1.4. Экономические границы кредита как определяющий элемент кредитной экспансии

Вопрос о границе кредита и кредитной экспансии, вероятно, является одним из наиболее сложных. С практической точки зрения достоверного ответа на него пока не существует. Общество не располагает сколько-нибудь удовлетворительными рекомендациями о границах применения кредита как на макро-, так и микроуровне кредитных отношений.

Неразрешенным вопрос о границе кредита представляется и с теоретической точки зрения.

С позиции теоретического анализа он, так или иначе, связан с исходными и зачастую неодинаковыми научными представлениями о сущности кредита, его функциях, целях, причинах возникновения. Познание границ кредита предполагает некий синтез важнейших категориальных образований; без их предварительного осмысления в контексте использования кредита наши знания о предмете могут оказаться поверхностными, недостаточными.

Известно, что в Современном энциклопедическом словаре (изд. Рипол-Норшид, Санкт-Петербург, Москва, 2006) «границы кредита» как термин отсутствуют. Не было их и в Большой советской энциклопедии, где упоминаются лишь «границы государственные» как линии, определяющие пределы государственной территории <1>.

———————————

<1> Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1978. С. 306.

 

Можно предположить, что раскрытие вопроса о границе кредита остается самым острым. Часто термин «граница» обращен к таким понятиям, как предел, мера, норма, рубеж, начало, конец некоей реальной или воображаемой линии, которая определяет предел.

Например, В. Даль границу определяет как «рубеж, предел, межу, кон, край, кромку, конец и начало, стык, черту раздела» <2>. С. Ожегов и Н.Ю. Шведова характеризуют границу как «допустимую норму, предел». Такое же определение можно встретить в Большом толковом словаре русского языка под редакцией С.А. Кузнецова <3>, а также в Новом толково-словообразовательном словаре русского языка под редакцией Т.Ф. Ефремовой <4>.

———————————

<2> Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. 1. М.: Русский язык, 1978. С. 390.

<3> Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова.

<4> Новый толково-словообразовательный словарь русского языка / Под ред. Т.Ф. Ефремовой.

 

Истоки подобного толкования можно обнаружить уже у древнегреческого философа и ученого Аристотеля (384 — 322 до н.э.), отмечавшего, что «пределом называется граница каждой вещи» <5>. Важные предпосылки для анализа дают термин «мера», обращенный к пределу проявления чего-нибудь, определению чувства меры, соразмерности, пропорций, и термин «норма», характеризующий, как правило, границы использования кредита, а также (например, в философии) побудительную причину того или иного действия.

———————————

<5> Аристотель. Сочинения: В 4 т. Т. 1. М., 1983. С. 169.

 

Предел как граница выражает предел познания вещи, ее сущность и цель, а также меру. Мера как граница, в свою очередь, обращена к пределу проявления чего-нибудь, определению чувства меры, соразмерности, пропорций. С позиции философии граница не только отделяет один предмет от другого, но и является основой их связи.

Все эти терминологические толкования с теоретической точки зрения так или иначе рассматривают границу того или иного процесса через призму его сущности.

Если обратиться к тому же Аристотелю, то мы найдем у него бескомпромиссное утверждение о том, что предел выражает «сущность каждой вещи и суть ее бытия» <1>.

———————————

<1> Аристотель. Цит. соч. С. 170.

 

Не будем при этом забывать, что кредит не есть деятельность только кредитора или заемщика, а отношение между ними, поэтому с методологической точки зрения важно, чтобы границы кредита выражали деятельность не одного из них, а в равной мере относились к каждому из них, а также к третьему элементу кредитных отношений — ссужаемой стоимости. Это означает, что границы кредита следует рассматривать как границу его функционирования как целого. Это не исключает, однако, того, что каждый из элементов кредита имеет свой предел (границу) функционирования. Если, к примеру, мы говорим о границах деятельности кредитора, то это хотя и будут пределы его деятельности, однако уже не границы кредита как более емкого образования.

