Глава 9. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ О НАРУШЕНИИ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА (ст.ст. 47-52)

Комментарий к Федеральному закону «О защите конкуренции» (постатейный)

Статья 47. Отложение и приостановление рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства

Комментарий к статье 47

1. По различным причинам разбирательство дела комиссией антимонопольного органа может быть отложено либо приостановлено. Различие между институтами отложения и приостановления здесь такие же, как и в судопроизводстве по гражданским делам: при отложении дела сразу определяется дата следующего заседания комиссии, при приостановлении дата следующего заседания определяется не сразу, а после того, как произошли те юридические факты, из-за которых производство по данному делу было приостановлено. Различны как основания, так и права комиссии относительно отложения и приостановления рассмотрения дела.

2. Рассмотрение дела откладывается по усмотрению комиссии, это ее право. Даже если об отложении дела ходатайствует участвующее в нем лицо, ссылаясь на невозможность явки на заседание комиссии лично или своего представителя по уважительной причине, комиссия может отложить, а может и не откладывать рассмотрение дела. Лишь в единственном случае комиссия обязана дело отложить: если она принимает решение привлечь в качестве ответчика лицо, которое уже участвует в данном деле, но в ином качестве: заявителя, заинтересованного лица, лица, располагающего сведениями об обстоятельствах дела. Изменение статуса участвующего в деле лица существенно меняет структуру процессуального правоотношения. Новому ответчику требуется время, чтобы переосмыслить эту перемену и подготовиться к защите. Поэтому в таком случае необходимо отложить дело.

Представляется, что отложение дела необходимо и тогда, когда к участию в деле в качестве ответчика привлекается новое, не участвующее в деле лицо (в порядке ч. 3 ст. 42 комментируемого Закона) либо новые заинтересованные лица. Если новый ответчик и новые заинтересованные лица ранее не участвовали в рассмотрении данного дела, им требуется время для ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в нем в новом качестве. Поэтому следовало бы дополнить ч. 1 комментируемой статьи положением о том, что в указанных случаях комиссия откладывает (обязана отложить) рассмотрение дела.

Во всех остальных случаях отложение дела, как уже говорилось, является правом комиссии. Тем не менее законодатель в ч. 1 комментируемой статьи указывает обстоятельства, которые могут послужить основанием для отложения дела, причем дело может быть отложено и в иных случаях, предусмотренных в гл. 9 Закона. Поэтому можно сделать вывод, что, хотя в ч. 1 комментируемой статьи говорится о праве комиссии отложить дело, фактически это право ближе к долженствованию, к обязанности. При наличии обстоятельств, перечисленных в п. 1 — 5 комментируемой статьи, комиссия должна оценить возникшую ситуацию, взвесить все аргументы «за» и «против» отложения и только затем принимать решение об отложении или об отказе в отложении дела.

3. В ч. 2 комментируемой статьи регламентируются последствия отложения дела: 1) течение срока рассмотрения дела не прерывается, а продолжается; следовательно, срок, на который откладывается дело, включается в общий срок рассмотрения дела комиссией антимонопольного органа, предусмотренный ст. 45 комментируемого Закона: три месяца со дня вынесения определения о назначении дела к слушанию с возможным продлением этого срока комиссией, но не более чем на шесть месяцев; 2) после окончания периода отложения дела в новом заседании комиссии рассмотрение дела не начинается заново, а продолжается (возобновляется) с того момента, с которого данное дело было отложено. Тем самым законодатель ориентирует комиссии антимонопольных органов на оперативное по возможности разбирательство возбужденных дел, не допуская их необоснованного, тем более нарочитого затягивания.

4. Приостановление рассмотрения дела возможно только в двух случаях: 1) когда итоги находящегося в рассмотрении антимонопольным органом, судом либо органами предварительного следствия другого дела могут иметь какое-либо значение для данного дела: 2) когда комиссия назначает проведение экспертизы по материалам дела. В ч. 3 комментируемой статьи сказано, что «комиссия может приостановить рассмотрение дела» в этих случаях. По смыслу такой формулировки речь идет все же о праве комиссии приостанавливать или не приостанавливать рассмотрение дела: все зависит от конкретных обстоятельств. Альтернативой приостановлению является отложение рассмотрения дела. Например, экспертное учреждение может назвать конкретный срок представления заключения эксперта по поставленным перед ним вопросам; в таком случае предпочтительно отложить, а не приостанавливать рассмотрение дела.

При приостановлении течение срока рассмотрения дела прерывается и продолжается (возобновляется) со дня слушания дела. Поэтому в случае приостановления общий временной период рассмотрения дела антимонопольным органом может выйти за рамки девятимесячного срока, предусмотренного ч. 1 ст. 45 комментируемого Закона. При возобновлении рассмотрения дела разбирательство продолжается с того момента, в который оно было приостановлено.

5. Вопросы об объявлении перерыва, отложении или приостановлении рассмотрения дела обсуждаются комиссией, и в случае принятия соответствующего решения оно оформляется вынесением определения комиссией. В определении указывается основание для перерыва, отложения или, соответственно, приостановления рассмотрения дела. В случае объявления перерыва в определении указывается время (дата и час), до которого заседание комиссии прерывается. В случае отложения дела указываются дата и час следующего заседания. В определении о приостановлении рассмотрения дела дата следующего заседания комиссии не указывается. Если рассмотрение дела приостанавливается в связи с назначением экспертизы, то и о ее назначении, и о приостановлении в связи с этим рассмотрения дела может быть указано в одном определении комиссии.

 

Статья 47.1. Объединение или выделение дел о нарушении антимонопольного законодательства

Комментарий к статье 47.1

1. Как и в судопроизводстве по гражданским делам, в процессе рассмотрения дел комиссиями антимонопольных органов допускается как объединение двух или более дел в одно дело, так и выделение из одного дела одного, двух или нескольких дел. Каких-либо ограничений или препятствий к этому законодателем не установлено.

Объединение или выделение дел (дела) может быть осуществлено по усмотрению антимонопольного органа по его собственной инициативе либо по ходатайству лиц, участвующих в деле. Безусловно, для такой реконструкции процесса должны быть конкретные основания. Объединение двух или более дел в одно возможно и необходимо, если эти дела связаны между собой определенными обстоятельствами; например, все эти дела возбуждены относительно одних и тех же хозяйствующих субъектов, которые фигурируют в этих делах в качестве ответчиков. Напротив, участие в разных делах одних и тех же заинтересованных лиц не может явиться основанием для объединения этих дел.

Выделение дела возможно и необходимо, когда в ходе разбирательства одного дела выясняется, что оно состоит из ряда эпизодов, каждый из которых целесообразно исследовать отдельно. Например, в качестве ответчиков по делу проходят разные хозяйствующие субъекты, не входящие в одну группу лиц и никак не связанные между собой; либо в деле — один ответчик, но в ходе разбирательства выясняется, что им совершены нарушения в разное время и в различных местах и ввиду этого требуется привлечение разных заинтересованных лиц и приобщение различных дополнительных материалов и т.д.

