3.2. Особенности сложившейся судебной практики в области обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств

С принятием Закона об ОСАГО в судах споры, вытекающие из причинения вреда участникам дорожно-транспортных происшествий, сменились спорами, связанными с исполнением обязательств по договорам ОСАГО.

Участники дорожного движения, осознав, что их право на возмещение вреда декларируется теперь не только Гражданским кодексом Российской Федерации, но и страховым законодательством и может быть реально и эффективно осуществлено, стали требовать этого от страховых компаний, в том числе и в судебном порядке.

Экономические споры и иные дела, возникшие из гражданских правоотношений, рассматриваются арбитражными судами Российской Федерации (ч. 2 ст. 27 АПК РФ <105>). Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 127 Конституции Российской Федерации). При рассмотрении споров, вытекающих из исполнения обязательств по договорам ОСАГО, суды руководствуются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона об ОСАГО, Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, Правилами дорожного движения Российской Федерации <106>, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях <107>, Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 апреля 2003 г. N 238 «Об организации независимой технической экспертизы транспортных средств» <108>, постановлениями Президиума ВАС РФ по конкретным делам.

———————————

<105> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.

<106> Постановление Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (ред. от 12 ноября 2012 г.) «О Правилах дорожного движения» (вместе с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 47. Ст. 4531.

<107> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

<108> Постановление Правительства Российской Федерации от 24 апреля 2003 г. N 238 «Об организации независимой технической экспертизы транспортных средств» (вместе с Правилами организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства при решении вопроса о выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. N 17. Ст. 1619.

 

Одним из вопросов, с которым наиболее часто сталкиваются суды при разрешении данной категории споров, является учет износа деталей автомобиля при определении размера страховой выплаты.

Судом учитывается, что по договору обязательного страхования возмещению подлежит ущерб с учетом износа деталей автомобиля. Практика рассмотрения дел по этому вопросу складывалась следующим образом. Согласно подп. «б» п. 2.1 ст. 12 Закона об ОСАГО (в редакции Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 306-ФЗ) в случае повреждения имущества потерпевшего размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

Однако в абз. 4 п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств предусмотрено, что при определении размера восстановительных расходов необходимо учитывать износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах.

Вместе с тем правовая позиция судей в 2008 — 2009 гг. относительно учета износа частей автомобиля основывалась на выводах, изложенных в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2007 г. N 13377/06 <109>, в котором было указано, что данное положение Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств не соотносится с нормами Закона об ОСАГО, в развитие которого они приняты, поскольку Закон об ОСАГО не предусматривает ограничения страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда. Также в данном Постановлении сделан вывод, что содержащееся в п. 63 указанных Правил положение об учете износа имущества противоречит федеральному закону и общим правилам гражданского законодательства о возмещении убытков.

———————————

<109> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2007 г. N 13377/06 по делу N А03-11471/05-19 // Вестник ВАС РФ. 2007. N 5.

 

При вынесении решения по делу N А27-20564/2009 был сделан вывод о необходимости выплаты страхового возмещения исходя из размера ущерба без учета износа деталей. При пересмотре судебных актов в апелляционном, кассационном порядке судами данных инстанций делались такие же выводы <110>.

———————————

<110> Обзор практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров страхования от 13 мая 2010 г. Арбитражный суд Кемеровской области // СПС «КонсультантПлюс».

 

Однако правоприменительная практика относительно рассматриваемой категории дел была изменена в связи с принятием Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации Определения от 25 сентября 2009 г. N ВАС-11958/09 <111>.

———————————

<111> Определение ВАС РФ от 25 сентября 2009 г. N ВАС-11958/09 по делу N А63-716/2009-С5-7 // СПС «КонсультантПлюс».

 

В указанном судебном акте высшая судебная инстанция согласилась с выводами Арбитражного суда Ставропольского края о соответствии редакции п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств о необходимости учитывать износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах, подп. «б» п. 2.1 ст. 12 Закона об ОСАГО (в редакции Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 306-ФЗ).

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации РФ от 24 декабря 2009 г. N ВАС-14462/09 <112> по делу N А76-24770/2008-5-524/88 вопрос о необходимости учитывать износ частей, узлов, агрегатов и деталей был передан на рассмотрение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, который в своем Постановлении от 25 февраля 2010 г. N 14462/09 <113> занял такую же правовую позицию.

———————————

<112> Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2009 г. N ВАС-14462/09 по делу N А76-24770/2008-5-524/88 // СПС «КонсультантПлюс».

