Комментарий к Федеральному закону от 2 июля 2010 года N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (постатейный), 2013

(в ред. Федеральных законов от 01.07.2011 N 169-ФЗ, от 30.11.2011 N 362-ФЗ, от 28.06.2013 N 134-ФЗ)

Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Предмет регулирования настоящего Федерального закона

Комментарий к статье 1

1. В комментируемой статье определен предмет регулирования Закона N 151-ФЗ <1>.

———————————

<1> СЗ РФ. 2010. N 27. Ст. 3435; РГ. 2010. N 147; ПГ. 2010. N 36.

 

2. Предваряя рассмотрение предмета применения Закона N 151-ФЗ, отметим, что в тексте комментируемого законодательного акта отсутствует указание на его цель.

Вместе с тем справедливости ради укажем, что с точки зрения правил юридической техники описание цели федерального закона в его тексте не является строго обязательным. Тем не менее указание конкретной цели федерального закона в его тексте достаточно широко распространено в отечественном законодательстве. Среди российских законов, имеющих определенную прописанную цель, можно назвать:

Закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» <2>;

———————————

<2> РГ. 2010. N 168; СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4193.

 

Закон «О страховании вкладов физических лиц в банках РФ» <3>;

———————————

<3> РГ. 2003. N 261; СЗ РФ. 2003. N 52 (часть I). Ст. 5029; ПГ. 2003. N 242 — 243.

 

Закон «О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» <4>;

———————————

<4> СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3232; РГ. 2004. N 170.

 

Закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» <5>;

———————————

<5> СЗ РФ. 1999. N 10. Ст. 1163; РГ. 1999. N 46.

 

Закон «Об использовании государственных ценных бумаг Российской Федерации для повышения капитализации банков» <6>;

———————————

<6> СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3618; РГ. 2009. N 132.

 

Закон «О кредитных историях» <7> и др.

———————————

<7> СЗ РФ. 2005. N 1 (часть I). Ст. 44; РГ. 2005. N 2; ПГ. 2005. N 9.

 

В качестве противоположного примера, когда в федеральном законе не оговаривается его цель, можно привести Закон «О рынке ценных бумаг», являющийся основным нормативно-правовым актом, регулирующим отечественный фондовый рынок. Нет указания на цель и в Законе «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг», а также в целом ряде других федеральных законов.

В то же время формулирование цели закона совершенно необходимо на стадии разработки концепции законопроекта, так как это способствует уходу разработчиков закона от ложных целей. Бесспорно, что целью любого закона может быть только разрешение соответствующей общественно значимой проблемы.

Применительно к Закону N 151-ФЗ такой проблемой является отсутствие базового федерального законодательства, регулирующего микрофинансовую деятельность, что сдерживало развитие рынка микрофинансирования, а в ряде случаев и ставило под сомнение легитимность деятельности ряда его институтов, прежде всего организаций, не являющихся кредитными. Нередко такие организации и их руководители обвинялись в осуществлении незаконной банковской деятельности, поскольку они осуществляли кредитование, являющееся одним из направлений деятельности кредитных организаций (банковских и небанковских).

Таким образом, по нашему мнению, основной целью принятия Закона N 151-ФЗ является легитимизация микрофинансовой деятельности и функционирования микрофинансовых организаций.

3. Возвращаясь же к рассмотрению предмета регулирования Закона N 151-ФЗ, отметим, что вообще предмет регулирования любого законодательного акта — это наиболее общие группы вопросов, которые включены в сферу его действия.

Как следует из статьи 1 Закона N 151-ФЗ, в общей сложности групп вопросов, составляющих его предмет, шесть, в том числе:

1) правовые основы осуществления микрофинансовой деятельности. Этому вопросу полностью посвящена статья 3 главы 1 Закона N 151-ФЗ (см. комментарий к статье 3 Закона N 151-ФЗ);

2) порядок государственного регулирования деятельности микрофинансовых организаций. Этот вопрос регламентируют нормы главы 4 Закона N 151-ФЗ, а именно статьи 14 — 16 (см. комментарий к статьям 14 — 16 Закона N 151-ФЗ);

3) порядок и условия предоставления микрозаймов, а также их размер. Эти вопросы регламентирует ряд статей главы 3 Закона N 151-ФЗ (см. комментарий к соответствующим статьям Закона N 151-ФЗ);

4) порядок приобретения статуса микрофинансовой организации. Этот вопрос регулируется нормами статьи 5 главы 2 Закона N 151-ФЗ (см. комментарий к статье 5 Закона N 151-ФЗ);

5) порядок осуществления деятельности микрофинансовых организаций. Этому вопросу посвящена глава 3 Закона N 151-ФЗ (см. комментарий к статьям 8 — 13 Закона N 151-ФЗ);

6) права и обязанности уполномоченного органа в сфере микрофинансовой деятельности. Основные права и обязанности уполномоченного органа определены в статьях 4, 5, 6, 14 и других статьях Закона N 151-ФЗ (см. комментарий к соответствующим статьям Закона N 151-ФЗ).

4. Рассматривая предмет регулирования Закона N 151-ФЗ, необходимо отметить, что его положениями обеспечиваются:

1) защита прав и законных интересов добросовестных участников микрофинансового рынка и получателей микрофинансовых услуг (потребителей);

2) определение принципов, форм, методов и ограничений участия государства в регулировании отношений, складывающихся между субъектами рынка, а также субъектами рынка и государством;

3) содействие повышению прозрачности и инвестиционной привлекательности микрофинансовых организаций и развитию инфраструктуры рынка.

Также Закон N 151-ФЗ, формируя условия для защиты законных прав и интересов микрофинансовых организаций, потребителей их услуг и инвесторов, устанавливает ограничения для деятельности микрофинансовых организаций.

5. Необходимо отметить, что из предмета регулирования Закона N 151-ФЗ исключена микрофинансовая деятельность юридических лиц, которые являются:

1) кредитными организациями. В соответствии со статьей 1 Закона «О банках и банковской деятельности» <8> кредитная организация — юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные указанным законодательным актом.

———————————

<8> СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492; РГ. 1996. N 27.

 

Как следует из смысла статьи 1 Закона «О банках и банковской деятельности», кредитные организации могут быть двух типов — банк и небанковская кредитная организация.

Банк — кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.

Небанковская кредитная организация — кредитная организация, имеющая право осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные Законом «О банках и банковской деятельности»;

2) кредитными кооперативами. Согласно статье 1 Закона «О кредитной кооперации» <9> кредитный кооператив — добровольное объединение физических и (или) юридических лиц на основе членства и по территориальному, профессиональному и (или) иному принципу в целях удовлетворения финансовых потребностей членов кредитного кооператива (пайщиков);

———————————

<9> СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3627; РГ. 2009. N 136.

 

3) ломбардами. Как следует из статьи 2 Закона «О ломбардах» <10>, ломбард — специализированная коммерческая организация, основными видами деятельности которой являются предоставление краткосрочных займов гражданам и хранение вещей;

———————————

<10> СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 3992; РГ. 2007. N 164; ПГ. 2007. N 99 — 101.

 

4) жилищными накопительными кооперативами. Как установлено в статье 2 Закона «О жилищных накопительных кооперативах» <11>, жилищный накопительный кооператив — потребительский кооператив, созданный как добровольное объединение граждан на основе членства в целях удовлетворения потребностей членов кооператива в жилых помещениях путем объединения членами кооператива паевых взносов.

———————————

<11> РГ. 2004. N 292; СЗ РФ. N 1 (часть I). Ст. 41; ПГ. 2005. N 7 — 8.

 

Перечисленные выше организации также вправе осуществлять микрофинансовую деятельность. Однако этот аспект их деятельности регулируется не Законом N 151-ФЗ, а законодательством РФ, регулирующим их деятельность, то есть Федеральными законами, перечисленным выше (часть 3 статьи 3 Закона N 151-ФЗ).

Вместе с тем следует отметить, что микрофинансовые структуры, деятельность которых регулируется Законом N 151-ФЗ, и иные структуры, осуществляющие микрофинансовую деятельность (банки, ломбарды, кредитные кооперативы и т.д.), в сфере микрофинансирования не конкуренты, а скорее, партнеры. На рынке услуг микрофинансирования они призваны органично дополнять друг друга. Об устойчивом сосуществовании различных форм финансовых посредников на рынке возвратного финансирования малого бизнеса свидетельствует и опыт других стран Европы и США.

6. Обращает на себя внимание тот факт, что Закон N 151-ФЗ в отличие от ряда других законодательных актов, например Закона «О кредитных историях» <12>, не включает отдельную статью, посвященную установлению сферы его регулирования, ограничиваясь только определением своего предмета.

———————————

<12> СЗ РФ. 2005. N 1 (часть I). Ст. 44; РГ. 2005. N 2; ПГ. 2005. N 9.

 

В этой связи укажем, что обычно сферу действия законодательного акта составляют общественные отношения, возникающие между субъектами в связи и по поводу предмета регулирования, урегулированные соответствующим законодательным актом.

В статье, определяющей сферу регулирования законодательного акта, законодателю необходимо четко определить круг общественных отношений, которые урегулированы законом, поскольку если сфера правового регулирования окажется слишком сужена, то у правоприменителей не будет возможности использовать имеющиеся правовые средства для упорядочения складывающихся общественных отношений в данной сфере. В случае же если сферу правового регулирования законодатель неоправданно расширит, особенно за счет установления централизованного государственно-властного управления данным сектором финансового рынка, то создадутся условия для ущемления свободной конкуренции и сокращения прав субъектов предпринимательской деятельности.

Поэтому, а также в связи с бурным развитием общественных отношений в сфере микрофинансирования законодатель не стал нормативно ограничивать сферу правового регулирования комментируемого законодательного акта, а указал только основные группы общественных отношений, составляющие предмет его правового регулирования.

Кроме того, как правило, статья такого рода не носит какого-либо практического характера, а ее значение состоит лишь в перечислении отношений, которые могут возникнуть между субъектами в процессе применения законодательного акта.

Нам представляется, что именно в связи с вышеизложенным законодатель не счел нужным включать статью, определяющую сферу регулирования комментируемого Закона, в его текст.

 

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Комментарий к статье 2

1. Как следует из названия статьи 2 Закона N 151-ФЗ, в ней определен понятийный аппарат, который применяется для целей комментируемого законодательного акта.

2. Прежде чем рассматривать понятийный аппарат, который используется в Законе N 151-ФЗ, отметим, что по общему правилу юридической техники определения понятий (предписания-дефиниции) включаются в законодательные акты в двух следующих случаях:

1) когда юридический (правовой) термин сформирован с использованием специальных слов — редких либо малоупотребительных иностранных слов, а также переосмысленных общеупотребительных слов;

2) когда правовое понятие формируется из слов, позволяющих неоднозначно истолковывать его смысл, порождающих разнообразные смысловые ассоциации.

В части 2 статьи 2 Закона N 151-ФЗ установлена норма, согласно которой все понятия и термины из гражданского законодательства и других отраслей законодательства РФ, применяемые в Законе N 151-ФЗ, не носят специального характера и соответственно не имеют приоритета при их толковании.

Таким образом, в Законе N 151-ФЗ они применяются именно в том значении, в каком используются в других отраслях законодательства РФ.

Вместе с тем следует отметить, что в статье 2 Закона N 151-ФЗ используются понятия, которые не определены в других законодательных актах гражданского законодательства и других отраслей законодательства РФ.

3. Одним из таких понятий является понятие микрофинансовой деятельности, представленное в пункте 1 части 1 статьи 2 Закона N 151-ФЗ.

В этой связи прежде всего отметим, что в мировой практике существуют несколько подходов к определению понятия «микрофинансовая деятельность» или «микрофинансирование».

Изначально под микрофинансированием (англ. — microfinance) понимались услуги по выдаче небольших по объемам займов (микрозаймов) лицам, которым по тем или иным причинам ограничен доступ к традиционному банковскому кредиту (в силу удаленности населенного пункта, малых объемов запрашиваемого кредита, отсутствия кредитной истории, небольшого размера предприятия и т.п.).

Теперь под микрофинансированием понимаются не только собственно выдача микрозаймов, но и программы сбережения денег, страхование, лизинг, денежные переводы и платежи и др. (по классификации ООН — до 300% от показателя ВВП на душу населения).

