Статья 140. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДОСУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
Раздел VII. ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
Глава 19. ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Статья 140. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

Комментарий к статье 140 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Для возбуждения уголовного дела требуются поводы и основание. Поводом к возбуждению уголовного дела называется предусмотренный УПК источник первичной информации о готовящемся или совершенном деянии (действии или бездействии), содержащем признаки конкретного состава преступления.

2. Комментируемая статья построена таким образом, что в ней названы, во-первых, два определенных повода — заявление о преступлении и явка с повинной, а во-вторых, сформулировано обобщающее положение, охватывающее практически все возможные ситуации, когда правоохранительный орган получает относящуюся к его уголовно-процессуальной компетенции информацию — сообщение о совершенном или готовящемся преступлении.

3. В части второй комментируемой статьи сформулировано основание для возбуждения уголовного дела. Им является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Такая формула существовала и в УПК РСФСР 1960 г. (часть вторая статьи 108). Она апробирована более чем сорокалетней следственно-прокурорской практикой и означает, что для возбуждения уголовного дела не обязательно наличие данных о том, кто совершил преступление, — они могут отсутствовать полностью. Необходимы лишь данные, которые свидетельствуют о наличии самого события преступления. С позиции уголовно-правового учения о составе преступления это означает, что основание к возбуждению уголовного дела образуют фактические данные, относящиеся к объекту и объективной стороне состава.

4. Для констатации наличия основания к возбуждению уголовного дела не требуется достоверного знания о том, что событие преступления имело место. Закон говорит не о факте преступления, а о его признаках. Поэтому при обнаружении трупа со следами насильственной смерти уголовное дело подлежит возбуждению по факту обнаружения трупа, который (факт) содержит признаки убийства, но не по факту убийства. При обнаружении факта взлома сейфа, где хранились деньги, уголовное дело подлежит возбуждению по факту взлома, содержащего признаки кражи с проникновением в хранилище, но не по факту кражи, установить который предстоит следствию, а затем суду. Уголовное дело возбуждается не тогда, когда событие преступления установлено, а для того, чтобы установить, имело ли оно место.

5. Содержание пункта 4 части первой комментируемой статьи, которым эта статья дополнена в конце 2010 г., корреспондирует с закрепленным в пункте 2 части второй статьи 37 УПК правилом о том, что прокурор, будучи не вправе возбуждать уголовное преследование сам, управомочен инициировать такое решение перед органом предварительного следствия, для которого постановление прокурора, названное в упомянутом пункте, служит самостоятельным поводом к возбуждению уголовного преследования, подлежащим рассмотрению на общих основаниях с принятием одного из процедурных решений, предусмотренных статьей 145 УПК (см. текст статьи и наш комментарий к ней). При этом решение об отказе в возбуждении уголовного дела по такому поводу следователь может принять только с согласия начальника следственного органа (см. часть 1.1 статьи 148 УПК) именно потому, что он (повод) инициирован прокуратурой.

6. На практике по каждому случаю крупного, трагического происшествия (пожар, повлекший гибель людей, крушение на железной дороге, водном или воздушном транспорте, взрыв неизвестного происхождения, повлекший тяжкие последствия, обвал жилого дома и даже невозвращение первоклассника из школы в привычное время) принято немедленно возбуждать уголовное дело, хотя признаков конкретного состава преступления, как этого требует закон, в самом событии сначала не усматривается. Такую практику нельзя признать правильной. Уголовный процесс не может быть начат раньше, чем обнаружены признаки преступления, сколь бы трагическим ни было конкретное происшествие.

7. Частью 1.1 комментируемой статьи, которой она дополнена в декабре 2011 г., строго говоря, нового самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела не устанавливается. Речь идет все о том же «сообщении о совершенном или готовящемся преступлении» (пункт 3 части первой комментируемой статьи), но полученном из специального, компетентного источника — налогового органа и подкрепленном, как этого требуют ведомственные нормативные предписания, пакетом ценнейших документальных материалов. Ничто, кроме такого сообщения и такого пакета, теперь законным поводом к возбуждению уголовного дела о так называемом налоговом преступлении не является. Так что, если о названном преступлении говорится в заявлении гражданина или сообщении любой организации, кроме налоговой инспекции, орган расследования, в который такое заявление или сообщение поступило, обязан направить его в компетентный налоговый орган для проверки.

 

Статья 141. Заявление о преступлении

Комментарий к статье 141 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Заявление о преступлении как повод к возбуждению уголовного дела представляет собой устное или письменное обращение физического лица в правоохранительный орган с информацией о готовящемся или совершенном преступлении и, как правило, соответствующей просьбой принять необходимые меры, поскольку в принятии таких мер заявитель заинтересован лично. По делам частного и частно-публичного обвинения заявление должно содержать ясно выраженную просьбу о привлечении виновного к уголовной ответственности, без чего оно (заявление) не имеет юридического повода к возбуждению уголовного процесса.

