Глава 14. ИНЫЕ МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

Статья 111. Основания применения иных мер процессуального принуждения

Комментарий к статье 111 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

Комментируемая статья содержит формулировку целей применения иных мер процессуального принуждения и их перечень с четким разделением на две группы. Первую образуют те, которые применяются в связи с уголовным преследованием, а вторую — в связи с собиранием доказательств по уголовному делу.

Статья 112. Обязательство о явке

Комментарий к статье 112 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

Обязательство о явке (в отличие от подписки о невыезде) не содержит в себе никаких ограничений свободы или прав гражданина. Оно рассчитано на законопослушание. Вместе с тем письменное обязательство о явке сопровождается официальным предупреждением, что его нарушение влечет применение более строгой меры принуждения — привода.

Статья 113. Привод

Комментарий к статье 113 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

Привод подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего, цели, содержание и порядок которого детально раскрываются в комментируемой статье, а также в Инструкции по осуществлению привода (утверждена Приказом министра внутренних дел РФ от 21 июня 2003 г. N 438 // Российская газета. 2003. 11 июня) представляет собой принудительное действие, внешне сходное с кратковременным лишением свободы, однако таковым не являющееся. Сотрудники полиции, исполняющие постановление органа расследования, а равно судебные приставы, исполняющие постановление судьи или определение суда о приводе, стражей не являются, а лицо, которое подвергается приводу, не является заключенным под стражу. «Побег из-под привода» представляет собой всего лишь неподчинение законным действиям полиции; он не образует состава преступления и не может быть пресечен с применением оружия. Мера процессуального принуждения, о которой идет речь, перестает действовать, как только окончены соответствующее следственное действие или цикл следственных или судебных действий, для участия в которых гражданин был подвергнут приводу.

Статья 114. Временное отстранение от должности

Комментарий к статье 114 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Согласно словарному определению должность — это служебное место. Исходя из такого определения данного понятия, норму части первой комментируемой статьи можно толковать предельно широко: на ее основании от должности может быть освобожден любой служащий в государственных и негосударственных учреждениях, а не только должностное лицо, которое в законе (примечание к статье 285 УК) определяется гораздо уже. Такая трактовка подтверждается и историей вопроса: комментируемая норма сейчас действует в редакции Федерального закона от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Она заменила прежнюю формулировку, которая начиналась со слов: «В случае привлечения должностного лица в качестве обвиняемого…».

2. Цель применения комментируемой меры уголовно-процессуального принуждения заключается в том, чтобы предотвратить возможность использования служащим своего положения в целях воспрепятствования производству по уголовному делу. Конечно, сказанное касается прежде всего должностных лиц. Именно власть имущий на время уголовного судопроизводства должен быть лишен всяких рычагов («административного ресурса») влияния на ход расследования и судебного разбирательства.

3. Временное отстранение обвиняемого от должности допускается только на основании постановления судьи, которое выносится по ходатайству дознавателя или следователя, отменяется постановлением дознавателя, следователя, когда в применении этой меры отпадает необходимость, иначе говоря, когда отпадает опасение, что должностное лицо использует свое положение во вред интересам расследования. Это может случиться, например, потому, что данное лицо вообще уволено со службы в установленном порядке или к нему применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Отстранение от должности может быть отменено и в связи с окончанием предварительного расследования, когда все доказательства собраны и уже известны обвиняемому вследствие ознакомления с делом. Ни в судебной, ни в прокурорской санкции постановление следователя об отмене данной меры не нуждается.

4. Согласно части шестой комментируемой статьи и пункту 8 части второй статьи 131 УПК, к которому она отсылает, временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый, независимо от своей должности и размера своих доходов, утраченных в связи с отстранением, имеет право на ежемесячное государственное пособие в размере пяти минимальных размеров оплаты труда, которое назначается ему судебным решением одновременно с применением меры процессуального принуждения, о которой идет речь, и выплачивается из средств федерального бюджета (пример применения и толкования комментируемой нормы см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 11. С. 24).

Статья 115. Наложение ареста на имущество

Комментарий к статье 115 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Наложение ареста на имущество — гражданско-процессуальное по своему происхождению понятие, которое заключается в описи имущества и в запрете распоряжаться им, т.е. продавать, дарить, менять, завещать. При этом данное имущество может быть оставлено во владении и пользовании тех лиц, которым оно принадлежит, их родственников или иных лиц. Лицам, которым передано на хранение имущество, подвергнутое аресту, разъясняется обязанность сохранить его в целости и объявляется, что за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи и аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно за осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест, предусмотрена уголовная ответственность (статья 312 УК).