<113> Постановление Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2010 г. N 14462/09 по делу N А76-24770/2008-5-524/88 // Вестник ВАС РФ. 2010. N 6.

 

Данная позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации была учтена законодателем и Федеральным законом от 1 февраля 2010 г. N 3-ФЗ п. 2.2 ст. 12 Закона об ОСАГО был дополнен предложением следующего содержания: «Размер расходов на материалы и запасные части определяется с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. При этом на указанные комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты) не может начисляться износ свыше 80 процентов их стоимости».

Таким образом, на законодательном уровне был ограничен размер подлежащего возмещению ущерба с учетом суммы процентного износа прежних комплектующих деталей. В связи с изменением правового регулирования данного вопроса иным стал и судебный подход при разрешении таких дел.

Итак, как было установлено, по договору обязательного страхования возмещению подлежит ущерб в виде фактически понесенных расходов на восстановление автомобиля в пределах размера страховой выплаты, установленной Законом об ОСАГО.

Арбитражный суд города Москвы рассмотрел дело по иску ООО СК «Цюрих» к ОСАО «РЕСО-Гарантия» о взыскании ущерба с учетом износа транспортного средства в размере 14476 руб. 42 коп.

Истец указал на то, что на момент ДТП обязательная гражданская ответственность владельца транспортного средства была застрахована в ОАО «РЕСО-Гарантия».

Как следует из материалов дела, в результате осмотра были установлены механические повреждения автомобиля марки «Шевроле Ланос», что подтверждается актом осмотра транспортного средства. В соответствии с данным актом, а также на основании иных документов, в том числе акта приема-передачи, счета на оплату и акта выполненных работ и платежного поручения, истец оплатил стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства в размере 14760 руб. 00 коп.

Наличие страхового случая и размер убытков подтверждаются справкой ГИБДД, актом осмотра, платежным поручением. Оснований для невыплаты страхового возмещения у истца не было.

Учитывая, что ответчиком не были представлены доказательства возмещения вреда в полном объеме, а факт ДТП и понесенные восстановительные расходы на ремонт истцом подтверждены материалами дела, суд посчитал, что истец обоснованно обратился в суд с заявленным требованием и взыскал с ОАО «РЕСО-Гарантия» в пользу ООО «Цюрих» ущерб с учетом износа ТС в размере 14476 руб. 42 коп. <114>. Решение суда страховой компанией не обжаловано.

———————————

<114> Решение Арбитражного суда г. Москвы от 11 февраля 2011 г. N А40-152050/10 // Официальный сайт Арбитражного суда г. Москвы. URL: http://www.msk.arbitr.ru/index.asp?id_sec=381&id_ac=36&s=0&a=1&id=7198b654-8302-49aa-86cf-8991960072ba.

 

В силу п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Из анализа ст. 6 во взаимосвязи с п. 2 ст. 12 Закона об ОСАГО следует, что при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб.

Согласно ст. 7 Закона об ОСАГО страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) возместить потерпевшим причиненный вред в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, составляет не более 160 тыс. рублей и не более 120 тыс. рублей при причинении вреда имуществу одного потерпевшего.

На основании указанных правовых норм страховщиком подлежат возмещению фактические расходы на восстановление автомобиля, подтвержденные соответствующими доказательствами. Такими доказательствами могут служить документы о фактически произведенном ремонте.

Арбитражный суд Кемеровской области рассмотрел дело по иску ОАО «АБ «Кузнецкбизнесбанк» (потерпевшего) к ОАО «Росгосстрах» г. Москва в лице филиала ООО «Росгосстрах-Сибирь» о взыскании ущерба в размере 7550 руб. 00 коп.

Со страховой компании виновника ДТП взыскана разница между стоимостью фактически произведенного ремонта автомобиля и размером ущерба, выплаченным страховщиком на основании заключения эксперта по определению стоимости восстановительного ремонта. В качестве доказательства фактической стоимости восстановительного ремонта принят акт о выполнении работ по техническому обслуживанию и ремонту автомобиля. Решение суда страховой компанией не обжаловано <115>.

———————————

<115> Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 21 августа 2009 г. N А27-9358/2009 // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://kad.arbitr.ru/@.

 

По делу N А27-5910/2009 Арбитражный суд принял аналогичное решение и при определении подлежащего возмещению ущерба. В качестве доказательств, подтверждающих несение расходов по ремонту автомобиля, приняты документы по приобретению запасных частей, подлежащих замене, договор между истцом и организацией, оказавшей услуги по ремонту автомобиля, документы, подтверждающие фактическое выполнение работ. Судебные акты вышестоящих инстанций, опровергающие изложенные выводы, отсутствуют <116>.

