Статья 108. Заключение под стражу Статья 109. Сроки содержания под стражей

Заключение под стражу и сроки содержания под стражей

Комментарий к статьям 108, 109 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции со вступившими в силу изменениями

1. «Заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения» (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» // Российская газета. 2009. 11 ноября. В дальнейшем изложении — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22).

2. Из правила, согласно которому мера пресечения в виде заключения под стражу применяется лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет (часть первая статьи 108 УПК), следует, что, если лишение свободы за данное преступление не предусмотрено вообще, а обвиняемый уклоняется от следствия и суда или препятствует расследованию, он подлежит розыску и принудительному приводу на допросы, очную ставку или для участия в другом следственном действии, в судебном разбирательстве, к нему может быть применена мера пресечения, не связанная с заключением под стражу, но и только. Закон не позволяет лишать до суда свободы тех, кому даже в случае признания их виновными по суду не может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Данное правило касается и тех, кто обвиняется в преступлении, за которое предусматривается наказание в виде лишения свободы до двух лет. Тем не менее в исключительных случаях заключение под стражу может быть применено и по делу о преступлении, за которое законом наказание в виде лишения свободы предусмотрено и на срок до двух лет. Все исключительные случаи перечислены в пунктах 1 — 4 части первой комментируемой статьи. Расширительному толкованию этот перечень не подлежит. Отсутствие у лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, регистрации на территории Российской Федерации может служить лишь одним из доказательств отсутствия у него постоянного места жительства, но само по себе не является основанием для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22).

2.1. В отношении подозреваемого или обвиняемого в мошенничестве (ст. 159 УК), присвоении или растрате чужого имущества (ст. 160 УК) и причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК), если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, мера пресечения в виде заключения под стражу не может быть применена ни при каких обстоятельствах. Предпринимательской называется самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законом порядке (часть первая ст. 2 ГК РФ). В силу части первой комментируемой статьи заключению под стражу не подлежит тот, кто перечисленные в ней экономические преступления совершил, осуществляя предпринимательскую деятельность или участвуя в ней, когда эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. // Российская газета. 2010. 15 июня).

3. Третье предложение части первой комментируемой статьи 108 УПК, акцентирующее внимание участников уголовного судопроизводства на том, что в основу судебного решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть положены только доказательства, призвано полностью исключить случаи, когда при принятии судебного решения о заключении под стражу принимаются во внимание представленные органами уголовного преследования сведения, полученные внепроцессуальными, оперативно-розыскными средствами, которые следственным путем еще не проверены или даже такой проверке вообще не поддаются (например, агентурные донесения).

4. По поводу возникших на практике наиболее острых процедурных вопросов, связанных с судебным рассмотрением ходатайств органов уголовного преследования о заключении под стражу подозреваемого или обвиняемого, Верховный Суд дал следующие разъяснения. Если подозреваемый или обвиняемый не доставлен в судебное заседание в назначенное время, суд отказывает в удовлетворении указанного ходатайства по истечении 48-часового срока задержания. При этом отказ в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу подозреваемого или обвиняемого ввиду того, что тот или другой скрылся или заболел, не препятствует повторному обращению органов уголовного преследования с ходатайством после создания соответствующих условий для обеспечения явки подозреваемого или обвиняемого. Если при рассмотрении ходатайства о заключении под стражу одной из сторон будет заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для представления дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения, судья при наличии предусмотренных пунктом 3 части седьмой статьи 108 УПК оснований для продления срока задержания выносит постановление о таком продлении, но не более чем на 72 часа, и указывает дату и время, до которых продлевается срок задержания. Если в установленный срок дополнительные доказательства не поступят, судья проводит повторное заседание с участием сторон и на основе ранее поступивших материалов выносит соответствующее решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу либо об отказе в удовлетворении ходатайства об этом.

5. В случаях, когда в судебное заседание не может явиться защитник, приглашенный подозреваемым или обвиняемым, а от защитника, назначенного в порядке части четвертой статьи 50 УПК, подозреваемый или обвиняемый отказался, судья, разъяснив последствия такого отказа, может рассмотреть вопрос о применении меры пресечения в виде заключения под стражу без участия защитника, если только участие последнего не является обязательным в силу требований статьи 51 УПК, т.е. когда подозреваемый является несовершеннолетним, страдает физическими или психическими недостатками, не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, и т.д. В подобных случаях неявка приглашенного защитника в судебное заседание влечет обязанность дознавателя, следователя, прокурора принять меры к назначению защитника, а суд обязан продлить срок задержания и рассмотреть дело с участием сторон в установленный им же, судом, срок (пункты 5 — 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

6. В отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, депутатов, членов выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления, судей, прокуроров существует особый порядок применения меры пресечения в виде заключения под стражу (см. статью 450 УПК и комментарий к ней).