Границы кредита и границы кредитования — разные понятия. Первое — более широкое понятие; оно адресовано к кредитным отношениям, затрагивает границы функционирования трех составляющих: кредитора, заемщика и ссуженной стоимости. Второе понятие связано с деятельностью кредитора, предоставляющего ссуды заемщику. Однако и здесь всегда важно учитывать, что границы кредита и (или) кредитование — это всегда соизмерение с позиции сущности кредита, его объективной необходимости и возможности соблюдения условий кредитной сделки; это всегда как определение размера потребности отчуждения (получения) кредита, так и расчет имеющихся у участников кредитного процесса соответствующих возможностей, например в виде ресурсов.

Не будем при этом забывать, что при передаче ссужаемой стоимости кредитором и ее получении заемщиком в совершении этих актов должны быть заинтересованы обе стороны. У кредитора должно быть осознание необходимости выдачи кредита, а у заемщика необходимость его получения. Однако в кредитной сделке всегда важна не только необходимость, но и возможность соблюдения ее норм. Такие возможности у кредитора и заемщика всегда разные, и без их наличия кредитные отношения не станут реальностью. Кредит — это добровольные отношения, поэтому его границы — это всегда соизмерение необходимости и возможности соблюдения кредитного соглашения.

При раскрытии границы кредита, соответствующей его специфике, существенной является ее связь с теми свойствами, которые отделяют данное экономическое отношение от других стоимостных образований.

Границы кредита — это некий водораздел (линия, рамки), за пределами которого кредит превращается в свою противоположность, перестает существовать как процесс, имеющий специфическую сущность.

Отход от сущности кредита, игнорирование его специфических свойств, забвение тех сущностных пределов, которые он выражает, неизбежно на практике приводят к разрушению тех отношений, которые характерны для возвратного движения ссуженной стоимости.

Таким специфическим свойством, ограничивающим функционирование кредита, является его возвратность. Нарушение возвратности как базового предела неизбежно приводит к потере кредитом его специфических качеств, превращает кредит в иное, не свойственное его природе отношение. Кредит, выходящий за рамки возвратного движения, превращается в свою противоположность, перестает существовать.

Напомним, что граница — это, однако, не только то, что отделяет предмет от других предметов, но и то, что связывает его с ними. Такую роль связующего звена, как известно, выполняют законы, которые, выражая существенное, отражают отношение между сущностями. Такими законами, как отмечалось ранее, являются законы возвратности кредита, равновесия между высвобождаемыми и перераспределяемыми на началах возвратности ресурсами, сохранения ссужаемой стоимости и временного функционирования. Нарушение данных законов — это нарушение границ кредита, неизбежно приводящее к вовлечению кредита в покрытие потребностей, не отвечающих его природе, возникновению диспропорций и противоречий.

Границу кредитных отношений можно в связи с этим определить как предел передачи кредитором ссуженной стоимости, имеющейся в его распоряжении, для ее использования заемщиком в интересах удовлетворения его объективных потребностей при сохранении сущностных свойств и законов движения кредита.

В современной теории границы кредита, отражающие его сущность, чаще всего связывают не с кредитом в целом, а с пределом функционирования его отдельных форм, в частности банковского, коммерческого и потребительского кредита. Наиболее подробно об их содержании можно прочитать у профессора Э.Я. Брегеля, который сформулировал ряд важных положений о границах банковского кредита, в частности о том, что <1>:

— размеры банковского кредита «имеют объективные границы и определяются отнюдь не волей самих банков, а условиями капиталистического воспроизводства»;

— банковский кредит «ограничен потребностями капиталистического хозяйства в орудиях обращения»;

— «объем потребностей в этих орудиях обращения определяется не произволом банков, а размером товарооборота, уровнем товарных цен, т.е. объективными факторами»;

— «банковский кредит ограничен размерами аккумулируемых банками денежных капиталов и доходов».

———————————

<1> Брегель Э.Я. Кредит и кредитная система капитализма. М.: Госфиниздат, 1948. С. 175 — 178.

 

В отношении коммерческого кредита Э.Я. Брегель считал, что его рамки ограничены <2>:

— «величиной капитала, находящегося в руках промышленных и торговых капиталистов»;

— «обратным притоком капитала в руки функционирующих капиталистов»;

— его направлением на обслуживание отраслей, находящихся в непосредственной связи друг с другом.

