АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 15 октября 2013 г. N 70-АПУ13-8

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 15 октября 2013 г. N 70-АПУ13-8

Предыдущая страница

Оценивая доказательства по делу, суд пришел к обоснованному выводу, что доказательства, представленные стороной обвинения, подтверждают вину Дубицкого и Маркова в получении незаконных вознаграждений в виде денег организованной группой в крупном размере, а представленные стороной защиты доказательства, в том числе показания Дубицкого и Маркова, их не опровергают.

Вопреки доводам стороны защиты нарушений судом требований ст. 252 УПК РФ не усматривается. Суд в приговоре за пределы предъявленного обвинения не вышел.

Выводы суда основаны на всесторонней оценке доказательств, мотивированы в приговоре с учетом совокупности доводов Дубицкого и Маркова, их защитников по существу обвинения, которые также проанализированы в приговоре и обоснованно отвергнуты.

Указанные выводы суда сомнений в их правильности не вызывают.

Суд обоснованно указал, что оснований для оговора осужденных, у Б. и К. по материалам дела не усматривается.

Осужденными не приведено фактов, свидетельствующих об обратном.

Отдельные несоответствия в показаниях свидетелей в части изложения ими хронологии событий, адресов, по которым в разное время находились служебные кабинеты Дубицкого, суд обоснованно счел обстоятельствами, не свидетельствующими о ложности их показаний. При этом сами неточности не касаются существенных обстоятельств, имеющих значение для выводов о виновности осужденных и правовой оценки их действий, обусловлены давностью событий, о которых допрашивались свидетели.

Показания свидетеля Б. в части объема претензий Дубицкого по газопроводу подтверждаются показаниями Л. а в части займа <…> рублей для передачи их Дубицкому — свидетеля Т.

У Судебной коллегии не имеется сомнений в доказанности передачи осужденным указанной денежной суммы при установленных судом обстоятельствах.

Показания Б. и К. о перечислении денежных средств, предназначенных Маркову и Дубицкому, подтверждаются указанными ранее финансовыми документами, а недействительность указанных в документах оснований для таких перечислений — документами, подтверждающими отсутствие реальной хозяйственной деятельности ООО «<…> и ООО «<…>», показаниями свидетеля В. справкой в отношении К. учредительными документами.

Следовательно доводы жалоб о том, что фиктивность договоров не доказана, лишены оснований.

Вопреки доводам жалоб связь осужденных с ООО «<…>» и ООО «СК «<…>» подтверждаются изъятыми у осужденных документами:

отрезком бумаги, обнаруженным при обыске у Маркова с рукописной записью «<…>»; протоколом обыска в доме Дубицкого; протоколом обыска в квартире Дубицкого, в ходе которого обнаружены: копия паспорта ООО «<…>» с отметкой о дате отправления (28.03.2007 года), договор между ООО «<…> и ООО <…>» от 28.03.2007 года, счет ООО «<…>» N 030 от 03.04.2007 года, факсимильная копия карточки предприятия ООО «СК «<…>» с отметкой о дате (04.02.2008 года) и регионе (код «3452» — г. <…>) отправления.

Факт обнаружения перечисленных документов у осужденных свидетельствует о беспочвенности версии стороны защиты, согласно которой финансовые операции с использованием счетов указанных юридических лиц совершались неустановленными лицами, в целях уменьшения налогооблагаемой базы и хищения денежных средств.

Суд пришел к правильному выводу, что по делу не усматривается оснований, позволяющих сделать вывод о фальсификации протоколов следственных действий.

Являются правильными выводы суда и о том, что показания свидетеля Б. об обстоятельствах дела согласуются с содержанием разговоров осужденных, зафиксированных в справках по результатам ОРМ (наблюдения и прослушивания телефонных переговоров) и протоколах осмотра соответствующих аудио- и видеозаписей, содержание которых суд проанализировал в приговоре, сделав правильные выводы об обстоятельствах, которые они подтверждают.

Тот факт, что согласно материалам ОРМ в записанных переговорах не упоминались наименования ООО <…>» и ООО «СК «<…>», не является обстоятельством, оправдывающим осужденных.

Судом дана правильная оценка законности и обоснованности проведенных оперативно-розыскных мероприятий.

Тот факт, что расшифровка разговоров имела место без участия осужденных, не противоречит требованиям ч. 7 ст. 186 УПК РФ, в редакции ФЗ от 18.12.2001 года N 177-ФЗ, действовавшего на момент выполнения следственных действий.

Вышеуказанные доказательства в своей совокупности подтверждают, что денежные средства, перечислявшиеся на счета ООО «<…>» и ООО «СК <…>» предназначались осужденным Дубицкому и Маркову, переводы осуществлялись по их требованиям, изъятые у осужденных документы подтверждают их связь с указанными юридическими лицами.

Вышеуказанные доказательства в своей совокупности Судебная коллегия считает достаточными для вывода о том, что денежные средства в объеме, установленном судом, были получены осужденными.

При этом отсутствие сведений о том, кто конкретно снял деньги со счетов юридических лиц в банках, на что указывается в апелляционных жалобах, не опровергает выводов суда о получении денежных средств осужденными, которые действовали в составе организованной группы.

Суд пришел к правильному выводу, что доказательства стороны защиты, в том числе показания свидетеля И. о дате начатых работ, об отсутствии у него сведений о проблемах при выполнении работ на газопроводе, не опровергают выводов о виновности осужденных.

На основании совокупности исследованных доказательств суд пришел к правильному выводу о доказанности действий осужденных по получению денежных средств от Б. и К.

В приговоре приведен убедительный анализ доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства, имеющие значение для правовой оценки действий осужденных.

Вывод суда о связи переданной взятки со служебной деятельностью Дубицкого подтверждается фактическими обстоятельствами, установленными в приговоре.

Так суд правильно указал, что вознаграждение передавалось за действия должностного лица Дубицкого, которые он обещал не совершать в отношении ООО «<…>» в связи с выполнением работ на газопроводе «<…> — КС «<…>».

Указанный объект находился в ведении поднадзорного Дубицкому <…> ЛПУ МГ ООО «<…>» (ООО «<…>»). Поэтому у Дубицкого имелась реальная возможность выполнить обещанное.

Из показаний свидетелей Б. и К. следует, что взятка была обусловлена наличием в деятельности ООО «<…>», выполнявшего работы на указанном газопроводе нарушений, на которые он обязан был прореагировать.

К ним относились недостатки в проектной документации, ставшие известными Дубицкому (отсутствие «институтского проекта»), в связи с чем он устно запретил производство работ, а после их возобновления пообещал написать представление на лишение лицензии (т. 35 л.д. 27).

Выводы суда о возможных действиях Дубицкого, которые он мог, как должностное лицо, совершить при обнаружении нарушений в деятельности ООО «<…>», касающейся газопровода «<…> — КС <…>», основаны на анализе его служебных полномочий и являются правильными. В связи с этим является правильным вывод суда о том, что незаконное вознаграждение было получено за несовершение указанных действий, вопреки его служебным обязанностям.

Доводы Дубицкого об отсутствии полномочий по самостоятельному приостановлению лицензий, получили правильную оценку суда, как обстоятельства, не свидетельствующие об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

Утверждение Дубицкого о том, что у него не имелось оснований для осуществления надзорных мероприятий в отношении ООО «<…>», им был утрачен статус должностного лица, проанализированы в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными, с чем Судебная коллегия согласна по мотивам, указанным судом 1 инстанции.

В частности суд правильно отметил, что фактическое начало работ на газопроводе в марте 2007 года, не исключает совершение им действий, направленных на получение взятки в феврале 2007 года, в подготовительный период до начала работ, когда Дубицкому стало известно о недостатках проектной документации. Возможность проведения работ до 28 марта 2007 года за пределами охранной зоны газопровода не оспаривается. Данное обстоятельство подтверждено показаниями Б. свидетеля защиты И.

Факт несоответствия проектной документации на указанный объект нормативным требованиям и осведомленность об этом осужденного уже в январе 2007 года, суд признал установленными на основании: показаний Дубицкого (о получении им информации об отсутствии надлежащей проектной документации по указанному газопроводу в период с 15 по 19 января 2007 года при проведении плановой проверки <…> ЛПУ); технической документации, указанной в приговоре (копии типового проекта по капитальному ремонту системы магистральных газопроводов (разработанных ЗАО «<…>»); письма Ростехнадзора от 24.04.2006 года, а также перечня объектов капитального ремонта, проектно-сметная документация по которым требует проведения экспертизы промышленной безопасности.

Несоответствие проектной документации нормативным требованиям обязывало Дубицкого принять официальные меры реагирования, в рамках предоставленных служебных полномочий, которые им фактически применены не были. Он ограничился только устными заявлениями о такой возможности (о запрете работ, о представлении к лишению лицензии).

Указанные обстоятельства подтверждают наличие у Дубицкого умысла на получение денежных средств от Б. и <…>. В противном случае, при реальном совершении им вышеуказанных действий, входящих в его служебные полномочия, Дубицкий не смог бы рассчитывать на получение вознаграждения за свое бездействие.

Указанное поведение Дубицкого суд правильно расценил как бездействие в пользу ООО «<…>», которое было обусловлено передачей ему и Маркову денежных средств, а подписание Дубицким протокола аттестации работников в ходе разговора с Б. подтвердившим намерение передать обещанное денежное вознаграждение, как совершение в пользу взяткодателя действий, входящих в служебные полномочия осужденного.

Доводы Дубицкого о том, что проверки предприятий он мог производить лишь в соответствии с утвержденными планами работы либо по распоряжению руководства Управления, не свидетельствуют об отсутствии связи между получением взяток и служебным положением должностного лица, поскольку эксплуатирующая газопровод организация (<…> ЛПУ), плановую проверку которой он проводил с 15 по 19 января 2007 года, была поднадзорна осужденному.

В связи с этим у свидетеля Б. и осужденных Маркова, Дубицкого имелись достаточные основания полагать, что дальнейшие проверки указанного объекта после начала работ будут поручены Дубицкому, а не другому должностному лицу.

Таким образом, судом правильно установлено, что соглашения Дубицкого и Маркова с Б. о передаче взяток подразумевали будущие действия (бездействие) Дубицкого, которые он должен был совершить, используя свои служебные полномочия при возникновении оснований для надзора, и в оговоренные сроки денежные суммы Дубицкому и Маркову были переданы.

