§ 4. Общие вопросы административной ответственности за нарушения валютного законодательства

В подавляющем большинстве случаев за нарушения валютного законодательства наступает именно административная ответственность, в связи с чем необходимо остановиться на вопросах, связанных с ее применением, относящихся практически к любым составам административных правонарушений.

 

Субъекты административной ответственности за нарушения валютного законодательства

Мерами административной ответственности обеспечивается выполнение определенных валютных правил. Поэтому первостепенное значение имеет вопрос о том, адресовано ли соответствующее правило тому или иному субъекту. Следовательно, субъектов административной ответственности, как и участников валютных операций, следует разделять на резидентов и нерезидентов.

Напомним, что основания признания лица резидентом или нерезидентом в целях валютного законодательства предусмотрены ст. 1 Закона о валютном регулировании. Для физических лиц резидентство связано с гражданством либо постоянным проживанием на территории РФ, а значит, статус физического лица как резидента или нерезидента может изменяться. Это означает, что для правильного применения норм Кодекса РФ об административных правонарушениях всегда необходимо выяснять, было ли физическое лицо резидентом или нерезидентом на момент совершения правонарушения.

Для юридических лиц резидентство связано с созданием их по законодательству РФ, т.е. это неизменная характеристика юридического лица.

В зависимости от наличия у лица статуса резидента или нерезидента существенно отличается как круг валютных ограничений, под действие которых подпадают валютные операции лица, так и состав правил валютного контроля, обязывающих лицо определенным способом вести учет и отчетность, а также представлять документы о валютных операциях агентам валютного контроля. Квалифицируя действия лица по той или иной части ст. 15.25 КоАП РФ, необходимо принимать во внимание, распространяются ли те или иные нормы валютного законодательства на резидентов и (или) на нерезидентов. Так, правила о репатриации и о паспортах сделок адресованы исключительно резидентам, совершающим внешнеторговые операции. Нерезиденты, выполняющие внешне похожие операции (например, импорт товаров), не будут подпадать под действие правил, установленных для резидентов.

Особую группу субъектов образуют уполномоченные банки. С точки зрения ст. 1 Закона о валютном регулировании они признаются резидентами, однако законодательство о валютном регулировании не распространяет на них действие большинства валютных ограничений и общих правил валютного контроля. Уполномоченные банки при совершении валютных операций руководствуются законодательством о банках и банковской деятельности и специальными правилами валютного контроля, установленными Банком России с учетом их двойственного статуса: участников валютных операций и агентов валютного контроля. Соответственно, хотя уполномоченные банки не изъяты из круга субъектов административных правонарушений, предусмотренных ст. 15.25 КоАП РФ, ее диспозиция практически не охватывает тех специфических нарушений, которые могут совершаться уполномоченными банками в сфере валютного регулирования и валютного контроля. В случае совершения нарушений уполномоченные банки несут административную ответственность в соответствии со ст. 15.26 КоАП РФ и ст. 74 Закона о Центральном банке.

Специальные субъекты составов правонарушений, предусмотренных Кодексом РФ об административных правонарушениях, — должностные лица. Следует особо обратить внимание на один не вполне очевидный момент: должностное лицо понимается по-разному в разных нормах, устанавливающих административную ответственность за нарушения валютного законодательства. Применительно к ч. ч. 1, 3 — 5 ст. 15.25 КоАП РФ под должностными лицами понимаются только физические лица, ведущие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (примечание 1 к ст. 15.25 КоАП РФ). Во всех остальных случаях под должностным лицом понимается как руководитель организации или назначенное им лицо, отвечающее в организации за соблюдение правил валютного регулирования, так и физические лица, ведущие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (примечание к ст. 2.4 КоАП РФ).

 

Оконченные и длящиеся правонарушения в валютной сфере

Один из важнейших принципов административной и уголовной ответственности — применение наказания в пределах срока давности привлечения к ответственности. Для административных нарушений в валютной сфере срок давности привлечения к ответственности составляет один год с момента их совершения. В связи с этим важно правильно определять момент окончания нарушения. Практика свидетельствует, что с этим регулярно возникают трудности, обусловленные спецификой правил валютного регулирования.

Валютные ограничения и правила валютного контроля часто возлагают на участников валютных операций те или иные обязанности, которые необходимо выполнить к определенному сроку. Так, экспортер обязан репатриировать валютную выручку в срок, установленный контрактом. Любой участник внешнеэкономической деятельности обязан открыть в уполномоченном банке паспорт сделки в срок не позднее первого исполнения по внешнеэкономическому контракту. Если такое правило не выполнено в срок, то возникает внешнее впечатление, что имеет место длящееся правонарушение, продолжающееся до тех пор, пока обязанность не будет выполнена или пока нарушение не будет обнаружено.