2. Порядок объединения и выделения дел регламентируется в комментируемой статье недостаточно четко. Очевидно, решение вопроса об объединении дел или о выделении дела не входит в компетенцию ни комиссии, ни ее председателя. Это прерогатива руководства антимонопольного органа.

Если в ходе разбирательства комиссия приходит к выводу о необходимости выделения из рассматриваемого дела другого дела, она объявляет перерыв в заседании на срок до семи рабочих дней, о чем выносит определение и обращается к руководителю антимонопольного органа или к его заместителю с мотивированным предложением о выделении дела. Руководитель антимонопольного органа издает приказ о выделении из рассматриваемого дела нового дела, в котором указывается, какой хозяйствующий субъект признается ответчиком в выделяемом деле. Наряду с этим в приказе указываются состав комиссии, назначаемой для рассмотрения выделенного дела, председатель комиссии, а также на председателя комиссии первого (реструктуризированного) дела возлагается обязанность выделить из этого дела материалы, относящиеся к новому делу, и незамедлительно передать их председателю вновь образованной комиссии. Передача материалов оформляется передаточным актом.

Председатель вновь образованной комиссии изучает переданные ему материалы и в соответствии с ч. 1 ст. 45 комментируемого Закона выносит определение о назначении дела к рассмотрению. Рассмотрение же первого (реструктуризированного) дела продолжается после перерыва согласно ч. 2 ст. 46.

Объединение дел осуществляется аналогичным образом: председатель комиссии обращается к руководителю антимонопольного органа с мотивированным предложением об объединении двух или более дел. Признав это предложение обоснованным, руководитель антимонопольного органа издает приказ об объединении дел, назначении состава комиссии и председателя комиссии. На основании приказа материалы объединяемых дел передаются председателю новой комиссии, который определяет лиц, участвующих в деле, и назначает дело к слушанию. С даты вынесения этого определения начинается течение срока рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, предусмотренного ч. 1 ст. 45.

 

Статья 48. Прекращение рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства

Комментарий к статье 48

1. В комментируемой статье предусмотрены основания и порядок прекращения рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства. Прекращение рассмотрения дела или, другими словами, прекращение производства по делу, означает, что комиссия в результате рассмотрения дела не выносит решения о признании ответчика по делу виновным в нарушении антимонопольного законодательства и подлежащим ответственности за это правонарушение, а заканчивает разбирательство дела без вынесения такого решения. Но далеко не всегда прекращение дела свидетельствует о невиновности ответчика и о том, что обвинение его в совершении действий, нарушающих антимонопольное законодательство, было необоснованным. Все зависит от того, как складывается процесс разбирательства дела и какие обстоятельства при этом возникают. Если возникли такие обстоятельства, при которых дальнейшее рассмотрение дела теряет смысл, производство по делу должно быть прекращено. Нецелесообразность, бессмысленность дальнейшего рассмотрения данного дела при определенных обстоятельствах предопределяют состав оснований для прекращения производства по делу. Состав обстоятельств, служащих основанием для прекращения производства по делу, представляется логичным и обоснованным, но в то же время по некоторым из них требуются уточнения.

Так, если дело относительно конкретных неправомерных действий данного ответчика уже было рассмотрено антимонопольным органом и имеется решение комиссии, в котором зафиксированы определенные факты нарушения данным ответчиком антимонопольного законодательства, то бессмысленно исследовать те же самые факты другой комиссией. К тому же принимаемые комиссиями решения должны учитываться всеми антимонопольными органами; решения комиссий имеют правовое, в этом аспекте — преюдициальное — значение для рассмотрения последующих дел. Поэтому в этом случае комиссия прекращает производство по делу на основании п. 6 ч. 1 комментируемой статьи. Но в резолютивной части решения комиссии о прекращении рассмотрения дела должно быть обязательно указано, что факты нарушения ответчиком или ответчиками антимонопольного законодательства установлены таким-то решением такой-то комиссии такого-то антимонопольного органа, ввиду чего производство по данному делу прекращается. Копия решения комиссии антимонопольного органа, явившегося основанием прекращения производства по делу, приобщается к материалам данного дела.

2. В п. 6 ч. 1 комментируемой статьи говорится не просто о решении антимонопольного органа, а о вступившем в силу решении. Видимо, это словосочетание — «вступившее в силу решение» — перекочевало в Закон о защите конкуренции из процессуального законодательства. Более правильным было бы говорить о наличии принятого или вынесенного по другому делу решения антимонопольного органа (вопрос о вступлении в силу решения комиссии антимонопольного органа освещается в комментариях к последующим статьям гл. 9).

Основанием прекращения рассмотрения дела в антимонопольном органе является и вступивший в силу судебный акт (приговор, решение, постановление, определение), в котором содержатся выводы относительно того правонарушения, по поводу которого было возбуждено дело данным антимонопольным органом. Если во вступившем в силу судебном акте сделан вывод об отсутствии в действиях хозяйствующего субъекта, проходящего ответчиком по делу, рассматриваемому антимонопольным органом, нарушений антимонопольного законодательства, рассмотрение дела, конечно, прекращается. Если же в судебном акте сделаны выводы об установлении фактов нарушения хозяйствующим субъектом — ответчиком — антимонопольного законодательства, то производство по делу в антимонопольном органе подлежит прекращению только в том случае, когда суд применил в отношении ответчика соответствующие предписанные законом санкции. Если же таковые санкции не применены судом, комиссия антимонопольного органа, как представляется, продолжает рассматривать дело и с учетом (на основании) вступившего в силу судебного акта решает вопрос о применении либо о неприменении к ответчику мер ответственности, предусмотренных комментируемым Законом.

3. Закономерно прекращение производства по делу и в том случае, когда ответчик сам добровольно не только прекращает неправомерные действия, но и устраняет последствия допущенных нарушений (п. 1 ч. 1 комментируемой статьи). Прекращение дела относительно такого ответчика является действенным стимулом для хозяйствующих субъектов, привлекаемых к ответственности антимонопольным органом. Если возбуждено дело и проводится разбирательство, то, скорее всего, ответчику придется нести ответственность за допущенные нарушения. Так не лучше ли самому, пока еще не вынесено решение и не выдано предписание, прекратить неправомерные действия (если они еще не прекращены) и незамедлительно устранить наступившие последствия, если таковые имеются? Стимул, несомненно, есть. Следовало бы установить, что перед началом рассмотрения дела председатель комиссии обязан обратиться к ответчику или его представителю с разъяснением положения п. 1 ч. 1 комментируемой статьи. Если ответчик заявляет, что он готов предпринять все необходимое для прекращения неправомерных действий и устранения их последствий, в разбирательстве дела может быть объявлен перерыв в порядке, предусмотренном ст. 46 комментируемого Закона, или слушание дела может быть отложено по правилам ст. 47.