Доводы Дубицкого о периодах его служебных командировок, о поездке в г. <…> с 3 по 11 марта 2007 года, о невозможности вмешиваться в ход подготовительных работ и т.п. на обоснованность выводов суда о виновности осужденных не влияют.

Доводы Дубицкого о невозможности совершения им в марте — мае 2007 года действий в пользу ООО «<…>» по причине реорганизации подразделений Ростехнадзора получили правильную оценку в приговоре, с учетом исследованных судом организационно-кадровых документов и показаний свидетеля Ф. как не свидетельствующие об отсутствии виновности Дубицкого и Маркова в получении взятки организованной группой и об утрате Дубицким статуса должностного лица.

При этом суд правильно учел, что по смыслу закона ответственность за получение взятки наступает независимо от времени получения должностным лицом взятки — до или после совершения им действий (бездействия) по службе в пользу взяткодателя, является оконченной с момента получения хотя бы части денежной суммы, и при этом не имеет значения, намеревалось ли лицо совершить обещанные действия (бездействие), если оно имело возможность их совершить.

Как установлено судом период, в течение которого совершалось преступление, продолжался с 8 февраля 2007 года по март 2008 года, а реорганизация только с марта по сентябрь 2007 года. При этом соглашение на получение взятки возникло до начала реорганизации и реализовывалось поэтапно по март 2008 года.

Более того, Дубицкий часть денежной суммы в <…> рублей из оговоренных с представителями ООО «<…>», получил уже 11 февраля 2007 года, т.е. до реорганизации в Ростехнадзоре. С этого момента получение взятки являлось оконченным. Следовательно последующее изменение в структуре Ростехнадзора не имело бы значения для правовой оценки действий осужденных и в том случае, если бы Дубицкий утратил статус должностного лица, как он это утверждает в своей жалобе.

При этом вывод суда о том, что на момент заключения соглашения с представителями ООО «<…>» о передаче взятки в крупном размере и на момент получения ее первой части (<…> рублей) за беспрепятственное проведение ремонтных работ на газопроводе «<…> — КС «<…>», выполнение которых в соответствии с договором подряда от 25.12.2006 г. и планом капитального ремонта основных средств ООО «<…>» изначально было предусмотрено с 1 февраля 2007 года, Дубицкий обладал необходимыми полномочиями, позволяющими ему совершить действия и бездействие в пользу взяткодателя, является правильным.

В связи с тем, что деньги были получены за действия, входящие в служебные полномочия Дубицкого, которые он через Маркова обещал не совершать в случае передачи незаконного вознаграждения, суд пришел к правильному выводу, что осужденные действовали с умыслом на получение взятки.

При этом суд правильно учел, что по смыслу закона, участие в получении взятки лица, не обладающего признаками специального субъекта, в составе организованной группы является соисполнительством в преступлении. Для признания взятки полученной организованной группой не требуется, чтобы в ее состав входило более одного должностного лица, как это ошибочно утверждается в апелляционных жалобах.

Являются правильными выводы суда, что в указанной преступной группе роль руководителя принадлежала Дубицкому, что было обусловлено наличием у него в силу занимаемой должности информации, необходимой для совершения преступления, и возможность обеспечить выполнение совершение действий (бездействия), за которые передавались деньги.

Относительно Маркова суд справедливо отметил, что его роль в содеянном не сводилась к функциям исключительно пособника в незаконном получении денежных средств либо к функциям простого посредника, а заключалась в активных действиях в составе организованной группы, обеспечивающих наличие такого его признака, как устойчивость: обеспечивая преступную деятельность организованной группы, он совместно с руководителем группы участвовал в планировании преступных действий, обеспечении их скрытности посредством разработки совместно с Дубицким и личной реализации механизма получения взяток с использованием схемы обналичивания денежных средств через счета подысканных юридических лиц, оформленных на физических лиц, не имевших отношения к их деятельности.

Фактические обстоятельства, имеющие значение по делу установлены на основании доказательств, в своей совокупности достаточных для выводов, которые изложены судом в приговоре.

Поскольку оснований сомневаться в правдивости показаний свидетелей Б. Судебная коллегия не усматривает, не имеется также оснований для повторного допроса Б. в суде апелляционной инстанции. Свидетель подробно допрошен судом 1 инстанции, его показания отражены в протоколе судебного заседания и воспроизведены в приговоре. Осужденные Дубицкий и Марков и их защитники имели возможность задать им вопросы по содержанию показаний и фактически реализовали данное право. Требования справедливого судебного разбирательства, установленные пп. «d» п. 2 ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», судом были соблюдены.

Судебная коллегия не усматривает также оснований для допроса в качестве свидетелей П. и Л. Согласно ходатайству допрос П. необходим для установления его взаимоотношений с Марковым в 2007 году, а Л. — по обстоятельствам ремонта объекта в 2007 — 2008 году. Указанные обстоятельства не имеют существенного значения для выводов о виновности осужденных и правовой оценки их действий. При этом обстоятельства, касающиеся ремонта газопровода, установлены на основании совокупности достаточных доказательств, и по этой причине нет необходимости в допросе по этим обстоятельствам свидетеля Л., а также в истребовании технической документации, указанной в ходатайстве Дубицкого (информации о начале производства подготовительных работ, копий листов из общего журнала работ, копий актов формы 2.15 по балластировке пригрузами, копий актов по ремонту дефектов). Круг должностных обязанностей Дубицкого установлен на основании совокупности доказательств, достаточных для выводов, которые сделал суд. Поэтому Судебная коллегия не усматривает также необходимости в истребовании документов, указанных Дубицким в своем ходатайстве (копии распоряжения по УТЭН по <…> области о закреплении организаций за Дубицким, копии плана-графика проверок Дубицкого на 2007 год, копии уведомления о сокращении согласно приказа N 67 от 15.02.2007 года, копии Перечня документации для допуска к проведению работ подрядных организаций на магистральных трубопроводах в 2006 — 2007 гг.).

Действиям осужденных Маркова и Дубицкого дана правильная юридическая оценка как получению должностным лицом лично взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, входящие в служебные полномочия должностного лица, и за незаконное бездействие, совершенное организованной группой, в крупном размере.

Указанные действия квалифицированы на основании ст. 9 УК РФ по пп. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции ФЗ РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003 года, что не соответствует требованиям ст. 10 УК РФ.

Неприменение нового уголовного закона N 97-ФЗ РФ от 4.05.2011 года мотивировано судом тем, что совершенные осужденными действий, направленные на получение взятки в сумме, превышающей <…> рублей, по новому Закону подлежат квалификации по части 6 ст. 290 УК РФ, предусматривающей более строгое наказание.

Указанная позиция суда является ошибочной, поскольку не учитывает, что часть 6 статьи 290 УК РФ в указанной редакции предусматривает ответственность за получение взятки в особо крупном размере, что не вменялось осужденным, а само понятие «взятки в особо крупном размере» не предусматривалось законом на момент совершения преступления.

Поэтому в соответствии с уголовным законом N 97-ФЗ РФ от 4.05.2011 года действия осужденных могли быть квалифицированы лишь как получение взятки в крупном размере, а предусмотренное за такое преступление наказание в соответствии с новым уголовным законом является более мягким, поскольку наряду с лишением свободы предусматривает более мягкое основное наказание в виде штрафа.

В связи с изложенным Судебная коллегия полагает действия Дубицкого и Маркова по факту получения взятки от представителей ООО «<…>» в период с 11.02.2007 года по март 2008 года на основании ст. 10 УК РФ переквалифицировать с пп. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ на пп. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 года N 97-ФЗ.

Выводы суда о том, что действуя с умыслом на получение взятки в сумме <…> рублей, Дубицкий получил от О. часть указанной суммы в размере <…> рублей, подтверждаются доказательствами, приведенными в приговоре.

По показаниям свидетеля О. заместителя генерального директора ООО «<…>», предприятие выступало заказчиком строительства газопровода — подключения месторождения к газотранспортной системе ОАО «<…>». В связи с тем, что строительство было начато без разрешения, ему позвонил Дубицкий и потребовал объяснений. Он доложил Дубицкому о причинах допущенного нарушения, свозил его на объект, договорился с ним о возможности продолжить работу за взятку в <…> рублей. Для передачи взятки он снял со своего счета в отделении <…> г. <…> деньги и в своем офисе в городе <…> передал Дубицкому <…> рублей.

Кроме того, во время одной из встреч Дубицкий предложил ему привлечь к осуществлению независимого технического надзора на другом строящемся объекте, «конденсатопроводе», фирму, которую возглавлял Марков. Данное предложение было им принято во избежание проблем, которые мог создать Дубицкий в части реализации данного проекта. По результатам проведенного тендера с указанной фирмой был заключен соответствующий договор. Надзор со стороны Ростехнадзора за строительством этого объекта осуществлял Дубицкий. Во время производства работ по строительству конденсатопровода, от своего заместителя М. он узнал, что Марков настаивает на заключении договора на проведение контроля поставляемых материалов и оборудования, угрожая приостановкой работ и ссылаясь на то, что проводить указанный контроль силами подрядной организации запрещено. Однако затраты на данные работы уже были заложены в действовавшем договоре подряда с ООО «<…>», в разговоре с Дубицким предложил этот вопрос обсудить позже. В итоге договор заключен не был.