Микрофинансирование выполняет несколько важных социально-экономических функций.

Во-первых, оно предоставляет возможность широким слоям населения реализовать предпринимательскую инициативу, помогая гражданам сначала открыть собственное дело, став предпринимателями, а затем развить его в микро- и малый бизнес и т.д.

Во-вторых, за счет предоставления потребительских займов микрофинансирование повышает покупательную способность и уровень жизни населения, причем наиболее социально незащищенной ее части (пенсионеры, студенты, курсанты и т.п.). В отличие от микрокредитования традиционные технологии банковского кредитования, как правило, не позволяют масштабно работать с данными категориями клиентов.

В-третьих, распространение микрофинансирования позволяет также снизить теневую составляющую в экономике. Это связано с тем, что все институты, работающие в этой нише, ведут достаточно прозрачную деятельность сами и требуют того же от своих клиентов.

Также с развитием микрофинансирования постепенно сужается база для теневого ростовщичества. Предпринимателям выгоднее обращаться в финансовые институты, осуществляющие микрофинансовую деятельность на легальной основе, где плата за пользование денежными средствами ниже, оформление займов происходит оперативно и, что самое главное, сделка совершается законно.

И наконец, институты микрофинансирования, стимулируя через выдачу микрозаймов развитие микро- и малого предпринимательства, растят будущую банковскую клиентуру.

В мировой практике микрофинансирование существует и развивается уже более сорока лет и постепенно становится все более и более серьезным фактором в экономике и общественной жизни как развивающихся, так и развитых стран.

Первым проектом в сфере микрофинансирования принято считать проект по финансированию малообеспеченных слоев населения, разработанный в 70-х годах прошлого столетия профессором Мухаммедом Юнусом (Muhammad Yunus) из Бангладеша. Он выдавал жителям этой страны в качестве займов небольшие суммы собственных денег при условии, что они не будут потрачены на потребительские нужды, а будут вложены в небольшое собственное дело. Со временем эта инициатива переросла в создание общественной организации — Грамин Банка (Grameen Bank of Bangladesh) — первого микрофинансового банка в мире, который и по сей день является эталоном классического эффективного микрофинансирования (сегодня его клиентами являются миллионы людей).

В это же время аналогичные проекты были реализованы в Латинской Америке и в Африке. Широкую известность за пределами своих стран получили многие национальные лидеры в области микрофинансирования, включая Banco Solidario (Боливия), Compartamos (Мексика), Enterprise Development Group (США).

В последние годы многие страны благодаря развитию микрофинансирования добились значительных успехов в обеспечении широких слоев населения финансовыми услугами, в связи с чем их дефицит во всемирном масштабе постепенно уменьшается. Только за 2004 — 2006 годы объем активов общемирового сектора микрофинансирования удвоился, превысив 100 млрд. долларов, а число обслуживаемых клиентов выросло на 50%, превысив 80 млн. человек более чем в ста странах. Если на 1 января 2004 г. 135 ведущих МФО имели совокупный портфель займов около 3 млрд. долларов и обслуживали более 9,5 млн. клиентов, то на 1 января 2006 г. 150 ведущих МФО имели совокупный портфель займов уже около 5 млрд. долл. и обслуживали более 20 млн. клиентов.

В бедных странах, таких как Бангладеш, институты микрофинансирования играют очень важную роль, выдавая сотни тысяч кредитов (иногда размером всего в несколько долларов) и создавая для их получателей возможность в буквальном смысле заработать себе на жизнь.

В более развитых странах микрофинансовая деятельность устроена несколько иначе, речь идет о более крупных кредитах, предоставляемых с целью поддержки тех или иных уязвимых социальных групп или определенных видов деятельности. Поэтому не случайно ООН объявила 2005 год годом микрофинансирования, а в 2007 год Нобелевская премия мира была присуждена основоположнику микрофинансового движения Мухаммеду Юнусу.

В России микрофинансирование начало активно развиваться значительно позже, чем в других странах, примерно с середины 90-х годов XX века, а бум его развития пришелся уже на первое десятилетие XXI века. При этом долгое время легитимное определение понятия «микрофинансовая деятельность» в законодательстве РФ представлено не было. Оно впервые появилось только в Законе N 151-ФЗ. Согласно ему к микрофинансовой деятельности может быть отнесена деятельность, отвечающая одновременно совокупности двух критериев — субъектному и количественному.

Субъектный критерий означает, что осуществлять микрофинансовую деятельность могут две группы юридических лиц.

Первая группа — это юридические лица, получившие статус микрофинансовой организации (см. комментарий к статье 5).

Вторая группа — это иные юридические лица, не имеющие статуса микрофинансовой организации, но имеющие право осуществлять микрофинансирование на основании статьи 3 Закона N 151-ФЗ. К их числу относятся кредитные организации (банки и небанковские кредитные организации), кредитные кооперативы, жилищные накопительные кооперативы и др. Эти юридические лица осуществляют микрофинансовую деятельность на основании законодательства, регулирующего их деятельность. Например, банки осуществляют такую деятельность на основании Закона «О банках и банковской деятельности».

Количественный критерий состоит в том, что микрофинансовая деятельность только тогда может считаться таковой, когда в качестве заемных средств предоставляется сумма, определяемая законодателем как микрозаем (см. комментарий к подпункту 3 настоящей статьи).

Исходя из того обстоятельства, что микрофинансовая организация может быть создана в организационно-правовой форме как коммерческого, так и некоммерческого юридического лица, можно сделать вывод о том, что микрофинансовая деятельность может и не рассматриваться как вид предпринимательской деятельности. Однако предоставление заемных средств за вознаграждение по своей экономической сути является банковской операцией и в принципе должно осуществляться в рамках предпринимательской деятельности кредитных организаций.

Вместе с тем Закон N 151-ФЗ не позволяет сделать однозначный вывод о предпринимательском характере микрофинансовой деятельности.

Отметим, что в пункте 11 приложения N 1 к Приказу Минэкономразвития России от 16 февраля 2010 г. N 59 «О мерах по реализации в 2010 году мероприятий по государственной поддержке малого и среднего предпринимательства» микрофинансовая деятельность определяется как деятельность некоммерческих организаций (фонды, потребительские кооперативы и т.п.), созданных для целей обеспечения доступа малых и средних предприятий и организаций инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства к финансовым ресурсам посредством предоставления займов (кредитов) субъектам малого и среднего предпринимательства.

Очевидно, что данное определение значительно сужает понятие микрофинансовой деятельности, закрепленное в Законе N 151-ФЗ.

4. Другим важным понятием, определение которого дается в пункте 2 части 1 статьи 2 Закона N 151-ФЗ, является понятие микрофинансовой организации.

Как и в случае с микрофинансовой деятельностью, о чем было указано выше, изначально под микрофинансовыми организациями (англ. — microfinance institutions, MFI) понимались институты финансового рынка, оказывающие услуги по выдаче микрозаймов лицам, которым по тем или иным причинам ограничен доступ к традиционному банковскому кредиту. В настоящее время под микрофинансовыми организациями понимаются не только такого рода финансовые институты, но и организации, осуществляющие наряду с выдачей микрозаймов программы сбережения денег, страхование, лизинг, денежные переводы и платежи и др.

Если в мировой практике микрофинансовые организации уже более сорока лет являются важным фактором экономики и общественной жизни как развивающихся, так и развитых стран, то в России бум развития институтов микрофинансирования, в той или иной форме осуществляющих микрофинансовую деятельность, пришелся на первое десятилетие XXI века. Так, если в 2003 году микрофинансовых организаций насчитывалось всего 150, то на начало 2009 года их было уже 2750, а на начало 2012 года — около 9000. К этому времени их кредитный портфель вырос более чем в 18 раз, составив около 39 — 41 млрд. руб. (на 1 января 2010 г. — 22,7 млрд. руб.), а средний размер кредита составил 4,5 тыс. долл.

География распространения микрофинансовых организаций по территории России в свое время характеризовалась неравномерностью. Регионами-лидерами выступали Центральный, Приволжский и Сибирский федеральные округа, а аутсайдером — Уральский федеральный округ. Представляется, что такой характер территориального распределения микрофинансовых организаций по территории страны был обусловлен несколькими факторами.

Во-первых, географией реализации первых пилотных российских и международных программ микрофинансирования на территории России, давших старт развитию этого механизма финансовой поддержки бизнеса. Основными регионами развертывания микрофинансовых программ, финансируемых международными донорами, стали Центральная Россия, Поволжье и Дальний Восток.

Во-вторых, территориальное распределение микрофинансовых организаций обусловлено уровнем развития регионального законодательства. Например, в Волгоградской области была создана законодательная база, устанавливающая и регулирующая границы деятельности потребительской кооперации.

В-третьих, позицией региональных и местных властей. Там, где руководство региона стремилось развивать малое предпринимательство, рынок микрофинансовых организаций был более развит. Кроме того, из-за несовершенства, нечеткости законодательного поля, регулирующего деятельность микрофинансовых организаций на федеральном уровне, позиция региональной и местной власти по отношению к таким организациям имела особое значение.

Безусловно, распространение микрофинансовых организаций по территории страны связано также и с общим уровнем экономического развития региона, а также финансового рынка на его территории и наличием клиентской базы.

Изначально в России осуществлять микрофинансирование могли юридические лица в различных организационно-правовых формах. Это и кредитные организации (банковские и небанковские), реализующие микрофинансовые программы, и кредитные кооперативы (кредитные потребительские кооперативы граждан (КПК) и сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы (СКПК)), и жилищные накопительные кооперативы (ЖНК), и некоммерческие организации в виде фондов и ассоциаций, и ломбарды. Такое разнообразие обеспечивало эффективность развития микрофинансовых услуг в России.

Наиболее быстрорастущей и многочисленной группой организаций, предоставляющих микрофинансовые услуги и активно развивающих программы кредитования предпринимателей, выступали кредитные кооперативы всех типов. На середину 2005 года в России их насчитывалось не менее 1500. При этом как направление кредитной кооперации достаточно динамично развивалась система сельскохозяйственной и потребительской кооперации граждан. Например, в период с 1998 г. по 2005 г. численность кредитных кооперативов увеличилась более чем в 25 раз, и к началу 2005 г. в России функционировало 500 СКПК, действовавших в 55 регионах страны и объединявших около 32 тыс. членов, а также около 600 КПК. Особенно интенсивно кредитная кооперация развивалась в южных регионах страны. Так, на долю Южного федерального округа в то время приходилось 36,4% общего числа СКПК России, Приволжского — 16,5%, Сибирского — 21,2%, Центрального — 7,3%, Северо-Западного — 5,8%, Уральского — 8,3%, Дальневосточного — 10,7%. Затем произошло постепенное выравнивание уровней развития кредитной кооперации по регионам страны. Также в России достаточно динамично развивались микрофинансовые программы, реализуемые региональными и муниципальными фондами поддержки малого предпринимательства. Наиболее активно такие микрофинансовые организации работали в Свердловской, Воронежской, Белгородской, Иркутской, Новгородской, Ивановской, Мурманской областях, а также в ряде других регионов страны. Всего было зарегистрировано более 25 региональных фондов поддержки малого предпринимательства, каждый из которых обладал портфелем микрозаймов в сумме от 7 млн. до 20 млн. руб. и выдавал от 100 до 300 микрозаймов ежемесячно. Также было зарегистрировано 100 муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства. Интерес к микрофинансированию проявляли и банки. Ряд банков с российским капиталом успешно реализовали программы микрокредитования. По результатам экспертных оценок участников банковского рынка, совокупный размер портфеля банков, выданный в микрокредиты в сумме до 10 тыс. долл., составлял 0,7 — 1 млрд. долл. Также микрокредитование осуществляли неправительственные микрофинансовые организации, созданные в рамках международных проектов. Эту группу составляли крупные, с четко выраженной микрофинансовой специализацией институты, созданные с участием международных организаций, а также их представительства и филиалы, работающие на территории России. На долю таких микрофинансовых организаций приходилось около 3% от общего объема предоставляемых микрофинансовых услуг. Тем не менее они формировали существенную долю предложения на микрофинансовом рынке.