———————————

<116> Обзор практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров страхования, от 13 мая 2010 г. Арбитражный суд Кемеровской области // СПС «КонсультантПлюс».

 

Вместе с тем в связи с изменением правовой позиции относительно необходимости учитывать износ частей автомобиля при определении подлежащего возмещению ущерба, что, как правило, устанавливается заключением эксперта, остается неразрешенным вопрос, как определять размер фактического возмещения, если потерпевшим представляются доказательства замены частей автомобиля по фактической стоимости их приобретения.

Взыскание утраты товарной стоимости транспортного средства относится к числу самых спорных вопросов правоприменительной практики в области ОСАГО. Как указал в своем решении Верховный Суд Российской Федерации от 24 июля 2007 г. N ГКПИ07-658 <117>, утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного внешнего вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

———————————

<117> Решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2007 г. N ГКПИ07-658 «О страховых выплатах при ДТП» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. N 6.

 

Правительство Российской Федерации в п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств предусмотрело, что размер страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов).

Содержание данной нормы предполагает, что возмещению подлежат лишь восстановительные расходы, перечень которых дается в п. 64 данных Правил, а величина утраты товарной стоимости не включается в состав страховой выплаты.

В то же время в соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Причем под убытками понимаются расходы, которые потерпевший, чье право нарушено, произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права. Это утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если его право не было бы нарушено (упущенная выгода).

Из анализа ст. 6 во взаимосвязи с п. 2 ст. 12 Закона об ОСАГО следует, что при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб. Данное условие закреплено и в подп. «а» п. 60 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Таким образом, утрата товарной стоимости транспортного средства, влекущая уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего.

Подобное понимание утраты товарной стоимости было высказано Верховным Судом Российской Федерации в Обзоре практики за II квартал 2005 г., утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2005 г., и в решении Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2007 г. N ГКПИ07-658 «О страховых выплатах при ДТП» <118>. В силу данного решения абз. 1 подп. «б» п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств признан недействительным в части, исключающей из состава страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего величину утраты товарной стоимости. Позиция арбитражных судов по данному вопросу аналогична мнению Верховного Суда Российской Федерации <119>.

———————————

<118> Решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2007 г. N ГКП И07-658 «О страховых выплатах при ДТП» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. N 6.

<119> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2006 г. N 9045/06 // Вестник ВАС РФ. 2007. N 3.

 

Что же касается порядка выплаты за утрату товарной стоимости, то судебная практика пришла к следующему выводу. Поскольку утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу, она подлежит взысканию со страховой организации по договору ОСАГО в пределах страховой суммы, установленной Законом об ОСАГО. В случае если страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, разница между страховым возмещением и фактическим размером ущерба может быть взыскана в силу ст. ст. 1064 и 1072 ГК РФ с причинителя вреда <120>.

———————————

<120> Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2005 г. (по гражданским делам) (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2005 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 12.

 

Согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2006 г. N 9045/06 <121>, утрата товарной стоимости по ОСАГО выплачивается, и мотивируется это следующим образом: «Взыскание суммы, составляющей утрату поврежденным автомобилем товарной стоимости в рамках ОСАГО, является правомерным, поскольку утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением внешнего вида автомобиля и его эксплуатационных качеств вследствие ДТП и последующего ремонта, а потому наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится к реальному ущербу и возмещается в денежном выражении».

———————————

<121> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2006 г. N 9045/06 // Вестник ВАС РФ. 2007. N 3.

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа 12 апреля 2010 г. рассмотрел кассационную жалобу ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» на решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 6 октября 2009 г. по делу N А56-35342/2009 о взыскании страхового возмещения в порядке суброгации <122>.

———————————

<122> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12 апреля 2010 г. по делу N А56-35342/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Суд установил, что в ДТП от 26 марта 2008 г., возникшем по вине водителя А.Ю. Широких, управлявшего автомобилем ГАЗ-3110, автомобилю Renault Megane причинены механические повреждения.

Согласно актам оценки, составленным ООО «Агентство оценки «Регион-Эксперт», стоимость восстановительного ремонта автомобиля Renault Megane составила 5980 руб., тогда как величина утраты товарной стоимости пострадавшего транспортного средства — 7288 руб. 13 коп.