Для прекращения дела по анализируемому основанию (п. 1 ч. 1 комментируемой статьи) ответчик должен представить комиссии документы, которые безусловно подтверждают прекращение неправомерных действий и устранение всех последствий этих действий. Представляется целесообразным, чтобы сложившаяся ситуация была засвидетельствована хотя бы одним из членов комиссии, выезжавшим к месту деятельности ответчика и лично убедившимся в том, что ответчик действительно прекратил неправомерные действия и устранил все их последствия.

4. Если в ходе разбирательства дела комиссия установит, что в действиях (бездействии) ответчика отсутствуют нарушения антимонопольного законодательства и никаких претензий к нему со стороны антимонопольного органа нет, рассмотрение дела прекращается по этому основанию (п. 2 ч. 1 комментируемой статьи).

5. Ликвидация юридического лица — единственного ответчика по делу также является основанием прекращения производства по делу. Но следует иметь в виду, что ликвидация хозяйствующего субъекта может быть задумана и осуществлена в целях уклонения от ответственности за совершенные правонарушения. Поэтому, как представляется, антимонопольный орган должен проверить правомерность ликвидации ответчика, а комиссия, прежде чем принять решение о прекращении производства по делу, должна исследовать документы о ликвидации ответчика, выслушать его представителя или представителя ликвидационной комиссии (ликвидатора) и дать правовую оценку ликвидации ответчика. При наличии к тому оснований ликвидация юридического лица может быть оспорена в арбитражном суде по заявлению антимонопольного органа.

6. В случае смерти ответчика — физического лица, если он являлся единственным ответчиком по делу, оно, безусловно, подлежит прекращению. Но родственники гражданина-ответчика могут ходатайствовать перед антимонопольным органом о том, чтобы, невзирая на смерть ответчика, дело все же было рассмотрено по существу, чтобы снять предъявленные к ответчику претензии (обвинения) и прекратить производство по делу на основании не только п. 4, но и п. 2 ч. 1 комментируемой статьи.

Как представляется, по аналогии с этими положениями дело подлежит прекращению в случаях признания гражданина-ответчика безвестно отсутствующим (ст. 42 — 44 ГК РФ), недееспособным (ст. 29 ГК РФ), объявления его умершим (ст. 45 — 46 ГК РФ). В то же время признание гражданина ограниченно дееспособным не влечет за собой прекращение производства по делу, так как ограниченно дееспособный гражданин несет самостоятельную административную и гражданско-правовую имущественную ответственность, в том числе согласно п. 1 ст. 30 ГК РФ по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

7. Истечение трехлетнего срока давности, предусмотренного ст. 41.1 комментируемого Закона, также является основанием прекращения производства по делу. Систематическое толкование положения п. 7 ч. 1 комментируемой статьи и положения ст. 41.1 приводит к выводу о том, что возможны две ситуации, когда перед комиссией возникает вопрос о прекращении производства по делу в связи с истечением трехлетнего давностного срока: 1) в ходе рассмотрения дела устанавливается, что давностный срок истек еще до возбуждения дела и, следовательно, дело возбуждено и рассматривается необоснованно; в этом случае производство по делу прекращается; 2) давностный срок на момент возбуждения дела еще не истек, но истекает после возбуждения дела в период его рассмотрения; в этом случае комиссия должна очень внимательно и осторожно подходить к заявляемым ответчиком ходатайствам, прежде всего ходатайствам об отложении или приостановлении рассмотрения дела, поскольку эти ходатайства могут заявляться с целью затягивания дела, затруднения вынесения решения раньше, чем истечет давностный срок. Такие действия ответчика могут представлять собой недобросовестное осуществление процессуальных прав, предусмотренных ст. 43 комментируемого Закона, поэтому заявляемые ответчиком ходатайства об отложении или приостановлении рассмотрения дела могут быть оставлены без удовлетворения.

8. Принимаемый комиссией акт о прекращении рассмотрения дела именуется в комментируемой статье решением. Если сопоставлять с процессуальным законодательством, которое предусматривает вынесение решения как акта, которым дело разрешается по существу, то в деле о нарушении антимонопольного законодательства разрешение дела по существу имеет место и тогда, когда комиссия приходит к выводу об отсутствии в действиях ответчика нарушений антимонопольного законодательства (п. 2 ч. 1 комментируемой статьи) и, следовательно, о необоснованности предъявленных к нему претензий. В этом случае логично вынесение решения о прекращении рассмотрения дела. Во всех других случаях прекращения рассмотрения дела по остальным основаниям было бы логично называть принимаемый комиссией акт определением о прекращении производства по делу. Но согласно ч. 2 комментируемой статьи в любом случае, когда комиссия прекращает рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства, принимаемый ею об этом акт облекается в форму решения.

Оформление решения о прекращении рассмотрения дела, его содержание и структура должны соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 41 комментируемого Закона. Причем в двух случаях в резолютивной части решения должны содержаться сведения об установленных фактах нарушений антимонопольного законодательства ответчиком или ответчиками, относительно которых прекращается производство по делу: а) в случае добровольного устранения ответчиком нарушения антимонопольного законодательства и его последствий; б) в случае наличия решения антимонопольного органа, которым ранее уже установлены факты нарушения антимонопольного законодательства ответчиком по данному делу.

 

Статья 49. Принятие комиссией решения по делу о нарушении антимонопольного законодательства

Комментарий к статье 49

1. Положения, предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи, регламентируют завершающий этап процедуры рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства комиссией антимонопольного органа — принятие (вынесения) решения по существу. Этот этап наступает после того, как исследованы все собранные по делу материалы, выслушаны специалисты, эксперты и представители участвующих в деле лиц и комиссия приходит к выводу, что все материалы дела достаточно изучены и потому разбирательство дела можно признать завершенным. Председатель комиссии объявляет о завершении исследования материалов дела и переходит к процедуре принятия решения. При этом должна быть обеспечена тайна совещания комиссии (тайна совещательной комнаты) — в помещении, где состав комиссии обсуждает, какое решение может быть принято, никого, кроме членов комиссии, не должно быть; какие мнения высказывались отдельными членами комиссии, каким образом формировалась итоговая позиция комиссии — об этом никому не должно быть известно; итоговое заседание комиссии для вынесения решения является закрытым.

2. В ч. 1 комментируемой статьи содержатся определенные требования, которые комиссия должна соблюдать, вырабатывая свою позицию по делу. Соблюдение этих требований обеспечивает последовательность формирования позиции комиссии, полноту и обоснованность решения. Обязанность комиссии оценить доказательства и доводы, представленные лицами, участвующими в деле, преобразуется в ее обязанность отразить в решении, как именно она оценивает эти доказательства и доводы. То же самое относится к оценке заключений и пояснений экспертов и показаний лиц, располагающих сведениями о рассматриваемых комиссией обстоятельствах (квазисвидетелей).