Однако на самом деле такое правонарушение следует считать оконченным.

В тех случаях, когда законодательством предусмотрено выполнение какой-либо обязанности к определенному сроку, нарушение срока не признается длящимся административным правонарушением и течение срока давности привлечения к административной ответственности начинается с момента наступления срока выполнения обязанности. На это указывается в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Так, если лицо нарушило требование о репатриации иностранной валюты, не обеспечив в предусмотренный внешнеторговым контрактом срок поступление экспортной выручки на свой счет в уполномоченном банке, правонарушение признается оконченным. Оно не квалифицируется как длящееся, даже если на момент обнаружения валютная выручка так и не была зачислена. Такое правонарушение состоит в пропуске срока исполнения обязанности, независимо от ее последующего полного или частичного исполнения либо неисполнения.

Представляется, что такой же подход должен применяться и в том случае, когда нарушения валютного законодательства наказываются в уголовном порядке.

 

Малозначительные деяния

Этот вопрос в известной мере утратил свою остроту в сравнении с ситуацией, имевшей место до 28 ноября 2011 г., т.е. до вступления в силу законодательных изменений норм ст. 15.25 КоАП РФ, положивших начало реальной дифференциации штрафов для случаев просрочки выполнения той или иной публично-правовой обязанности и случаев полного неисполнения той же обязанности <1>.

———————————

<1> См.: Федеральный закон от 16 ноября 2011 г. N 312-ФЗ «О внесении изменений в статьи 3.5 и 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

 

Тем не менее сохраняются ситуации, в которых нарушения связаны либо с незначительными суммами, либо с незначительными опозданиями исполнения обязанностей. В таких случаях по-прежнему может применяться институт освобождения от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения.

Высший Арбитражный Суд РФ не усматривает препятствий к применению этого института к правонарушениям с формальным составом: «Возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий» <1>.

———————————

<1> Пункт 18.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».

 

Практика арбитражных судов по вопросу о признании малозначительности нарушений валютного законодательства крайне противоречива. В тех случаях, когда решения выносятся в пользу заявителей, обжалующих постановления территориальных управлений Росфиннадзора о привлечении к административной ответственности по ст. 15.25 КоАП РФ, во внимание принимается незначительность просрочки исполнения публичной обязанности — от одного-двух дней до одной-двух недель. Однако зачастую суды приходят к иному выводу и отказывают в признании деяния малозначительным, даже если обязанность исполнена с крайне незначительным опозданием. Приведем в качестве примера Постановление ФАС Поволжского округа от 26 августа 2008 г. N А65-10587/2008-СА3-48: просрочка репатриации валюты составила один день, но суд не усмотрел возможности признать нарушение малозначительным. Разумеется, из Постановления суда кассационной инстанции нельзя уяснить все обстоятельства дела, и, возможно, суду были известны какие-то одиозные факты, повлиявшие на его вывод.

Как правило, отказывая в освобождении от ответственности, суды ссылаются на факт пренебрежительного отношения привлекаемой к ответственности компании к исполнению своих публично-правовых обязанностей, т.е. подчеркивают не материальный, а формальный характер составов, предусмотренных ст. 15.25 КоАП РФ. Но конструкция формального состава не препятствует оценке деяния в качестве малозначительного. Что же тогда руководит судом, применяющим штраф конфискационного размера за правонарушение, не повлекшее видимых материальных последствий? По нашему мнению, причина — преувеличенное представление о значимости мер валютного регулирования, не отвечающее современным условиям и не согласующееся с действующим валютным законодательством.

Полностью исключать возможность квалификации нарушений валютного законодательства в качестве малозначительных деяний не следует.

 

Назначение и исполнение наказания при законодательном смягчении ответственности

Нормы законодательства об административных правонарушениях, смягчающие ответственность, имеют обратную силу: «Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет» (ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ).

Правило обратной силы норм, смягчающих ответственность, равно как и запрет обратной силы норм, отягчающих ответственность, распространяется на случаи:

— изменения законодательной нормы об ответственности;

— изменения правовой нормы, устанавливающей ту обязанность, выполнение которой обеспечивается мерами административной ответственности.

Следует помнить, что обратная сила закона может иметь место только в ситуации, когда постановление о привлечении к административной ответственности еще не исполнено; поворота исполнения не предусмотрено.

 

Смягчение санкции

 

Практика смягчения административной ответственности на основе правила об обратной силе закона, смягчающего ответственность, получила широкое распространение в связи с последовательным включением в 2011 — 2012 гг. в ст. 15.25 КоАП РФ норм, позволяющих реально дифференцировать тяжесть наказания за неисполнение обязанности к сроку в зависимости от длительности просрочки.