По показаниям свидетеля О. на предварительном следствии работы по строительству газопровода — «Подключение месторождения к системе магистральных трубопроводов» — были начаты ООО «<…>» в январе 2008 года, встреча с Дубицким состоялась 1 февраля 2008 года в офисе подсудимого по улице <…> г. <…> В феврале — марте 2008 года Дубицкий выехал с ним на объект, где сказал, что в любой момент может приостановить работы в связи с отсутствием необходимых разрешительных документов. После этого Дубицкий сказал, что сможет не препятствовать строительству объекта за материальное вознаграждение, на что он согласился. Сумму взятки они согласовали в размере <…> рублей. 16 июня 2008 года в <…> с зарплатной карты <…> России он обналичил <…> руб., из которых <…> руб. 17 июня 2008 года привез в г. <…>. В период с 18 по 20 июня 2008 года Дубицкий приехал в его служебный кабинет, расположенный по адресу: г. <…> IV Микрорайон «<…>», <…> блок. Во время встречи он передал Дубицкому <…> рублей. В августе — сентябре 2008 года Дубицкий посоветовал воспользоваться услугами ООО <…>» для осуществления независимого технического надзора на объектах предприятия, дав понять, что заинтересован в этом. Он сообщил Дубицкому, что ООО <…>» следует направить документы на конкурс. Когда пакет документов от ООО «<…> за подписью Маркова пришел, 28 февраля 2009 года с указанной организацией был заключен договор об осуществлении независимого надзора за проведением работ по строительству конденсатопровода. В ходе выполнения работ Марков стал требовать заключить договор на входной инструментальный контроль материалов и оборудования, поставляемых для строительства конденсатопровода, который по договору подряда должен был осуществляться подрядчиком ООО <…>». Зная об этом, Марков настаивал на заключении договора с его организацией, угрожал, что ООО «<…>» не сдаст конденсатопровод в эксплуатацию. К тому времени часть работ по строительству конденсатопровода уже была выполнена. Тем не менее, Марков настаивал на входном и инструментальном контроле, в том числе в отношении уже уложенных труб, что физически невозможно, в связи с чем документы о проверке уложенных труб Марков был намерен подписать «задним числом», прислал письмо, в котором предложил оказать услуги по входному и инструментальному контролю поставляемых материалов и оборудования по цене <…> рублей за тонну трубы. Из расчета 11 тонн уже уложенной трубы и 25 тонн трубы, подготовленной для монтажа, это составляло <…> рублей. В сентябре 2009 года во время отпуска ему позвонил его заместитель Мотик, сослался на вмешательство Дубицкого, который настаивал на заключении договора с ООО «<…>» на сумму в <…> рублей. 15 сентября 2009 года он позвонил Дубицкому и сказал, что эта цена все равно существенно завышена. Тогда Дубицкий, продолжая настаивать на заключении договора с ООО «<…>», стал намекать, что С. не полностью рассчитался с ним за предыдущую услугу, имея в виду оставшийся <…> руб. Он ответил, что все понял, и предложил заключить договор с ООО <…>» на сумму <…> руб. под условием, что в цену договора будет включен <…> рублей, о котором напомнил Дубицкий, и после этого у ООО «<…>» не будет долга перед Дубицким. Дубицкий согласился на это. Требования Дубицкого прекратились после его ареста (т. 5 л.д. 22 — 29).

Показания О. подтверждаются совокупностью доказательств по делу.

По показаниям свидетеля М. надзор за строительством газопровода «Подключение <…> месторождения к системе магистрального газопровода <…>», начатого в первой половине 2008 года, осуществлял Дубицкий, который выезжал на итоговую проверку, и за его подписью осенью 2008 года было выдано заключение о соответствии построенного объекта проектно-сметной документации. Все вопросы с ним решал О. Весной 2009 года началось строительство конденсатопровода «<…> месторождение — <…> ЗПК». Технический надзор со стороны государства осуществлял Дубицкий, независимый технический надзор — ООО «<…>» Маркова, в одном из предписаний которого было указано о необходимости проведения входного контроля трубы, поступающей для строительства. При встрече, которая происходила в кабинете Дубицкого, последний настаивал на осуществлении входного контроля ООО «<…>», о чем он доложил О. По данному вопросу у него состоялась встреча с Марковым, обсуждалась цена этих услуг. На тот момент часть трубы уже была уложена. Письма с предложением о проведении визуально-измерительного контроля направлялись в организации для того, чтобы определить цены на эти услуги. Несмотря на то, что входной контроль уже велся подрядчиком, предлагалось организовать ведение такого контроля со стороны заказчика. Договор с ООО «<…>» в итоге заключен не был.

Свидетель Р. показал, что в 2008 — 2009 гг. работал в ООО «<…>» в должности зам. главного инженера. Работы по строительству газопровода «Подключение <…> месторождения к системе магистрального газопровода «<…> на момент его трудоустройства — весной 2008 года — уже велись. Первый раз встретился с Дубицким в апреле — мае 2008 года в момент своего первого выезда на трассу строящегося газопровода, где Дубицкий сделал какие-то замечания, связанные со строительством этого объекта. В большей степени с Дубицким контактировал О. В ходе производства работ, когда часть трубы уже была уложена, руководством было принято решение о привлечении к осуществлению входного контроля сторонней организации, в связи с чем нескольким юридическим лицам, включая ООО <…>», были направлены соответствующие письма, но договор заключен не был.

Свидетель Ф. показал, что в 2007 — 2010 гг. работал в должности заместителя руководителя межрегионального территориального управления Ростехнадзора по <…> федеральному округу. Курировал государственный строительный надзор, надзор за магистральным трубопроводным транспортом и газовый надзор. В обязанности Дубицкого, как государственного инспектора отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта, входил надзор за безопасной эксплуатацией указанных объектов, в том числе и за строительством новых объектов, связанных с магистральным трубопроводным транспортом. Как правило, инспекторы осуществляли надзор и проводили соответствующие проверки только на тех объектах, которые были за ними закреплены в соответствии с приказом о распределении полномочий. Вместе с тем, с учетом того, что распоряжением руководителя управления от 09.10.2008 года на Дубицкого было возложено руководство группой государственных инспекторов своего отдела, дислоцированных на территории <…> автономного округа, он мог проводить надзорные мероприятия и на иных объектах автономного округа. До 2008 года государственный строительный надзор осуществлялся территориальным управлением — управлением Ростехнадзора по <…> в связи с чем привлечение к такому надзору инспекторов магистрального трубопроводного транспорта оформлялось путем включения их в комплексные рабочие группы государственного строительного надзора. Вместе с тем в случае выявления инспектором-«магистральщиком» в ходе проведения проверки поднадзорной организации факта строительства объекта, осуществляемого с нарушением законодательства, в частности без положительного заключения экспертизы и разрешения на строительство, в полномочиях такого инспектора было зафиксировать нарушение, вынести предписание и передать материалы в территориальное управление. С учетом специфики объектов магистрального трубопроводного транспорта и малой численности инспекторов госстройнадзора, примерно осенью 2008 года инспекторы, надзирающие за эксплуатацией магистрального трубопроводного транспорта, были аттестованы на осуществление государственного строительного надзора, и на них была возложена обязанность самостоятельно проводить госстройнадзор за строительством объектов, связанных с магистральным трубопроводным транспортом. При получении извещения о начале строительства по межрегиональному территориальному управлению издавался приказ, в котором, в числе прочего, определялись ответственные инспекторы. Соответствующее надзорное дело по тому или иному объекту должно было находиться у того инспектора, который осуществлял надзор за строительством этого объекта.

Свидетель Л. показал, что Дубицкий ранее состоял в браке с его сестрой. По его предложению на него было оформлено ООО «<…>», у которого имелась лицензия на производство экспертизы проектов. По рекомендации Дубицкого на работу был оформлен Марков, на которого была оформлена доверенность и передана печать. В его деятельность он не вникал. После ареста осужденных новые договора на производство работ не заключались, в 2010 году фирма прекратила свою деятельность.

Из показаний свидетеля Л. на предварительном следствии, оглашенных на основании ч. 3 ст. 281 УПК РФ, следует, что оформление предприятия на него не было реальной сделкой. Дубицкий платил ему сначала по <…>, а затем по <…> руб. в месяц за то, что он числился директором и вел бухгалтерский учет (т. 1 л.д. 204 — 208).

Из показаний С. следует, что с осени 2008 года сожительствовала с Дубицким и по его предложению выполняла на дому функции секретаря ООО «<…>». После ареста Дубицкого деятельность ООО «<…>» была приостановлена.

Из показаний свидетеля И., данных на предварительном следствии и оглашенных в суде на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ, следует, что с Дубицким он знаком с детства, поддерживал приятельские отношения, был устроен на работу в ООО «<…>», работой которого руководил Марков (т. 2 л.д. 31 — 33, 34 — 38). В судебном заседании И. показал, что в 2009 году, работая в ООО <…>», зимой выезжал на строящийся конденсатопровод ООО «<…>», технадзор на котором осуществлял инженер К. который вел также входной контроль материалов на данном объекте. По его словам, данный вид работ осуществлялся по указанию представителя Ростехнадзора.

Свидетель С. показал, что в 2008 году по предложению И. устроился работать в ООО <…>» инженером. Аттестацию у него принимал Дубицкий. Командировочные и суточные ему выдал Марков, который осуществлял общее руководство персоналом. После ареста Маркова Л. сказал, что перспектив у фирмы нет, и он уволился.

Из показаний свидетеля К. в судебном заседании, а также из показаний указанного свидетеля на предварительном следствии (т. 2 л.д. 26 — 30), оглашенных на основании ч. 3 ст. 281 УПК РФ и подтвержденных им в суде, следует, что в феврале — марте 2009 года по предложению Маркова он устроился работать в ООО «<…>» инженером технического надзора. Все организационные вопросы, связанные с его служебной деятельностью, решал Марков. Деньги, необходимые для выезда в командировки, выдавал Марков либо секретарь С., проживавшая у Дубицкого. При работах на строящемся конденсатопроводе <…> месторождение — <…> ЗПК» возник вопрос о необходимости осуществления входного контроля материалов, который ни заказчиком, ни подрядчиком не производился. Указанный вопрос был поднят заказчиком. Об этом он доложил Маркову. В мае 2009 года в офис ООО «<…>» от ООО «<…>» поступил факс с предложением выполнить объем работ, связанный с входным контролем трубы и оборудования. По указанию Маркова и с ведома М., разрешившего приступать к работам, он стал осуществлять входной контроль с составлением соответствующих документов. В это время Марков занимался подготовкой договора с ООО «<…>» на этот вид работ, при этом договор несколько раз редактировался заказчиком. Входной контроль он осуществлял в течение 5 месяцев — до ноября 2009 года, после чего ему сказали, что это делать не надо.

