверждения этим лицам своих полномочий обычно не требуется, ибо презюмируется, что данное должностное лицо является именно таковым и обладает надлежащими полномочиями.

Такой подход применяется как в отношении российских, так и иностранных истцов. Вместе с тем если ответчик заявляет о необходимости проверки полномочий должностного лица и аргументирует свое заявление заслуживающими внимания фактами, то арбитраж, как правило, истребует от истца представления документов, подтверждающих полномочия должностного лица (надлежаще заверенных выписок из уставных (учредительных) документов, выписок из торговых реестров и т.п.). Однако это процессуальное действие имеет место в ходе слушания дела, когда состав арбитража (единоличный арбитр) проверяет полномочия представителей сторон; Секретариат МКАС такими полномочиями не наделен (§ 11 Регламента, см. с. 49).

Следует также отметить, что Регламент не содержит положений о представлении истцами официальных документов, подтверждающих статус организации истца, в том числе его регистрации в компетентных государственных органах (как это предусмотрено, например, в п. 4 ст. 126 АПК РФ). Презюмируется, что организация-истец обладает необходимой правосубъектностью согласно ее личному закону (см. ст. 1202 ГК РФ) и этот факт не нуждается в проверке со стороны арбитража. Однако, если ответчик делает арбитражу заявление о проверке статуса организации и при этом аргументирует заявление заслуживающими внимания арбитража фактами, состав арбитража в ходе устного слушания, как правило, предлагает истцу представить официальные документы, подтверждающие его правовой статус, в том числе сведения о государственной регистрации.

13. Указание в исковом заявлении сведений об избранном истцом арбитре и запасном арбитре имеет своей целью акцентировать внимание истца на том, чтобы уже при предъявлении иска он определился с кандидатурами арбитров. В противном случае может иметь место увеличение срока формирования состава арбитража (§ 17 Регламента, см. с. 71), что не в интересах самого истца, и в конечном счете может привести к затягиванию арбитражной процедуры.

Следует признать, что положения п. 3 настоящего параграфа, по существу, носят рекомендательный характер. Истец вправе информировать МКАС о согласованном с ответчиком условии относительно формирования состава арбитража не только непосредственно в тексте искового заявления, но и в отдельном документе (письме, факсе и т.п.). Во всяком случае несоблюдение такого условия, даже если оно предусмотрено сторонами, не считается недостатком искового заявления, подлежащим устранению истцом в силу п. 1 § 11 Регламента.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code