7. Порядок и условия содержания заключенных под стражу обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений определяются Федеральным законом от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2759, с послед. изм. и доп.).

8. Ходатайство следователя, дознавателя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу рассматривается и разрешается по общему правилу районным судом по месту расследования. В случае задержания лица, объявленного в розыск, такое ходатайство вправе рассмотреть и суд по месту задержания. При этом суд должен располагать копиями постановления о возбуждении названного ходатайства и материалов, подтверждающих его обоснованность, надлежаще удостоверенными руководителем следственного органа по месту задержания подозреваемого или обвиняемого. «Суду следует обеспечить участие в судебном заседании представителя следственного органа, которым были заверены поступившие документы» (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22).

9. Содержащийся в части четвертой статьи 108 УПК перечень лиц, имеющих право участвовать в судебном заседании, где решается вопрос о заключении обвиняемого или подозреваемого под стражу, не является исчерпывающим. Когда решение данного вопроса затрагивает права и законные интересы потерпевшего, в том числе связанные с обеспечением его личной безопасности и возмещения причиненного преступлением вреда, он (потерпевший), его представитель, законный представитель вправе довести до сведения органов предварительного следствия, прокурора и суда свою позицию относительно избрания, продления, изменения и отмены меры пресечения, а также обжаловать принятое судом решение по данному вопросу (пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 в авторском изложении).

10. Пункт 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 гласит: «В соответствии с законом рассмотрение ходатайства о применении к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу проводится в открытом судебном заседании, за исключением случаев, указанных в части 2 статьи 241 УПК, например, если открытое разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны, в том числе тайны следствия«. При применении этой рекомендации на практике важно сосредоточить внимание на тексте, выделенном нами особым шрифтом, и при этом не упускать из виду, что: а) на самом деле в законе не содержится указаний на то, что ходатайство органа расследования о применении меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит рассмотрению в открытом судебном заседании; б) понятием «следственная тайна» закон не пользуется и об охране такой тайны специальных норм не содержит, а теория права содержания данного понятия тоже не определяет; в) Конституция РФ (статья 123) открытость, гласность связывает с разбирательством дел в судах, т.е., с рассмотрением судебных дел по существу, с отправлением правосудия, а не с текущим, повседневным судебным контролем за предварительным расследованием уголовных дел, когда дело для рассмотрения по существу и разрешения судом еще не готово и поэтому присутствие публики в зале судебного заседания, созываемого по поводу частных вопросов, возникших в ходе предварительного расследования (открытость, гласность), вообще неуместно, а иногда, как, например, при решении судом вопроса о производстве обыска и (или) выемки в различных разновидностях этих внезапных следственных действий (пункты 5 — 7 части второй статьи 29 УПК), о наложении ареста на корреспонденцию и на имущество (пункты 8 и 9 части второй статьи 29 УПК), просто недопустимо.

11. По общему правилу обвиняемый может находиться под стражей в стадии предварительного расследования в пределах двух месяцев. Этот срок исчисляется со дня фактического лишения свободы (ареста) гражданина и включает в себя не только время действия данной меры пресечения, но и время задержания по подозрению в преступлении, время нахождения под домашним арестом, в медицинском или психиатрическом стационаре, куда он на основании уголовно-процессуального решения может быть помещен в связи с производством экспертизы, а также время пребывания под стражей на территории иностранного государства, если заключение под стражу инициировано российской стороной в виде запроса об оказании правовой помощи на основании международного соглашения. Течение срока, о котором идет речь, заканчивается в день направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением для последующего направления в суд. С этой даты содержащийся под стражей обвиняемый закрепляется за прокурором, а затем — после направления дела в суд — за судом. Время пребывания под стражей после указанной даты к срокам, установленным комментируемой статьей, отношения не имеет. Сроки содержания обвиняемого под стражей в стадии судебного разбирательства регламентируются особо (см. текст статьи 255 УПК и комментарий к ней).

12. В случае невозможности закончить предварительное расследование в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен в судебном порядке, детально регламентированном законом, в котором отдельное место отводится острейшим ситуациям, когда максимальный срок содержания обвиняемого под стражей недостаточен для полного ознакомления стороной защиты с материалами предварительного следствия.