Несмотря на то что, как было показано выше, институт микрофинансовых организаций, осуществляющих микрокредитование, известен в России уже достаточно давно, до принятия Закона N 151-ФЗ его легитимное определение не было представлено в российском законодательстве. Это тормозило развитие института микрофинансовых организаций, а в ряде случаев ставило и под сомнение легитимность их деятельности, поскольку те, по сути, осуществляли операции, присущие кредитным организациям, без надлежащего разрешения. Закрепив понятие микрофинансовой организации, Закон N 151-ФЗ фактически легализовал присутствие в финансовой системе России небанковского финансового сектора — неформальных кредитных организаций.

В этой связи отметим, что идея институализации микрофинансовых организаций в качестве полноправного участника российского финансового рынка была направлена прежде всего на создание больших возможностей для развития финансовой инфраструктуры в малых городах и населенных пунктах страны, что в конечном счете должно было повысить качество предпринимательской среды и уровень жизни населения. И что касается повышения качества предпринимательской среды, то в определенной степени эта цель достигнута уже сейчас, однако в сфере повышения уровня жизни населения ситуация не так однозначна.

Во многих регионах страны действуют микрофинансовые организации, которые в партнерстве с государством и уполномоченными финансовыми институтами развития (банки с государственным участием) реально ориентированы на поддержку стартующих и действующих предпринимателей, а также кредитование микро- и малого бизнеса. Как правило, займы предоставляются на цели, соответствующие по содержанию следующим основным направлениям: приобретение, ремонт, модернизация основных средств, внедрение новых технологий, развитие научно-технической и инновационной деятельности, приобретение товарно-материальных ценностей, расширение деятельности и (или) развитие существующего бизнеса. Займы выдаются на сроки от 3 месяцев до 1 — 3 лет. Размер процентной ставки по займам устанавливается в зависимости от целевого использования заемных средств и сфер деятельности: на капиталовложения и приобретение основных средств (независимо от сфер бизнеса) — 12%; на пополнение оборотных средств из расчета 13 — 16% годовых (производство, в том числе сельское хозяйство, — 3%; услуги производственного характера — 14%; строительство — 15%; торговля и услуги — 16%). Обеспечением по таким займам обычно выступают залог имущества и поручительства, что и позволяет держать процентные ставки на приемлемом уровне. В целом же, как было отмечено выше, на начало 2012 года средняя ставка по займам в российских микрофинансовых организациях составила 27% (без учета «займов до зарплаты»). Однако следует отметить, что это, скорее, нижний предел. В большинстве же микрофинансовых организациях эффективная процентная ставка колеблется от 30 до 70%. И это займы для наиболее выгодной категории заемщиков — представителей малого бизнеса, численность которых составляет 60% всего рынка микрофинансирования.

Вместе с тем наряду с микрофинансовыми организациями, речь о которых шла выше, в сегменте рынка микрокредитования достаточно широко представлены микрофинансовые организации, целевой группой которых является исключительно население, и прежде всего его малообеспеченные слои. Такие микрофинансовые организации оперативно выдают небольшие займы в размере от 1 тыс. до 40 тыс. руб. на срок от нескольких дней до 1 года или чуть более, без залога, без поручителей, по предъявлении документа, удостоверяющего личность (паспорт и т.п.), предлагая при этом различные альтернативы возврата средств. Это, бесспорно, удобно для заемщиков, особенно для тех, которые не могут получить кредит в банке в связи с негативной кредитной историей, недостаточным доходом и т.п. (по некоторым оценкам доступа к банковскому кредиту нет у 80% российских граждан). К тому же некоторые микрофинансовые организации доставляют деньги клиенту на дом, и таким же способом происходит погашение займа. Одной из отличительных особенностей деятельности таких микрофинансовых организаций является достаточно агрессивная реклама своих услуг, где они обычно указывают свой сайт и телефон, но не сообщают самое главное — эффективную процентную ставку по займу. Вместо этого в рекламе может быть указан график погашения займа, а на сайтах микрофинансовых организаций может быть размещен калькулятор, с помощью которого клиенту самому предлагают рассчитать, сколько он будет платить за пользование деньгами. И лишь в некоторых случаях в рекламе можно встретить указание на дневную процентную ставку, а еще реже — на процентную ставку в годовом исчислении, причем обычно такие данные напечатаны мелким шрифтом. Не лучше обстоит ситуация и с договорами микрозайма. Информация о полной стоимости займа зачастую представляется в нем мелким шрифтом, в середине договора и, как правило, может быть незаметна для потребителя без детального изучения документа.

Реальная стоимость займов, предназначенных для населения, поражает воображение. Например, при займе в 20 тыс. руб. на 26 недель (полгода) еженедельный платеж составит 1189 руб. Получается, что ставка за полгода — 54%, или 108% годовых. Однако и это не предел. Стоимость займов для физических лиц во многих микрофинансовых организаций составляет от 0,5% в день (180% годовых) и до 7,4% в день (2700% годовых). Столь высокие ставки по займам для населения микрофинансовые организации объясняют тем, что это своего рода плата за риск — один добросовестный заемщик платит за десяток недобросовестных. Эксперты добавляют к этому еще и отсутствие доступа микрофинансовых организаций к дешевым источникам фондирования, таким как межбанковские кредиты, ресурсы Банка России и Минфина, к облигационным займам (бумаги таких организаций неинтересны инвесторам), а также невозможность реализации программы сбережений на адекватных условиях, как это делают банки.

В российских условиях, когда многие граждане действительно остро нуждаются в деньгах, но при этом достаточно слабо разбираются в нюансах функционирования финансового рынка и специфике его инструментов, то есть безграмотны в финансовом плане, такая ситуация представляет собой достаточно серьезную опасность. Причем это утверждение одинаково справедливо как по отношению к заемщикам, так и по отношению к самим микрофинансовым организациям, занимающимся такого рода кредитованием. Первые, не рассчитав правильно долговую нагрузку, вполне могут оказаться в кредитной кабале со всеми вытекающими из этого последствиями, такими как, например, неустойка при просрочке погашения (2% от суммы задолженности за каждый день просрочки), штраф за просрочку более 7 дней (500 руб.) и т.п. Затем могут возникнуть проблемы с коллекторскими агентствами и правоохранительными органами. В целом объем просроченной задолженности по рынку микрофинансирования оценивается в 1,8 — 2 млрд. руб., из которых на аутсорсинг передано 1 млрд. руб. В 2011 году объем переданных коллекторам долгов микрофинансовым организациям по сравнению с 2010 г. вырос в 7,8 раза. Если же сравнивать первое полугодие 2011 года со вторым полугодием, то рост во второй половине 2011 года составил 170%. Средняя сумма задолженности в сегменте МФО в первом полугодии 2011 года составила 15094 руб., во втором полугодии 2011 года она возросла в 1,5 раза и достигла 23613 руб. При этом в структуре задолженности преобладают проценты, пени и штрафы. В ряде регионов страны уже имеются десятки случаев возбуждения органами внутренних дел уголовных дел по статье «Мошенничество» в отношении граждан, которые годами не выплачивают микрозаймы. Для микрофинансовых организаций невозвраты микрозаймов большим числом заемщиков чреваты подрывом основ финансовой устойчивости вплоть до полного банкротства.

Отметим, что развитие кредитования России в целом, а особенно бурное развитие микрокредитования микрофинансовыми организациями, которое мы наблюдаем в последнее время, в очередной раз высветило старую как мир, проблему ростовщического процента. Это понятие произошло от латинского слова «usura», что означает процент за использование, то есть деньги, выплаченные за использование денег. Хотя первоначально этот термин означал «процент», в современной трактовке его значение трансформировалось в «чрезмерный процент», в частности процент, превышающий максимальную ставку, установленную законом. Во многих странах мира во все времена, в том числе и в дореволюционной России, взимание денег (процента) за использование денег признавалось ростовщической деятельностью, или ростовщичеством (ранний русский термин — «лихоимство»). В современном понимании это означает выдачу ссуд под чрезвычайно высокий процент, то есть процент, существенно отличающийся от среднерыночного уровня процентной ставки (ростовщический процент). Соответственно, лиц, осуществляющих эту деятельность, всегда именовали ростовщиками.

В ряде развитых стран мира действуют меры, направленные на ограничение ростовщической деятельности и ростовщического процента. Так, в Германии запрещено кредитовать население по ставкам выше определенного значения. В Италии ограничение мягче: там для расчета ростовщического процента используется средняя ставка по 20 стандартным банковским кредитам плюс определенный процент. Банки могут выдавать ростовщические кредиты, но обязаны предупреждать о такой ставке заемщиков. В США максимальные разрешенные процентные ставки устанавливаются различными федеральными законами, которые также предписывают максимальные договорные ставки. В свою очередь, в каждом штате США имеется законодательно установленная официальная или договорная процентная ставка. В дополнение к этим общим законам о ростовщическом проценте отдельные законодательные акты устанавливают специальные лимиты для определенных типов кредиторов. Например, законы о мелких ссудах различных штатов устанавливают максимальную ставку, которую могут взимать кредиторы, имеющие лицензию на выдачу мелких ссуд по неоплаченному долгу. За нарушение законов о ростовщичестве предусмотрены штрафы.

В связи с тем что сегодня в России фактически набирает оборот процесс легализации под видом микрофинансовых организаций самых что ни на есть настоящих ростовщиков (прежде всего речь идет о микрофинансовых организациях, занимающихся выдачей займов населению под баснословные проценты), по мнению авторов, назрела необходимость законодательно закрепить понятие «ростовщический процент» и у нас. По сути, это должно быть ограничение процентов по кредитам и займам, то есть установление максимально допустимого размера ставки, превышение которого должно быть чревато налоговыми выплатами либо запретом на кредитование по ставкам, которые превышают максимально установленный размер. При этом как вариант максимально допустимый размер ставок может быть привязан к ставке рефинансирования Банка России, например ставка рефинансирования +10 процентных пунктов (на сегодняшний день — 18%). Такого рода ограничение ссудного процента позволит сделать кредит и займы более доступными и необременительными для различных социальных групп населения страны, подстегнув тем самым его покупательский спрос, что в конечном счете может положительным образом сказаться на благосостоянии граждан страны и перспективах развития ее экономики.

Отметим, что попытки ограничить размер полной стоимости кредита (займа) в кредитных сделках, заключаемых в том числе микрофинансовыми организациями, предпринимались и в России. Соответствующий законопроект, устанавливающий запрет на ростовщические сделки, был даже внесен на рассмотрение в ГД РФ, но не нашел поддержки у депутатов.

Тем не менее на сегодняшний день не вызывает сомнения тот факт, что микрофинансовые организации уже стали важным финансовым институтом, способствующим развитию предпринимательства, малого и микробизнеса в регионах страны. При этом рынок микрофинансовых организаций представляет собой один из наиболее динамично развивающихся секторов финансового рынка России, в том числе и на региональном уровне, где действуют как местные микрофинансовые организации, так и филиалы и представительства лидеров сектора микрофинансирования, зарегистрированных в Москве. И по некоторым оценкам в ближайшие несколько лет количество микрофинансовых организаций может увеличиться до 4 — 5 тыс., что приведет к увеличению числа микрофинансовых организаций в мире как минимум на 30 — 40%. Также прогнозируется, что к 2016 году микрофинансовый рынок вырастет в 4 — 5 раз до 110 — 130 млрд. руб., в том числе в 2012 году — не менее чем на 50 — 90%. И это не предел, так как в целом объем рынка микрофинансирования сегодня оценивается в 300 млрд. руб., в то время как имеющееся предложение от микрофинансовых организаций удовлетворяет всего около 10% спроса. Такой быстрый рост может быть обеспечен прежде всего за счет низкой базы, так как рынок микрофинансовых организаций молодой и у него есть большой потенциал развития. При этом ожидается, что портфель займов будет прирастать по всем трем основным категориями — микрозаймы для бизнеса, потребительские займы и «займы до зарплаты» (вес последних в общем объеме не превысит 10%). Перспективы развития микрофинансовых организаций также определяются потенциалом роста доли малого бизнеса и ВВП России, что составляет на сегодня всего около 10% по сравнению с 50% в странах Западной Европы и около 60 — 70% в США.