ООО «Росгосстрах-Поволжье», являясь страховщиком гражданской ответственности причинителя вреда (А.Ю. Широких), выплатило страховщику потерпевшего страховое возмещение только в размере стоимости восстановительного ремонта, составившей 5980 руб. Невозмещение ответчиком ущерба в полном объеме, то есть с учетом величины утраты товарной стоимости пострадавшего автомобиля в размере 7288 руб. 13 коп., послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции (Арбитражный суд Удмуртской Республики) ОАО «Межбанковская региональная страховая компания» было отказано в удовлетворении иска к ООО «Росгосстрах-Поволжье» о взыскании утраты товарной стоимости пострадавшего автомобиля в размере 7288 руб. 13 коп. Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что размер страховой выплаты ограничивается восстановительными расходами, а утрата товарной стоимости не является объектом обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд Постановлением от 11 февраля 2009 г., отменив решение Арбитражного суда Удмуртской Республики, удовлетворил исковые требования ОАО «Межбанковская региональная страховая компания» на том основании, что утрата товарной стоимости транспортного средства, влекущая уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Определении от 25 июля 2009 г. N ВАС-7011/09 <123> в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2009 г. по этому делу отказал, ссылаясь на решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2007 г. N ГКПИ07-658 «О страховых выплатах при ДТП», о котором в настоящей работе говорилось ранее.

———————————

<123> Определение ВАС РФ от 25 июля 2009 г. N ВАС-7011/09 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Такое решение высшего судебного органа было воспринято специалистами неоднозначно. Например, С.В. Дедиков считает, что активное применение возмещения утраты товарной стоимости в сфере ОСАГО, где четко ограничена ответственность страховщика жесткими лимитами, установленными императивной нормой закона, совершенно неоправданно. Применение такой категории, как утрата товарной стоимости при обязательном страховании, возможно в единственном случае — если это установлено законом или договором ОСАГО, так как в большей степени это возмещение сверх вреда <124>. По мнению С.В. Дедикова, возмещение страховщиками по договорам ОСАГО утраты товарной стоимости приведет к таким негативным последствиям, как уменьшение в ряде случаев возмещения бесспорного реального ущерба; увеличение убыточности данного вида страхования; необходимости увеличения стоимости страхования гражданской ответственности, что будет фактически означать перекладывание финансовых последствий в этой части с лица, ответственного за причинения вреда имуществу потерпевшего, на широкий круг страхователей.

———————————

<124> См.: Дедиков С.В. Утрата товарной стоимости в системе ОСАГО: теория вопроса // Юридическая и правовая работа в страховании. 2008. N 2.

 

Представляется, что подобные опасения не лишены смысла, поскольку разговоры об убыточности страхования в сфере обязательного автострахования и о необходимости повышения размера страховой премии ведутся уже не первый год. Тенденция к опережающему росту страховых выплат над премиями сохраняется до настоящего времени. Это приводит к банкротству страховых организаций и, соответственно, к сокращению их числа на рынке страхования ОСАГО.

Тем не менее, как указал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Определении от 4 июня 2012 г. N ВАС-3076/12 <125>, в настоящее время в вопросе о возможном взыскании утраченной товарной стоимости в составе страховой выплаты по обязательному страхованию единой правовой позиции не имеется.

———————————

<125> Определение ВАС РФ от 4 июня 2012 г. N ВАС-3076/12 по делу N А32-9112/2011 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Помимо уже упомянутых, в судах также часто разбираются споры по поводу взыскания страхового возмещения в порядке суброгации <126>.

———————————

<126> Суброгация (англ. subrogation — «замещение») — замещение одного лица другим в отношении права, требования либо предъявления каких-либо претензий. В пределах страхования это основанный на законе переход к страховщику права требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, осуществляемый путем передачи этого права в объеме выплаченного страховщиком страхового возмещения.

 

Законодатель обусловил реализацию института суброгации волеизъявлением страхователя (выгодоприобретателя), предоставив ему диспозитивное право уступки страховщику своих требований к виновному за ущерб лицу. Если по условиям договора страхования страхователь уступает свое право требования на возмещение вреда страховщику, то тем самым страхователь возлагает на себя бремя, обязательство обеспечения всех необходимых мер и процедур по передаче этих прав.

Институт суброгации, порядок реализации прав по суброгации, а также последствия несоблюдения установленных правил предусмотрены законом. Данный механизм можно рассматривать как предусмотренную законодателем меру обеспечения исполнения страхователем законных прав страховщика по возмещению ущерба последнего после исполнения обязательств по договору.

Освобождение страхователем страховщика от выплаты страхового возмещения, равно как и наделение его правом на истребование от страхователя ранее выплаченной суммы страхового возмещения по причине необеспечения страхователем своими виновными действиями права требования к лицу, ответственному за убытки, являются вполне обоснованными мерами воздействия на страхователя <127>.