Согласно справкам N 1, 2, 3 и 6 от 20 мая 2010 года по результатам ОРМ «Наблюдение» в служебном кабинете Дубицкого по адресу г. <…> ул. <…> и протоколу осмотра видеозаписей, содержащихся на оптическом диске, предоставленном в следственный орган в порядке ст. 89 УПК РФ, зафиксированы переговоры:

15 сентября 2009 года между Дубицким и М., в ходе которых Дубицкий настаивает на привлечении ООО «<…>» к выполнению работ по входному контролю, напоминая об оказанной им ранее услуге по «приему трубы» (т. 17 л.д. 63 — 65, 192 — 195);

24 сентября 2009 года в 10.10 между Дубицким и двумя лицами, по вопросу заключения с ООО «<…>» договора на осуществление входного контроля, в ходе которых обсуждается необходимость указанной организации отчитаться перед <…> о якобы проведенном тендере, в связи с чем предлагаемая «конкурентами» (ООО «<…> и «<…>») цена должна быть выше, в связи с чем Дубицкий указывает величину цен, какая должны быть в их предложении (т. 17 л.д. 73 — 104, 192 — 195);

28 сентября 2009 года, между Дубицким и Марковым о сумме договора на осуществление входного контроля, о разрешении вопросов хозяйственной деятельности ООО «<…>», о подробностях переговоров с представителями ООО «<…>» о цене на входящий контроль (т. 17 л.д. 107 — 115, 192 — 195, 133 — 136);

20 октября 2009 года между Дубицким и К. по вопросу подготовки договора на выполнение входного контроля, в котором К. сообщает, что руководство указанной организации в <…> не выделяет деньги на ту часть трубы, которая уже закопана, в связи с чем в целях обоснования всей оговоренной <…> рублей представители ООО «<…>» предлагают, соответственно, увеличить цену услуг на оставшиеся 25 000 тонн трубы со <…> до <…> рублей за тонну трубы (т. 17 л.д. л.д. 188 — 190, 192 — 195).

Согласно справкам от 25 апреля 2010 года по результатам расшифровки аудиозаписи телефонных переговоров Дубицкого и Маркова и протоколу осмотра (прослушивания) фонограммы, содержащейся на оптических дисках, предоставленных в следственный орган в порядке ст. 89 УПК РФ (т. 6 л.д. 182 — 192, 193 — 204), зафиксированы переговоры:

16.09.2009 года в 13.00 Дубицкого с О. в ходе которых Дубицкий сообщает, что построенный участок конденсатопровода (протяженностью 100 км) будет признан не соответствующим нормативным требованиям и проектной документации ввиду того, что на объекте не ведется входной контроль, О. на это объясняет Дубицкому, что ввиду тендерной системы заключения договоров имеется определенная сложность, связанная с поступлением коммерческих предложений от двух компаний, включая ООО «<…>», по цене ниже той, что предлагается фирмой, от имени которой действует Дубицкий; в ответ Дубицкий говорит, что не допустит оформления документов задним числом, а относительно ООО «<…>» указывает, что эта фирма не должна рассматриваться в качестве возможного исполнителя работ ввиду их заинтересованности («самоконтроля»); после этого О. указывая, что у него осталось невыполненное обязательство перед Дубицким, предлагает оставить без снижения цену, предложенную фирмой, в интересах которой действует Дубицкий (<…> рублей), под условием включения в эту цену своего долга («У нас там осталась часть договоренности, которую мы не использовали, вернее я не выполнил… если допустим мы оставляем вот эту цифру без снижения и закрываем в том числе и этот вопрос, тогда я как бы готов его закрыть… Тогда давайте так, что на <…> мы договариваемся, и та договоренность, которая оставалась, входит в эти деньги, тогда я этот вопрос смогу закрыть»); Дубицкий принимает предложение, говоря, что по-другому вопрос им и не ставится («Ну, а других предложений и нету… так по-другому я и не ставлю вопрос»), при этом напоминает, что в данном случае документы будут оформляться задним числом («Тем более, как говорится, там вопрос решается задним числом»), а также напоминает о том, что предыдущие два объекта ООО «<…>» при наличии нарушений с его помощью были сданы в эксплуатацию; по окончании разговора О. говорит Дубицкому, чтобы представители его фирмы созванивались с М. и подъезжали для решения данного вопроса («команду даю, пусть Ваши созваниваются с М., подъезжают и закрываем вопрос»);

29 сентября 2009 года, в 11.32, Маркова с М. о встрече, на которую собирается принести проект договора;

в тот же день, в 14.41, Маркова с Дубицким о подготовке проекта договора и намерении съездить в офис ООО «<…>»;

30 сентября 2009 года, в 22.24, Маркова с сотрудником ООО «<…>» о договоре, об официальном письме к проекту договора; о возможности начать работу;

3 октября 2009 года, в 17.18, Маркова, который по телефону диктует текст письма в адрес начальника УКС ООО «<…>» О. о направлении проекта договора.

Судом дана правильная оценка законности и обоснованности проведенных оперативно-розыскных мероприятий.

Тот факт, что расшифровка разговоров имела место без участия осужденных, не противоречит требованиям ч. 7 ст. 186 УПК РФ, в редакции ФЗ от 18.12.2001 года N 177-ФЗ, действовавшего на момент выполнения следственных действий.

Ссылка Дубицкого на то, что при назначении фоноскопической экспертизы были нарушены его права, не свидетельствуют о необоснованности выводов суда, который на заключение фоноскопической экспертизы в приговоре не ссылается, а Дубицкий участие в записанных переговорах не оспаривает.

Кроме того, в обоснование своих выводов судом приведены в приговоре в качестве доказательств:

заявление Овечко от 6 февраля 2010 года, согласно которому Дубицкий в июне — июле 2008 года в офисе ООО «<…>» получил от него в качестве взятки <…> рублей за беспрепятственное строительство газопровода — «подключение <…> месторождения к КС «<…>», которое было начато в отсутствие разрешительных документов; кроме того, в третьем квартале 2009 года Дубицкий и руководство ООО «<…>» требовали заключить с указанной организацией договор на входной и инструментальный контроль поставляемых материалов и оборудования по строительству конденсатопровода на сумму около <…> рублей, но договор заключен не был ввиду ареста Дубицкого (т. 5 л.д. 2 — 4);

представленный О. чек, согласно которому он 16 июня 2008 года, в 13.31, в отделении <…> России N <…> снял со счета своей банковской карты <…> рублей (т. 5 л.д. 8, 31);

изъятые в ООО «<…>» документы, связанные со строительством газопровода и конденсатопровода (т. 5 л.д. 50 — 56);

копия договора подряда (с приложениями) на строительство газопровода («подключение»), заключенного между ООО «<…>» и ООО «<…>» 22.08.2007 года, согласно которому срок выполнения основных работ — с декабря 2007 года по апрель 2008 года (т. 5 л.д. 180 — 207);

технические условия на увеличение подачи газа с <…> газоконденсатного месторождения в систему магистральных газопроводов «<…> — <…>», «<…> — <…>», утвержденные заместителем председателя правления ОАО <…>» 23.01.2007 года, согласно которым при разработке проектной документации, организации и производстве работ надлежит руководствоваться нормативно-техническими документами по проектированию магистральных трубопроводов; строительно-монтажные работы в охранной зоне газопроводов выполнять только после выполнения эксплуатирующей организацией (<…> ЛПУ МГ ООО «<…>») мероприятий по подготовке безопасного ведения работ (т. 5 л.д. 101 — 106);

письмо ООО «<…>» от 10.04.2008 года за подписью О. в адрес Дубицкого, изъятое в ходе обыска в служебном кабинете Дубицкого, с просьбой согласовать проведение испытаний отдельных участков газопровода; содержит резолюцию Дубицкого («согласовано») и дату согласования — 11.04.2008 года (т. 10 л.д. 171);

копия разрешения администрации МО <…> район от 8 мая 2008 года на строительство газопровода (т. 5 л.д. 178 — 179);

письмо <…> филиала ФГУ «Главгосэкспертиза России» от 3 июня 2010 года, согласно которому заявка ООО «<…>» на выполнение государственной экспертизы проектной документации поступила 02.11.2007 года; положительное заключение государственной экспертизы датировано 24.04.2008 года, получено заказчиком 30.04.2008 года (т. 6 л.д. 176);

копия письма и.о. начальника межрегионального отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта МТУ Ростехнадзора по УрФО от 05.08.2008 года в адрес отдела государственного строительного надзора УТЭН Ростехнадзора по <…> автономному округу о включении Дубицкого О.В. в группу инспекторов для проведения государственного строительного надзора в отношении объекта капитального строительства — «<…> — подключение <…> месторождения к системе МГ «<…>», участок км 50,7 — 94,5 (КС <…>)» (т. 10 л.д. 72);

копия распоряжения МТУ Ростехнадзора по УрФО от 10.10.2008 года о проведении Дубицким итоговой проверки соответствия построенных объектов (в том числе «<…> — подключения <…> месторождения к системе МГ «<…>», участок км 50,7 — 94,5 «КС <…> — дело N 2<…>) нормативным требованиям и проектной документации со ссылкой на извещение ООО «<…>» от 13.10.2008 года об окончании строительства объектов (т. 10 л.д. 69);

заключение о соответствии построенного объекта капитального строительства — «<…> — подключения <…> месторождения к системе МГ «<…>», участок км 50,7 — 94,5 (КС <…> — нормативным требованиям и проектной документации, выданное Дубицким 17 ноября 2008 года; в заключении указано, что строительство было начато в мае 2008 года, окончено — в ноябре 2008 года; имеется ссылка на разрешение на строительство, выданное администрацией муниципального образования <…> район 8 мая 2008 года, а также на положительное заключение государственной экспертизы проектной документации — от 24 апреля 2008 года (т. 5 л.д. 107 — 109);

протокол выемки у начальника ЛЭС <…>ЛПУ МГ ООО «<…> В. документов, связанных со строительством газопровода (т. 6 л.д. 83 — 85);

письма ООО «<…>» от 19.02.2013 года и ООО ЧОП «<…>» от 18.02.2013 года, согласно которым инструкцией указанного охранного предприятия не предусмотрена обязательная фиксация в журнале учета посетителей лиц, являющихся представителями контролирующих и надзорных органов, в связи с чем посещение руководства ООО «<…>» представителем Ростехнадзора могло остаться без регистрации;

копия договора на строительство N 06-301 от 22.01.2009 года (с приложениями), согласно которому ООО «<…> (Подрядчик) взяло на себя обязательства перед ООО <…> (Заказчик) по выполнению всего комплекса работ и услуг по строительству конденсатопровода «<…> месторождение — <…> ЗПК», включая входной контроль (т. 6 л.д. 1 — 59);

письмо от 23.10.2008 года за подписью главного инженера ООО «Н.» о направлении в адрес ООО «<…> проекта договора на оказание услуг по осуществлению технического надзора за качеством строительно-монтажных работ на объекте «Конденсатопровод <…> месторождение — <…> ЗПК» (т. 8 л.д. 189);