Как следует из определения понятия «микрофинансовая организация», к отличительным признакам таких институтов, характеризующим их правовое положение, относятся:

1) микрофинансовая организация является юридическим лицом, то есть организацией, которая имеет в собственности обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (пункт 1 статьи 48 ГК РФ);

2) микрофинансовые организации могут быть как коммерческими, так и некоммерческими.

Отметим, что законодательно деление организаций на коммерческие и некоммерческие закреплено в статье 50 части первой ГК РФ.

Так, коммерческие организации — это юридические лица, преследующие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли.

В части первой ГК РФ установлен исчерпывающий перечень организационно-правовых форм создания коммерческих организаций, в том числе:

хозяйственные товарищества и общества (полное товарищество, товарищество на вере, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью, акционерное общество (открытое и закрытое));

производственные кооперативы;

государственные и муниципальные унитарные предприятия.

В свою очередь, некоммерческие организации — это юридические лица, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками.

В пункте 3 статьи 50 ГК РФ предусмотрено, что некоммерческие организации могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом.

Однако перечень некоммерческих организаций указан в ГК неисчерпывающим образом (открытый перечень), что предполагает возможность установления иных организационно-правовых форм некоммерческих организаций в других федеральных законах.

В результате такого подхода в российском законодательстве представлен спектр организационно-правовых форм некоммерческих организаций как новых по отношению к части первой ГК РФ, так и дублирующих друг друга либо имеющих лишь незначительные отличия.

Проблему установления исчерпывающего перечня форм некоммерческих организаций не решило и принятие Закона «О некоммерческих организациях» <13>.

———————————

<13> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; РГ. 1996. N 14.

 

Указанный законодательный акт дополнил предусмотренный частью первой ГК РФ перечень форм некоммерческих организаций такими, как некоммерческие партнерства и автономные некоммерческие организации (а позднее — и государственной корпорацией, государственной компанией и др.), но также оставил данный перечень открытым.

В результате на сегодняшний день, помимо перечисленных выше федеральными законами, дополнительно предусмотрены, в частности, следующие формы некоммерческих организаций:

садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое товарищество (Закон «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» <14>);

———————————

<14> СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1801; РГ. 1998. N 79.

 

товарищество собственников жилья (Жилищный кодекс РФ <15>);

———————————

<15> СЗ РФ. 2005. N 1 (часть I). Ст. 14; РГ. 2005. N 1; ПГ. 2005. N 7 — 8.

 

объединение работодателей (Трудовой кодекс РФ <16>);

———————————

<16> РГ. 2001. N 256; ПГ. 2002. N 2 — 5; СЗ РФ. 2002. N 1 (часть I). Ст. 3.

 

нотариальная палата (Основы законодательства РФ о нотариате <17>);

———————————

<17> РГ. 1993. N 49.

 

торгово-промышленная палата (Закон «О торгово-промышленных палатах в РФ» <18>);

———————————

<18> РГ. 1993. N 154.

 

3) организации, претендующие на получение статуса МФО, могут быть созданы в одной из следующих организационно-правовых форм юридического лица:

фонд. В соответствии с пунктом 1 статьи 118 ГК РФ фондом признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов, преследующая социальные, благотворительные, культурные, образовательные или иные общественно полезные цели. Такое же определение фонда содержится в пункте 1 статьи 7 Закона «О некоммерческих организациях».

Отметим, что под действие Закона N 151-ФЗ подпадают государственные, муниципальные и частные фонды поддержки малого предпринимательства. Так, на начало 2008 года в России действовало более 300 государственных и муниципальных фондов, распоряжающихся портфелем займов в сумме не менее 2,7 млрд. руб. и обслуживающих около 30 тыс. субъектов малого предпринимательства. Следующий по численности сегмент рынка — частные фонды поддержки предпринимательства и некоммерческие партнерства;

автономная некоммерческая организация. Согласно пункту 1 статьи 10 Закона «О некоммерческих организациях» автономной некоммерческой организацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов в целях предоставления услуг в области образования, здравоохранения, культуры, науки, права, физической культуры и спорта и иных услуг;

учреждение. В пункте 1 статьи 120 ГК РФ установлено, что учреждение представляет собой организацию, созданную собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемую им полностью или частично. Учреждение может быть государственным, муниципальным, а также частным.

Из смысла пункта 2 части 1 статьи 2 Закона N 151-ФЗ следует, что микрофинансовая организация не может быть создана как бюджетное учреждение, то есть не может быть ни государственной, ни муниципальной. Иными словами, микрофинансовая организация может быть только частным учреждением.

Пункт 1 статьи 9 Закона «О некоммерческих организациях» определяет частное учреждение как некоммерческую организацию, созданную собственником (гражданином или юридическим лицом) для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера;

некоммерческое партнерство. Как следует из пункта 1 статьи 8 Закона «О некоммерческих организациях», некоммерческим партнерством признается основанная на членстве некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами для содействия ее членам в осуществлении деятельности, направленной на достижение социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ;

хозяйственное товарищество и хозяйственное общество. В соответствии с пунктом 1 статьи 66 ГК РФ хозяйственными товариществами и хозяйственными обществами признаются коммерческие организации, уставный (складочный) капитал которых разделен на доли (вклады) учредителей (участников).

Согласно пункту 2 статьи 66 ГК РФ хозяйственные товарищества могут быть созданы в двух формах:

в форме полного товарищества. Пункт 1 статьи 69 ГК РФ определяет такое товарищество как товарищество, участники которого (полные товарищи) в соответствии с заключенным между ними договором занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества и несут ответственность по его обязательствам принадлежащим им имуществом;

в форме товарищества на вере (коммандитного товарищества). Пункт 1 статьи 82 устанавливает, что товариществом на вере является товарищество, в котором наряду с участниками, осуществляющими от имени товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающими по обязательствам товарищества своим имуществом (полными товарищами), имеется один или несколько участников-вкладчиков (коммандитистов), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм, внесенных ими вкладов, и не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности.

Из пункта 3 статьи 66 ГК РФ следует, что хозяйственные общества также могут быть созданы в трех формах:

в форме акционерного общества. В пункте 1 статьи 96 ГК РФ акционерным обществом признается общество, уставный капитал которого разделен на определенное число акций. При этом установлено, что участники (акционеры) акционерного общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций. Такие же положения об акционерных обществах содержатся и в Законе «Об акционерных обществах» <19>;

———————————

<19> РГ. 1995. N 248; СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

 

в форме общества с ограниченной ответственностью. Пункт 1 статьи 87 ГК РФ устанавливает, что общество с ограниченной ответственностью представляет собой учрежденное одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров. При этом установлено, что участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов. Такие же положения в отношении обществ с ограниченной ответственностью закреплены и в Законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» <20>;

———————————

<20> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785; РГ. 1998. N 30.

 

в форме общества с дополнительной ответственностью. Пунктом 1 статьи 95 ГК РФ установлено, что обществом с дополнительной ответственностью признается учрежденное одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров. При этом установлено, что участники такого общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества.

Таким образом, законодатель, с одной стороны, императивно ограничивает возможные организационно-правовые формы, в которых могут быть созданы МФО. Однако, с другой стороны, обеспечил возможность организациям, предоставляющим микрофинансовые услуги, легитимно функционировать в различных организационно-правовых формах. Именно такое многообразие должно обеспечить эффективность развития рынка микрофинансовых услуг;

4) юридическое лицо приобретает статус МФО только после внесения сведений о нем в государственный реестр МФО (см. комментарий к статье 5 Закона N 151-ФЗ);

5) микрофинансовая организация осуществляет микрофинансовую деятельность, то есть деятельность по предоставлению микрозаймов (микрофинансирование).

Следует отметить, что такая деятельность для микрофинансовых организаций не является исключительным видом предпринимательской деятельности. Таким образом, микрофинансовая организация вправе осуществлять и иные виды деятельности с учетом ограничений, установленных Законом N 151-ФЗ.

В частности, пункт 7 статьи 12 Закона N 151-ФЗ устанавливает прямой запрет на совмещение микрофинансовой организацией микрофинансовой деятельности со всеми видами профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (см. комментарий к статье 12 Закона N 151-ФЗ).

Необходимо отметить, что важным аспектом, отличающим микрофинансовые организации, деятельность которых подпадает под действие Закона N 151-ФЗ, от других организаций, оказывающих аналогичные услуги, является социальная направленность.

Микрофинансовые организации дают возможность гражданам (в том числе безработным) получить заем на развитие собственного дела, приобретение оборудования, повышение квалификации работников, расширение спектра и повышение качества предоставляемых потребителям товаров и услуг.

В поддержку данного положения специалисты АО «КонсультантПлюс» приводят следующие нормы Закона N 151-ФЗ <21>;

———————————

<21> См.: Аналитический обзор от 20 июля 2010 г.

 

обязанность предоставления микрофинансовой организацией ежеквартальных отчетов о микрофинансовой деятельности (статья 15 Закона N 151-ФЗ);

контроль со стороны уполномоченного органа за привлечением денежных средств физических и юридических лиц в виде займов (пункт 5 части 4 статьи 14 Закона N 151-ФЗ);

право микрофинансовой организации предоставлять информацию в отношении своих заемщиков в бюро кредитных историй (статья 16 Закона N 151-ФЗ).

Однако, по мнению специалистов АО «КонсультантПлюс», заявлению о социальной направленности в какой-то мере противоречит следующее <22>;

———————————

<22> См.: Аналитический обзор от 20 июля 2010 г.

 

договор микрозайма не является публичным договором (статья 426 ГК РФ). На это указывает пункт 2 части 1 статьи 9 Закона N 151-ФЗ, в соответствии с которым микрофинансовая организация вправе мотивированно отказаться от заключения договора микрозайма;

отсутствуют какие-либо гарантии возврата привлеченных микрофинансовой организацией денежных средств по аналогии с системой обязательного страхования вкладов физических лиц в банках РФ, предусмотренной Законом «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» <23>;

———————————

<23> РГ. 2003. N 261; СЗ РФ. 2003. N 52 (часть I). Ст. 5029; ПГ. 2003. N 242 — 243.

 

отсутствует обязанность микрофинансовой организации страховать возникающие в ее деятельности риски, в том числе риск ответственности за нарушение договора, в обществах взаимного страхования и страховых организациях. В статье 13 Закона N 151-ФЗ речь идет лишь о праве микрофинансовой организации на страхование таких рисков.

Отметим, что согласно части 2 статьи 15 Закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» <24> микрофинансовые организации отнесены к инфраструктуре малого и среднего предпринимательства.

———————————

<24> СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4006; РГ. 2007. N 164; ПГ. 2007. N 99 — 101.

 

Как следует из части 1 статьи 15 Закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», инфраструктурой поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства является система коммерческих и некоммерческих организаций, которые создаются, осуществляют свою деятельность или привлекаются в качестве поставщиков (исполнителей, подрядчиков) в целях размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд при реализации федеральных программ развития субъектов малого и среднего предпринимательства, региональных программ развития субъектов малого и среднего предпринимательства, муниципальных программ развития субъектов малого и среднего предпринимательства, обеспечивающих условия для создания субъектов малого и среднего предпринимательства, и оказания им поддержки.

Частью 2 статьи 15 Закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», помимо микрофинансовых организаций, к инфраструктуре поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства также отнесены:

центры и агентства по развитию предпринимательства;

государственные и муниципальные фонды поддержки предпринимательства;

фонды содействия кредитованию (гарантийные фонды, фонды поручительств);

акционерные инвестиционные фонды и закрытые паевые инвестиционные фонды, привлекающие инвестиции для субъектов малого и среднего предпринимательства;

технопарки;

научные парки;

инновационно-технологические центры;

бизнес-инкубаторы;

палаты и центры ремесел;

центры поддержки субподряда;

маркетинговые и учебно-деловые центры;

агентства по поддержке экспорта товаров;

лизинговые компании;

консультационные центры.

Отнесение микрофинансовых организаций к инфраструктуре поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства позволяет им самим получить государственную поддержку, в том числе:

финансовую;

имущественную;

информационную;

консультационную и др.