Представляется, что в требованиях, обращенных к комиссии, должна быть также предусмотрена обязательность установления факта или фактов нарушения хозяйствующим субъектом — ответчиком антимонопольного законодательства. В решении должно быть отражено, что на основе оценки доказательств и всех других материалов, имеющихся в деле, комиссия устанавливает, что такими-то действиями ответчика нарушены такие-то нормы антимонопольного законодательства, либо, напротив, что комиссия приходит к выводу об отсутствии в действиях ответчика признаков нарушения антимонопольного законодательства. Но в таком случае, как указывалось в комментарии к ст. 48, комиссия выносит решение о прекращении рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства. Можно сказать, что итоговый вывод комиссии необходимо не просто отразить в решении, но и «привязать» к этому выводу все остальное, что вытекает из него, в частности санкции и предписания.

3. Определенным пробелом комментируемой статьи является отсутствие требований к содержанию резолютивной части решения. Как представляется, на основании оценки материалов дела и сформированной позиции комиссии, которые излагаются в мотивировочной части решения, в резолютивной части фиксируется констатирующий вывод о признании ответчика виновным (или же невиновным) в нарушении антимонопольного законодательства и в случае признания ответчика виновным — о применении к нему адекватных санкций (мер ответственности, предусмотренных в гл. 8 комментируемого Закона). Кроме того, в резолютивной части решения, как сказано в п. 5 ч. 1 комментируемой статьи, указывается о выдаче предписания и о направлении материалов дела в правоохранительные органы или суд, органы местного самоуправления по обеспечению конкурентного состояния рынка на подведомственной территории или в соответствующем сегменте рынка. В резолютивной части может быть также указано (наряду с предписанием) на возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия, направленные на прекращение и (или) предотвращение нарушений антимонопольного законодательства и устранение последствий этих нарушений.

4. Аналогично тому, как это происходит в судах на завершающем этапе рассмотрения дела, принимая решение, комиссия вправе огласить не все решение, а только его резолютивную часть. Для подготовки решения в полном объеме комиссии предоставляется 10 рабочих дней со дня оглашения резолютивной части. В решении указываются как дата оглашения резолютивной части, так и дата изготовления решения в полном объеме, но датой принятия решения признается не дата оглашения резолютивной части решения, а дата изготовления решения в полном объеме.

После изготовления решения в полном объеме оно в тот же день поступает в канцелярию антимонопольного органа, где оно регистрируется той же датой, а копии решения рассылаются или вручаются участвующим в деле лицам. Резолютивная часть при ее оглашении подписывается всеми членами комиссии, принимавшими участие в принятии решения, и приобщается к материалам дела. По ходатайству представителей лиц, участвующих в деле, им могут быть вручены копии резолютивной части сразу же после ее оглашения, не дожидаясь изготовления решения в полном объеме.

5. Как уже указывалось выше, в п. 6 ч. 1 ст. 48 комментируемого Закона в качестве одного из оснований прекращения производства по делу названо наличие «вступившего в силу решения антимонопольного органа об установлении факта нарушения антимонопольного законодательства в отношении рассматриваемых комиссией действий (бездействия)». В связи с этим возникает вопрос о том, что означает выражение «вступившее в силу решение антимонопольного органа» и когда именно оно вступает в силу. Из контекста и систематического толкования положений гл. 9 Закона вытекает, что речь идет не вообще о каких-либо актах антимонопольного органа, а только о решении комиссии, рассматривавшей дело о нарушении антимонопольного законодательства, установившей факт правонарушения и отразившей его в принятом ею решении.

Выражение «вступившее в силу решение антимонопольного органа» предполагает наличие и таких решений комиссии антимонопольного органа, которые не вступили в законную силу; наличие какого-то временного периода для вступления в силу принятого решения. Можно считать существенным пробелом отсутствие в гл. 9 нормы о порядке вступления выносимых комиссией актов в силу. Для сравнения можно сослаться на КоАП РФ, в котором этот вопрос четко урегулирован (ст. 31.1 «Вступление постановления по делу об административном правонарушении в законную силу»), и на Налоговый кодекс РФ, в котором, хотя не совсем четко, разграничиваются решения налогового органа, не вступившие в силу и вступившие в силу (например, ст. 101.2 «Порядок обжалования решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» и ст. 139 «Порядок и сроки подачи жалобы в вышестоящий налоговый орган или вышестоящему должностному лицу»).

Поскольку ни в ст. 48 и 49, ни в других статьях гл. 9 комментируемого Закона ничего не сказано о том, когда решение комиссии вступает в силу, следует руководствоваться общим правоприменительным принципом: если порядок вступления в силу ненормативного правового акта государственного органа не урегулирован действующим законодательством, он вступает в силу немедленно, т.е. в день принятия. Подчеркнем еще раз: датой принятия решения комиссией антимонопольного органа считается дата изготовления решения в полном объеме. Эта дата наряду с датой принятия и оглашения резолютивной части решения указывается на первой странице решения и фиксируется при регистрации решения в системе делопроизводства (канцелярии) антимонопольного органа.

Итак, решение комиссии антимонопольного органа вступает в силу немедленно в день его изготовления в полном объеме. Из этого вывода следует, что, во-первых, о не вступившем в силу решении можно говорить лишь условно, применительно только к решению, зафиксированному в его резолютивной части, до изготовления решения в полном объеме; во-вторых, комиссия антимонопольного органа, принявшая решение, не вправе указывать в решении какую-либо дату вступления его в силу или устанавливать какой-либо иной порядок вступления решения в силу.

 

Статья 50. Предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства

Комментарий к статье 50

1. Особенность разбирательства дел о нарушениях антимонопольного законодательства комиссией антимонопольного органа состоит в том, что комиссия не только выносит решение, но и выдает ответчику по делу предписание. Кроме положений ч. 1 и 2 комментируемой статьи о выдаче предписания говорится и в ч. 4 ст. 41, а в ее ч. 1 предписание указано в числе актов, принимаемых комиссией антимонопольного органа. Исходя из этого, с одной стороны, предписание — один из актов, которые могут быть приняты комиссией, с другой стороны, предписание неразрывно связано с решением и выдается только тогда, когда принимается решение по существу дела, и только на основании решения. В резолютивной части решения, в одном из ее пунктов, указывается: выдать такому-то хозяйствующему субъекту, являющемуся ответчику по настоящему делу, предписание. Таким образом, предписание имеет двойственный статус, будучи неразрывно связанным с решением, но оформляемое в виде отдельного документа, адресованного ответчику по делу. С точки зрения законной силы и действия решение и предписание составляют один акт антимонопольного органа. Если ответчиков несколько, отдельное предписание выдается каждому из них.

2. Предписание является важным элементом механизма исполнения принятого комиссией антимонопольного органа решения. В нем указывается, какие именно действия во исполнение решения комиссии и в какие именно сроки обязан совершить ответчик, в адрес которого вынесено решение и которому выдано предписание. Посредством предписания исполняется решение, а также контролируется его надлежащее исполнение ответчиком. Предписание — это своего рода исполнительный лист, но его действие обеспечивается не Федеральной службой судебных приставов-исполнителей, хотя в принципе она тоже могла бы привлекаться к принудительному исполнению решения комиссии антимонопольного органа. Действие предписания обеспечивается возможностью контроля со стороны антимонопольного органа за деятельностью хозяйствующего субъекта — ответчика по делу по исполнению решения комиссии и выданного ему предписания.