договор N ТН-05/08 от 28 февраля 2009 года с приложениями к нему, согласно которым ООО «<…>» (Исполнитель) взяло на себя перед ООО «<…>» (Заказчик) обязательства по осуществлению технического надзора за качеством строительно-монтажных работ на указанном объекте (т. 5 л.д. 110 — 120);

распоряжения ООО «<…>» о назначении ответственными за осуществление технадзора на данном объекте: от 01.02.2009 года — И., П. и М.; от 17.04.2009 года — К. (т. 5 л.д. 129, 132; т. 8 л.д. 149);

изъятая в ходе обыска в служебном кабинете Дубицкого папка с документами по указанному объекту, содержащая документы:

обложка «Дело N __, объект капитального строительства «Конденсатопровод <…> месторождение — <…> ЗПК», застройщик…» (т. 10 л.д. 172);

письмо-извещение ООО <…> от 22.04.2009 года о начале строительства объекта, адресованное одновременно в два подразделения Ростехнадзора: в управление по <…> автономному округу и в МТУ по Уральскому федеральному округу (т. 10 л.д. 174 — 175);

письмо МТУ Ростехнадзора по УрФО от 15.05.2009 года «Об осуществлении государственного строительного надзора объектов МТТ» в адрес управления Ростехнадзора по <…> автономному округу, в котором со ссылкой на извещение о начале строительства конденсатопровода и на указание руководителя Ростехнадзора К. от 06.04.2009 года «Об организации государственного строительного надзора по отраслевому принципу» предложено направить представителя застройщика для регистрации документов и формирования дела в межрегиональный отдел по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта МТУ Ростехнадзора по УрФО (т. 10 л.д. 173);

копия письма Ростехнадзора от 06.04.2009 года N НК-24/274 за подписью руководителя К. в адрес территориальных органов, согласно которому государственный строительный надзор в полном объеме, включая проведение проверок, подготовку и выдачу заключений о соответствии при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте опасных производственных объектов должен осуществляться соответствующими отраслевыми структурными подразделениями территориальных управлений Ростехнадзора; структурные подразделения государственного строительного надзора территориальных органов Ростехнадзора осуществляют государственный строительный надзор на объектах, не входящих в компетенцию отраслевых структурных подразделений территориальных органов Ростехнадзора;

письма ООО <…> от 27.07.2009 года в адрес ООО «<…>», ООО «<…>, в которых предлагается рассмотреть вопрос о выполнении инструментального и визуального контроля материалов, включая трубу в количестве 25 000 тонн, с направлением коммерческого предложения до 30.07.2009 года (т. 5 л.д. 163, 177);

письменный ответ ООО «<…>» от 09.08.2009 года за подписью Маркова в адрес ООО «<…>» о готовности выполнения указанных работ с предложением цены — <…> рублей за тонну (т. 5 л.д. 164);

аналогичный письменный ответ ООО «<…> от 17.08.2009 года в адрес ООО «<…>» о готовности выполнения указанных работ с предложением стоимости всех работ — 5 041 136 руб. (т. 5 л.д. 174);

дополнительный письменный ответ ООО <…> от 18.08.2009 года в адрес ООО «<…>» о готовности выполнения указанных работ с предложением стоимости всех работ — <…> руб., исходя из цены — <…> руб. за тонну (т. 5 л.д. 176);

сопроводительное письмо ООО «<…>» о направлении в адрес заместителя генерального директора ООО «<…>» О. проекта договора с отметкой о поступлении адресату 05.10.2009 года и сам проект договора N ВК-01/09 на выполнение работ по проведению входного и сдаточного контроля, а также контроля складирования, транспортировки и хранения МТР, поступающих на базы Заказчика; договор не содержит указания о проведении контроля в отношении ранее смонтированной трубы (т. 12 л.д. 190 — 195, 196, т. 13 л.д. 143 — 149);

письма ООО «<…> от 20.10.2009 года в адрес ООО «<…>», ООО «<…> и ООО «<…>», в которых предлагается рассмотреть вопрос о выполнении инструментального и визуального контроля материалов, включая трубу в количестве 36 849,4 тонн, с направлением коммерческого предложения (т. 5 л.д. 167, 170, 171, т. 12 л.д. 201);

письменные ответы ООО «<…> за подписью Маркова в адрес ООО «<…>» о готовности выполнения указанных работ, при этом в одном из писем, в котором идет речь о количестве трубы в 36 849,4 тонн, — предлагается цена <…> руб. за одну тонну трубы, что составляет <…> руб. (без учета входного контроля шаровых кранов, стоимость которого предложена в сумме <…> руб.); в другом письме, где идет речь о 25 595 тонн трубы, — предложена цена <…> руб. за одну тонну трубы, что составляет аналогичную общую стоимость работ по входному контролю трубы — <…> руб. (т. 5 л.д. 166, т. 12 л.д. 198 — 199, 200);

аналогичный письменный ответ ООО «<…> от 22.10.2009 года в адрес ООО «<…> о готовности выполнения указанных работ с предложением стоимости всех работ <…> руб. (т. 5 л.д. 168);

аналогичный письменный ответ ООО «<…>» от 22.10.2009 года в адрес ООО «<…> о готовности выполнения указанных работ с предложением стоимости всех работ — <…> руб. (т. 5 л.д. 169);

письмо ООО «Н. от 18.02.2013 года, согласно которому объекты «Газопровод — подключение <…> месторождения к системе МГ «<…>» и «Конденсатопровод <…> месторождение — <…> ЗПК» в целях обеспечения их высокой эксплуатационной надежности были запроектированы с учетом требований, предъявляемых к строительству магистральных трубопроводов (СНиП 2.05.06-85 «Магистральные трубопроводы», Госстрой СССР, 30.03.1985);

письмо Северо-Уральского управления Ростехнадзора от 22.03.2013 года, согласно которому государственный инспектор <…> комплексного отдела Г. в проверках при строительстве объектов «Газопровод — подключение <…> месторождения к системе МГ «<…>» и «Конденсатопровод <…> месторождение — <…> ЗПК» в соответствии с приказами Управления Ростехнадзора по <…> автономному округу от 19.08.2008 года N 613-03 и от 06.05.2009 года N 327-03 не участвовал;

протоколы обыска в служебном кабинете Дубицкого по адресу: город <…> ул. <…> в ходе которого были обнаружены предметы и документы, имеющие значение для дела, включая его должностной регламент, служебный контракт, служебные документы организационно-распорядительного характера, документы, относящиеся к деятельности ООО «<…>», а также письмо ООО «<…>» от 10.04.2008 года с резолюцией Дубицкого о согласовании проведения испытания отдельных участков газопровода «Подключение <…> месторождения к системе магистральных газопроводов» и папка с документами по строящемуся ООО «<…>» конденсатопроводу (т. 10 л.д. 3 — 8, 125 — 129);

копии приказов и трудовой книжки Дубицкого, согласно которым Дубицкий 1 октября 2007 года был назначен на должность государственного инспектора межрегионального отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта вышеуказанного управления Ростехнадзора; 26 июня 2009 года, в связи с реорганизацией межрегионального территориального управления Ростехнадзора по Уральскому федеральному округу в Уральское управление Ростехнадзора, переведен на должность государственного инспектора межрегионального отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта вышеуказанного управления (т. 16 л.д. 3 — 17, 24, 34, 37, 59 — 61, 62; т. 10 л.д. 37 — 42);

письма Уральского управления Ростехнадзора от 30.04.2010 года, 17.05.2010 года, содержащие сведения о проверках, проведенных Дубицким в период с ноября 2007 года по октябрь 2009 года; копии должностных регламентов Дубицкого, которым определены его полномочия в период службы в органах Ростехнадзора; копии планов работы межрегионального отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта, отчетов о контрольной и надзорной работе указанного отдела, планов работы Дубицкого за 2007 — 2009 гг. (т. 10 л.д. 57 — 63, 130 — 159, т. 16 л.д. 28 — 33, 44 — 49, 71 — 197, 199 — 201, 202 — 248, т. 17 л.д. 1 — 16, 17 — 18);

копия распоряжения МТУ Ростехнадзора по УрФО от 17.01.2008 года, которым за Дубицким закреплены опасные производственные объекты магистральных трубопроводов: <…> ЛПУ МГ ООО «<…>», <…> и <…> ЛПУ МГ ООО «<…>», <…> УТЖУ ООО «<…>» (конденсатопровод на территории <…> АО), продуктопроводы ШФЛУ, газопроводы ПФ «<…>» (т. 10 л.д. 73 — 74);

копия распоряжения МТУ Ростехнадзора по УрФО от 09.10.2008 года, которым за Дубицким закреплены опасные производственные объекты магистральных трубопроводов: Я. <…> ЛПУ МГ ООО «<…>», <…> ЛПУ МГ ООО «<…>», <…> УТЖУ ООО «<…> (конденсатопроводы на территории <…> АО), ПФ «<…>» ОАО «<…>»; при этом на Дубицкого возложено оперативное руководство группой государственных инспекторов межрегионального отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта, дислоцированных на территории <…> АО (т. 10 л.д. 70 — 71);

копия приказа МТУ Ростехнадзора по УрФО от 18.02.2008 года о включении Дубицкого в состав межрегиональной территориальной аттестационной комиссии МТУ Ростехнадзора по УрФО (т. 10 л.д. 76 — 77);

протокол обыска от 26.10.2009 года в квартире Дубицкого, расположенной в г. <…> мкрн. <…> в ходе которого были обнаружены и изъяты предметы и документы, имеющие значение для дела, в том числе документы (включая учредительные и финансово-хозяйственные) и печати ООО «<…>» (т. 8 л.д. 5 — 20);

изъятые в ходе обыска в квартире Дубицкого документы, касающиеся деятельности ООО «<…>» с рукописными записями Дубицкого; свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ, о государственной регистрации и о постановке на учет в налоговом органе ООО «<…>»; копия лицензии, выданной 15.10.2007 года ООО <…>» на строительство зданий и сооружений 1 и 2 уровней ответственности (т. 8 л.д. 83 — 84, 104 — 119, 126 — 128; т. 9 л.д. 111);

должностная инструкция главного инженера ООО «<…>», утвержденная 12.01.2007 года директором Дубицким О.В., в силу которой Марков был наделен полномочиями по руководству, обеспечению оптимальной работы инженерного состава, оформлению и подписанию производственных договоров, контролю за их исполнением (т. 8 л.д. 169 — 172);

протокол обыска в жилище Маркова М.П. по адресу <…> область, село <…> ул. <…> в ходе которого были обнаружены документы, имеющие отношение к деятельности ООО «<…>», включая бланк заявления 2007 года от имени директора указанного юридического лица Дубицкого О.В., адресованного в Ростехнадзор, о предоставлении лицензии на осуществление деятельности по проведению экспертизы промышленной безопасности проектной документации на строительство, расширение, реконструкцию, техническое перевооружение, консервацию и ликвидацию опасных производственных объектов магистрального трубопроводного транспорта (т. 9 л.д. 211 — 219);

доверенность ООО «<…>» от 14.11.2008 г., выданная Маркову на представление интересов организации (т. 10 л.д. 90, т. 11 л.д. 142).