———————————

<127> См.: Николаев В., Сарманова Д. Обобщение ФАС ВВО судебно-арбитражной практики рассмотрения споров в сфере страхования // ЭЖ-Юрист. URL: http://www.gazeta-yurist.ru/arbitr.php?i=402.

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа рассмотрел 12 апреля 2010 г. кассационную жалобу ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» на решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 6 октября 2009 г. по исковому заявлению ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» о взыскании с ЗАО «Уралсиб Северо-Запад» 31078 руб. 07 коп. страхового возмещения в порядке суброгации и 15200 руб. неустойки за просрочку страховой выплаты на основании п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО.

Как следует из материалов дела, ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» (страховщик) и Федор Николаевич Стулов (страхователь) заключили договор добровольного страхования средств наземного транспорта. Объектом страхования по данному договору являлся автомобиль Mitsubishi Pajero SPORT 3.0. В период действия договора страхования произошло ДТП с участием автомобиля «ВАЗ-21043», под управлением А.А. Иванова.

Согласно извещению о ДТП, справке о ДТП и постановлению о прекращении производства по делу об административном правонарушении виновником ДТП признан А.А. Иванов, который совершил наезд на стоящий автомобиль Mitsubishi Pajero SPORT 3.0.

Согласно представленным документам стоимость восстановительного ремонта поврежденного автомобиля Mitsubishi Pajero SPORT 3.0 составила 31078 руб. 07 коп.

ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» выплатило страхователю указанную сумму страхового возмещения путем перечисления 31078 руб. 07 коп. на счет организации, осуществившей ремонт автомобиля, данное обстоятельство подтверждается платежным поручением.

Гражданская ответственность водителя автомобиля «ВАЗ-21043» А.А. Иванова, признанного виновником ДТП, застрахована в силу ее обязательности в ЗАО «Уралсиб Северо-Запад».

Полагая, что лицом, ответственным за убытки, возмещенные страховщиком в результате наступления страхового случая, является ЗАО «Уралсиб Северо-Запад», застраховавшее риск гражданской ответственности виновника ДТП, ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» в порядке ст. 965 ГК РФ обратилось к ответчику с претензией в добровольном порядке выплатить 31078 руб. 07 коп. страхового возмещения в порядке суброгации.

Указанная претензия оставлена ЗАО «Уралсиб Северо-Запад» без ответа, что послужило основанием для обращения ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично — взыскал с ответчика в пользу истца страховое возмещение в порядке суброгации, указав на то, что в этой части требования обоснованы как по праву, так и по размеру. В то же время суд пришел к выводу, что при системном толковании норм ст. ст. 7 и 13 Закона об ОСАГО неустойка должна рассчитываться исходя из страхового возмещения, подлежащего взысканию в каждом конкретном случае. С учетом этого суд посчитал, что с ЗАО «Уралсиб Северо-Запад» следует взыскать неустойку в размере 3936 руб. 80 коп., рассчитанном от суммы фактически выплаченного страхового возмещения (31078 руб. 07 коп). В кассационном порядке ЗАО «Страховая компания «АСК-Петербург» обжаловало судебный акт только в части уменьшения размера неустойки <128>.

———————————

<128> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 апреля 2010 г. N А56-35342/2009 по делу N А56-35342 // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://kad.arbitr.ru/?id=fe47c0dc-e7aa-4b3d-a867-b3c488705286.

 

Согласно действующему законодательству страховщик по договору обязательного страхования принимает на себя риск гражданской ответственности, поэтому его можно рассматривать как лицо, ответственное за убытки на основании не только деликтного обязательства, но и договора обязательного страхования. Поскольку ответственность за вред, причиненный страхователем, несет страховщик, следовательно, в обязательствах, предусмотренных в договоре страхования в пределах страховой суммы и с учетом иных условий договора страхования, обязанным становится страховщик гражданской ответственности. Соответственно, если обязанным становится страховщик, застраховавший гражданскую ответственность (должник — по обязательствам по возмещению вреда по наступившим страховым случаям), то и страховщик, выплативший страховое возмещение и предъявивший требование в порядке суброгации, вправе предъявить непосредственно ему требование о выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования.

Обратная позиция исходит из того, что при переходе прав в порядке суброгации право на непосредственное предъявление требования страховщику, застраховавшему ответственность, утрачивается (право требования в порядке суброгации перешло страховщику, а он не может его реализовать без обращения к лицу, ответственному за убытки, в то время как его страхователь (выгодоприобретатель) имеет право на предъявление требования непосредственно страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность, но не имеет самого требования).