———————————

<2> Брегель Э.Я. Цит. соч. С. 116 — 117.

 

В современной учебной литературе отмечается, что дополнительными ограничениями коммерческого кредита являются также <3>:

— цели его использования на покрытие потребностей в оборотном капитале;

— сроки кредитования (максимально в пределах года, не более продолжительности нормального цикла производства).

———————————

<3> Деньги, кредит, банки: Учебник / Под ред. В.В. Иванова, Б.И. Соколова. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2006. С. 417.

 

В отличие от коммерческого кредита авторы полагают, что границы банковского кредита не ограничены целями, направлением, сроками и суммами сделок, величиной собственного и резервного капитала, они определяются потребностью хозяйственного оборота в дополнительных средствах и в конечном итоге динамикой производства и обращения <4>.

———————————

<4> Там же. С. 418.

 

По мнению М.О. Сахаровой, «количественные границы отдельных форм кредита (банковского, потребительского, государственного, межхозяйственного, коммерческого и международного) зависят как в целом от имеющихся ресурсов, так и потребностей народного хозяйства или населения в отдельных формах кредита» <1>.

———————————

<1> Деньги и кредит в социалистическом обществе: Учебник / Под ред. проф. О.И. Лаврушина. М.: Финансы и статистика, 1990. С. 176.

 

Позитивное значение этих определений границ кредита и его отдельных форм состоит в том, что они тесным образом соединены с определенными материальными предпосылками. Кредит как материальное образование в этом случае становится ограниченным вполне определенными потоками, находящимися у его основания и зависимыми от закономерностей производства и обращения.

Недостаток данной позиции мы видим в том, что границы кредита в этом случае рассматриваются главным образом с позиции кредитора. Между тем, как уже отмечалось, кредит — это всегда взаимодействие его трех элементов, в том числе заемщика, который, потребляя ссужаемую стоимость, удовлетворяя свою потребность, также ограничен в использовании заемного капитала.

Границы кредита не зависят от форм кредита. В какой бы форме кредит ни функционировал (в форме банковского, коммерческого, потребительского, международного кредита), его базовые, сущностные черты всегда пронизывают все стадии движения ссуженной стоимости. Это не исключает, однако, того, что в каждой форме кредита присутствуют свои материальные предпосылки. В каждой отдельной форме кредит как материальное образование становится зависимым и ограниченным вполне определенными потоками. Выражением границ кредита поэтому могут выступать не только базовые показатели их соблюдения, но и дополнительные, отражающие особенности применения той или иной формы. Важно не только не забывать все то, что присуще кредиту как экономической категории, но и не игнорировать то, что отражает движение кредита в его конкретной форме.

Границы кредита можно квалифицировать следующим образом. Прежде всего можно выделить границы:

— качественные и количественные;

— внутренние и внешние;

— временные и пространственные;

— обусловленные спросом и предложением;

— начальные и конечные.

Качественной границей кредита является самое главное в его сущности — основа кредита. Такой основой, как отмечалось ранее, является возвратное движение ссужаемой стоимости.

Количественные границы кредита часто связывают с удовлетворением конкретных потребностей одного из участников кредитного процесса. Вполне оправданным в связи с этим выглядит обращение к удовлетворению с помощью кредита потребностей производства и обращения в дополнительном капитале, причем не всех, а только тех, кругооборот (круговращение) материальных носителей которых обеспечивает возвращение ссуженной стоимости. Можно сказать, что этот «верхний» предел кредита, обращенный к потребностям заемщика, призван выделить те потребности, покрытие которых не противоречит природе кредита. В количественном отношении важно, следовательно, не только выделить то, что необходимо заемщику, но и то, что может быть им возвращено.

С количественной точки зрения немаловажное значение имеет и «низшая» граница кредита. Обычно такую границу связывают с ресурсами, имеющимися, например, у кредитора для выдачи ссуды. Известно, что в долг часто можно предоставить лишь то, что есть у кредитора, что не занято в его собственном хозяйственном обороте. Ресурсы, необходимые, например, банку-кредитору, являются тем объективным пределом, который обусловливает возможную выдачу кредита. Одновременно ресурсы являются тем пределом, который определяет не только выдачу ссуды кредитором, но и ее возврат заемщиком.