Таким образом, предписание — это акт комиссии антимонопольного органа, составляемый одновременно с принятием решения по делу и содержащий указание на действия, которые обязан совершить ответчик во исполнение решения, принятого комиссией.

3. Поскольку, как указывалось выше, решение комиссии антимонопольного органа вступает в силу в тот же день, когда изготавливается в полном объеме, оно должно исполняться ответчиком незамедлительно. Поэтому предписание (его копия) немедленно вручается ответчику в месте нахождения антимонопольного органа либо направляется ему заказным письмом с уведомлением о вручении.

 

Статья 51. Исполнение предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Последствия неисполнения предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции

Комментарий к статье 51

1. В комментируемой статье говорится об исполнении предписания, выданного комиссией антимонопольного органа ответчику, но, по существу, исполнение предписания — это исполнение решения комиссии, принятого по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Как уже указывалось выше, предписание обеспечивает механизм контроля со стороны антимонопольного органа за исполнением принятого комиссией решения. Поэтому выдача предписания является необходимым элементом всей процедуры разбирательства дела о нарушении антимонопольного законодательства.

2. В предписании должно быть четко и конкретно указано, какие именно действия должно совершить лицо, которому оно выдано, — ответчик по делу, рассмотренному комиссией антимонопольного органа. В гл. 8 и 9 комментируемого Закона не названы меры (санкции), за некоторыми исключениями, о которых речь пойдет ниже, которые могут быть применены к правонарушителям комиссией антимонопольного органа. В частности, в ст. 38 говорится о возможности принудительного выделения или разделения коммерческих организаций, а также некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность, приносящую им доход. Но для того чтобы осуществить принудительное выделение или разделение хозяйствующих субъектов — правонарушителей, антимонопольному органу необходимо обратиться в арбитражный суд, так как, хотя согласно абз. 1 п. 2 ст. 57 ГК РФ в случаях, установленных законодателем, принудительная реорганизация юридического лица может быть осуществлена не только по решению суда, но и во внесудебном порядке — по решению уполномоченных государственных органов, действующее законодательство не наделяет антимонопольные органы правом принудительной реорганизации юридических лиц. Такое решение вопроса представляется далеко не бесспорным. Представляется целесообразным наделить комиссию антимонопольного органа правом принимать решение о принудительной реорганизации хозяйствующего субъекта — нарушителя антимонопольного законодательства, что, несомненно, было бы более оперативной и более эффективной процедурой, нежели судебный порядок. Согласно же действующему законодательству в тех случаях, когда комиссия антимонопольного органа приходит к выводу о необходимости принудительной реорганизации хозяйствующего субъекта — ответчика по делу и принимает решение об этом, предписание не выдается, а антимонопольный орган должен в порядке ст. 38 обратиться в арбитражный суд с заявлением о принудительной реорганизации хозяйствующего субъекта — ответчика по делу. И дело будет рассматриваться в арбитражном суде в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством, что потребует достаточно много времени.

3. Меры или санкции, которые выбирает комиссия, зависят от характера нарушения и от конкретных обстоятельств. В ч. 3 комментируемой статьи указывается на одну из возможных мер — взыскание в доход федерального бюджета суммы дохода, полученного хозяйствующим субъектом — ответчиком — от неправомерных действий, нарушающих антимонопольное законодательство. Основание применения этой санкции — признание действий (бездействия) ответчика монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией, которые являются недопустимыми с точки зрения антимонопольного законодательства. Такие факты должны быть установлены комиссией и отражены в решении; в решении должна быть дана их квалификация и сделан вывод о признании их недопустимыми по действующему законодательству. Также в решении комиссии должен содержаться расчет суммы неправомерно полученного ответчиком дохода. Соответственно, ответчику выдается предписание о перечислении этой суммы в федеральный бюджет на счет федерального казначейства.

По жалобе коммерческих организаций вопрос о конституционности комментируемой нормы был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Постановлением Конституционного Суда РФ от 24 июня 2009 г. N 11-П положения ст. 51 Закона о защите конкуренции признаны не противоречащими Конституции РФ.

4. Существенным элементом механизма исполнения решения комиссии является срок исполнения предписания. Он устанавливается комиссией с учетом конкретных обстоятельств дела. Естественно, комиссия «просчитывает» продолжительность необходимого срока с тем, чтобы он был вполне реальным для ответчика. Срок указывается не только в решении комиссии, но и в предписании. Осуществляемый антимонопольным органом контроль за исполнением предписания — это главным образом контроль за соблюдением ответчиком установленного срока. Формы и порядок осуществления контроля, права антимонопольного органа и его должностных лиц предусмотрены положениями ст. 22 — 26 комментируемого Закона.

Если хозяйствующий субъект — ответчик по делу не может уложиться в установленный для исполнения предписания срок, он вправе обратиться в антимонопольный орган с ходатайством о его продлении. Ходатайство должно быть мотивированным и направлено в антимонопольный орган не позднее чем за 20 рабочих дней до истечения срока исполнения предписания. Для рассмотрения ходатайства комиссии предоставляется 10 рабочих дней со дня его получения. По итогам рассмотрения вопроса комиссией выносится определение, которое в тот же срок должно быть направлено заявителю по почте или вручено его представителю под расписку. Если комиссия признает причины невозможности исполнения предписания в первоначально установленный срок уважительными, срок продлевается, но не более чем на шесть месяцев.

5. В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрена административная ответственность ответчика за неисполнение предписания в установленный комиссией срок. Причем согласно ч. 4 комментируемой статьи неисполнением признается не только полное неисполнение, которое квалифицируется законодателем как уклонение от исполнения предписания, но и частичное исполнение в установленный срок. Такая ответственность предусмотрена п. 2.1 — 2.7 ч. 2 ст. 19.5 КоАП РФ в виде административных штрафов, налагаемых на юридических лиц и их должностных лиц. Размеры штрафа дифференцированы в зависимости от вида нарушения антимонопольного законодательства. К должностным лицам, кроме того, может быть применена такая санкция, как их дисквалификация.

Вопрос о применении мер административной ответственности за неисполнение предписания в установленный срок рассматривается комиссией антимонопольного органа. При этом, как указано в ч. 7 комментируемой статьи, по результатам рассмотрения комиссией выносится два акта: 1) постановление о назначении административного наказания; 2) определение об установлении нового срока исполнения ранее выданного предписания. Очевидно, что, поскольку срок исполнения предписания в этом случае, по существу, продлевается, продолжительность нового срока должна быть не более шести месяцев.

 

Статья 51.1. Разъяснение решения и (или) предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Исправление описки, опечатки и арифметической ошибки

Комментарий к статье 51.1

1. В принятых комиссией актах могут содержаться какие-либо описки, опечатки, арифметические ошибки. Естественно, что комиссия вправе, более того, обязана устранить эти неточности и внести в текст как решения, так и предписания необходимые коррективы. Комиссия вправе это сделать как по собственной инициативе, так и по заявлению лица, участвующего в деле. Вопрос о внесении в решение или предписание уточнений рассматривается на заседании комиссии, которое завершается вынесением определения об исправлении допущенных в них описок, опечаток или арифметических ошибок. Если с заявлением об этом в антимонопольный орган обратилось лицо, участвующее в деле, то для проведения заседания комиссии отводится не более 15 рабочих дней со дня поступления заявления, и в этот же срок, но в любом случае не позднее трех рабочих дней со дня изготовления определения, оно должно быть отправлено лицам, участвующим в деле.