2. Комментируемая статья предусматривает несколько различных конкретных ситуаций, связанных с заявлением о преступлении. Когда такое заявление сделано в письменном виде, то независимо от способа доставки в правоохранительный орган заявление подлежит регистрации, а затем рассмотрению компетентными лицами. Когда заявление сделано устно лицом, прибывшим в правоохранительный орган, оно заносится в специальный протокол. Когда заявление о преступлении сделано при производстве следственного действия, например на допросе, оно заносится в протокол следственного действия или протокол судебного заседания. Если заявление сделано устно, причем заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола (например, в больнице и т.д.), по этому поводу должен быть составлен рапорт (см. текст статьи 143 УПК и комментарий к ней).

3. В органах внутренних дел с их круглосуточно функционирующими дежурными частями, принимающими подавляющее большинство заявлений и сообщений о преступлениях, действует детальнейшая Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений и иной информации о происшествиях, утвержденная Приказом МВД РФ от 4 мая 2010 г. N 333, с изменениями, внесенными Приказом МВД РФ от 17 мая 2011 г. N 386 (Российская газета. 2011. 27 июня). Аналогичные инструкции действуют и в других правоохранительных органах.

4. Если же гражданин намерен заявить о преступлении, совершенном сотрудником полиции, он должен адресоваться в прокуратуру или следственный орган Следственного комитета при прокуратуре РФ, или же, руководствуясь Инструкцией по работе с обращениями граждан в системе МВД России, утвержденной Приказом МВД РФ от 22 сентября 2006 г. N 750 (Российская газета. 2006. 23 нояб.), опустить свое письменное заявление в специальный ящик для приема письменных обращений граждан, который должен быть установлен в доступных местах в МВД России, главных управлениях МВД России по федеральным округам, МВД республик, главных управлениях и управлениях внутренних дел других субъектов Российской Федерации и управлениях внутренних дел на транспорте, или обратиться к руководству соответствующего органа внутренних дел либо в подразделение службы собственной безопасности, которые с функциями «внутренней контрразведки» образованы в органах внутренних дел каждого федерального округа и каждого субъекта РФ. Тогда до передачи материалов по подследственности можно рассчитывать на служебную проверку заявления, в том числе с использованием оперативно-розыскных возможностей службы собственной безопасности.

5. В силу прямого указания закона (часть седьмая комментируемой статьи) анонимные заявления не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела. Однако данное положение не означает, что анонимные заявления вообще не принимаются во внимание правоохранительными органами государства. Всякое такое заявление, содержащее сведения о готовящемся или совершенном преступлении, может и должно быть проверено органом дознания, к компетенции которого относится раскрытие данного преступления, прежде всего — путем проведения соответствующих гласных или негласных оперативно-розыскных мероприятий, по результатам которых вопрос о возбуждении уголовного дела решается по правилам статьи 143 УПК (см. текст этой статьи и комментарий к ней).

 

Статья 142. Явка с повинной

Комментарий к статье 142 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. В комментируемой статье имеются в виду случаи, когда лицо, совершившее преступление, лично является в правоохранительный орган и делает устное заявление об этом. Лицо может обратиться с повинной и в письменном виде.

2. Если это необходимо, от лица, обратившегося с письменным заявлением, после установления его личности могут быть получены объяснения в общем порядке, однако только после составления протокола о явке с повинной.

3. Если заявление о явке с повинной само по себе содержит достаточные основания для возбуждения уголовного дела и не требует доследственной проверки, такое дело должно быть возбуждено безотлагательно, а явившийся с повинной допрошен в качестве подозреваемого.

4. Важная роль, которая придается законом явке с повинной, обязывает не смешивать ее с другими поводами к возбуждению уголовного дела. Явкой с повинной можно считать лишь такое заявление гражданина, которое касается преступления, вообще не известного правоохранительным органам, иначе говоря, незарегистрированного, или же преступления известного, но нераскрытого, когда лицо, его совершившее, не установлено следственным путем (негласные оперативно-розыскные данные не в счет) и в деле не было ни подозреваемого, ни обвиняемого, а заявление о явке с повинной сделано исключительно на добровольных началах. Поэтому нет явки с повинной, когда с заявлением о том, что он совершил преступление, в полицию явился находящийся в розыске обвиняемый, который знал, что его разыскивают. Не может называться явкой с повинной и заявление о совершенном преступлении, с которым обратился гражданин, еще не привлеченный в качестве обвиняемого, но уже допрошенный по делу в изобличающем стиле и сознавшийся под давлением улик.