5. Пожалуй, одним из центральных понятий, закрепленных в пункте 3 части 1 статьи 2 Закона N 151-ФЗ, является понятие микрозайма.

По своей правовой сути микрозаем — это тот же заем, то есть сделка между заимодавцем и заемщиком, в рамках которой заимодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками. В свою очередь, заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных вещей того же рода и качества.

Однако микрозаем имеет две характеристики, которые выделяют его из числа прочих разновидностей займов:

1) предметом микрозайма могут быть только деньги, являющиеся валютой РФ, то есть рублями. Соответственно, другие вещи, в том числе иностранная валюта, не могут выступать в качестве предмета такой сделки;

2) сумма займа, которая не может быть более 1 млн. руб. По сегодняшним меркам это не столь значительная сумма (отсюда в названии инструмента добавляется приставка микро-). Вместе с тем, по мнению законодателя, это оптимальная цифра для начала микро- и малого бизнеса в России.

6. Ключевым понятием, которое закреплено в пункте 4 части 1 статьи 2 Закона N 151-ФЗ, является понятие договора микрозайма.

Рассматривая определение договора микрозайма, прежде всего необходимо отметить, что по своей сути этот договор представляет собой не что иное, как договор займа, который регламентирован нормами § 1 «Заем» главы 42 ГК РФ «Заем и кредит».

В силу статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Согласно статьям 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей (статья 807 ГК РФ).

В соответствии со статьей 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

В силу пункта 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (пункт 1 статьи 810 ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ (пункт 1 статьи 811 ГК РФ).

Правовая природа договора микрозайма в целом аналогична природе договора займа.

Договор микрозайма является реальным, так как считается заключенным с момента передачи денег (пункт 1 статьи 807 ГК РФ). Данная норма корреспондирует с пунктом 2 статьи 433 ГК РФ, предусматривающей, что, если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества. Ввиду реального характера договора займа наличие между сторонами письменного соглашения, по которому заимодавец обещал предоставить имущество взаймы, не порождает соответствующего права требования на стороне заемщика.

Договор микрозайма является односторонне обязывающим, так как обязанности по договору возложены на заемщика, а заимодавец приобретает по договору только права. Сторонами договора микрозайма являются заимодавец, в качестве которого выступает микрофинансовая организация, и заемщик (должник), которым может выступать как физическое лицо, в том числе индивидуальный предприниматель, так и юридическое лицо.

Договор микрозайма заключается в письменной форме. Ее несоблюдение не влечет недействительности такого договора. Однако нарушение письменной формы договора порождает последствия, указанные в пункте 1 статьи 162 ГК РФ, а именно лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Вместе с тем правовая природа договора характеризуется некоторыми специфическими чертами, установленными в Законе N 151-ФЗ:

1) предметом договора микрозайма могут выступать только денежные средства, выраженные в валюте РФ, то есть российских рублях;

2) сумма займа по договору микрозайма не может быть более 1 млн. руб.

Пример. Ю.С. обратился в суд с исковым заявлением к К. о взыскании суммы основной задолженности в размере 5000 руб., штрафа в сумме 3000 руб., пени в сумме 106240 руб. 00 коп., процентов за пользование суммой займа в размере 35600 руб. В обоснование иска указывал, что 02.09.2011 между ООО «Микрофинансовая организация «Деньги? Здесь!» и К. был заключен договор займа, в этот же день ответчик получил от общества указанную в договоре денежную сумму в размере 5000 руб., которую ответчик обязался вернуть не позднее 16.09.2011. Однако в установленный договором срок ответчик не возвратил сумму займа. На устное предложение истца ответчик ответил отказом, сославшись на сложное финансовое положение. Истец также указывал, что договором возмездной уступки прав от 10.07.2012 ООО «Микрофинансовая организация «Деньги? Здесь!» уступило, а З.Ю.А. принял права требования оплаты задолженности в полном объеме по договору; в дальнейшем договором возмездной уступки от 01.08.2012 З.Ю.А. уступил права требования Ю.С.

Решением суда от 29.11.2012 в удовлетворении исковых требований Ю.С. отказано.

В апелляционной жалобе истец просит отменить решение суда, ссылаясь на то, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, неправильно применил нормы материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене, а исковые требования Ю.С. подлежащими частичному удовлетворению, исходя из следующего.

Нормы указанного Федерального закона от 02.07.2010 N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» не требуют лицензирования деятельности микрофинансовых организаций по выдаче займов, Министерством финансов РФ ООО «Деньги? Здесь!» выдано свидетельство о внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр микрофинансовых организаций, в связи с чем на правоотношения, возникшие между ООО «Деньги? Здесь!» и К., распространяются нормы гражданского законодательства, регулирующие правоотношения по договорам займа, следовательно, выводы суда о необходимости представления учредительных документов ООО «Деньги? Здесь!», подтверждающих наличие у названного общества специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ на осуществление банковских операций, представления бухгалтерской документации ООО «Деньги? Здесь!», подтверждающей выдачу займа указанным обществом (путем зачисления денежных средств на счет физического лица) и начисление процентов в соответствии с требованиями Положения Банка России от 26.06.1998 N 39-П «О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, и отражения указанных операций по счетам бухгалтерского учета», основаны на неправильном толковании норм права.

Из материалов дела усматривается, что 02.09.2011 между ООО «Деньги? Здесь!» и К. был заключен договор займа.

Согласно п. 1.1 договора от 02.09.2011 заимодавец предоставляет заемщику заем в размере 5000 руб. с начислением процентов в размере 2% за каждый день пользования заемщиком денежными средствами.

Денежные средства по договору займа заемщик получил, что подтверждается распиской К. от 02.09.2011.

В соответствии с п. 3.1 договора от 02.09.2011 заемщик обязан возвратить заимодавцу полученный заем и уплатить проценты за пользование займом не позднее 16.09.2011.

Пунктом 6.1 договора от 02.09.2011 предусмотрено, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения (частичного исполнения) заемщиком обязательства по погашению займа и (или) уплате процентов за пользование займом в сроки, указанные в п. 3.1 данного договора, заемщик уплачивает заимодавцу единовременный штраф в размере 3000 руб.

10.07.2012 между ООО «Деньги? Здесь!» и З.Ю.А. был заключен договор возмездной уступки прав, согласно которому цедент (ООО «Деньги? Здесь!») уступает, а цессионарий (З.Ю.А.) принимает права требования оплаты задолженности в полном объеме по договорам займа согласно перечню договоров, приведенных в приложении N 1 к настоящему договору, в котором в том числе указан и договор займа, заключенный с К.

01.08.2012 между З.Ю.А. и Ю.С. был заключен договор возмездной уступки прав, согласно которому цедент (З.Ю.А.) уступает, а цессионарий (Ю.С.) принимает права требования оплаты задолженности в полном объеме по договорам займа согласно перечню договоров, приведенных в приложении N 1 к настоящему договору, в котором в том числе указан и договор займа, заключенный с К.

Оценив указанные обстоятельства, учитывая, что материалами дела подтверждаются факт заключения договора, факт передачи денежных средств, а также учитывая, что доводов об оспаривании договора займа ответчик не заявлял, доказательств возврата денежных средств не представил, проверив расчет процентов, представленный истцом, судебная коллегия полагает подлежащими удовлетворению требования истца о взыскании с ответчика суммы основного долга в размере 5000 руб., о взыскании штрафа в размере 3000 руб., а также о взыскании с ответчика в пользу истца процентов за пользование денежными средствами в размере 35600 руб.

В соответствии с п. 6.2 договора от 02.09.2011 в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения (частичного исполнения) заемщиком обязательства по погашению займа и (или) уплате процентов за пользование займом в течение 10 дней с даты, указанной в п. 3.1 договора, заемщик обязуется оплатить пени в размере 5% от суммы задолженности перед заимодавцем за каждый день просрочки.

Согласно п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Учитывая размер суммы займа, длительность допущенной ответчиком просрочки нарушения обязательства, последствия нарушения обязательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что сумма пени, заявленная истцом к взысканию в размере 106240 руб. 00 коп., явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и, руководствуясь ст. 333 ГК РФ, полагает возможным уменьшить сумму пени до 10000 руб.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия отменила решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2012.

Взыскать с К. в пользу Ю.С. по договору займа от 2 сентября 2011 г. основную задолженность в размере 5000 (пять тысяч) руб., штраф в размере 3000 (три тысячи) руб., пени в размере 10000 (десять тысяч) руб., проценты в размере 35600 (тридцать пять тысяч шестьсот) руб.

В остальной части требований отказать.

Взыскать с К. в соответствующий бюджет государственную пошлину в размере 1808 (одна тысяча восемьсот восемь) руб.

Пример. ВОООЗП в интересах Ф. обратилась в суд с иском к ООО «…» о признании недействительными пунктов 1.1 и 7.1 договора займа N… от 12.05.2011, заключенного между ООО «…» и Ф., в части начисления процентов, а также п. 4.4 в части погашения в первую очередь штрафа за просрочку процентов, взыскании компенсации морального вреда в размере… руб., судебных расходов в сумме… руб., штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 12.05.2011 между Ф. и ООО «…» был заключен договор займа N…, по условиям которого ответчик предоставил истцу денежные средства в сумме… руб. на потребительские цели сроком до 29.05.2011 с начислением процентов в размере 2% за каждый день пользования ими. Договор займа является возмездным, по нему, кроме начисляемых 2% за каждый день пользования денежными средствами, согласно п. 7.1 договора в случае неисполнения заемщиком обязательств по погашению займа в установленные сроки подлежат уплате проценты за каждый день просрочки. Существенные условия договора, в том числе условия о размере процентов за пользование денежными средствами, размере штрафа за несвоевременное погашение займа, определены ответчиком самостоятельно, и фактически истец был лишен возможности предлагать свои условия. Истец считает, что его права ущемлены недобросовестными и противоправными действиями ответчика, а именно по начислению процентов, которые не соответствуют темпам инфляции, значительно превышают ставку рефинансирования, а также в части погашения в первую очередь штрафа, указанные условия договора займа являются кабальными (л.д. 4 — 11).

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 09.07.2012 в удовлетворении исковых требований ВОООЗП, действующей в интересах Ф., отказано (л.д. 82, 83 — 87).

В апелляционной жалобе Ф. и ВОООЗП в интересах Ф. ставят вопрос об отмене состоявшегося решения суда как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права (л.д. 91 — 93).

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя ВОООЗП Н., обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, 12.05.2011 между ООО «…» и Ф. был заключен договор займа N…, по условиям которого заимодавец предоставил заемщику заем в размере… руб. сроком до 29.05.2011 с начислением процентов в размере 2% за каждый день пользования заемщиком денежными средствами (732% годовых).

Решением мирового судьи судебного участка N 2 Грибановского района Воронежской области от 21.02.2012, оставленным без изменения апелляционным определением Грибановского районного суда Воронежской области от 05.06.2012, с Ф. в пользу ООО «…» взысканы основной долг по договору займа в сумме… руб., штраф в сумме… руб., проценты в сумме… руб., расходы по составлению искового заявления в сумме… руб., расходы по уплате государственной пошлины в сумме… руб., а всего… руб. (л.д. 75 — 77, 52 — 53).

В обоснование исковых требований Ф. ссылался на недействительность условий договора займа, предусмотренных в п. 1.1 договора о начислении процентов за пользование заемными денежными средствами в размере 2% в день, в п. 7.1 в части уплаты процентов из расчета 2% от суммы займа за каждый день просрочки погашения займа, п. 4.4 об очередности направления средств на погашение обязательства заемщика в силу ст. 179 ГК РФ (кабальная сделка).

Исходя из установленных по делу обстоятельств применительно к требованиям законодательства, регулирующего спорные правоотношения сторон, районный суд пришел к правильному выводу об отсутствии законных оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку истцом не представлено достоверных доказательств в подтверждение оснований для признания сделки недействительной по указанному им основанию.

В частности, истцом не представлено бесспорных доказательств наличия в совокупности таких признаков сделки, как стечение тяжелых обстоятельств у Ф., явно невыгодные для него условия совершения сделки; причинная связь между стечением у него тяжелых обстоятельств и совершением им сделки на крайне невыгодных для него условиях; осведомленность заимодавца о перечисленных обстоятельствах и использование их для своей выгоды.