Если в тексте решения и (или) предписания обнаруживаются описки, опечатки, арифметические ошибки кем-либо из сотрудников антимонопольного органа, без заявления лица, участвующего (участвовавшего) в деле, комиссия назначает день специального заседания для решения вопроса об исправлении выявленных неточностей. При этом должны быть соблюдены сроки, предусмотренные ч. 3 комментируемой статьи, т.е. определение комиссии должно быть вынесено (изготовлено) не позднее 15 рабочих дней со дня выявления неточностей и незамедлительно, в пределах этого срока, но не позднее трех рабочих дней со дня изготовления определения, направлено лицам, участвующим в деле.

2. Комментируемая статья предоставляет комиссии антимонопольного органа право дать разъяснение решения и (или) предписания, если в тексте акта имеется некоторая неопределенность, порождающая возможность различного толкования содержания документа. Скорее всего, вопрос о разъяснении решения и (или) предписания поднимается и ставится перед комиссией кем-либо из лиц, участвующих в деле. Но положения данной статьи не исключают, что комиссия и без заявления лиц, участвующих в деле, т.е. по своей инициативе может рассмотреть вопрос и вынести определение о разъяснении решения и (или) предписания. Как правило, необходимость в разъяснении возникает на этапе исполнения решения (предписания); с какой-либо неопределенностью в тексте акта может столкнуться хозяйствующий субъект — ответчик по делу, приступивший к исполнению предписания. Разъяснение, выдаваемое комиссией, помогает хозяйствующему субъекту четко уяснить, что от него требуется, и исполнить предписание комиссии антимонопольного органа надлежащим образом.

3. Разъяснение решения и (или) предписания комиссии не означает изменения их содержания — это запрещено категорически; ч. 1 комментируемой статьи — императивная норма, не допускающая никаких исключений. Так что разъяснение есть всего лишь разъяснение, другими словами, это толкование содержания акта, принятого антимонопольным органом, даваемое самим этим органом, т.е. с точки зрения классификации видов толкования в зависимости от субъекта толкования, это аутентичное толкование. В содержании разъясняемого документа ничего не меняется. Но в случае вынесения комиссией определения о разъяснении решения и (или предписания) эти акты — решение и (или) предписание — действуют и применяются в едином комплекте с разъясняющим их определением.

Определением комиссии о внесении в решение и (или) предписание исправлений допущенных неточностей (описок, опечаток, арифметических ошибок) в содержание актов комиссии вносятся изменения, но эти изменения не должны затрагивать существо решения и (или) предписания. Аналогичные нормы содержатся в процессуальном законодательстве (ст. 200, 202 ГПК РФ, ст. 179 АПК РФ).

4. Рассмотрение комиссией вопроса о внесении в решение и (или) предписание изменений в части устранения допущенных описок, опечаток, арифметических ошибок, а также принятие определения о разъяснении содержания решения и (или) предписания не приостанавливают и не прерывают установленные комиссией сроки для исполнения решения и (или) предписания.

 

Статья 51.2. Пересмотр решения и (или) предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым и (или) вновь открывшимся обстоятельствам

Комментарий к статье 51.2

1. Принимаемые комиссией антимонопольного органа решения и предписания согласно общему правилу не могут быть пересмотрены самим антимонопольным органом. В этом аспекте разбирательство дел о нарушениях антимонопольного законодательства является одностадийным или одноинстанционным; никаких апелляционной, кассационной или надзорной инстанций в системе антимонопольных органов не существует. Принятое комиссией антимонопольного органа решение и выданное ею предписание немедленно вступают в законную силу и подлежат исполнению в указанные в предписании сроки.

Обжалование решений и предписаний комиссии антимонопольного органа возможно только в судебном порядке, о чем речь пойдет ниже (см. коммент. к ст. 52). Но так же, как и процессуальное законодательство (см. положения гл. 42 «Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу» ГПК РФ и гл. 37 «Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам» АПК РФ), комментируемый Закон предусматривает возможность пересмотра решения и (или) предписания по новым и (или) вновь открывшимся обстоятельствам. Положения комментируемой статьи являются новеллами, она включена в Закон Законом N 401-ФЗ. Следовательно, можно говорить о появлении в системе конкурентного права нового процессуального (процедурного) института.

Назначение этого института так же, как и в гражданском судопроизводстве, состоит в обеспечении истинности принимаемых комиссией антимонопольного органа решений по рассматриваемым делам с точки зрения учета всех фактических обстоятельств, которые должны быть установлены в ходе разбирательства дела, а также с точки зрения правовой оценки и надлежащей правовой квалификации этих обстоятельств.

2. Вслед за процессуальным законодательством в комментируемой статье говорится о двух видах обстоятельств, приобретающих определенное правовое значение для судьбы уже принятых комиссией антимонопольного органа решений, — новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Вновь открывшиеся обстоятельства — объективно это не новые факты. Это те факты, которые имели место на момент разбирательства дела и принятия по нему комиссией решения, но в силу различных причин не были известны лицам, участвующим в деле, информация по ним не была представлена в материалы дела, о них не могла знать и комиссия, поэтому ее позиция по делу формировалась без учета этих фактов, о наличии которых стало известно уже после вынесения решения по делу. Таково общепринятое понимание вновь открывшихся обстоятельств. Так, в п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. N 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам» <1> указывается: «…при рассмотрении заявления о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам суд должен установить, свидетельствуют ли факты, приведенные заявителем, о наличии существенных для дела обстоятельств, которые не были предметом судебного разбирательства по данному делу.

———————————

<1> ВВАС РФ. 2011. N 9.

 

Судебный акт не может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам, если существенные для дела обстоятельства возникли после принятия этого акта, поскольку… основанием для такого пересмотра является открытие обстоятельств, которые хотя объективно и существовали, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны заявителю.

В связи с этим суду следует проверить, не свидетельствуют ли факты, на которые ссылается заявитель, о представлении новых доказательств, имеющих отношение к уже исследовавшимся ранее судом обстоятельствам. Представление новых доказательств не может служить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам… В таком случае заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам удовлетворению не подлежит.

Обстоятельства, возникшие после принятия судебного акта, могут являться основанием для предъявления самостоятельного иска».

В отличие от вновь открывшихся обстоятельств новые обстоятельства возникают как факты реальной действительности уже после вынесения комиссией решения по делу. Из содержания ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ следует, что новые обстоятельства — это возникшие после принятия судебного акта, но имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства, которые относятся к тем видам фактических обстоятельств, которые признаны процессуальным законодательством основаниями для пересмотра судебных актов. Аналогичное понимание новых обстоятельств применительно к антимонопольному законодательству вытекает из положений комментируемой статьи.