2. Имущество, на которое наложен арест, может быть изъято лицом, производящим расследование. Изъятию в первую очередь подлежат: ценности и ценные бумаги, сберегательные книжки, денежные суммы и особо ценное имущество. Владелец изъятого имущества лишается всех трех правомочий собственника по отношению к данному имуществу: он более не владеет им, а также не может ни пользоваться, ни распоряжаться имуществом. Однако перехода права собственности здесь все же еще нет, или, как говорят цивилисты, еще не происходит прекращение состояния принадлежности (присвоенности), остается «сгусток» права собственности. Поэтому орган расследования, изъявший имущество, обязан хранить его до приговора суда. Он отвечает за целостность и сохранность данного имущества. Правила хранения имущества, изъятого по уголовному делу, установлены Инструкцией о порядке изъятия, учета, хранения и передачи ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами 1989 г. и Положением о порядке и условиях хранения арестованного и изъятого имущества 1998 г. (последним регламентируется деятельность судебных приставов-исполнителей в данной области). Обычным местом хранения арестованного и изъятого имущества являются камеры вещественных доказательств. Для некоторых видов имущества ведомственными нормативными актами установлен особый порядок. Наложение ареста на банковские денежные вклады означает прекращение производства по ним всяких операций.

3. По смыслу комментируемой статьи наложение ареста на имущество производится для обеспечения: а) исполнения приговора в части гражданского иска; б) других имущественных взысканий; в) возможной конфискации имущества. В целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска аресту подлежит любое имущество, принадлежащее ответчику, достаточное для возмещения ущерба, причиненного преступлением, за исключением лишь имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительному листу (статья 446 ГПК), а в целях конфискации — лишь имущество, указанное в статье 104.1 УК (содержание этой статьи рассматривалось в комментарии к статье 73 УПК).

4. Согласно части третьей статьи 31 Уголовно-исполнительного кодекса РФ в случае неуплаты осужденным штрафа, назначенного в качестве уголовного наказания (статья 46 УК), взыскание производится в принудительном порядке, в том числе путем обращения взыскания на имущество осужденного. Значит, наложение ареста на имущество возможно и для обеспечения взыскания штрафа, который, по-видимому, и имеется в виду в части первой статьи 115 УПК в формулировке «для обеспечения других имущественных взысканий».

5. Наложение ареста на имущество отменяется, если в применении этой меры отпадает дальнейшая необходимость. Дальнейшая необходимость ареста имущества может отпасть как в ходе расследования, так и при прекращении дела: а) при установлении, что арест наложен на имущество, которое в соответствии с действующим законодательством не может быть подвергнуто аресту (имеются в виду вещи, указанные в Перечне имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда); б) если совершенным преступлением материальный ущерб не причинен; в) если не подтвердилось, что имущество «иных лиц» приобретено преступным путем.

6. Арест имущества отменяется также в случае, когда обвиняемый возместил причиненный вред путем возвращения потерпевшему (гражданскому истцу) индивидуально определенных или одинаковых вещей (натуральное возмещение) или посредством денежной компенсации убытков. В этом случае отношения складываются напрямую между обвиняемым и потерпевшим (гражданским истцом). Следователь не должен вступать в них, его обязанность ограничивается разъяснением обвиняемому, что в соответствии с законом добровольное возмещение причиненного имущественного вреда является обстоятельством, смягчающим ответственность за совершенное преступление.

7. По поводу нарушений уголовно-процессуальных правил, устанавливающих основания и процедуру наложения ареста на имущество, может быть подана жалоба: при производстве дознания — начальнику органа дознания, прокурору или в суд (в соответствии со статьей 125 УПК); при производстве предварительного следствия — руководителю следственного органа, прокурору или в суд. Кроме того, по всему спектру гражданско-правовых вопросов собственности, связанных с арестованным имуществом (его принадлежность, законность приобретения и др.), в порядке гражданского судопроизводства может быть предъявлен иск об освобождении имущества от ареста. Причем по поводу имущества, на которое арест наложен в связи с тем, что оно признано приобретенным на средства, добытые преступным путем, такой иск может быть предъявлен даже после его конфискации по приговору суда. Содержащаяся в приговоре суда констатация, что это имущество имеет преступное происхождение, преюдициального (неоспоримого) значения не имеет и права заинтересованного лица на указанный иск не лишает (см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 12. С. 12).

8. Согласно статье 1069 ГК вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Именно эта гражданско-правовая норма служит законным основанием для искового требования гражданина, чье имущество, изъятое при производстве по уголовному делу, оказалось утраченным или поврежденным, а по результатам уголовного процесса подлежит возвращению владельцу. От имени казны, как это предусмотрено статьей 1071 ГК, выступают соответствующие финансовые органы. Вместе с тем согласно пункту 3 статьи 125 ГК в случаях, предусмотренных законом и иными правовыми актами, от имени РФ, субъекта РФ или муниципального образования могут по их поручению выступать другие органы, юридические лица и граждане. Статья 1069 ГК не содержит отсылки к каким-либо специальным основаниям (условиям) ответственности РФ, субъекта РФ или муниципального образования, что позволяет сделать вывод о действии общих правил деликтной ответственности, т.е. ответственности за вину (в данном случае — за виновные действия государственных и муниципальных органов и их должностных лиц).

Статья 116. Особенности порядка наложения ареста на ценные бумаги

Комментарий к статье 116 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. О понятии «ценные бумаги» см. комментарий к статье 106 УПК.