В судебном заседании судом исследованы доказательства, представленные стороной защиты:

письмо ООО «<…>» от 27.12.2012 г. об отсутствии в журнале регистрации посетителей сведений о посещении в период с 15 по 22 июня 2008 года офиса компании Дубицким;

письмо <…> управления Ростехнадзора от 29.12.2012 года об отсутствии сведений о надзорных мероприятиях, проведенных Дубицким на объектах капитального строительства «Газопровод — подключение Ю. месторождения к системе МГ «<…>» и «<…> месторождение — <…>ЗПК».

Приказы Управления Ростехнадзора по <…> автономному округу:

от 19.08.2008 года N 613-03, в котором со ссылкой на приказ руководителя МТУ Ростехнадзора по УрФО от 03.02.2008 года N 137 и на извещение ООО «<…>» назначена группа инспекторов для осуществления «государственного строительного надзора при строительстве объектов магистрального трубопроводного транспорта» («Газопровод — подключение <…> месторождения к системе МГ <…>») в составе государственного инспектора <…> отдела Управления Ростехнадзора по <…> автономному округу <…> и государственного инспектора межрегионального отдела по надзору за объектами магистрального трубопроводного транспорта МТУ Ростехнадзора по УрФО Дубицкого;

от 06.05.2009 года N 327-03 о назначении государственного инспектора Г. для осуществления государственного строительного надзора при строительстве объекта капитального строительства «Конденсатопровод <…> месторождение — <…>ЗПК»;

тетрадь регистрации предписаний, согласно которой в июне 2008 года были выданы пять предписаний: N 21 от 04.06.2008 года и N 22 от 05.06.2008 года — в адрес <…> ЛПДС ОАО «<…>», N 25 — в адрес <…> ЛПУ ООО «<…>», N <…> — в адрес <…> ЛПУ ООО «<…> и <…> — в адрес <…> ЛПУ ООО «<…>» в отношении предписаний N 21, 22 указана дата — 20 июня 2008 года;

электронные документы, содержащиеся в памяти ноутбука Дубицкого:

график проведения обследований (Рабочий стол/Ростехнадзор/Граф Обс-2008), содержащий сведения о надзорных проверках, запланированных Дубицким в июне 2008 года — обследование <…> и <…> ЛПУ МГ;

акт проверки на объекте капитального строительства «Расширение УГТУ, линейная часть, лупинг, км 0 — 24,6 <…> ЛПУ» (Рабочий стол/Ростехнадзор/УрФО2008/акт компл Н-У ЛПУ2), содержащий сведения о месте и дате его составлении от имени Дубицкого — г. <…> 30.06.2008 года;

акт проверки на объекте капитального строительства «Административное здание 30 м x 12 м, г-д «<…> — Западная граница», автоколонна N <…> УТТиСТ ООО «<…>» (Рабочий стол/Ростехнадзор/УрФО2008/акт компл Н-У НУТТиСТ), содержащий сведения о месте и дате его составлении от имени Дубицкого — п. <…>, 25.06.2008 года; при этом согласно акту Дубицким установлено и зафиксировано отсутствие проектной документации и разрешения на строительство объекта;

предписание Дубицкого N 27-10.ОД от 26 июня 2008 года содержащее сведения о его составлении Дубицким в п. <…> по результатам обследования <…> ЛПУ МГ, проведенного в период с 25 по 26 июня 2008 года;

копии удостоверений и сертификатов, свидетельствующие о прохождении К. аттестации, курсов повышения квалификации по радиационному методу неразрушающего контроля, по технологии контроля изоляционно-укладочных работ при строительстве, реконструкции и капитальном ремонте нефтегазопродуктопроводов, по техническому надзору, контролю качества строительства, капитального ремонта и эксплуатации объектов магистральных трубопроводов (т. 21 л.д. 197 — 200);

акты входного контроля труб, датированные 14, 15, 16, 17, 19, 21, 22, 24, 25, 26, 28 и 29 июня 2009 года, подписанные представителями заказчика (ООО «<…>»), технадзор (ООО <…>») и приемосдатчика (ООО <…>»), а также образцы сертификатов качества изготовителя на поставлявшуюся трубу;

фотография с изображением Дубицкого в кругу своих родственников, отражающее событие, имевшее место в конце июня 2008 года в г. <…>.

Кроме того, в судебном заседании выслушаны Марков, Дубицкий, которые вину не признали, оспаривали фактические обстоятельства по делу. Дубицкий, зачитав заранее подготовленный текст показаний, отказался отвечать на вопросы государственного обвинителя и других участников судебного разбирательства.

Оценивая доказательства по делу, суд пришел к обоснованному выводу, что доказательства, представленные стороной обвинения, подтверждают виновность Дубицкого в получении от О. части взятки в сумме <…> рублей, а представленные стороной защиты доказательства, в том числе показания Дубицкого, их не опровергают.

Выводы суда основаны на всесторонней оценке доказательств, мотивированы в приговоре с учетом совокупности доводов Дубицкого и его защитника по существу обвинения, которые также проанализированы в приговоре и обоснованно отвергнуты.

Указанные выводы суда сомнений в их правильности не вызывают.

Суд обоснованно указал, что не имеется оснований сомневаться в показаниях О. Каких-либо причин для оговора им Дубицкого по материалам дела не усматривается.

Утверждение осужденного, что О. его оговаривает под влиянием сотрудников правоохранительных органов, не основано на фактических данных по уголовному делу.

Его объяснение причин передачи взятки являются мотивированными и убедительными.

Показания О. о нарушении в январе — апреле 2008 года нормативных требований при строительстве газопровода, соединяющего <…> месторождение с газотранспортной системой ОАО «<…>», подтверждаются показаниями свидетеля М. копией разрешения администрации МО <…> район от 8 мая 2008 года на строительство газопровода (т. 5 л.д. 178 — 179), письмом <…> филиала ФГУ «<…>» от 3 июня 2010 года, содержащим сведения о времени проведения экспертизы (т. 6 л.д. 176).

В связи с этим показания О., опасавшегося запрещения строительства со стороны Дубицкого, содержат достаточное объяснение мотива, по которому им была обещана взятка Дубицкому за бездействие последнего и данное соглашение выполнено частично в июне 2008 года.

Являются логичными также объяснения О. о том, что Дубицкий, в связи с указанным соглашением о взятке, предоставил им возможность работать целый месяц без разрешительной документации, не вмешивался в ход строительства.

Поэтому соглашение с Дубицким свидетелем О. было выполнено, несмотря на то, что разрешение на строительство было получено до передачи денег.

Показания О. об осведомленности Дубицкого о строительстве газопровода без разрешительной документации, осужденный в своем выступлении в прениях не оспаривал, описывая обстоятельства первой встречи с О. в феврале 2008 года.

Доводы Дубицкого об отсутствии у О. прямой заинтересованности в соблюдении сроков строительства, поскольку оно велось подрядной организацией ООО «<…> являются неубедительными. Заинтересованность О. как представителя эксплуатирующей организации в своевременном выполнении работ подрядной организацией сомнений не вызывает. В противном случае, вопрос о сроках строительства не был бы предметом договора с эксплуатирующей организацией, интересы которой отстаивал О. в силу занимаемой должности.

Дубицким приводились разные суждения о показаниях О. относительно обстоятельств, при которых они встречались.

В своих показаниях Дубицкий, ссылаясь на ложь в показаниях О. утверждал, что до 2 сентября 2008 года они не встречались ввиду отсутствия у него полномочий по осуществлению государственного строительного надзора.

В прениях же Дубицкий изложил иную версию, согласно которой первая встреча имела место в начале февраля 2008 года, проходила в присутствии подчиненных О. — К. и А. и на этой встрече разговора о деньгах не было.

Между тем, как следует из показаний О., он не смог указать точно даты встреч с Дубицким, однако пояснил, что встречался с Дубицким неоднократно до передачи денег. К. и А. приезжали с ним в офис Дубицкого, но разговор о деньгах был при выезде с Дубицким на объект, при котором никто не присутствовал. Деньги им были переданы в июне 2008 года примерно 20 — 22 числа.

Поэтому О. не подтвердил обстоятельства, на которые ссылался Дубицкий. В связи с изложенным обстоятельства, для установления которых Дубицкий просит допросить свидетелей К. и А. не имеют значения для вывода о виновности осужденного, в связи с чем Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения данного ходатайства.

Кроме того, в ходатайстве Дубицкий не приводит достаточных сведений о персональных данных указанных лиц, которые по делу не устанавливались и не допрашивались.

Ходатайство о запросе оперативной аудиовидеозаписи первой встречи с О., К. и А., наличие которой предполагается Дубицким, не подлежит удовлетворению, поскольку в деле нет сведений, что такая запись существует.

Показания О. об обстоятельствах передачи денег подтверждаются совокупностью доказательств, указанных в приговоре, в том числе данными о периоде его нахождения в <…> и <…> о получении денежных средств в банке в сумме, превышающей размер вознаграждения, переданного Дубицкому.

Доводы Дубицкого о том, что его визит по месту работы О. не зарегистрирован в журнале посещений, не опровергают показаний свидетеля, согласно которым посетители по его указанию беспрепятственно пропускались к нему охраной, что согласуется с письмом ООО «<…>» от 18.02.2012 года. В нем со ссылкой на инструкцию охранного предприятия, осуществляющего пропускной режим в офисе компании, сообщается об отсутствии обязательной фиксации в указанном журнале представителей контролирующих и надзорных органов.

Является правильной оценка судом фотографии с изображением подсудимого в кругу его семьи, а также документов, отражающих надзорную деятельность Дубицкого в июне 2008 года, которые не свидетельствуют о наличии у Дубицкого алиби, исключающего получение им от О. денег в период времени, указанный в обвинении.

