Статья 17.4. Основания для выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо уплаты денежной суммы по банковской гарантии

 Комментарий к статье 17.4  Федерального закона от 24.11.1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в РФ»

1. Статьей 17.4 комментируемого Закона устанавливаются основания для выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо уплаты денежной суммы по банковской гарантии.

Согласно ч. 1 комментируемой статьи страховщик обязан выплатить страховое возмещение по договору страхования ответственности туроператора по письменному требованию туриста и (или) иного заказчика при наступлении страхового случая.

Таким образом, страховщик обязан выплатить страховое возмещение при соблюдении нескольких условий.

Во-первых, должен наступить страховой случай, т.е. должен произойти факт нарушения туроператором своих обязательств.

Во-вторых, требование о выплате страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора должно исходить от туриста и (или) иного заказчика. Указанное требование не может быть предъявлено ни туроператором, ни турагентством.

Естественно, на практике страховщики всегда взаимодействуют с туроператорами и в меньшей степени взаимодействуют с турагентами, однако формально требование об уплате страхового возмещения при наступлении страхового случая должно быть подано именно туристом и (или) иным заказчиком. В случае если страховой случай произошел, но турист и (или) иной заказчик не воспользовался своим правом требования страхового возмещения, данное страховое возмещение не выплачивается.

Требование о выплате страхового возмещения по договору о страховании туроператора оформляется в простой письменной форме. Целесообразно составлять требование в двух экземплярах для проставления отметки страховщика о принятии требования либо, в случае отправки требования по почте, отправлять требование заказным письмом с уведомлением о вручении.

2. Гарант обязан уплатить денежную сумму по банковской гарантии по письменному требованию туриста и (или) иного заказчика в случае отказа туроператора возместить реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта.

Как видно, условия выплаты денежной суммы по банковской гарантии несколько отличаются от выплаты страхового возмещения.

Условиями выплаты денежной суммы по банковской гарантии, идентичными условиям выплаты страхового возмещения, являются условия, согласно которым должен произойти факт нарушения туроператором своих обязательств и туристом и (или) иным заказчиком должно быть подано требование о выплате денежной суммы по банковской гарантии.

В отличие от условий выплаты страхового возмещения, требование о выплате денежной суммы по банковской гарантии может быть предъявлено туристом и (или) иным заказчиком только после отказа туроператора возместить реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, в то время как страховое возмещение уплачивается независимо от согласия или несогласия туроператора с предъявленными туристом и (или) иным заказчиком требованиями.

Таким образом, в случае, если финансовое обеспечение туроператора оформлено в виде банковской гарантии, то при возникновении необходимости возместить ущерб за счет указанной банковской гарантии туристу и (или) иному заказчику необходимо будет сначала обратиться к туроператору и только потом, при получении от туроператора отказа, к гаранту.

Для туриста и (или) иного заказчика возмещение ущерба за счет банковской гарантии значительно растянется по времени по сравнению с возмещением ущерба за счет страхового возмещения.

Таким образом, полагаем, что туристы и (или) иные заказчики в случае нарушения туроператором своих обязательств ставятся в неравное положение при возмещении реальных убытков в зависимости от оформления финансового обеспечения (договор страхования или банковская гарантия).

3. Частью 3 комментируемой статьи установлены основания для выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо уплаты денежной суммы по банковской гарантии. Отсутствие таких оснований лишает туриста и (или) иного заказчика права требовать выплаты страхового возмещения либо уплаты денежной суммы по банковской гарантии.

Основанием для выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо уплаты денежной суммы по банковской гарантии является факт установления обязанности туроператора возместить туристу и (или) иному заказчику реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, если это является существенным нарушением условий такого договора.

В данном случае следует особо обратить внимание, что основанием для выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо уплаты денежной суммы по банковской гарантии является не сам факт нарушения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, а факт установления обязанности туроператора возместить туристу и (или) иному заказчику реальный ущерб, возникший в результате такого нарушения.