Тем не менее Президиум Высшего Арбитражного Суда в Постановлении от 4 сентября 2012 г. N 6439/12 <129> принял следующую правовую позицию: требования о взыскании неустойки за просрочку исполнения обязанности должны быть удовлетворены, поскольку к страховщику потерпевшего, возместившему последнему убытки, наряду с правом на страховую выплату перешло право и на неустойку за несвоевременное осуществление страховой выплаты.

———————————

<129> Постановление Президиума ВАС РФ от 4 сентября 2012 г. N 6439/12 по делу N А82-5051/2011 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Суды также испытывают трудности при разрешении дел, связанных с такими вопросами, как причинение вреда лицом, не указанным в полисе обязательного страхования, и регрессные требования <130>.

———————————

<130> Регресс (от лат. regressus — «обратное движение») сам по себе — это право обратного требования страховщика, осуществившего страховую выплату, к лицу, причинившему вред. Право регрессного требования страховщика к страхователю или иному законному полисодержателю означает, что, хотя эти лица путем страховой выплаты потерпевшему освобождаются от обязанности в пределах выплаченной суммы возмещать вред, одновременно у них возникает иная обязанность — погасить страховщику понесенные им расходы. Фактически одно обязательство заменено на другое, причем равноценное.

 

Как показывает практика, в основном договоры ОСАГО заключаются с ограниченным использованием транспортного средства только указанными в полисе водителями (ст. 16 Закона об ОСАГО). Однако многие ДТП происходят при управлении транспортным средством лицом, не вписанным в такой полис. Страховщики отказывают в таких случаях в выплате, ссылаясь на то, что ответственность лица, не вписанного в полис, не застрахована и страховой случай по договору ОСАГО не наступил <131>.

———————————

<131> Обобщение судебной практики за 2010 год. Обобщение практики рассмотрения Арбитражным судом Амурской области законодательства об ОСАГО. Судья Корниенко Т.А., помощник судьи Воронина Т.В. // Официальный сайт Арбитражного суда Амурской области РФ. URL: http://pda.amuras.arbitr.ru/pract/obzory/@.

 

Однако в п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО указано, что по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также иных лиц, использующих транспортное средство на законном основании. При этом, согласно положению ст. 14 Закона об ОСАГО, страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями).

В данном случае причинение вреда лицом, не указанным в полисе обязательного страхования, отказа в страховой выплате не влечет, а лишь позволяет страховщику решать с лицом, допустившим отступление от установленного договором ограничения, вопрос о последствиях нарушения этого ограничения, то есть обратиться в суд в порядке регрессного требования в силу ст. 965 ГК РФ.

Регресс в сфере обязательного страхования гражданской ответственности отличается от аналогичного института, действующего в области иных гражданско-правовых отношений и, как правило, не имеющего каких-либо ограничений. Право регресса четко очерчено вполне конкретными юридическими фактами. Перечень этих фактов носит закрытый характер и не может быть расширен ни при помощи договора страхования, ни каким-либо иным образом.

Помимо описанного примера, имеющего в себе основание для применения регрессного права требования, законом предусмотрены иные случаи, когда страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты. Согласно ч. 1 ст. 14 Закона об ОСАГО данное право наступает в случае, если:

— вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего;

— вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного);

— указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред;

— указанное лицо скрылось с места дорожно-транспортного происшествия;

— указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями);

— страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования).

Данный перечень является исчерпывающим.

Арбитражный суд Амурской области рассмотрел дело по исковому заявлению Государственного унитарного предприятия Амурской области по ремонту и содержанию дорог «Константиновское дорожное управление» к ООО «Росгосстрах — Дальний Восток» в лице филиала ООО «РГС — Дальний Восток» — «Управление по Амурской области» о взыскании страхового возмещения и расходов на проведение оценки поврежденного транспортного средства в размере 80413 руб. 40 коп.

В обоснование заявленных требований истец указал, что, обратившись к ответчику как страховщику гражданской ответственности за вред, причиненный при эксплуатации транспортного средства, находящегося в управлении виновника ДТП, получил отказ в выплате страхового возмещения в связи с отсутствием непосредственной вины водителя в причиненном ущербе. Посчитав отказ ответчика необоснованным, истец обратился к независимому эксперту, которым была определена стоимость работ и материалов по восстановлению автомобиля заявителя. Указанная в данном отчете сумма восстановительных расходов положена истцом в основу расчета страхового возмещения, предъявленного ответчику.