При этом районный суд правильно учел, что вышеозначенным решением мирового судьи судебного участка N 2 Грибановского района Воронежской области от 21.02.2012 по спору между теми же лицами, имеющим в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ преюдициальное значение, установлено соответствие оспариваемых пунктов договора требованиям действующего законодательства.

Поэтому оснований для признания пунктов договора займа недействительными по мотиву их несоответствия закону не имеется.

Доводы жалобы о том, что данное решение не имеет преюдициального значения при разрешении настоящего спора, заявленного по иным основаниям, являются несостоятельными, основанными на ошибочном толковании норм процессуального права.

Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции правильными, мотивированными, согласующимися с требованиями действующего законодательства, регулирующего правоотношения сторон.

Ссылка в дополнительной апелляционной жалобе на то, что суд не применил Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» и не учел, что договор займа был заключен между сторонами 12.05.2011, в то время как в реестр микрофинансовых организаций ООО «…» включено 08.07.2011, не может повлечь отмену постановленного решения, поскольку сам факт внесения или невнесения сведений о юридическом лице в государственный реестр микрофинансовых организаций никак не влияет на факт существования самого этого юридического лица. ООО «…» условия договора займа по предоставлению денежных средств в долг истцу исполнены надлежащим образом.

В суде апелляционной инстанции представитель ВОООЗП Н. пояснил, что наличие у Ф. сведений о невключении общества в реестр микрофинансовых организацией в любом случае не повлияло бы на его волеизъявление на заключение договора займа.

Судебная коллегия также отмечает, что на данное обстоятельство истец в суде первой инстанции не ссылался и по данному основанию сделку не оспаривал.

Решение суда по существу является верным, постановленным при правильном применении норм материального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены решения суда, в том числе на которые указано в жалобе, судебная коллегия не усматривает.

При рассмотрении дела районный суд принял все необходимые меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела.

Выводы суда первой инстанции основаны на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, которым дана надлежащая правовая оценка с соблюдением положений статей 56, 61, 67 ГПК РФ, оснований не согласиться с которой судебная коллегия не имеет.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене обжалуемого решения, поскольку не опровергают выводы суда, а выражают несогласие с ними, а также сводятся к субъективному толкованию норм материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 09.07.2012 оставила без изменения, а апелляционную жалобу Ф. и Воронежской областной общественной организации защиты потребителей, действующей в интересах Ф., — без удовлетворения.

Пример. Общество с ограниченной ответственностью «Микрофинанс» (далее — ООО «Микрофинанс») обратилось в суд с иском к И. о взыскании задолженности по договору займа: основного долга — 10000 руб., процентов за пользование, ссылаясь на то, что 21.08.2011 между ООО «Микрофинанс» и И. был заключен договор займа N <…>, в соответствии с пунктами 1.1, 1.2, 3.1 которого ООО «Микрофинанс» предоставило И. заем на потребительские цели в размере 10000 руб. сроком на 10 дней до 31.08.2011, с уплатой 2% в день. За неисполнение условий договора займа по возврату денежных средств в установленный договором срок предусмотрена ответственность заемщика в виде уплаты процентов (неустойки), штрафа. За нарушение условий договора ООО «Микрофинанс» просит взыскать с И. проценты по договору займа за пользование денежными средствами за период с 22.08.2011 по 27.02.2011, проценты (неустойку) за несвоевременный возврат суммы займа за период с 01.09.2011 по 27.02.2012, штраф за неоплату процентов по договору займа свыше 30 дней в размере 500 руб., убытки. Уточнив исковые требования, ООО «Микрофинанс» просит взыскать с И. основной долг — 10000 руб., проценты за пользование займом — 53200 руб., проценты (неустойку) за несвоевременный возврат суммы займа — 20700 руб., штраф за просрочку уплаты процентов — 500 руб., убытки — 827 руб. 50 коп., расходы по оплате государственной пошлины — 2759 руб. 83 коп.

И. предъявил встречный иск к ООО «Микрофинанс», которым просит признать сделку от 21.08.2011 кабальной, а пункты 1.1, 7.1, 4.4 договора займа в части начисления процентов и штрафа, порядка очередности погашения обязательств недействительными. Заявленные требования обосновал тем, что права И. нарушены. Договор займа был заключен в связи с его тяжелым материальным положением, условия получения займа являлись кабальными. Ссылаясь на положения статьи 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», считает, что условия договора займа о взыскании процентов, неустойки, штрафа должны быть признаны недействительными. Полагает, что при заключении договора у ООО «Микрофинанс» отсутствовало право предоставлять ему заем, а при его предоставлении были нарушены положения Федерального закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

В последующем И. были уточнены встречные исковые требования и, помимо ранее заявленных требований, И. просил взыскать с ООО «Микрофинанс» излишне уплаченные им денежные средства — 1615 руб. 56 коп., компенсацию морального вреда — 2000 руб., расходы на оказание юридической помощи — 2000 руб. Указал, что при заключении договора займа были нарушены его права, установленные Законом РФ «О защите прав потребителей». Договор займа был заключен в связи со стечением тяжелых жизненных обстоятельств, заем был получен им на неотложные нужды, а 13.02.2012 им был погашен весь долг в размере 12500 руб., из которых 10000 руб. — основной долг, 2000 руб. — проценты по договору, 500 руб. — штраф. Считает, что при списании долга ООО «Микрофинанс» нарушило очередность, установленную статьей 319 ГК РФ, в связи с чем пункт 4.4 договора займа должен быть признан недействительным, так как установленный им порядок погашения задолженности в случае недостаточности средств лишает его возможности возвратить сумму займа, поскольку размер процентов за пользование займом и размер неустойки значительно превышают сумму займа. Считает, что должен был оплатить проценты по договору исходя из ставки рефинансирования, установленной на день выплаты основного долга, в связи с чем излишне уплатил 1615 руб. 56 коп., которые подлежат взысканию с ООО «Микрофинанс». Включение в договор займа условий, нарушающих его права как потребителя, причинило ему нравственные страдания, что является основанием для взыскания компенсации морального вреда согласно статье 15 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Суд, рассмотрев возникший спор, принял решение в пользу ООО «Микрофинанс».

В апелляционной жалобе И., не соглашаясь с решением суда, просит его отменить и принять новое решение. В доводах жалобы указывает, что судом в нарушение требований норм материального права не был применен Закон РФ от 02.07.2010 N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Полагает, что в связи с внесением сведений об ООО «Микрофинанс» в реестр только 15.12.2011 организация осуществляла микрофинансовую деятельность до указанной даты незаконно. Взыскание процентов за пользование денежными средствами в размере, установленном в пункте 1.1 договора займа, является необоснованным и незаконным. Ссылаясь на разъяснения Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, считает, что в связи с недействительностью пункта 4.4 договора займа необходимо уменьшить сумму процентов за пользование денежными средствами, а не сумму неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда согласно требованиям статьи 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов апелляционной жалобы, заслушав стороны по делу, исследовав материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Судом первой инстанции установлено, что ООО «Микрофинанс» является юридическим лицом, о чем внесена запись в ЕГРЮЛ 29.04.2011 (л.д. 11), коммерческой организацией, действующей на основании устава, утвержденного решением N 1 единственного учредителя общества от 22.04.2011. С 29.04.2011 ООО «Микрофинанс» поставлено на учет в налоговом органе (л.д. 10) и в качестве основной своей цели деятельности преследует извлечение прибыли, что подтверждается учредительными документами. Для реализации целей и задач ООО «Микрофинанс» осуществляет следующие виды деятельности — привлечение денежных средств в виде кредитов, займов, взносов и пожертвований на осуществление микрофинансовой деятельности, иное финансовое посредничество, предоставление различного вида услуг и т.д. (пункт 2.3 устава).

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 21.08.2011 между ООО «Микрофинанс» и И. был заключен договор займа N <…>, в соответствии с пунктами 1.1, 1.2, 3.1 которого ООО «Микрофинанс» предоставило И. заем на потребительские цели в размере 10000 руб. со сроком 10 дней до 31.08.2011, с уплатой 2% в день. Таким образом, предоставление заемных денежных средств И. не противоречит уставной деятельности ООО «Микрофинанс». Следовательно, довод автора жалобы на незаконность деятельности общества при предоставлении И. заемных денежных средств на условиях, указанных в договоре займа, является необоснованным. При этом полагать, что указанным обществом нарушен Закон РФ N 151-ФЗ от 02.07.2010 «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», оснований не имеется. Оснований для признания заключенного договора недействительным в силу статьи 168 ГК РФ также не имеется. Доказательств, опровергающих указанные обстоятельства, И. ни в суд первой инстанции, ни в судебную коллегию не представлено.

В связи с ненадлежащим исполнением И. принятых обязательств по договору займа ООО «Микрофинанс» обратилось в суд с иском о взыскании задолженности по договору займа, в том числе и суммы займа — 10000 руб.

Судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что факт неисполнения обязанностей, возложенных на И. договором, выразившихся в непогашении долга, нашел свое подтверждение, в связи с чем исковые требования о взыскании с И. суммы основного долга, процентов по договору являются законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Квитанцией от 13.02.2012 на сумму 12500 руб. подтверждается нарушение И. срока возврата долга и взятых на себя обязательств по договору займа от 21.08.2011. Соответственно, размер подлежащих уплате процентов по договору займа составляет 53000 руб. исходя из расчета: 200 руб. (2% от 10000 руб. — суммы основного долга) x 265 дней (период с 22.08.2011 по 13.05.2012) = 53000 руб.

В пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998 (с последующими изменениями) «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» разъясняется, что исходя из пункта 1 статьи 395 Кодекса в случаях, когда сумма долга уплачена должником с просрочкой, судом при взыскании процентов применяется учетная ставка банковского процента на день фактического исполнения денежного обязательства (уплаты долга), если договором не установлен иной порядок определения процентной ставки. При расчете подлежащих уплате годовых процентов по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации число дней в году (месяце) принимается равным соответственно 360 и 30 дням, если иное не установлено соглашением сторон, обязательными для сторон правилами, а также обычаями делового оборота. Если определенный в соответствии со статьей 395 Кодекса размер (ставка) процентов, уплачиваемых при неисполнении или просрочке исполнения денежного обязательства, явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов, применительно к статье 333 Кодекса вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства.

Суд первой инстанции с учетом обстоятельств дела, применения положений статьи 333 ГК РФ, пункта 3 статьи 196 ГПК РФ обоснованно пришел к выводу о взыскании неустойки за неисполнение заемщиком обязательств по погашению займа в сроки, установленные договором, за период с 01.09.2011 по 13.02.2012 в размере 500 руб. и штрафа за просрочку уплаты процентов более чем на 30 дней, предусмотренного пунктом 7.2 договора — 500 руб. Оснований для отказа ООО «Микрофинанс» требований о взыскании убытков в силу статьи 15 ГК РФ в размере 827 руб. 50 коп. у суда первой инстанции также не имелось, поскольку данные убытки общество понесло по причине отмены судебного приказа по заявлению И.

Правила об очередности погашения требований по денежному обязательству установлены статьей 319 ГК РФ, которая предусматривает, что сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга. Однако диспозитивный характер положений указанной статьи не исключает возможности для сторон избрать любой устраивающий их порядок погашения. При этом включение таких условий вследствие недобросовестного действия одной из сторон (введение в заблуждение, насилие, угроза, злоупотребление положением и т.д.) дает возможность другой стороне оспорить в зависимости от обстоятельств данное условие сделки или договор в целом.