Факт наступления — это объективный юридический факт неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором или турагентом своих обязательств по договору. Факт же установления обязанности туроператора по возмещению реального ущерба относится к субъективным юридическим фактам, так как установить, то есть зафиксировать и осознать, такую обязанность может только субъект <90>.

———————————

<90> Дедиков С.В. Комментарий законодательства, регулирующего договоры страхования ответственности туроператоров // Нормативное регулирование страховой деятельности. Документы и комментарии. 2007. N 4.

 

При этом законодателем не определены способы установления факта наличия обязанности туроператора возместить туристу и (или) иному заказчику реальный ущерб, а также не определен субъект, обладающий правом фиксировать указанный факт. На практике это приводит к тому, что единственным субъектом, чье право устанавливать вышеуказанный факт не оспаривается ни страховщиком, ни гарантом, является суд.

Представляется, что отсутствие достаточного правового регулирования нарушает права туриста и (или) иного заказчика на выбор способа защиты нарушенных прав, т.к., по сути, устанавливает не право на обращение туриста и (или) иного заказчика в суд, а обязанность.

Самого туроператора также можно рассматривать в качестве субъекта, который вправе установить факт наличия обязанности туроператора возместить туристу и (или) иному заказчику реальный ущерб. Здесь можно говорить о том, что данный факт будет установлен в случае признания туроператором за собой обязанности возместить туристу и (или) иному заказчику реальный ущерб. Однако, в случае отказа туроператора признать свою ответственности, а также в случае отсутствия туроператора, факт возникновения ответственности туроператора может установить только суд.

Это подтверждается судебной практикой, например Апелляционным определением Московского городского суда от 8 августа 2012 г. по делу N 11-16880.

4. Как уже было отмечено выше, ответственность туроператора возникает в случае, когда установлена обязанность туроператора возместить туристу и (или) иному заказчику реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, если это является существенным нарушением условий такого договора.

Существенным нарушением условий договора о реализации туристского продукта признается нарушение, которое влечет для туриста и (или) иного заказчика такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.

Данная норма воспроизводится с п. 2 ст. 450 ГК РФ, закрепляя общегражданское понятие существенного нарушения договора, и каких-либо дополнительных или особенных правил именно для туристской сферы не устанавливает.

Однако нельзя не согласиться с мнением, что, как и любой дополнительный элемент, признак «существенности» серьезно усложняет проблему урегулирования страховых случаев, вводя в правоприменительную практику достаточно высокий уровень неопределенности понятия существенного нарушения и необходимость применения субъективных оценок неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств <91>.

———————————

<91> Ермакова Т.Г., Дедиков С.В. Указ. соч.

 

5. В ч. 5 комментируемой статьи законодатель определяет, что именно можно понимать под существенным нарушением условий договора о реализации туристского продукта.

В частности, к существенным нарушениям туроператором договора о реализации туристского продукта отнесены:

а) неисполнение обязательств по оказанию туристу и (или) иному заказчику входящих в туристский продукт услуг по перевозке и (или) размещению.

Судя по конструкции нормы, туроператор несет полную ответственность за неисполнение обязательств по перевозке и (или) размещению туриста и (или) иного заказчика.

Однако, по словам представителей турфирм, судебная практика возлагает ответственность за задержку рейсов, некачественное обслуживание пассажиров на перевозчиков. Такая же позиция выражена в письме Роспотребнадзора от 31 августа 2007 г. N 0100/8935-07-32 «Об особенностях правоприменительной практики, связанной с обеспечением защиты прав потребителей в сфере туристического обслуживания». В п. 8 этого документа говорится, что при рассмотрении вопросов, связанных с защитой прав потребителей в сфере туристских услуг, необходимо учитывать особенности транспортного законодательства.