5. Как первоисточник важнейших сведений о преступлении, сообщаемых лицом, это преступление совершившим, собственноручно написанное или протокольно зафиксированное заявление о явке с повинной в судебном доказывании признается самостоятельным документальным доказательством в смысле статьи 84 УПК (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2004 г. по делу Яроша и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6. С. 30).

 

Статья 143. Рапорт об обнаружении признаков преступления

Комментарий к статье 143 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Содержание комментируемой статьи органически связано с пунктом 3 части первой статьи 140 УПК, которая в качестве повода к возбуждению уголовного дела называет сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иного, нежели заявление и явка с повинной, источника, и является его продолжением. Рапорт об обнаружении преступления — документальное оформление сообщения о преступлении, принятого компетентным должностным лицом, к числу которых в первую очередь относятся сотрудники правоохранительных органов государства, которые по роду своей повседневной деятельности первыми соприкасаются с правонарушениями и наделены тремя видами правомочий: административной юрисдикцией, правом осуществления оперативно-розыскной деятельности и правом на возбуждение уголовного дела и производство дознания. Это полиция, органы Федеральной службы безопасности, таможенные органы, органы контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

2. Получив информацию о готовящемся или совершенном преступлении из любого гласного или негласного оперативно-розыскного источника, сотрудники перечисленных правоохранительных органов (органов охраны правопорядка) обязаны принять все зависящие от них меры, чтобы готовящееся, но еще не совершенное преступление пресечь, закрепить следы совершенного преступления, принять меры к обеспечению собирания доказательств, установлению лица, его совершившего, и к задержанию подозреваемого, а о результатах своей служебной деятельности доложить письменным рапортом своему непосредственному руководителю или же руководителю органа, обладающего статусом органа дознания (например, районный отдел внутренних дел, таможня и т.д.). На основании такого рапорта и приобщенных к нему первичных документов должностное лицо, сосредоточивающее в своих руках законную функцию органа дознания, принимает решение о возбуждении уголовного дела. Здесь прежде всего имеется в виду полицейская деятельность, осуществляемая различными службами органов внутренних дел, наделенными административными и оперативно-розыскными полномочиями и функциями: дежурной частью, патрульно-постовой службой, государственной инспекцией безопасности дорожного движения, участковыми уполномоченными, уголовным розыском и другими службами, ежедневно и ежечасно первыми сталкивающимися с уголовным миром. Сообщения, иначе говоря, информация, получаемая ими непосредственно, — один из основных поводов для возбуждения уголовного дела, который фиксируется рапортом сотрудника полиции.

3. Закрепленная в части первой статьи 140 УПК совокупность поводов к возбуждению уголовного дела заключает в себе серьезную проблему. Она бессистемна и страдает существенными недостатками, решительно проигрывая в этих отношениях ранее действовавшему УПК РСФСР. Во-первых, в существующий перечень поводов никак не вписываются многочисленные официально-документальные источники информации о совершенных или готовящихся преступлениях, поступающей в правоохранительные органы от многочисленных инспекций, которые охватываются понятием контролирующих органов государства, а также от других органов и должностных лиц, в обязанности которых входит выявлять правонарушения в соответствующей сфере и сообщать о них. Очевидно, что эти официальные материалы могут и должны служить поводом к возбуждению уголовного дела, но их нельзя назвать ни заявлением, ни сообщением, требующим оформления рапортом, потому что они достаточны сами по себе и поступили извне. Аналогично сказанному нельзя, строго говоря, отнести к заявлениям и сообщениям, требующим реагирования рапортом, официальные письма и приобщенные к ним документальные материалы, поступающие в правоохранительные органы от самых различных учреждений, предприятий и организаций различных форм собственности, так или иначе пострадавших от чьих-то преступных действий, нуждающихся в защите закона и требующих уголовного преследования виновных.

Во-вторых, сама форма фиксации повода для возбуждения уголовного дела при отсутствии заявления, а именно путем составления рапорта — выбрана неудачно, без учета теоретических разработок по этому вопросу и накопленного практического опыта. Рапорт — это служебное сообщение, донесение младшего по званию старшему воинскому начальнику. Рапорты уместны в органах дознания, например в полиции, органах Федеральной службы безопасности и других, т.е. военизированных, учреждениях. Здесь доклад подчиненного о выявленных признаках преступления «по начальству», т.е. руководителю органа, в компетенцию которого входит решение вопроса о возбуждении уголовного дела, действительно отвечает и смыслу понятия рапорта, и процедуре решения данного вопроса. Следователь же, к какому бы ведомству он ни относился, получив сообщение о преступлении из источников, не подпадающих под понятие заявления, никому и ни о чем рапортовать не обязан по самому смыслу своего процессуального положения точно так же, как не обязан никому и ни о чем рапортовать судья. Поэтому практика идет путем аналогии и выдумки.