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что договор займа подписан сторонами, факт ознакомления с содержанием договора не оспаривался. Каких-либо фактов, подтверждающих, что при подписании условий договора займа были угрозы, насилие, обман со стороны общества, не установлено, и о них не заявлено. Следовательно, оснований для удовлетворения доводов автора жалобы в части того, что ООО «Микрофинанс» нарушен порядок списания денежных средств в сумме 12500 руб., уплаченных 13.02.2012 И., зачтенных неправильно обществом и расцененных судом, так как пунктом 4.4 договора займа установлен порядок погашения любых денежных средств, внесенных заемщиком, не имелось.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что оснований для признания пунктов 1.1 договора о начислении процентов за пользование заемными денежными средствами в размере 2% в день и пункта 7.1 договора об уплате процентов из расчета 2% от суммы займа за каждый день просрочки погашения займа, взыскании денежных средств, переплаченных ООО «Микрофинанс», компенсации морального вреда в силу статьи 151 ГК РФ, Закона РФ «О защите прав потребителей», судебных расходов не имелось. Доказательств, подтверждающих кабальность данной сделки (часть 1 статьи 179 ГК РФ), ни в суд первой инстанции, ни в судебную коллегию не представлено. Доказательств, подтверждающих невозможность отказа И. от заключения договора займа на условиях, предложенных ООО «Микрофинанс», также не представлено. С условиями договора займа И. был ознакомлен, что им не оспаривалось.

Как правильно указал суд первой инстанции, из смысла части 1 статьи 179 ГК РФ следует, что для кабальной сделки характерными являются следующие признаки: она совершена потерпевшим лицом, во-первых, на крайне невыгодных для него условиях, во-вторых, совершена вынужденно — вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства. Только при наличии в совокупности указанных признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности; самостоятельно каждый из признаков не является основанием для признания сделки недействительной по указанному мотиву. Однако обстоятельств, свидетельствующих об осведомленности ООО «Микрофинанс» о тяжелых обстоятельствах у И., не установлено. При этом в части 1 статьи 179 ГК РФ говорится не об одном тяжелом обстоятельстве, а о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействием которых лицо совершило сделку, и не о простой невыгодности совершенной сделки, а о крайне невыгодных условиях. Из материалов дела следует и установлено судом первой инстанции, что, если бы ООО «Микрофинанс» знало о стечении тяжелых обстоятельств у И., это ставило бы под угрозу возвращение займа, в этом случае заем, вероятно, не был бы предоставлен. Указанные обстоятельства подтвердил представитель ООО «Микрофинанс».

Таким образом, оснований для удовлетворения встречных требований И. не имелось. Судебная коллегия полагает, что указанным в апелляционной жалобе доводам в принятом по делу решении дана надлежащая правовая оценка, судом первой инстанции верно указано на их необоснованность.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции и оценкой исследованных им доказательств, поскольку при разрешении спора суд первой инстанции правильно определил характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и установленным обстоятельствам дела.

Несостоятельными являются доводы жалобы о неверной оценке судом первой инстанции представленных доказательств. При рассмотрении дела суд первой инстанции оценил указанные доказательства в соответствии с их относимостью и допустимостью, соблюдая требования статьи 67 ГПК РФ. Оснований для иной оценки представленных доказательств и отмены судебного решения, как о том ставится вопрос в жалобе, не имеется.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к иной оценке доказательств и иному толкованию законодательства, они аналогичны обстоятельствам, на которые ссылался ответчик в суде первой инстанции в обоснование своих возражений, являлись предметом обсуждения суда первой инстанции, и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании в их совокупности всех представленных обеими сторонами доказательств.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований для отмены правильного судебного решения по доводам апелляционной жалобы не имеется. Руководствуясь статьями 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила решение Фрунзенского районного суда г. Саратова от 07.06.2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу И. — без удовлетворения.

Пример. ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» обратилось в суд с иском к Г., Ф. о взыскании суммы долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование заявленных требований указало, что 21 февраля 2008 г. между ним и Г. был заключен договор займа N 190-ВОУ, согласно которому последний получил от общества в долг денежную сумму в размере 25000 руб. на срок до 19 августа 2008 г. с уплатой процентов за пользование займом в размере 8% в месяц. В целях обеспечения исполнения обязательств Г. перед ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» последним в этот же день был заключен договор поручительства с Ф. В результате недобросовестного исполнения Г. условий договора займа возникла задолженность по возврату основного долга в размере 13926 руб., по уплате процентов за пользование займом в размере 40685 руб., которую он просит взыскать с ответчиков в солидарном порядке.

Ф. предъявила к ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» встречный иск о признании деятельности ответчика по выдаче займов населению незаконной, признании договора займа от 21 февраля 2008 г. недействительным в силу притворности сделки и несоответствия ее требованиям закона; признании недействительным договора поручительства от 21 февраля 2008 г.; применении последствий недействительности ничтожной сделки путем взыскания с Г. в пользу ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» разницы между полученными и возвращенными им денежными средствами по договору займа в размере 4614 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанных в соответствии со ст. 395 ГК РФ исходя из указанной суммы.

В обоснование сослалась на то, что ответчик фактически занимался кредитной деятельностью, не имея на то лицензии, поскольку предоставлял кредиты населению из привлеченных денежных средств, что влечет ничтожность договора займа и договора поручительства от 21 февраля 2008 г. На основании ст. 404 ГК РФ ответственность Ф. подлежит уменьшению, в связи с тем что ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» на протяжении 35 месяцев не предпринимало никаких мер по получению с Г. и Ф. суммы долга по договору займа и умышленно содействовало увеличению размера убытков. Кроме того, прекратив в 2008 году работу дополнительного офиса в г. Вольске, сознательно создало ситуацию, из которой у должников создалось впечатление о прекращении деятельности общества в целом.

Суд, рассмотрев возникший спор, вынес решение в пользу ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова».

В кассационной жалобе Г. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, и направить дело на новое рассмотрение. Указывает, что договор поручительства с Ф. прекратил свое действие в связи с истечением срока возврата займа по договору. Считает, что суд первой инстанции нарушил его права, отказав в удовлетворении ходатайств ответчика о получении финансовых документов, подтверждающих факт осуществления ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» незаконной деятельности, не обеспечив таким образом возможность представления доказательств по встречному иску. Кроме того, истец своим бездействием в течение 35 месяцев, прошедших с момента наступления срока возврата кредита до момента подачи иска в суд, содействовал увеличению размера убытков. Данное обстоятельство, а также обстоятельство того, что Вольский обособленный узел ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» не функционировал на территории г. Вольска более года, в связи с чем Г. был уверен в прекращении его деятельности, являются основанием для применения ст. 404 ГК РФ.

Проверив материалы дела, законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе (ч. 1 ст. 347 ГПК РФ), обсудив их, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом первой инстанции установлено и подтверждено имеющимися в деле доказательствами, что 21 февраля 2008 г. между ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» и Г. был заключен договор займа, по условиям которого ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова», будучи заимодавцем, передало заемщику Г. денежную сумму в размере 25000 руб. на срок 6 месяцев с уплатой процентов за пользование займом в размере 8% в месяц. Данное обстоятельство подтверждается договором займа и графиком возврата платежей, являющимся неотъемлемой частью договора займа, подписанными сторонами (л.д. 15, 16).

Денежные средства по договору займа в размере 25000 руб. заемщик получил, что сторонами не оспаривается.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что в целях обеспечения исполнения обязательств Г. перед ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» по договору займа от 21 февраля 2008 г. в этот же день обществом был заключен договор поручительства с Ф. (л.д. 19).

Согласно пунктам 1.1, 1.2 указанного договора поручитель обязуется отвечать в полном объеме перед ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» за исполнение Г. (заемщиком) своих обязательств перед обществом, вытекающих из договора займа от 21 февраля 2008 г., заключенного между ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» и заемщиком, то есть за правильный и своевременный возврат суммы основного долга в размере 25000 руб., процентов за пользование займом (8% в месяц), неустойки. Поручитель и заемщик отвечают перед ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» солидарно за исполнение обязательств заемщиком по договору займа.

Как видно из материалов дела и не оспаривалось ответчиками, Г. не исполнял надлежащим образом обязательства по договору займа. Согласно расчету ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова», проверенному судом первой инстанции и обоснованно признанному правильным, задолженность Г. на момент обращения истца в суд составила 54621 руб., из которых сумма долга по договору займа — 13936 руб., проценты за пользование займом — 40685 руб.

Принимая во внимание изложенное, суд первой инстанции правомерно взыскал с ответчиков Г. и Ф. в солидарном порядке указанную сумму задолженности.

Судебная коллегия соглашается также с выводом суда об отказе в удовлетворении встречного иска Ф. к ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» о признании деятельности ответчика по выдаче займов населению незаконной, признании договора займа от 21 февраля 2008 г. недействительным в силу притворности сделки и несоответствия ее требованиям закона; признании недействительным договора поручительства от 21 февраля 2008 г.; применении последствий недействительности ничтожной сделки путем взыскания с Г. в пользу ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» разницы между полученными и возвращенными им денежными средствами по договору займа в размере 4614 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанных в соответствии со ст. 395 ГК РФ исходя из указанной суммы.

Учитывая, что деятельность ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» осуществляется в рамках Закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», данное юридическое лицо внесено в Единый государственный реестр юридических лиц, а также то, что ответчиком Ф., ее представителем не было представлено доказательств притворности сделки договора займа между Г. и ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова», заключения ее с целью прикрыть кредитный договор, оснований для удовлетворения встречного иска Ф. о признании деятельности ответчика по выдаче займов населению незаконной, признании договора займа от 21 февраля 2008 г. недействительным в силу притворности сделки и несоответствия ее требованиям закона не имелось, и, как следствие, не имелось оснований для признания недействительным договора поручительства от 21 февраля 2008 г., применения последствий недействительности ничтожной сделки путем взыскания с Г. в пользу ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» разницы между полученными и возвращенными им денежными средствами по договору займа в размере 4614 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанных в соответствии со ст. 395 ГК РФ исходя из указанной суммы.

Доводы кассационной жалобы о том, что договор поручительства с Ф. прекратил свое действие в связи с истечением срока возврата займа по договору, является несостоятельным, поскольку основан на неправильном толковании вышеприведенных норм материального права, регулирующих правоотношения, возникающие из договоров займа и поручительства, которые не содержат положений о прекращении поручительства по истечении срока возврата займа.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции нарушил права Г., отказав в удовлетворении ходатайств ответчика о получении финансовых документов, подтверждающих факт осуществления ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» незаконной деятельности, не обеспечив таким образом возможность представления доказательств по встречному иску, судебная коллегия не принимает во внимание.

Как следует из материалов дела, указанные ходатайства были заявлены истцом по встречному иску — Ф., ответчик Г. встречного иска не заявлял, с ходатайствами о получении финансовых документов, подтверждающих факт осуществления ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» незаконной деятельности, в суд не обращался, в связи с чем отказ суда в удовлетворении ходатайств Ф. не влечет нарушения каких-либо прав Г.

Кроме того, вышеуказанные доводы жалобы свидетельствуют об обращении Г. в суд в интересах Ф., однако в материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих полномочия Г. на представление ее интересов в суде.

Доводы кассационной жалобы о том, что истец своим бездействием в течение 35 месяцев, прошедших с момента наступления срока возврата кредита до момента подачи иска в суд, содействовал увеличению размера убытков, а также о том, что Вольский обособленный узел ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» не функционировал на территории г. Вольска более года, в связи с чем Г. был уверен в прекращении его деятельности, являются основанием для применения ст. 404 ГК РФ, не опровергают выводов суда и были предметом исследования и оценки суда первой инстанции с изложением в решении соответствующих мотивов, в связи с чем отсутствует необходимость в приведении в кассационном определении таких мотивов, подтверждающих законность решения суда.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно и установлены на основании доказательств, признанных судом при их оценке достаточными, выводы суда вытекают из фактических обстоятельств, установленных в мотивировочной части решения на основе надлежащей оценки исследованных доказательств, решение вынесено в соответствии с нормами материального права, регулирующими рассматриваемое правоотношение, и с соблюдением норм процессуального права. Предусмотренных статьей 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 360, 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия определила решение Вольского районного суда Саратовской области от 5 августа 2011 г. по делу по иску ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» к Г., Ф. о взыскании суммы долга по договору займа и процентов за пользование денежными средствами, по встречному иску Ф. к ООО «Центр Микрофинансирования г. Саратова» о признании деятельности ответчика по выдаче займов незаконной и признании договора займа, договора поручительства недействительными оставить без изменения, кассационную жалобу Г. — без удовлетворения.

7. Еще одним понятием, определение которого представлено в пункте 5 части 1 статьи 2 Закона N 151-ФЗ, является понятие уполномоченного органа.

Законодатель указывает, что таковым является федеральный орган исполнительной власти, определяемый Правительством РФ.