13. УПК не предусматривает права ни обвиняемого, ни защитника знакомиться с материалами следственного производства, на основании которых принимается судебное решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. Но Конституционный Суд РФ считает, что данное обстоятельство «не препятствует обвиняемым, права и свободы которых затрагиваются судебными решениями об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей, и их защитникам в ознакомлении с материалами, на основании которых принимаются эти решения» (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2003 г. по жалобе гражданина Коваля Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская газета. 2003. 10 июня). Это положение подчеркивает и Верховный Суд РФ: суд не вправе отказать обвиняемому и его защитнику в удовлетворении ходатайства об ознакомлении с материалами дела, на основании которых принимается решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания обвиняемого под стражей (пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

14. Как и прежде, за рамками закона остается в высшей степени практически важное положение, которое необходимо иметь в виду буквально в каждом случае судебного рассмотрения следственно-прокурорских ходатайств о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, а также о продлении срока содержания под стражей: судья не должен рассматривать вопрос о доказанности/недоказанности обвинения, обоснованности/необоснованности уголовного преследования. До тех пор, пока уголовное дело не поступило в суд с обвинительным заключением и не внесено в судебное разбирательство по существу, рассмотрение данного вопроса означало бы вмешательство в «чужую» процессуальную функцию (уголовного преследования), «суд до суда». Данное положение, господствовавшее в теории и практике постреформенного уголовного судопроизводства Российской Империи, неоднократно подчеркивал и Верховный Суд РФ как в своих общих разъяснениях, так и в решениях по отдельным уголовным делам в период действия УПК РСФСР 1960 г., когда судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста носил еще не предварительный, а последующий характер, т.е. осуществлялся в форме рассмотрения жалоб стороны защиты. Сейчас он (Верховный Суд РФ) снова подчеркивает: рассматривая ходатайство органов уголовного преследования об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, судья не вправе обсуждать вопрос о виновности подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

15. Действующий УПК не предусматривает права обвиняемого, но еще не осужденного и содержащегося под стражей, лично участвовать в заседании суда кассационной инстанции (непосредственно или путем использования систем видеоконференцсвязи) при рассмотрении жалобы стороны защиты на решение органов уголовного преследования о продлении срока содержания под стражей, заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями участников судебного заседания и дополнительными материалами, давать объяснения суду и приводить доводы в опровержение выводов противоположной стороны. Конституционный Суд РФ в этой связи определил, что данный пробел не может рассматриваться как лишающий обвиняемого права на обжалование процессуальных действий и решений суда и не освобождает суд кассационной инстанции от обязанности принимать окончательное решение по жалобе лишь при условии обеспечения обвиняемому возможности реализовать это право (Определение Конституционного Суда РФ от 25 марта 2004 г. по жалобе гражданина В.П. Дмитренко на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 376 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская газета. 2004. 15 апр.).

16. И в постановлении органа расследования о возбуждении ходатайству о продлении срока содержания под стражей, и в положительном судебном решении по данному вопросу должна быть указана точная дата окончания данного срока. Его продление, например «до момента окончания ознакомления всех обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд», не допускается (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Жернова и Смирнова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 17).

17. В контексте части 13 комментируемой статьи иными обстоятельствами, позволяющими суду рассматривать ходатайство органов уголовного преследования о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие, являются болезнь обвиняемого, стихийные бедствия, плохие метеоусловия, карантин в месте содержания под стражей (пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

18. Закрепленное в части 11 статьи 108 УПК правило, согласно которому постановление судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в кассационном порядке, относится к судебным постановлениям, которые выносятся федеральным судом. Не вступившие в законную силу постановления мирового судьи, в том числе о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, вынесенные им на стадии судебного разбирательства, могут быть обжалованы в апелляционном порядке (см. часть вторую статьи 323 и часть вторую статьи 354 УПК и комментарий к этим статьям). При направлении в вышестоящий суд апелляционной или кассационной жалобы по поводу заключения под стражу суд, принявший решение об этом (суд первой инстанции), обязан приложить заверенные копии всех уголовно-процессуальных документов, имеющих отношение к применению меры пресечения (см. их перечень в пункте 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22).

19. Об особенностях применения меры пресечения в виде заключения под стражу в различных судебных стадиях уголовного процесса, а также при направлении уголовного дела по подсудности см. комментарий к статьям 228, 255, 308, 388 и 410 УПК.

20. Об особенностях применения меры пресечения в виде заключения под стражу несовершеннолетних см. комментарий к статье 423 УПК.

21. Верховный Суд РФ интерпретирует содержание части седьмой комментируемой статьи 109 УПК следующим образом: следователь вправе возбудить ходатайство о продлении срока содержания под стражей обвиняемого, уже ознакомившегося с материалами уголовного дела, если другие обвиняемые, тоже содержащиеся под стражей, еще с ними не ознакомились. А тот факт, что с материалами завершенного следствия еще не ознакомились обвиняемые, находящиеся на свободе, основания для такого ходатайства не образует (см. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за I полугодие 2010 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 1. С. 34, 35).

2013, 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code