2. Обособление правовых норм об аресте ценных бумаг и их сертификатов обусловлено особенностями данного вида имущества. Особое внимание законодатель уделяет описанию ценных бумаг, на которые наложен арест, что призвано исключить различного рода недоразумения, которые могут возникнуть впоследствии, т.е. при возвращении их владельцу или при обращении в доход государства, а также при обращении в собственность других лиц в виде возмещения ущерба, причиненного преступлением.

3. На основании комментируемой статьи аресту подлежит лишь имущество, которое находится в собственности подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих материальную ответственность за их действия. Ценные бумаги в виде акций, которые внесены определенным лицом и зачислены на счет акционерного общества, аресту не подлежат, потому что они больше не являются собственностью данного лица. Органы уголовного преследования не вправе лишать подозреваемого, обвиняемого акционера права голосовать этими акциями на собрании акционеров (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 4. С. 31, 32; N 10. С. 26).

Статья 117. Денежное взыскание

Комментарий к статье 117 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

1. Денежное взыскание в качестве меры уголовно-процессуального принуждения применяется только в том случае, если оно прямо предусмотрено соответствующей статьей в виде санкции за невыполнение процессуальной обязанности.

2. Денежным взысканиям подвергаются следующие участники уголовного процесса:

а) поручитель, т.е. лицо, письменно поручившееся за соблюдение подозреваемым или обвиняемым обязательств, составляющих содержание меры пресечения в виде личного поручительства (статья 103 УПК). Согласно части четвертой этой статьи в случае невыполнения поручителем своих обязательств на него может быть наложено денежное взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда. Таким образом, между комментируемой статьей 117 УПК и приведенной нормой статьи 103 УПК имеется необъяснимое противоречие относительно суммы этого взыскания. Проблемно и указание на то, что основанием для наложения этого взыскания является невыполнение обязательств самим поручителем, тогда как имеется в виду, по всей вероятности, другое: не выполняет, а точнее, нарушает свои процессуальные обязательства (дословно перечисленные выше) подозреваемый или обвиняемый, а поручитель несет за это ответственность, что и составляет главный, ключевой признак данного понятия даже в обыденном, словарном его определении (ответственность, принимаемая кем-нибудь на себя в обеспечение обязательств другого лица);

б) родитель, опекун, попечитель, другое заслуживающее доверия лицо, а также должностное лицо специализированного детского учреждения, давшие письменное обязательство дознавателю, следователю, прокурору или суду обеспечить надлежащее поведение подозреваемого, обвиняемого, что составляет содержание меры пресечения в виде присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым (статья 105 УПК). «В случае невыполнения ими принятого обязательства» (часть третья статьи 105 УПК), т.е. необеспечения указанных целей применения меры пресечения, к указанным лицам может быть применено денежное взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда;

в) присяжный заседатель, не явившийся в суд без уважительной причины (часть третья статьи 333 УПК).

3. Кроме этих трех категорий лиц, больше участников уголовного судопроизводства, на которых может быть наложено взыскание, не существует. Упоминание в статье 117 УПК о нарушении порядка в судебном заседании как об основании для денежного взыскания относится не к участникам уголовного судопроизводства, а исключительно к присутствующим в зале заседания суда первой инстанции, т.е. к лицам из публики, о чем прямо говорится в статье 258 УПК. Такое нарушение может выражаться в любых действиях, не вписывающихся в размеренно-торжественную процедуру судоговорения, во вмешательстве в него, выкриках, движениях по залу и т.д., а также, как об этом говорится непосредственно в законе (часть первая статьи 258 УПК), в неподчинении распоряжениям председательствующего или судебного пристава.

Статья 118. Порядок наложения денежного взыскания и обращения залога в доход государства

Комментарий к статье 118 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями от 2013

Денежное взыскание как мера уголовно-процессуального принуждения во всех случаях, независимо от того, в какой стадии уголовного судопроизводства возникли основания для этого, налагается судебной властью, потому что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (часть третья статьи 35 Конституции РФ).

 

* * *

Некоторые суды подвергают денежным взысканиям свидетелей, не явившихся по повестке без уважительной причины для допроса в судебном заседании (см. пример: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 1. С. 29, 30). Эта практика заслуживает критического отношения. Процессуальное положение всех без исключения участников уголовного судопроизводства (права, обязанности и ответственность за неисполнение последних) законом (УПК) определено строго индивидуально в отношении каждого (см., в частности, главы 6 — 8 названного Кодекса и наш постатейный комментарий к ним). При этом суд, прокурор, следователь обязаны разъяснить участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность. Такая обязанность — принцип российского уголовного процесса (см. часть первую статьи 11 УПК и наш комментарий к статье). Законность применения уголовно-процессуального принуждения в виде денежного взыскания при отсутствии вышеуказанных условий в отношении свидетеля, равно как и в отношении любого другого участника уголовного процесса, который в законе прямо не назван именно по этому поводу, крайне спорна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code