Вопрос о полномочиях Дубицкого при совершении им действий по получению взятки в июне 2008 года являлся предметом исследования в судебном заседании.

Дубицкий утверждал в суде, что не осуществлял надзор за строящимся газопроводом до 19 августа 2008 года.

Отвергая данные доводы, суд правильно указал, что ссылка Дубицкого на приказ, которым он был включен в группу государственных инспекторов для осуществления надзора за строительством газопровода, датированный 19 августа 2008 года, не может быть принята во внимание. Указанный приказ и не мог быть издан ранее, поскольку ООО «<…>» в установленный законом срок извещения в Ростехнадзор о начатом строительстве газопровода не направляло. Задержке с изданием приказа способствовало также бездействие Дубицкого, скрывавшего факт выявленного им незаконного строительства.

Суд обоснованно мотивировал свой вывод ссылкой на должностной регламент, в соответствии с которым Дубицкий осуществлял контроль и надзор за соблюдением требований промышленной безопасности при проектировании, строительстве, реконструкции, расширении, консервации, приемке в эксплуатацию и эксплуатации опасных производственных объектов, в частности объектов магистрального трубопроводного транспорта.

Суд правильно отметил, что газопровод «Подключение <…> месторождения к системе МГ «<…> («<…>», «<…>»), участок — километры 50,7 — 94,5 (КС «<…>»)» был запроектирован и строился с учетом требований и норм, предъявляемых к магистральным газопроводам, что подтверждается показаниями свидетеля О. письмом ООО «<…>» от 18.02.2013 года, а также техническими условиями на увеличение подачи газа с <…> газоконденсатного месторождения в систему магистральных газопроводов «<…>», «<…>» (т. 5 л.д. 101 — 106). В приказе Управления Ростехнадзора по <…> автономному округу от 19 августа 2008 года о назначении группы государственных инспекторов для осуществления государственного строительного надзора, полученном судом 09.01.2013 года из <…> управления Ростехнадзора, данный газопровод также указан в качестве объекта магистрального трубопроводного транспорта, что опровергает доводы осужденного, который, исходя из назначения газопровода, относит его к числу промысловых и настаивает на неподнадзорности ему данного объекта.

Является также правильным вывод суда о том, что в соответствии с вышеуказанными «техническими условиями» (т. 5 л.д. 101 — 106) строительство газопровода было сопряжено с производством строительно-монтажных работ в охранной зоне магистральных газопроводов и с его подключением к данным трубопроводам <…> ЛПУ МГ ООО «<…>» (ООО «<…>), объекты которого были закреплены лично за Дубицким согласно распоряжению МТУ Ростехнадзора по УрФО от 17.01.2008 года (т. 10 л.д. 73 — 74).

Подтверждением данного вывода является также факт проведения в 2008 году Дубицким итоговых проверок по окончании строительства ООО «<…>» двух объектов: вышеуказанного газопровода, соединяющего месторождение с газотранспортной сетью ОАО «<…>, а также газопровода внешнего транспорта «<…> месторождение — точка врезки» (т. 5 л.д. 107 — 109, т. 10 л.д. 69, 186 — 188).

В связи с изложенным суд правильно указал, что Дубицкий в соответствии с должностным регламентом и правами, предоставленными ему действующим законодательством, установив факт незаконного производства работ по строительству газопровода — в отсутствие заключения экспертизы промышленной безопасности, разрешения на строительства и без извещения о начале строительства органов Ростехнадзора — обязан был зафиксировать правонарушение путем составления соответствующего акта, а также принять меры, направленные на пресечение правонарушения, в том числе посредством вынесения предписания об устранении нарушения требований промышленной безопасности.

Данный вывод основан на нормативных актах, регламентирующих деятельность и полномочия Дубицкого, и согласуется с показаниями свидетеля Ф. заместителя руководителя межрегионального территориального управления Ростехнадзора по <…> федеральному округу. Как пояснил суду свидетель, право самостоятельно осуществлять строительный надзор была возложена на Дубицкого и других инспекторов магистрального трубопроводного транспорта примерно осенью 2008 года в связи с производственной необходимостью. Однако до этого в случае выявления инспектором магистрального трубопроводного транспорта факта строительства объекта, осуществляемого с нарушением законодательства, в частности без положительного заключения экспертизы и разрешения на строительство, в полномочия такого инспектора входило оформление правонарушения, вынесение предписания и передача материалов в территориальное управление.

Суд в связи с указанным выводом обоснованно привел факты, свидетельствующие, что в аналогичной ситуации на другом объекте Дубицким были приняты надлежащие меры реагирования (согласно акту, составленному Дубицким 25.06.2008 года по факту аналогичного нарушения, связанного со строительством другого объекта — административного здания в поселке <…> — в отсутствие проектной документации и разрешения на строительство. Указанный акт, содержащийся в электронном виде на жестком диске ноутбука <…>, был исследован в судебном заседании по ходатайству самого подсудимого и в копии приобщен к делу).

Доводы Дубицкого о том, что в последнем случае надзор ему был поручен на основании отдельного приказа N 536 от 19.06.2008 года, вышеуказанных выводов суда о компетенции Дубицкого, основанных на совокупности перечисленных выше доказательств, не опровергают, необходимости в истребовании данного приказа Судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, поскольку строительство газопровода ООО «<…>» должно было проводиться с подключением к действующим газопроводам, надзор за которыми осуществлял Дубицкий, суд сделал правильный вывод о том, что оформление правонарушения в связи с незаконным строительством указанного газопровода относилось к служебным полномочиям Дубицкого.

Следовательно, является правильным и вывод суда о том, что получение Дубицким незаконного вознаграждения за бездействие в пользу ООО «<…>» представляло собой получение взятки.

В связи с этим доводы осужденного Дубицкого, оспаривающего получение им от свидетеля О. <…> рублей в июне 2008 года, не свидетельствуют об ошибочности выводов суда.

В связи с тем, что причин сомневаться в достоверности показаний О. не имеется, Судебная коллегия не усматривает оснований для его повторного допроса в суде апелляционной инстанции. Осужденные Дубицкий и Марков и их защитники имели возможность задать ему вопросы по содержанию показаний и фактически реализовали данное право. Требования справедливого судебного разбирательства, установленные пп. «d» п. 2 ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» судом были соблюдены. В связи с изложенным вышеуказанное ходатайство Дубицкого удовлетворению не подлежит.

Вопреки доводам осужденного Дубицкого показания О. не подтверждают, что он не встречался с осужденным на объекте до передачи денег в июне 2008 года.

Из показаний О. следует, что на объект они выезжали один раз вдвоем, где они обговорили вопрос о передаче вознаграждения Дубицкому. Это было в период незаконного строительства, то есть весной 2008 года.

Если бы О. имел в виду только один выезд на объект осенью 2008 года, то это означало бы полное отсутствие логики в его показаниях.

Ссылаясь на одну совместную поездку с Дубицким на объект, свидетель говорил о периоде времени, про который его в тот момент спрашивали в судебном заседании, то есть про период до передачи денег Дубицкому в июне 2008 года.

В связи с изложенным Судебная коллегия не считает опровергающим показания О. довод Дубицкого о выезде с ним на объект 2 сентября 2008 года, в котором принимали участие зам. Генерального директора ООО «<…>» В. директор ООО «<…> Т. начальник потока N 3 УФ N 2 ОАО «<…>» М. водитель О. Смысл сказанного свидетелем О. в судебном заседании приводится в жалобе без учета контекста его показаний.

В связи с изложенным обстоятельства поездки О. и Дубицкого 2 сентября 2008 года, для установления которых он просит допросить в качестве свидетелей вышеуказанных лиц, не имеют значения для оценки вывода суда о виновности Дубицкого. Кроме того, в ходатайстве Дубицкий не приводит достаточных сведений о персональных данных указанных лиц, которые по делу не устанавливались и не допрашивались.

По обвинению в покушении на получение в 2009 году незаконного вознаграждения Дубицким и Марковым организованной группой, суд в основном правильно установил фактические обстоятельства, относящиеся к действиям Дубицкого.

Вывод суда о том, что надзор за строительством конденсатопровода входил в служебные полномочия Дубицкого, основан на совокупности доказательств, приведенных в приговоре, и является обоснованным. Несогласие Дубицкого с оценкой доказательств, которую дал суд, не является основанием для удовлетворения жалобы. Доводы, которые Дубицкий приводит в жалобе, получили оценку в приговоре. Оснований не согласиться с выводами суда Судебная коллегия не усматривает.

Являются также правильными выводы суда о том, что Дубицкий, имея личную заинтересованность в деятельности ООО <…>», использовал в 2008 году свое влияние должностного лица для привлечения данного предприятия в качестве организации, осуществляющей независимый технический надзор при строительстве объекта «Конденсатопровод <…> нефтегазоконденсатное месторождение — <…> ЗПК», заказчиком которого являлось ООО «<…>», а осенью 2009 года при обсуждении вопроса о заключении соглашения на работы по визуально-измерительному контролю с ООО «<…>», убеждая О. согласиться с предложенной ценой указанных услуг коммерческого предприятия, напомнил тому о долге за 2008 год, после чего согласился на встречное предложение <…> погасить указанную задолженность установлением цены в договоре с ООО <…> на визуально-измерительный контроль в запрашиваемом размере <…> рублей с учетом вышеуказанной задолженности.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями О., записью данного разговора, содержание которого приведено в приговоре.

Комментируя указанную запись, О. показал, что в ней речь шла о долге перед Дубицким по взятке за 2008 год в размере <…> рублей, что опровергает доводы Дубицкого, по которым речь шла об иной задолженности. К утверждению Дубицкого о том, что он неправильно понял О., Судебная коллегия, оценивая их в совокупности с другими доказательствами, относится критически.

Суд, анализируя указанные доказательства в совокупности с доказательствами, относящимися к соглашению между Дубицким и О. о передаче взятки в размере <…> рублей, пришел к обоснованному выводу о доказанности данных фактических обстоятельств.

Указанные действия Дубицкого согласившегося на предложение О. включить в цену визуально-измерительного контроля долг перед Дубицким по взятке за 2008 год квалифицированы как действия направленные на получение взятки, которые охватывались совместным умыслом Дубицкого и Маркова, действовавших организованной группой.

При этом суд в соответствии с позицией государственного обвинителя, исходя из единого умысла Дубицкого, квалифицировал действия по получению взятки в 2008 году и действия, направленные на получение взятки в 2009 году, как единое продолжаемое преступление, к которому на этапе получения второй части взятки в 2009 году присоединился Марков, действовавший в этом эпизоде совместно с Дубицким в составе организованной группы.