Функции, права и обязанности уполномоченного органа в сфере микрофинансовой деятельности определены в статье 14 Закона N 151-ФЗ.

Изначально пункт 1 Постановления Правительства РФ от 27 декабря 2010 года N 1149 «О мерах по реализации Федерального закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» <25> в качестве уполномоченного органа в сфере микрофинансовой деятельности определил Минфин России.

———————————

<25> РГ. 2010. N 29; СЗ РФ. 2011. N 1. Ст. 238.

 

Постановление Правительства РФ от 29 августа 2011 года N 717 «О некоторых вопросах государственного регулирования в сфере финансового рынка Российской Федерации» <26>, вступившее в силу с 8 сентября 2011 года, часть функций Минфина в сфере микрофинансовой деятельности передало в ведение ФСФР России.

———————————

<26> РГ. 2011. N 192; СЗ РФ. 2011. N 36. Ст. 5148.

 

Таким образом, на момент подготовки комментария в России сложилась ситуация, когда функции уполномоченного органа распределены между двумя федеральными органами исполнительной власти — Минфином России и ФСФР России.

Минфин России на основании Положения о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 года N 329 <27>, как и прежде, осуществляет функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере микрофинансовой деятельности.

———————————

<27> РГ. 2004. N 162; СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3258.

 

ФСФР России ведет государственный реестр МКО, осуществляет контроль и надзор за их деятельностью, а также согласовывает нормативные правовые акты, принимаемые Минфином России, а именно:

порядок ведения государственного реестра микрофинансовых организаций;

формы и сроки представления документов, содержащих отчет о микрофинансовой деятельности и персональном составе руководящих органов микрофинансовой организации;

экономические нормативы достаточности собственных средств и ликвидности микрофинансовых организаций, привлекающих денежные средства физических и юридических лиц в виде займов, и иные акты в соответствии с федеральными законами, регулирующими такую деятельность.

Отметим, что после создания в России так называемого мегарегулятора финансового рынка функции уполномоченного органа в сфере микрофинансовой деятельности в полном объеме будет осуществлять Банк России.

 

Статья 3. Правовые основы микрофинансовой деятельности

Комментарий к статье 3

1. Комментируемая статья Закона N 151-ФЗ определяет правовые основы микрофинансовой деятельности.

2. Долгое время развитие микрофинансирования в России происходило в условиях сложной правовой среды, характеризующейся прежде всего отсутствием специализированного федерального законодательства, регулирующего деятельность МФО.

В этот период микрофинансовая деятельность осуществлялась на основе норм, установленных в ГК РФ. Такая ситуация сдерживала развитие рынка микрофинансирования, а в ряде случаев ставила и под сомнение легитимность деятельности ряда его институтов, прежде всего организаций, не являющихся кредитными. Нередко такие организации и их руководители обвинялись в осуществлении незаконной банковской деятельности, поскольку они осуществляли кредитование, являющееся одним из направлений деятельности кредитных организаций (банковских и небанковских).

Формирование правового поля микрофинансовой деятельности некредитных организаций на федеральном уровне началось только с середины 90-х годов прошлого века, когда в 1995 г. был принят Закон от 8 декабря 1995 года N 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», регулирующий деятельность СКПК.

Затем уже в 2000-х годах были приняты и вступили в силу другие законы, регулирующие сферу микрофинансирования, в том числе:

в 2004 году — Закон «О жилищных накопительных кооперативах» (ЖНК);

в 2007 году — Закон «О ломбардах» (ломбарды);

в 2009 году — Закон «О кредитной кооперации» (КПК);

в 2011 году — Закон N 151-ФЗ.

В части 1 статьи 3 Закона N 151-ФЗ перечислены лишь виды нормативных правовых актов, которые составляют правовую основу микрофинансовой деятельности.

Согласно рассматриваемой норме правовую основу микрофинансовой деятельности в РФ, помимо Закона N 151-ФЗ, составляют:

Конституция РФ <28>;

———————————

<28> РГ. 2009. N 7; СЗ РФ. 2009. N 4. Ст. 445; ПГ. 2009. N 4.

 

ГК РФ;

другие федеральные законы;

иные, нежели законодательные, нормативно-правовые акты РФ, принимаемые в соответствии с федеральными законами.

Как видно, правовая основа микрофинансовой деятельности определена в части 1 статьи 3 Закона N 151-ФЗ в довольно общем виде. В то же время из такой формулировки нормы однозначно следует, что правовое регулирование микрофинансовой деятельности осуществляется нормативными правовыми актами только федерального уровня. Соответственно, законодательные и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, а также нормативные правовые акты органов местного самоуправления по вопросам такого регулирования издаваться не могут.

Регулирование микрофинансовой деятельности исключительно федеральными нормативными правовыми актами предопределено тем, что данное регулирование осуществляется гражданским законодательством РФ. В соответствии же с положением пункта «о» статьи 71 Конституции РФ гражданское законодательство находится в ведении России (данное конституционное положение воспроизведено в пункте 1 статьи 3 части первой ГК РФ). Согласно части 1 статьи 76 Конституции РФ по предметам ведения России принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории России.

Центральное место в регулировании отношений в сфере микрофинансовой деятельности занимает ГК РФ (в первую очередь параграф 1 «Заем» главы 42 «Заем и кредит»), который регулирует собственно заемные отношения — договоры и обязательства по займам. Такие отношения урегулированы ГК РФ исчерпывающе, и они не могут включаться в предметную сферу каких-либо иных законов, если иное не указано в самом ГК РФ.

Договор займа возведен ГК РФ в ранг практически универсальной формы осуществления всех видов займов. В то же время положения главы 42 ГК РФ применяются к регулированию заемных отношений, имеющих место в деятельности кредитных кооперативов, ломбардов, жилищных накопительных кооперативов и других юридических лиц.

Второе место в системе регулирования отношений в сфере микрофинансирования занимает рассматриваемый Закон N 151-ФЗ. Он является актом гражданского законодательства, то есть принятым на основании и в соответствии с ГК РФ, и в этой связи не должен ему противоречить. Между тем Закон N 151-ФЗ выполняет роль специального нормативного акта, которым определяются особенности применения общих положений гражданского законодательства в сфере микрофинансовой деятельности, и при конкуренции норм должен иметь приоритет по отношению к ГК РФ. Следовательно, нормы ГК РФ о займе применяются в органичном сочетании с правовым регулированием микрофинансовой деятельности, содержащимся в Законе N 151-ФЗ.

Иными, нежели законодательные, нормативными правовыми актами РФ, о которых идет речь в части 1 статьи 3 Закона N 151-ФЗ, являются указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти. Издание и применение таких актов, содержащих нормы гражданского права, регламентированы положениями статьи 3 части первой ГК РФ:

отношения, регулируемые гражданским законодательством, могут регулироваться также указами Президента РФ, которые не должны противоречить ГК РФ и иным законам (пункт 3);

на основании и во исполнение ГК РФ и иных законов, указов Президента РФ Правительство РФ вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права (пункт 4);

в случае противоречия указа Президента РФ или постановления Правительства РФ ГК РФ или иному закону применяется ГК РФ или соответствующий закон (пункт 5);

действие и применение норм гражданского права, содержащихся в указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ, определяются правилами главы 1 «Гражданское законодательство» части первой ГК РФ (пункт 6);

министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами (пункт 7).

Издание Президентом РФ указов, как и распоряжений, предусмотрено частью 1 статьи 90 Конституции РФ. Согласно части 2 указанной статьи указы и распоряжения Президента РФ обязательны для исполнения на всей территории России. Частью 3 этой же статьи установлено, что указы и распоряжения Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. Нормативными правовыми актами являются только те указы Президента РФ, которые имеют нормативный характер.

Правительство РФ, как установлено в части 1 статьи 115 Конституции РФ, на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Частью 2 указанной статьи установлено, что постановления и распоряжения Правительства РФ обязательны к исполнению в России. Постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ в соответствии с частью 3 данной статьи могут быть отменены Президентом РФ.

Статьей 23 Закона «О Правительстве Российской Федерации» <29> установлено, что акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства РФ. Акты по оперативным и другим текущим вопросам, не имеющие нормативного характера, издаются в форме распоряжений Правительства РФ.

———————————

<29> СЗ РФ. 1997. N 51. Ст. 5712; РГ. 1997. N 245.

 

Закон N 151-ФЗ норм, прямо предусматривающих издание Президентом РФ указов по вопросам предмета его регулирования, не содержит, а вот на издание нормативных правовых актов Правительством РФ и федеральными органами исполнительной власти указание в нормах Закона N 151-ФЗ есть. Так, как следует из смысла пункта 5 части 1 статьи 2 Закона N 151-ФЗ, постановлением Правительства РФ будет определен федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на выработку государственной политики, а также на осуществление контроля и надзора в сфере микрофинансовой деятельности. В свою очередь, этот уполномоченный орган своими нормативно-правовыми актами будет устанавливать экономические нормативы достаточности собственных средств и ликвидности микрофинансовых организаций (пункт 5 части 4 статьи 14 Закона N 151-ФЗ), определять порядок ведения реестра микрофинансовых организаций (часть 2 статьи 4 Закона N 151-ФЗ) и т.д.

Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти в соответствии с пунктом 1 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009 <30>, издаются на основе и во исполнение федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов и распоряжений Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства РФ, а также по инициативе федеральных органов исполнительной власти в пределах их компетенции.

———————————

<30> СЗ РФ. 1997. N 33. Ст. 3895; РГ. 1997. N 161.

 

Согласно пункту 2 названных Правил нормативные правовые акты издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается. Структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты.

В соответствии с пунктом 10 Правил нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, имеющие межведомственный характер, независимо от срока их действия, в т.ч. акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, подлежат государственной регистрации. Государственная регистрация нормативных правовых актов согласно пункту 11 Правил осуществляется Минюстом России, который ведет государственный реестр нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти. Разъяснения о применении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации утверждены Приказом Минюста России от 14 июля 1999 г. N 217.

3. Часть 2 статьи 3 Закона N 151-ФЗ устанавливает, что микрофинансовые организации, то есть юридические лица, получившие такой статус, осуществляют микрофинансовую деятельность в порядке, установленном комментируемым Законом.

Закон N 151-ФЗ устанавливает правовые основы осуществления микрофинансовой деятельности, определяет порядок государственного регулирования деятельности микрофинансовых организаций, устанавливает размер, порядок и условия предоставления микрозаймов, порядок приобретения статуса и осуществления деятельности микрофинансовых организаций, а также права и обязанности уполномоченного органа в сфере микрофинансовой деятельности.

Закон N 151-ФЗ в настоящий момент включает пять глав:

глава 1 «Общие положения»;

глава 2 «Условия осуществления деятельности микрофинансовыми организациями»;

глава 3 «Порядок осуществления деятельности микрофинансовыми организациями»;

глава 4 «Регулирование и контроль деятельности микрофинансовых организаций»;

глава 5 «Заключительные положения».

Закон N 151-ФЗ включает 19 статей.

4. Часть 3 статьи 3 Закона N 151-ФЗ императивно ограничивает распространение норм Закона N 151-ФЗ, исключая из сферы его регулирования микрофинансовую деятельность кредитных организаций, кредитных кооперативов, ломбардов, жилищных накопительных кооперативов и других юридических лиц.

Такая установка законодателя, с одной стороны, позволяет определить круг организаций, которые не вправе выступать в отношениях займа, действуя в качестве микрофинансовой организации, а с другой — определяет, что они также вправе осуществлять микрофинансовую деятельность, но в соответствии с законодательством РФ, регулирующим их деятельность:

кредитные организации в соответствии с Законом «О банках и банковской деятельности»;

кредитные кооперативы — Законом «О кредитной кооперации;

ломбарды — Законом «О ломбардах»;

жилищные накопительные кооперативы — Законом «О жилищных накопительных кооперативах».

______________________

Глава 2. УСЛОВИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИКРОФИНАНСОВЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ

Глава 3. ПОРЯДОК ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИКРОФИНАНСОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Глава 4. РЕГУЛИРОВАНИЕ И КОНТРОЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИКРОФИНАНСОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Глава 5. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code