3. В п. 1 ч. 2 комментируемой статьи в качестве оснований для пересмотра решения комиссии и (или) выданного на его основании предписания названо «выявление обстоятельств, которые не были и не могли быть известны на момент оглашения резолютивной части решения, но имеют существенное значение для правильного разрешения дела». Это общее определение вновь открывшихся обстоятельств. Исходя из того, что в Законе не конкретизируются эти обстоятельства и не дается их примерный или ориентировочный перечень, это могут быть самые различные обстоятельства, но, естественно, не любые, а только те, которые, во-первых, связаны с рассмотренным делом, с его отдельными элементами; во-вторых, данные обстоятельства должны иметь существенное значение для правильного разрешения дела.

4. В п. 2 ч. 2 комментируемой статьи названы следующие обстоятельства: фальсификация доказательств; заведомо ложное показание лица, располагающего сведениями об обстоятельствах рассматриваемого дела; заведомо ложное заключение эксперта; заведомо неправильный перевод, повлекший за собой принятие незаконного или необоснованного решения и (или) выдачу на его основании предписания. Указанные обстоятельства в контексте анализируемых правовых положений следует признать новыми, а не вновь открывшимися, хотя в силу некорректной формулировки рассматриваемой статьи такой вывод не бесспорен. Для снятия сомнения следовало бы перечень новых обстоятельств в п. 2 ч. 2 данной статьи сопроводить оговоркой о том, что этот перечень не является исчерпывающим и могут иметь место другие новые обстоятельства, являющиеся основанием для пересмотра решения и (или) предписания комиссии антимонопольного органа. Например, может появиться решение суда, в котором дается иная правовая оценка действий (бездействия) ответчика по делу; может быть принято постановление Конституционного Суда РФ, в котором дается другое толкование примененных комиссией норм антимонопольного законодательства, и т.д. Так что перечень новых обстоятельств не должен быть закрытым.

5. В комментируемой статье подробно регламентируются порядок подачи заявления о пересмотре решения комиссии и порядок его рассмотрения. Заявление о пересмотре решения вправе подать только лицо, участвующее (участвовавшее) в рассмотрении дела. Заявление подается по форме, установленной федеральным антимонопольным органом. В настоящее время действует Приказ ФАС России от 13 февраля 2012 г. N 85 «Об утверждении формы заявления о пересмотре принятого антимонопольным органом решения и (или) выданного на его основании предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства» <1>. Согласно ч. 5 комментируемой статьи форма и содержание заявления определяются федеральным антимонопольным органом; но имеются в виду, конечно, форма и структура, или другими словами — состав содержания заявления. В нем должны быть указаны новые или вновь открывшиеся обстоятельства, указана их взаимосвязь с рассмотренным делом, а также изложено обоснование позиции заявителя о необходимости пересмотра решения и (или) предписания. Естественно, к заявлению должны быть приложены документы (в подлинниках или надлежаще заверенных копиях), подтверждающие обстоятельства, на которые ссылается заявитель.

———————————

<1> БНА. 2012. N 21.

 

Если требования, предъявляемые к форме и содержанию заявления, не соблюдены, оно возвращается заявителю без рассмотрения.

Заявление должно быть подано не позднее трех месяцев со дня, когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии обстоятельств, которые могут послужить основанием для пересмотра решения и (или) предписания. В заявлении должно быть указано, когда заявитель узнал о наличии новых или вновь открывшихся обстоятельствах. Если трехмесячный срок пропущен, заявитель вправе ходатайствовать перед антимонопольным органом о его восстановлении; ходатайство прикладывается к заявлению. Срок может быть восстановлен и заявление принято к рассмотрению, если заявление вместе с ходатайством подано не позднее шести месяцев со дня установления новых и (или) вновь открывшихся обстоятельств, т.е. со дня, когда заявителю стало известно или должно было стать известным о наличии таковых обстоятельств, и причины пропуска срока, указываемые в ходатайстве, будут признаны уважительными. В противном случае антимонопольный орган отказывает в восстановлении пропущенного срока и соответственно в принятии заявления к рассмотрению.

Установленные комментируемой статьей сроки для подачи заявления о пересмотре решения и (или) предписания комиссии по своей продолжительности такие же, как и соответствующие сроки, предусмотренные процессуальным законодательством (ст. 394 ГПК РФ, ч. 1 и 2 ст. 312 АПК РФ), однако неясно, для чего лицу, участвовавшему в деле, необходимы столь длительные сроки для подачи заявления о пересмотре решения и (или) предписания. Целесообразно сократить срок для подачи заявления до одного месяца, а период, в течение которого пропущенный срок может быть восстановлен, — до двух-трех месяцев.

6. Принятое антимонопольным органом заявление о пересмотре решения и (или) предписания рассматривается на заседании той же комиссии, которая приняла это решение и вынесла это предписание, оно должно быть рассмотрено в течение месяца со дня поступления в антимонопольный орган. По результатам рассмотрения заявления комиссией принимается акт, названный в ч. 9 комментируемой статьи решением, хотя более корректным было бы назвать этот акт определением, поскольку на данном этапе не происходит разбирательства дела по существу.

В удовлетворении заявления может быть отказано, о чем сообщается заявителю в течение трех рабочих дней со дня принятия акта комиссией. Если же комиссия признает наличие оснований для пересмотра своего решения и (или) предписания, она выносит определение об удовлетворении рассматриваемого заявления и о пересмотре решения и (или) предписания. Хотя в комментируемой статье об этом ничего не сказано, следует признать, что в случае удовлетворения заявления ранее принятое решение и выданное на его основе предписание отменяются и дело подлежит рассмотрению по существу вновь (повторно). Об этом должно быть указано в определении комиссии. Копии определения в течение трех (рабочих?) дней направляются лицам, участвующим в деле.

Комиссия назначает дату своего заседания по вопросу о повторном рассмотрении дела. Ранее вынесенные решения и (или) предписания отменяются в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами, о чем сообщается лицам, участвующим в деле.

Как вытекает из текста ч. 1 комментируемой статьи, решение и (или) предписание могут быть пересмотрены и без заявления лица, участвующего в деле, если комиссия сама установит наличие новых или вновь открывшихся обстоятельств. В этом случае председатель комиссии назначает заседание комиссии для рассмотрения вопроса о возможности и необходимости пересмотра вынесенного ею решения и (или) предписания. Лицам, участвующим (участвовавшим) в деле, направляются извещения о дате и месте заседания комиссии. Неявка этих лиц не препятствует проведению заседания и рассмотрению вопроса о возможности пересмотра решения и (или) предписания. В случае установления оснований для пересмотра решения и (или) предписания комиссия выносит определение о назначении заседания для повторного рассмотрения того же дела.

7. Пересмотр решения и (или) выданного на его основе предписания, т.е. повторное рассмотрение того же дела, осуществляется той же самой комиссией, которая приняла отмененные решение и (или) предписание, в общем порядке с соблюдением всех процессуальных норм, содержащихся в гл. 9 комментируемого Закона.

