Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании

Помимо вышеперечисленных, уголовному процессу известны и иные поводы для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования). Они довольно специфичны. Речь идет о тех поводах для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования), которые предусмотрены п. 4 ч. 1 и ч. 1.1 ст. 140 УПК РФ.

Внесением в ч. 1 ст. 140 УПК РФ пункта 4 законодатель нарушил логическое правило соразмерности деления. По крайней мере при существующей редакции пункта 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК пункт 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ является «лишним членом деления» всех поводов для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования) на отдельные разновидности соответствующих источников информации.

Но не только данную логическую ошибку допустил законодатель. Согласно логическим правилам деления члены деления должны исключать друг друга. В нашей же ситуации деление, результаты которого мы видим в действующей редакции ч. 1 ст. 140 УПК РФ, нарушает это правило.

Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании не является заявлением о преступлении и явкой с повинной, таким образом, уже исходя из редакции ст. 143 УПК РФ, оно является разновидностью «сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142» УПК РФ. А сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, как самостоятельный повод для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования) было предусмотрено п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ и ранее.

В то же время нам известно, что данная неточность законодателя вынудила МВД РФ отнести и постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании; и поручение прокурора (руководителя следственного органа) о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации; и даже рапорт сотрудника органов внутренних дел об обнаружении признаков преступления к числу «заявлений о преступлении» (п. 16.1.1 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях <70>). Но такой подход еще более не соответствует той классификации поводов для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования), которая сформулирована законодателем и закреплена в ч. 1 ст. 140 УПК РФ.

———————————

<70> См.: Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях: Приказ МВД России от 1 марта 2012 года N 140 // Рос. газета. 2012. 1 августа.

 

Он не снимает вопроса: если законодатель выделил в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, почему он не сделал того же с поручением прокурора о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации? Чем же друг от друга данные документы так уж принципиально отличаются, что искомое постановление нельзя считать разновидностью сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), а поручение можно? Да ничем.

Вряд ли кто-то сможет найти логически последовательное обоснование противоположной точки зрения. Как бы ни именовался направленный прокурором следователю (дознавателю и др.) документ, в котором содержатся сведения о признаках объективной стороны состава преступления, при существующей редакции п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК РФ он является разновидностью повода для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования), предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ. А постановление прокурора о направлении материалов для решения вопроса об уголовном преследовании в настоящее время одновременно является еще и поводом для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования), предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ.

Следующий вопрос, который требует ответа: необходимо ли составлять рапорт об обнаружении признаков преступления при принятии такой разновидности сообщения о преступлении, предусмотренного п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, как постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства? Статья 143 УПК РФ гласит: «Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142 настоящего Кодекса, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления». Это действующая редакция данной статьи закона. Поэтому ответ на поставленный вопрос однозначен — в ходе принятия следователем (руководителем следственного органа, руководителем либо членом следственной группы, следователем-криминалистом) постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления.

Но кто и когда его должен оформлять? Возможно мнение, что это обязанность следователя (руководителя следственного органа, руководителя либо члена следственной группы, следователя-криминалиста), к которому поступило постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Согласны, что именно по этому пути могла бы пойти практика. Но вот последовательна ли она, исходя из того, что уголовного процесса не должно быть до его начала? Попробуем обосновать позицию, которая, по нашему мнению, позволила бы сгладить выявленные нами острые углы действующего уголовно-процессуального и в том числе ведомственного института принятия заявлений (сообщений) о преступлении. Она тесно связана с ответом на вопрос, кто в ситуации поступления сообщения о преступлении прокурору должен оформлять рапорт об обнаружении признаков преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор сам осуществляет уголовное преследование. Это его обязанность, обусловленная в том числе принципом публичности российского уголовного процесса. Поэтому закономерен вопрос, не является ли нарушением данного принципа направление прокурором в орган предварительного расследования материалов для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных им нарушений федерального законодательства без предварительного оформления рапорта об обнаружении признаков преступления?

Что же, собирание таких материалов осуществляется вне уголовного процесса? Тогда к какому виду деятельности следует отнести предусмотренное ч. 2 ст. 144 УПК РФ требование прокурора о передаче документов и материалов и, более того, поручение органу дознания осуществить проверку распространенного в средствах массовой информации сообщения о преступлении? Что здесь является поводом для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования) и что должно оформляться рапортом: сообщение, распространенное в средствах массовой информации, или же «поручение» прокурора, которое, впрочем, может быть оформлено и в виде постановления о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании?

Если первое, то по поводу получения прокурором сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в ст. 141 и 142 УПК РФ, и должен составляться рапорт об обнаружении признаков преступления. Причем это и есть повод для начала уголовного процесса. Соответственно, его оформление должно предшествовать не только поручению (постановлению о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании), но и направлению редакции (главному редактору) средства массовой информации требования о передаче документов (материалов и др.). Нельзя реализовывать уголовно-процессуальные права, в том числе давать уголовно-процессуальное поручение до того, как начался сам уголовный процесс, до того как у компетентного начинать уголовный процесс органа (должностного лица) появился соответствующий повод.

Зачем нужно это уточнение? Да затем, что, предоставив прокурору право поручать органу дознания проверку сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации (выносить постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании), законодатель тем самым наделил самого прокурора возможностью начинать уголовно-процессуальные отношения, а значит, и правом оформлять соответствующий повод, если не сказать (учитывая принцип публичности российского уголовного процесса), возложил на него соответствующую обязанность.

До начала уголовного процесса нет участников уголовного процесса, то есть, по сути, нет органа предварительного расследования и прокурора как субъектов, наделенных уголовно-процессуальными правами (обязанностями), а тем более реализующих эти права (обязанности). В ситуации же, упомянутой в ч. 2 ст. 144 УПК РФ, есть участники уголовно-процессуальной деятельности — прокурор, орган дознания, редакция, главный редактор средства массовой информации и др.

Думается, приведенные аргументы указывают на наличие у прокурора не только права, но и обязанности, в случае поступления к нему сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в ст. 141 и 142 УПК РФ, оформлять рапорт об обнаружении признаков преступления, не дожидаясь, когда за него это сделает кто-то другой. И это всего-навсего одна из самых незначительных форм реализации предоставленного ему полномочия — осуществлять уголовное преследование.

Повод для возбуждения уголовного дела (для начала предварительного расследования) должен быть закреплен в одном из документов, предусмотренных ст. 141 — 143 УПК РФ. Исходя из этой аксиомы, в рассматриваемой ситуации должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления. Затем прокурор при наличии к тому фактических оснований такой рапорт обязан передать в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ по подследственности в орган предварительного расследования для осуществления предусмотренной ст. 144 УПК РФ предварительной проверки сообщения о преступлении.

Некоторые ведомственные нормативные акты требуют в искомой ситуации регистрировать не рапорт об обнаружении признаков преступления, а само постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства. Соответствующее правило следует, к примеру, из п. 3 Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации <71>. Но это уже не уголовно-процессуальное, а ведомственное требование.

———————————

<71> См.: О порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации: Приказ Следственного комитета РФ от 3 мая 2011 года N 72.

Глава 2. ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЯ НАЧАЛА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Явка с повинной

Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников

Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании

2.3. Фактические основания начала предварительного расследования

2.4. Специфика поводов и оснований начала предварительного расследования преступления, предусмотренного ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК РФ

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code