Так, например, согласно законодательству о железнодорожном транспорте ответственность за перевозку всегда несет перевозчик, поэтому эта транспортная услуга не включается туроператорами в состав туристского продукта.

Аналогичные правила установлены Воздушным кодексом РФ, в соответствии с положениями ст. 103 которого услуги по авиаперевозке непосредственно оказывает авиаперевозчик с вытекающими правовыми последствиями для обеих сторон сделки.

Таким образом, положения комментируемой нормы следует рассматривать во взаимосвязи с частью четвертой ст. 9 Закона, согласно которой туроператор отвечает перед туристами или иными заказчиками за действия (бездействие) третьих лиц только в случае, если федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ не установлено, что ответственность перед туристами несет третье лицо. Именно такие исключения и установлены Воздушным кодексом РФ и законодательством о железнодорожном транспорте.

Однако прямые правоотношения между перевозчиками и потребителями-туристами не исчерпывают ответственности туроператора за надлежащее исполнение договора о реализации туристского продукта.

По мнению Роспотребнадзора, туроператор не вправе ссылаться на положения п. 1 ст. 401 ГК РФ без учета взаимосвязанной нормы п. 5 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», согласно которой исполнитель изначально несет полную ответственность за надлежащее исполнение обязательств. Например, при задержке вылета туроператор обязан предоставить клиенту размещение на время ожидания рейса, связаться с иностранным партнером и перенести сроки проживания в гостиницах по маршруту, изменить даты экскурсий и т.п.

Такие же проблемы возникают и при определении неисполнения обязательства по размещению. Если речь идет о том, что туристу отказано в предоставлении места в гостинице, то следует учитывать, что такого рода отказ в странах с континентальной системой гражданского права юридической силы не имеет, поскольку там также действует общий принцип невозможности одностороннего отказа от исполнения обязательств. В странах общего права, напротив, в виде общего правила должника нельзя обязать исполнить обязательство в натуре, а можно лишь ставить вопрос о взыскании убытков. Иначе говоря, в первой ситуации речь вновь идет о том, что туристу вообще не предоставляется ночлег, что является текущей просрочкой, и он в конце концов отказывается от тура и принимает решение о возврате домой. Если же ему предоставлена гостиница более низкого класса, чем та, в которой он должен был быть размещен, то здесь нельзя говорить о неисполнении обязательства, так как возникает ситуация ненадлежащего исполнения обязательств. Если учесть, что такого рода ненадлежащее исполнение обязательств не входит в понятие «наличие в туристском продукте существенных недостатков», поскольку, как это совершенно очевидно, ни один туроператор не будет закладывать в туристский продукт возможность поселения в гостинице более низкого класса, то получается, что по формальным причинам такое ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта страховым случаем не является <92>;

———————————

<92> Ермакова Т.Г., Дедиков С.В. Указ. соч.

 

б) наличие в туристском продукте существенных недостатков, включая существенные нарушения требований к качеству и безопасности туристского продукта.

Таким образом, в комментируемой норме существенное нарушение требований к безопасности указывает на наличие существенных недостатков туристского продукта. Безопасностью туристской услуги согласно ГОСТ Р 50644-2009 считается отсутствие недопустимого риска, нанесения ущерба жизни, здоровью и имуществу туристов во время совершения путешествия (экскурсии), а также в местах пребывания на маршруте. Например, заявления Федерального агентства по туризму о наличии угрозы безопасности туристов в том или ином регионе нужно рассматривать в качестве обстоятельства, предопределяющего несоответствие конкретных туристских продуктов (комплекса услуг по перевозке туристов в «опасный» регион и их проживанию в нем) требованиям безопасности. Следовательно, можно признать, что такие туристские продукты содержат существенные недостатки <93>.

———————————

<93> Денисова М.О. О безопасности туризма // Туристические и гостиничные услуги: бухгалтерский учет и налогообложение. 2011. N 2, 3.