На практическом уровне пределом кредита часто считают валовой внутренний продукт, производство которого создает материальные предпосылки для возврата ссужаемой стоимости. На практике, однако, размер кредита чаще всего оказывается больше, чем создаваемый валовой внутренний продукт. Такое положение вполне объяснимо, ибо кредит может неоднократно опосредовать различные части производства и обращения и, следовательно, по своему объему превышать размер произведенного продукта.

Практика показывает, что трактовка объема ресурсов и (или) темпов их роста не дает возможности использовать данный индикатор как надежную информацию о соблюдении границ кредита. Важно учитывать и то, что размер произведенного продукта отнюдь не означает, что у тех, кто взял в долг, будет достаточно возможностей для его погашения. Совсем не факт, что в случае производства соответствующего валового продукта заемщики смогут возвратить то, что первоначально позаимствовали.

Более продуктивной информацией о соблюдении границ кредита обладают накопления, создаваемые обществом. Накопления в качестве количественной границы кредита одинаково важны как для выражения предела удовлетворения потребностей заемщика в использовании дополнительного капитала, так и для его предоставления кредитором, как для выдачи кредита, так и для его возврата.

В классификации границ кредита выделяются также внутренние и внешние границы. Внутренними границами кредита можно считать то, что отделяет его от других стоимостных образований в силу присущих ему специфических свойств. Внешними границами кредита является то, что возникает от его соприкосновения с другими стоимостными образованиями, то, что составляет основу для связей с ними. Пределом его соприкосновения (например, при выполнении кредитом функций других экономических отношений) и основой связи будут, несомненно, выступать его специфические свойства. В этом смысле внутренние границы кредита являются его качественными границами, а внешние — его количественными границами, определяющими предельные пропорции между стоимостными образованиями.

Поскольку движение кредита как материального образования в форме движения ссуженной стоимости происходит в пространстве и во времени, вполне очевидно выделение временных границ кредита и его пространственных границ (например, с точки зрения качества и количества субъектов, отделенных друг от друга).

Возврат во времени и пространстве носит при этом срочный и эквивалентный характер. Передача ссуженной стоимости от кредитора заемщику и ее использование носят временный характер. Срочность возврата кредитных отношений и сохранение ссуженной стоимости являются теми законами, нарушение которых превращает кредит в иное экономическое отношение.

Особо следует выделить границы кредита, обусловленные спросом и его предложением. Базовой границей кредита здесь, как и в предшествующих случаях, выступает его возвратность и наличие реальных материальных предпосылок.

Границы кредита, обращенные к его трем составляющим, позволяют также выделить его начальные и конечные границы. Если начальной границей кредита является наличие трех его элементов, то конечной границей его существования являются пределы, находящиеся на стыке его взаимодействия с внешней средой, с другими стоимостными образованиями.

Раскрытие данных границ осложняется тем, что границы не являются при этом неизменной линией, определяющей пределы действия того или иного субъекта. Эта линия как предел может развиваться, однако пределы этого развития и функционирования должны при этом находиться в рамках сохраняющейся сущности.

С теоретической и практической точек зрения важно рассматривать границы кредита с учетом выполняемой им роли в экономике. Известно, что назначение кредита состоит в том, чтобы обеспечивать непрерывность кругооборота и оборота стоимости, находящихся в форме оборотного и основного капитала, ускорение кругооборота и оборота капитала, экономию общественных затрат.

Каждое из данных предназначений, разумеется, достигается в обществе не только с помощью кредита. К примеру, ускорить обороты можно и за счет разумного использования собственного капитала. Особенность, однако, состоит в том, что в этом случае будут использованы другие методы и инструменты. Поскольку кредит может выступать в роли других стоимостных образований, его границы подвижны, изменчивы, однако всегда выражают сущность кредита; отход от этой сущности означает нарушение границ сущностного применения кредита, прекращение его существования.

Рассмотренные нами исходные методологические положения не только имеют важное теоретическое значение, но и позволяют более надежно определить границы кредита на практике — как на микро-, так и на макроуровне экономических отношений.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code