Характерный пример — Определение ВАС РФ от 16 апреля 2012 г. N ВАС-2522/12 по делу N А40-99688/11-148-888. ЗАО «Промресурс» допустило нарушение срока представления подтверждающих документов и справки о подтверждающих документах уполномоченному банку на один день. Территориальное управление Росфиннадзора в Москве оштрафовало ЗАО «Промресурс» на 40000 руб. Однако, поскольку на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции для случаев нарушения сроков представления документов не более чем на 10 дней размер штрафа был законодательно снижен и составлял от 5000 до 15000 руб., Высший Арбитражный Суд РФ указал на ошибку апелляционной инстанции и на необходимость пересмотра судебных актов по делу.

 

Отмена обязанности

Несколько менее очевидна ситуация, в которой совершившее нарушение лицо перестает подлежать административной ответственности в связи с последующей отменой обязанности, обеспечиваемой мерами административной ответственности. Это логично, поскольку отмена публично-правовой обязанности означает прекращение интереса государства в защите основанных на существовании такой обязанности правоотношений. Например, после отмены валютной монополии выглядело бы странным продолжение преследования государством лиц, «спекулировавших» валютой.

Однако здесь правило обратной силы не универсально — законодатель может сделать оговорку, что обязанность отменяется лишь на будущее время, а к правоотношениям, возникшим в период до отмены нормы, устанавливавшей обязанность, эта норма подлежит применению. Так, когда отменяется какой-либо налог, его отмена на будущее время не означает амнистии тем, кто не уплатил этот налог в период, когда он действовал.

По идее во избежание споров и сомнений отмена обязанности должна сопровождаться явным исключением соответствующего деяния из числа административных проступков (декриминализацией — в случае с уголовным законодательством). Однако это не всегда возможно, так как зачастую нормы об ответственности бланкетны и отсылают к правилам отраслевого законодательства. Тогда изменения отраслевого законодательства не будут в явной форме отражены в законе, устанавливающем ответственность.

Характерный пример такого рода — дело ООО «Торговый дом «СОЛАР» (см. Определение ВАС РФ от 2 мая 2012 г. N ВАС-2265/12). Территориальное управление Росфиннадзора в Красноярском крае привлекло общество к ответственности за нарушение срока представления в уполномоченный банк справки о валютных операциях. На момент совершения правонарушения срок составлял семь рабочих дней, а на момент привлечения лица к ответственности срок был нормативно увеличен до 15 рабочих дней. За рамки этого срока общество не вышло, т.е. с точки зрения действующего на момент рассмотрения дела законодательства его действия не были правонарушением. В такой ситуации Высший Арбитражный Суд РФ посчитал, что имеет место смягчение закона, устанавливающего ответственность.

Подчеркнем, что сложности вызывает только вопрос об обратной силе нормы, устанавливающей ответственность, при изменении защищаемого этой нормой отраслевого законодательства, когда происходит отмена обязанности, влекущая отмену сопутствующей ответственности. Очевидно, что в обычной ситуации закон, устанавливающий ответственность за нарушение тех или иных правил, подлежит применению с учетом тех правил, которые действуют на момент совершения правонарушения.

Пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с изменением практики

К ситуации обратной силы закона, смягчающего ответственность, по смыслу тесно примыкает ситуация изменения толкования правовой нормы высшими судебными инстанциями, когда применение нормы с учетом такого толкования обязательно для нижестоящих судов. В этом случае возможен поворот исполнения.

Такой пересмотр прямо предусмотрен в арбитражном процессе п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ. К числу оснований для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам эта норма относит:

«…определение либо изменение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства».

Срок обращения с заявлением о пересмотре по этому основанию ограничен:

— шестью месяцами с момента вынесения последнего судебного акта по делу (ч. 3 ст. 312 АПК РФ);

— тремя месяцами со дня получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, если наличие обстоятельства, предусмотренного п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, выявлено при рассмотрении заявления или представления о пересмотре судебного акта в порядке надзора (ч. 1 ст. 312 АПК РФ).

Поскольку фактически речь идет о придании обратной силы правовой норме в том значении, которое придается ей практикой Высшего Арбитражного Суда РФ, пересмотр уже вынесенных судебных актов при изменении практики не может сопровождаться изменением в сторону ухудшения положения лица, привлекаемого к публично-правовой ответственности. На это прямо указывается:

— в п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. N 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам»;

— в Постановлении КС РФ от 21 января 2010 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 170, пункта 1 статьи 311 и части 1 статьи 312 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Производственное объединение «Берег», открытых акционерных обществ «Карболит», «Завод «Микропровод» и «Научно-производственное предприятие «Респиратор».

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code