Указанная квалификация не нарушает требований ст. 252 УПК РФ, как это ошибочно утверждает защита в своих доводах, поскольку объем имеющих значение фактических обстоятельств дела при этом не увеличился, причем получение взятки в размере <…> рублей в 2008 году в крупном размере, который вменялся как оконченное преступление, в результате названной правовой оценки стал эпизодом покушения Дубицкого на получение взятки также в крупном размере, которое не было доведено до конца в 2009 году в связи с задержанием осужденного.

Вместе с тем, вышеуказанная квалификация преступления основана на фактических обстоятельствах, относящихся к роли Маркова, которые не подтверждаются доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Из доказательств по эпизоду покушения на получение взятки организованной группой в 2009 году следует, что Дубицкий использовал свое влияние для заключения договора с ООО <…>, в котором Марков являлся главным инженером и отвечал за производственную деятельность предприятия.

Указанная хозяйственная деятельность ООО «<…>» была реальной, осуществлялась специалистами предприятия К. И., С., подтвердившими данное обстоятельство в суде.

В процессе указанной деятельности Марков стал предлагать заключить с ООО «<…> также договор на дополнительный вид работ — по визуально-измерительному контролю. Поскольку его предложение не принималось, в преддоговорный процесс включился Дубицкий, который используя свое влияние, основанное на должностном положении, а также напомнив О. о задолженности за 2008 год, стал настаивать на заключении договора на условиях оплаты, которые предложил Марков.

При этом Дубицкий в ходе переговоров дал понять, что не допустит оформление задним числом актов по визуально-измерительному контролю в отношении закопанной трубы (100 км) с какой-либо иной организацией, кроме ООО «<…>. Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями О., записями переговоров между ними.

В связи с указанными обстоятельствами, О. сделал Дубицкому предложение о зачете в цену договора долга перед ним за 2008 год, на что Дубицкий согласился.

После достижения вышеуказанных устных договоренностей между Дубицким и О. никакие деньги осужденным не передавались и такие попытки не предпринимались. Более того, устные соглашения между Дубицким и О. не стали предметом договора на визуально-измерительный контроль, заключение которого являлось необходимым условием реализации соглашения о передаче взятки.

Установленные обстоятельства не свидетельствуют о том, что Марков знал о наличии у О. долга перед Дубицким за 2008 год, о том, что Дубицкий намерен использовать данный факт как средство убеждения О. в ходе переговоров между ними.

Более того, предложение о включении в цену на визуально-измерительный контроль задолженности по взятке за 2008 год исходило от О. и ни Дубицкий ни Марков не могли об этом знать заранее.

После достижения соглашения Дубицкого с О. данных о том, что Марков был проинформирован о деталях переговоров, о способе, которым Дубицкому удалось добиться согласия на предложенную цену, о включении в цену долга по взятке, обещанной Дубицкому в 2008 году, в ходе расследования уголовного дела добыто не было.

Из известных Маркову обстоятельств следует, что он мог допускать возможность использования Дубицким в ходе переговоров с О. своего авторитета должностного лица, а также информации об отсутствии визуально-измерительного контроля в отношении закопанной трубы, которая не может быть принята задним числом.

Следовательно, выводы суда о том, что умыслом Маркова охватывались действия Дубицкого по получению долга по взятке за 2008 год, не подтверждаются доказательствами по делу и основаны на предположениях, на которых в силу ст. 14 УПК РФ не может быть основан обвинительный приговор.

В связи с этим вывод суда о виновности Маркова в данном преступлении является ошибочным, как и вывод в отношении Дубицкого о том, что он действовал в составе организованной группы совместно с Марковым.

На основании изложенного приговор в отношении Маркова в части получения им совместно с Дубицким в составе организованной группы взятки от О. в сумме <…> рублей в 2009 году подлежит отмене с прекращением уголовного дела за отсутствием состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Является также неправильной правовая оценка действий Дубицкого, направленных на получение второй части обещанной ему взятки в размере <…> рублей как покушения на совершение преступления.

Согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ под покушением на преступление понимаются умышленные действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Таких действий Дубицкого в установленных судом фактических обстоятельствах не усматривается.

Его действия не подпадают также под определение приготовления к преступлению, под которым понимается приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

С учетом доказанных действий Маркова действия Дубицкого не являются приисканием соучастника преступления, а также сговором на совершение преступление (получение взятки).

Не усматривается также в действиях Дубицкого приискания, изготовления или приспособления лицом средств или орудий совершения преступления, а также иного умышленного создания условий для совершения преступления.

Для получения указанной взятки, с учетом той формы, в которой она должна была быть передана, как часть оплаты по договору подряда, необходимым условием для совершения преступления являлось заключение самого договора.

Однако до данной стадии преступления действия Дубицкого не дошли, завершились устным соглашением между Дубицким и О. которое не порождало правовых последствий, и, следовательно, не может быть признано достаточным условием для его совершения.

В связи с этим указанные действия Дубицкого не содержат объективной стороны преступления и, следовательно, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

В связи с изложенным из объема действий, за которые осужден Дубицкий, подлежат исключению действия, направленные на получение им взятки от О. в 2009 году в размере <…> рублей.

Что касается его действий, совершенных в 2008 году, то поскольку они в соответствии с позицией государственного обвинителя квалифицированы как неоконченное преступление — покушение на получение взятки, Судебная коллегия не усматривает оснований для квалификации этих действий как оконченного преступления, так как это ухудшило бы положение осужденного по сравнению с обвинением, поддержанным в суде 1 инстанции.

Указанные действия Дубицкого квалифицированы судом на основании ст. 9 УК РФ по п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции ФЗ РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003 года, что не соответствует требованиям ст. 10 УК РФ.

Неприменение нового уголовного закона N 97-ФЗ РФ от 4.05.2011 года мотивировано судом тем, что совершенные осужденным действий, направленные на получение взятки в сумме, превышающей <…> рублей, по новому Закону подлежат квалификации по части 6 ст. 290 УК РФ, предусматривающей более строгое наказание.

Указанная позиция суда является ошибочной, поскольку не учитывает, что часть 6 статьи 290 УК РФ в указанной редакции предусматривает ответственность за получение взятки в особо крупном размере, что не вменялось осужденному, а само понятие «взятки в особо крупном размере» не предусматривалось законом на момент совершения преступления.

Поэтому в соответствии с уголовным законом N 97-ФЗ РФ от 4.05.2011 года действия осужденного Дубицкого могли быть квалифицированы лишь как получение взятки в крупном размере.

При этом санкция ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции ФЗ N 97-ФЗ РФ от 4.05.2011 года, предусматривающая ответственность за получение взятки в крупном размере, является более мягкой, поскольку наряду с лишением свободы предусматривает более мягкое основное наказание в виде штрафа.

В связи с изложенным Судебная коллегия полагает действия Дубицкого по факту покушения на получение взятки от представителя ООО «<…>» О. в июне 2008 года, на основании ст. 10 УК РФ, переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ на ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 года N 97-ФЗ.

Оснований для квалификации действий Дубицкого по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 года N 97-ФЗ, предусматривающего ответственность за совершение преступления организованной группой, Судебная коллегия не усматривает по указанным выше основаниям.

При назначении наказания осужденным Судебная коллегия учитывает обстоятельства, имеющие значение в соответствии со ст. 6, 60 УК РФ, установленные судом в приговоре, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность осужденных, их роль в совершении преступлений, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств.

Ввиду изменения редакции уголовного закона, по которой осуждены Дубицкий и Марков по преступлению в отношении ООО «<…>», Судебная коллегия с учетом вышеуказанных обстоятельств, предусмотренных ст. 6, 60 УК РФ, не усматривает оснований для назначения основного наказания в виде штрафа, а наказание в виде лишения свободы на срок, указанный в приговоре, Судебная коллегия считает справедливым.

По преступлению в отношении О. в связи с изменением объема преступных действий, за которые осужден Дубицкий, исключением квалифицирующего признака организованной группы, срок наказания в виде лишения свободы подлежит снижению.

Суд при постановлении приговора на основании ч. 2 ст. 81 УК РФ обоснованно освободил Маркова от наказания в связи с наличием у него заболевания.

Судебная коллегия принимает такое же решение по основаниям, указанным судом в приговоре.

Вопрос о конфискации денежных сумм разрешен судом в приговоре правильно в соответствии со ст. 104.1, 104.2 УК РФ. Вносимые в приговор изменения на решение суда о конфискации не влияют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 29 мая 2013 года в отношении Маркова М.П. в части его осуждения по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 N 97-ФЗ (по факту покушения на получение взятки от О. в августе — октябре 2009 года) отменить, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело в отношении Маркова прекратить за отсутствием состава преступления в его действиях. Исключить указание о назначении Маркову наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Признать за Марковым право на реабилитацию.

Действия Маркова переквалифицировать с пп. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ (по факту получения взятки от представителей ООО «Т.» в период с 11.02.2007 года по март 2008 года) на пп. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 N 97-ФЗ, по которой назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы, со штрафом <…> рублей.

Маркова на основании ч. 2 ст. 81 УК РФ от отбывания основного наказания в виде лишения свободы освободить.

Этот же приговор в отношении Дубицкого О. изменить:

исключить осуждение Дубицкого за покушение на получение взятки от О. в сумме <…> рублей совместно с Марковым в составе организованной группы в августе — октябре 2009 года;

действия Дубицкого переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ на ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 N 97-ФЗ (за покушение на получение взятки от О. в сумме <…> рублей в период с 18 по 20 июня 2008 года), по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 7 лет со штрафом в сумме 900 000 рублей.

Действия Дубицкого переквалифицировать с пп. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ (по факту получения взятки от представителей ООО «<…>» в период с 11.02.2007 года по март 2008 года) на пп. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 N 97-ФЗ, по которой назначить наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 900 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначить Дубицкому по совокупности ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 04.05.2011 N 97-ФЗ), пп. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 04.05.2011 N 97-ФЗ), п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 04.05.2011 N 97-ФЗ), п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 04.05.2011 N 97-ФЗ) окончательное наказание в виде 8 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 1 000 000 (один миллион) рублей.

В остальной части приговор в отношении Дубицкого и Маркова оставить без изменения.

Предыдущая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code