Изучив материалы дела, суд установил, что по вине водителя Э.И. Снежко, управлявшего автомобилем «Тойота», не уступившего дорогу автомобилю «КамаЗ», двигавшемуся по главной дороге и пользовавшемуся преимущественным правом проезда, водитель КамаЗа А.А. Думов во избежание столкновения с автомобилем под управлением гражданина Э.И. Снежко, совершил столкновение с автомобилем «ГАЗ» под управлением В.А. Безрук, принадлежавшим истцу. В результате ДТП автомобилю истца причинены механические повреждения. Размер ущерба определен независимой экспертизой ОАО «Амур-Лада» ввиду отказа страховщика владельца автомобиля «Тойота» от выплаты страхового возмещения.

Суд, исследовав представленные в материалах дела доказательства, посчитал такой отказ ответчика недействительным, а исковые требования истца подлежащими удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям.

Судом установлено, что гражданская ответственность владельца автомобиля «Тойота» Б.Б. Карслян застрахована по договору обязательного страхования у ответчика ООО «Росгосстрах — Дальний Восток» в лице филиала ООО «РГС — Дальний Восток» — «Управление по Амурской области». Доказательств незаконного использования транспортного средства в момент совершения ДТП гражданином Э.И. Снежко в материалах дела нет, в протоколе об административном правонарушении они также не отражены, сторонами не оспорены.

Несмотря на то что на момент совершения ДТП автомобиль был снят с учета, гражданин Б.Б. Карслян оставался его владельцем, и в этот период продолжал действовать договор ОСАГО, который сторонами не был расторгнут и не признан судом незаключенным либо недействительным, в связи с чем суд счел его действующим для наступивших последствий, т.е. для страхового возмещения.

Поэтому суд отклонил довод ответчика о недоказанности того, что вред автомобилю истца причинен в результате виновных действий владельца транспортного средства, ответственность которого застрахована у ответчика.

Суд также не согласился с доводами ответчика о том, что произошедшее ДТП не является страховым случаем ввиду отсутствия взаимодействия источника повышенной опасности между автомобилем истца и управляемым гражданином Э.И. Снежко автомобилем.

Как указал суд в своем решении, в данном деле отсутствуют перечисленные в ст. 1079 ГК РФ случаи освобождения собственника автомобиля «Тойота» от ответственности за вред, причиненный при использовании этого транспортного средства имуществу истца — автомобилю «ГАЗ» (а именно: непреодолимая сила, умысел потерпевшего или выбытие транспортного средства из обладания в результате противоправных действий других лиц).

Таким образом, по мнению суда, не имеет значения тот факт, что в договоре об ОСАГО не указаны лица, допущенные к управлению транспортным средством, поскольку в силу п. 2 ст. 6 Закона об ОСАГО и ст. 1079 ГК РФ такое отступление не влечет таких последствий, как отказ в страховой выплате.

Учитывая все перечисленные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что неправомерные действия водителя Э.И. Снежко находятся в прямой причинно-следственной связи с нанесенным автомобилю, принадлежащему истцу, ущербом.

На основании изложенного и руководствуясь положениями ст. 15 ГК РФ, ст. 1 Закона об ОСАГО, п. 7 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, суд признал произошедшее ДТП страховым случаем, в результате которого у страховщика — ответчика ООО «Росгосстрах — Дальний Восток» в лице филиала ООО «РГС — Дальний Восток» — «Управление по Амурской области» возникла обязанность произвести страховую выплату потерпевшему — истцу.

Таким образом, суд удовлетворил исковые требования Государственного унитарного предприятия Амурской области по ремонту и содержанию дорог «Константиновское дорожное управление» в заявленной сумме, взыскав с ответчика в пользу истца определенную независимым оценщиком стоимость восстановительного ремонта автомобиля последнего и расходы на проведение оценки <132>.

———————————

<132> Решение Арбитражного суда Амурской области от 2 сентября 2008 г. N А04-2922/08-10/251 // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://kad.arbitr.ru/?id=6e036374-34b2-4f9c-8fe7-e39a1bb91f8d.

 

Решение суда первой инстанции не было предметом рассмотрения в судах апелляционной и кассационной инстанций.

Данная позиция суда подтверждена практикой Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в частности, Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 мая 2007 г. N 16158/06 <133>.

———————————

<133> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 мая 2007 г. N 16158/06 по делу N А10-2882/06 // Вестник ВАС РФ. 2007. N 8.