 

Статья 144. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

Комментарий к статье 144 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Несмотря на то что в комментируемой статье речь идет только о сообщении о готовящемся или совершенном преступлении, ее содержание имеет отношение ко всем поводам к возбуждению уголовного дела, в том числе к заявлению о преступлении и явке с повинной. А основной смысл статьи заключается в установлении сжатых сроков проверки сведений, содержащихся в любом поводе к возбуждению уголовного дела. Установление таких сроков имеет важное практическое значение. От того, насколько оперативно и гибко будет установлено наличие (или отсутствие) оснований для возбуждения уголовного дела, во многом зависит успех будущего расследования — будет ли преступление раскрыто, а виновный привлечен к уголовной ответственности, или же затянувшееся с самого начала производство заведет поиск истины в тупик.

2. Комментируемая статья (часть вторая), отражая важнейшие новые реалии жизни российского общества, в частности стремительный рост значения средств массовой информации в условиях гласности, отводит отдельную объемную норму проверке сообщений о преступлении, распространенных в средствах массовой информации. Такая проверка проводится по поручению прокурора органом дознания или следователем. Руководители органов средств массовой информации обязаны передать по требованию прокурора или органа расследования, осуществляющего проверку, имеющиеся в их распоряжении документы и иные материалы, в частности аудио- и видеозаписи. Закон также обязывает редакцию сообщить данные о лице, предоставившем информацию, которая явилась содержательной основой соответствующей публикации и которая правоохранительными органами расценена как сообщение о преступлении. Исключение составляют случаи, когда такое лицо, предоставляя информацию криминального характера, поставило перед редакцией условие о сохранении в тайне источника информации.

3. При доследственной проверке заявлений и сообщений применение мер уголовно-процессуального принуждения исключено.

4. Решающая роль в установлении оснований для возбуждения уголовного дела принадлежит оперативно-розыскным средствам и методам проверки заявлений и сообщений, которые являются более гибкими по сравнению с процессуальными проверочными действиями. В сложных, запутанных ситуациях, когда ответить на вопрос о событии преступления, не выходя из кабинета следователя, практически невозможно, только сведения, добытые оперативно-розыскным путем — гласным или негласным, способны внести ясность в вопрос, было ли преступление и каков его характер. В подобных ситуациях хорошо организованное, отлаженное и грамотное взаимодействие следователя и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, приобретает значение, определяющее подчас всю дальнейшую судьбу уголовного дела.

5. В отличие от УПК РСФСР 1960 г. (часть вторая статьи 109) действующий УПК не предусматривает получения объяснений в качестве самостоятельного процессуального проверочного действия в стадии возбуждения уголовного дела. Это не означает, что собирание устной информации в этой стадии вообще не допускается. Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (пункт 1 части первой статьи 6) в качестве оперативно-розыскного мероприятия прямо предусмотрен опрос. Внепроцессуальный разведывательный опрос — гласное, гибкое оперативно-розыскное действие, наилучшим образом приспособленное для собирания устной информации о преступлении и лице, его совершившем, среди неопределенно широкого круга лиц, применяемое в полицейской практике всех стран. Итоги опроса могут быть подведены в рапорте оперативного работника на имя руководителя органа (традиционный для России аналог полицейского отчета). Внедрение такой практики в доследственную проверку вместо поголовных вязких письменных объяснений, дискредитирующих стадию возбуждения уголовного дела, способствовало бы восстановлению ее смысла, определяемого скромной задачей — быстро (оперативно) определить наличие или отсутствие признаков преступления, и только.

6. О юридической сущности упомянутых в части шестой комментируемой статьи уголовных дел частного обвинения см. комментарий к статье 20 УПК (пункты 3 и 4). Из этой сущности вытекают и различия в процедуре проверки заявлений о преступлениях, уголовное преследование за которые осуществляется в частном порядке (см. текст статьи 318 УПК и комментарий к ней). Такая проверка находится в юрисдикции мирового судьи. Если же следователь, дознаватель считают, что автор такого заявления сам не может защищать свои права и законные интересы в силу причин, указанных в части четвертой статьи 20 УПК, оно (заявление) подлежит проверке в обычном порядке, установленном комментируемой статьей.

 

Статья 145. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении

Комментарий к статье 145 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Каждому из перечисленных в комментируемой статье процессуальных решений посвящена отдельная статья следующей (20) главы УПК. Смотрите нижеизложенный постатейный текст.

2. С учетом примечания, изложенного в подстрочнике, к пункту 3 части первой комментируемой статьи заявление о нераскрытом преступлении следует толковать так, что дело, которое относится к компетенции мирового судьи, должно быть тем не менее возбуждено самим органом расследования. Наш комментарий по этому поводу см. в завершающей части комментария к главе 41, регламентирующей производство по уголовным делам в мировых судах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code