При этом возникает вопрос о том, необходимо ли для нового рассмотрения дела проводить еще одно заседание комиссии или это необязательно. АПК РФ отдает решение этого вопроса на усмотрение суда. Согласно ч. 3 ст. 317 АПК РФ арбитражный суд вправе повторно рассмотреть дело непосредственно после отмены судебного акта в том же судебном заседании, если лица, участвующие в деле, или их представители присутствуют в судебном заседании и не заявили возражений относительно рассмотрения дела по существу в том же судебном заседании. Как представляется, аналогичным образом целесообразно решать этот вопрос и антимонопольными органами, т.е. надо предоставить комиссии право повторно рассматривать дело в том же заседании, в котором признано наличие оснований для пересмотра решения и (или) предписания по новым или вновь открывшимся обстоятельствам и соответствующие решение и (или) предписание отменены. При условии, конечно, что лица, участвующие в деле (их представители), не заявили возражений против повторного рассмотрения дела в том же заседании комиссии.

 

Статья 52. Порядок обжалования решений и предписаний антимонопольного органа

Комментарий к статье 52

1. Как уже отмечалось выше, обжалование решений и предписаний комиссии антимонопольного органа возможно только в судебном порядке. Дела об обжаловании (или оспаривании) решений и (или) предписаний комиссии антимонопольного органа отнесены к подведомственности государственных арбитражных судов. Поскольку решение и предписание комиссии антимонопольного органа являются ненормативными правовыми актами, судопроизводство по таким делам, как указано в ч. 1 ст. 197 АПК РФ, осуществляется по общим правилам искового производства с особенностями, установленными положениями гл. 24 «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц». Подсудность этой категории дел определяется по общим правилам: как вытекает из ст. 35 АПК РФ, заявление должно быть подано в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения территориального антимонопольного органа, комиссией которого принято обжалуемое решение и (или) предписание. Если оспариваются решение и (или) предписание ФАС России, дело относится к подсудности Арбитражного суда г. Москвы.

2. В комментируемой статье не указано, какими лицами могут быть обжалованы в арбитражном суде решение и (или) предписание комиссии антимонопольного органа. Представляется, что правом на обжалование решений и предписаний наделены прежде всего лица, участвующие (участвовавшие) в деле. Согласно ст. 42 комментируемого Закона это заявитель, ответчик (ответчики) и заинтересованные лица. Наряду с ними право на обжалование решений и (или) предписаний антимонопольного органа следует признать за лицами, которые хотя и не участвовали в деле, но считают, что решение и (или) предписание антимонопольного органа вынесено в отношении их прав и обязанностей (ср. ст. 42 АПК РФ).

Предметом обжалования могут быть как решение, так и предписание комиссии антимонопольного органа. Очевидно, что решение может быть обжаловано без обжалования предписания. Если же обжалуется предписание, например в части предусмотренных в нем санкций, то предметом обжалования должны быть и решение, и предписание, поскольку предписание выдается на основе решения и во его исполнение. При этом, несмотря на то что в поданном в суд заявлении требования о признании решения и предписания незаконными могут быть сформулированы как два отдельных требования, следует признать их единым требованием, поскольку предписание не существует в отрыве от решения и как акт государственного органа является составной частью решения этого органа. Из этого следует, что и государственная пошлина должна быть оплачена только за одно требование; ее размер согласно подп. 3 п. 1 ст. 333.21 НК РФ составляет: для физических лиц — 200 руб., для организаций — 2000 руб.

3. Сторонами в рассматриваемом арбитражным судом деле об оспаривании решения и (или) предписания комиссии антимонопольного органа являются: лицо, обратившееся с заявлением в арбитражный суд, — заявитель и антимонопольный орган, комиссией которого принято оспариваемое решение и (или) предписание. Хотя орган, принявший оспариваемый акт, не именуется в АПК РФ ответчиком по делу, его процессуальное положение аналогично положению ответчика в экономическом споре, но с весьма существенными особенностями. Позиция заявителя сводится к тому, что оспариваемый акт предполагается не обоснованным, не соответствующим положениям действующего законодательства, но в силу легальной презумпции заявитель не обязан это доказывать; в своем заявлении он, по существу, только декларирует необоснованность и незаконность оспариваемого акта. Обязанность по опровержению презумпции и по доказыванию соответствия оспариваемого акта действующему законодательству возлагается согласно ч. 5 ст. 200 АПК РФ на орган, принявший этот акт.

Тем самым рассмотрение в арбитражном суде первой инстанции заявления об обжаловании (оспаривании) решения и (или) предписания комиссии антимонопольного органа является так или иначе повторным рассмотрением дела о нарушении антимонопольного законодательства по существу. В случае подачи апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции это же дело будет рассматриваться в арбитражном суде апелляционной инстанции по существу уже в третий раз.

В ходе судебного разбирательства дела антимонопольный орган должен не только представить все необходимые доказательства правонарушения, но и обосновать свою позицию, аргументировать ее, подкрепить ссылками на сложившуюся судебно-арбитражную практику и доктринальное толкование соответствующих норм материального права. Позиция представителей антимонопольного органа в суде должна быть активной; следует энергично и последовательно использовать все права стороны, предоставляемые действующим процессуальным законодательством; антимонопольный орган вправе обжаловать судебные акты по делу, отстаивая свою позицию в вышестоящих инстанциях системы арбитражных судов.

Следует учитывать достаточно многочисленную и разнообразную судебно-арбитражную практику по этой категории дел, а также разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июня 2008 г. N 30.

4. Согласно ч. 2 комментируемой статьи в случае принятия арбитражным судом заявления об обжаловании предписания исполнение предписания приостанавливается до дня вступления решения арбитражного суда по делу в законную силу, т.е. исполнение предписания приостанавливается автоматически. Представляется, что такое положение далеко не оптимальное. Необходимо решение вопроса о приостановлении отдать на рассмотрение арбитражному суду. Лицом, обратившимся в арбитражный суд с заявлением об обжаловании решения и (или) предписания антимонопольного органа, должно быть подано ходатайство о приостановлении исполнения предписания. Арбитражный суд должен назначить заседание специально для рассмотрения этого ходатайства и уведомить заявителя и антимонопольный орган, а также других лиц, участвовавших в рассмотрении данного дела в антимонопольном органе. И если в результате всестороннего рассмотрения вопроса арбитражный суд признает ходатайство обоснованным, он вынесет определение о приостановлении исполнения предписания до вступления решения суда по делу в законную силу. Так, по нашему мнению, должен быть урегулирован вопрос о приостановлении исполнения предписания арбитражным судом.

Наряду с этим следовало бы наделить антимонопольный орган правом самому решать вопрос о приостановлении исполнения предписания по ходатайству ответчика в случае признания указанных им причин уважительными. В этом случае исполнение предписания приостанавливалось бы на определенный срок, испрашиваемый ответчиком-заявителем, но не более чем на три — шесть месяцев.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code