 

Также в судах часто слушаются дела, связанные со спорами по поводу неосновательного обогащения <134> в отношениях страхователя и страховщика.

———————————

<134> Пунктом 1 ст. 1102 ГК РФ установлено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 данного Кодекса.

 

Обязательства, возникшие из неосновательного обогащения, направлены на защиту гражданских прав, так как относятся к числу внедоговорных, и наряду с деликтными служат оформлению отношений, не характерных для обычных имущественных отношений между субъектами гражданского права, так как вызваны недобросовестностью либо ошибкой субъектов. Обязательства из неосновательного обогащения являются охранительными — они предоставляют гарантию от нарушений прав и интересов субъектов и механизм защиты в случае обнаружения нарушений. Основная цель данных обязательств — восстановление имущественной сферы лица, за счет которого другое лицо неосновательно обогатилось.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходим фактический состав, включающий следующие элементы: одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица; имущество приобретается или сберегается без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Неосновательное обогащение может быть либо в форме приобретения, либо в форме сбережения имущества.

Неосновательное приобретение может стать результатом различных юридических фактов, поэтому в соответствии с п. 2 ст. 1102 ГК РФ о неосновательном обогащении применяется независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Важен сам объективный результат — наличие неосновательного приобретения (сбережения) имущества без должного правового основания.

Так, ОАО «Страховая компания «Шексна», посчитав, что ООО «ВВПС-НН» неосновательно получило денежные средства, составляющие разницу между выплаченным им по договору страхования страховым возмещением и суммой внедоговорного вреда, взысканной в его пользу с причинителя вреда, в результате чего незаконно обогатилось за счет страховщика, обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с соответствующим иском.

Суды, рассматривавшие данное дело в разных инстанциях, отклонили требования страховой компании, указав на следующее. Из материалов дела следовало, что выплата страхового возмещения производилась истцом в рамках договора страхования, заключенного между ОАО «Страховая компания «Шексна» и ООО «ВВПС-НН». На основании п. 1 ст. 929 ГК РФ при наступлении страхового случая страховщик обязан возместить страхователю либо лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя. Таким образом, денежные средства получены ответчиком по основаниям, установленным сделкой (договором) и законом.

В ст. 1103 ГК РФ предусмотрено, что правила главы 60 подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. То есть неосновательное обогащение возникает, если исполнение по договору выходит за рамки содержания обязательства. В рассматриваемом случае п. 3 ст. 1103 ГК РФ можно было применить при наличии доказательств излишней выплаты страховщиком страхового возмещения.

В силу ст. 65 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, положенных в основу иска, лежит на истце. Доказательств переплаты денежных средств страховая компания не представила.

Из отчетов эксперта видно, что размер причиненного транспортному средству материального ущерба составил сумму, соответствующую размеру выплаченного страхового возмещения, в связи с чем основания считать ответчика неосновательно обогатившимся отсутствуют <135>.

———————————

<135> Решение Арбитражного суда Нижегородской области от 13 декабря 2006 г. N А43-33115/2006-25-720 // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://kad.arbitr.ru/?id=56791458-d352-4887-82cb-69109c427c39.

 

Оспаривание решения апелляционной инстанции положительного разрешения не дало <136>.

———————————

<136> Постановление Первого Арбитражного апелляционного суда г. Владимира от 2 октября 2007 г. по делу N А43-33115/2006-25-720 // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://kad.arbitr.ru/?id=56791458-d352-4887-82cb-69109c427c34.

 

Подводя итог, можно сказать, что в настоящее время в практике арбитражных судов всех регионов страны все чаще встречаются споры, связанные с применением Закона об ОСАГО. Поскольку система ОСАГО введена в России сравнительно недавно, это, в свою очередь, объясняет и наличие целого ряда проблем, с которыми сталкивается практика при применении указанного Закона и Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Все еще острой остается проблема, касающаяся вопроса учета утраты товарной стоимости послеаварийного транспортного средства, взыскания со страховщика невыплаченной суммы страхового возмещения по договору ОСАГО. Также актуальными остаются обращения в суд по поводу причинения вреда лицом, не указанным в полисе обязательного страхования, арбитражными судами все чаще рассматриваются дела о взыскании страхового возмещения в порядке суброгации и регрессные требования к причинителю вреда.

К сожалению, отечественное законодательство и правоприменительная практика придерживаются такой позиции, как возмещение лишь части причиненного вреда, а именно прямых убытков потерпевшего. Тем не менее развитие института ОСАГО в силу его массовости и декларированных гарантий возмещения вреда может изменить ситуацию, повернув ее в сторону граждан.

 К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code