 

При этом критерии, по которым можно судить о наличии существенных нарушений безопасности туристского продукта, в целом законодательством РФ не установлены.

Отдельный вопрос возникает по качеству туристского продукта. Не ясно, что считать существенным нарушением качества туристского продукта, т.к. такой продукт не проходит сертификации или даже согласования, отсутствуют также какие-либо четкие требования по этим вопросам в законодательных и нормативных актах. Представляется, что в этом вопросе надлежит ориентироваться на параметры качества услуги, закрепленные в договоре о реализации туристского продукта <94>.

———————————

<94> Ермакова Т.Г., Дедиков С.В. Указ. соч.

 

6. В соответствии с ч. 6 комментируемой статьи иск о возмещении реального ущерба, возникшего в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, может быть предъявлен туристом туроператору либо туроператору и страховщику (гаранту) совместно.

Данная норма имеет защитную функцию и обеспечивает возможность туристу и (или) иному заказчику восстановить нарушенные права в максимально короткие сроки.

Так, подача иска о возмещении реального ущерба, возникшего в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта совместно туроператору и страховщику (гаранту) обеспечивает комплексное рассмотрение вопроса о нарушении туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта и в дальнейшем ограждает туриста и (или) иного заказчика от необходимости повторно доказывать свою правоту в суде. Тем более что подача такого иска только туроператору все равно приведет к привлечению к рассмотрению дела страховщика (гаранта). Этот вывод подтверждается п. 1 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования (см. Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75), в котором прямо говорится, что суд обоснованно удовлетворил ходатайство о привлечении страховой организации к участию в деле в качестве второго ответчика, поскольку при разрешении спора о возмещении вреда было установлено, что ответственность причинителя вреда застрахована.

Кроме того, комментируемой нормой установлена дополнительная гарантия, согласно которой турист, отказавшийся от экстренной помощи, оказываемой объединением туроператоров в сфере выездного туризма за счет средств компенсационного фонда, а равно и турист, получивший такую помощь, не лишается права обратиться с требованием о возмещении реального ущерба к указанным туроператору или страховщику (гаранту).

Представляется, что в данном случае возмещению должен подлежать реальный ущерб, который был нанесен именно туристу, без учета необходимости возмещения денежных средств компенсационного фонда на оказание туристу экстренной помощи.

7. Частью 7 комментируемой статьи закреплено право туриста требовать от туроператора возмещения упущенной выгоды и (или) морального вреда в порядке и на условиях, которые предусмотрены законодательством РФ независимо от выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора или уплаты денежной суммы по банковской гарантии.

Данное положение полностью соответствуют требованиям ГК РФ в части правил возмещения убытков. В частности, на основании ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Полагаем, что в случае реализации туристу туристского продукта, не соответствующего требованиям безопасности, нарушается право на безопасную услугу, установленное ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей». Под убытками в ст. 15 ГК РФ понимаются реальный ущерб (расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества) и упущенная выгода (неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено). Компенсация морального вреда возлагается судом в соответствии со ст. ст. 151, 1099 — 1101 ГК РФ на лицо, нарушившее личные неимущественные права гражданина либо посягающее на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Таким образом, реальный ущерб согласно комментируемому Закону возмещается туристу за счет финансового обеспечения туроператора, упущенная выгода и моральный вред финансовым обеспечением не покрываются и возмещаются непосредственно туроператором из других источников <95>.

———————————

<95> Денисова М.О. Указ. соч.

 

Представляется, что нарушение туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта ввиду специфики самого туристского продукта, по своей сути связанного с отдыхом человека, всегда наносит моральный вред. Судебная практика также идет по пути параллельного удовлетворения требований туриста о возмещении реального ущерба и морального вреда (см. Определение Ленинградского областного суда от 16 мая 2012 г. по делу N 33а-1930/2012, Кассационное определение Камчатского краевого суда от 26 января 2012 г. по делу N 33-117/2012).

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code