§ 3. Классификация составов административных правонарушений и преступлений в валютной сфере

В целях защиты национальной валюты государство реализует совокупность экономических и юридических мер, т.е. проводит валютное регулирование в широком смысле слова (валютная политика). Юридический аспект валютного регулирования выражается в установлении государством нормативно предписанного порядка совершения валютных операций. В отличие от валютной монополии, действовавшей в советский период, в условиях валютного регулирования круг участников валютных операций никак не ограничивается. Но участникам необходимо соблюдать валютные ограничения (правила и запреты), а также исполнять обязанности, установленные в целях валютного контроля: вести специальный учет и отчетность в отношении валютных операций, представлять информацию органам и агентам валютного контроля и т.д.

Таким образом, валютное регулирование как порядок совершения валютных операций состоит из двух блоков: валютных ограничений и валютного контроля. Этим блокам соответствуют классификационные группы составов административных правонарушений и преступлений в валютной сфере.

Внутри классификационных групп не прослеживается прямого соответствия между составами, с одной стороны, и валютными ограничениями и правилами — с другой. Во многом это оправдано соображениями законодательной техники, поскольку законодатель объединяет сходные виды нарушений в рамках одного состава. Кроме того, не любое крупное нарушение валютного законодательства влечет уголовную ответственность, она предусматривается лишь в исключительных случаях.

Применительно к действующему законодательству об административной и уголовной ответственности развернутая классификация будет иметь следующий вид.

Группа I. Административные правонарушения и уголовные преступления, посягающие на установленные государством валютные ограничения:

а) составы административных правонарушений:

— совершение незаконных (в том числе запрещенных) валютных операций <1> (ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ);

———————————

<1> За исключением случаев, когда такое нарушение образует отдельный состав административного правонарушения.

 

— нарушение правил репатриации валюты (ч. ч. 4 и 5 ст. 15.25 КоАП РФ);

— нарушение правил перемещения и пересылки наличной валюты и валютных ценностей через таможенную границу РФ (ст. 16.4 и ч. 7 ст. 15.25 КоАП РФ <1>);

———————————

<1> В случае недекларирования или недостоверного декларирования физическими лицами наличной иностранной валюты либо ценных бумаг применяется ст. 16.4 КоАП РФ, во всех других случаях административных проступков, связанных с нарушением правил перемещения валюты через границу Таможенного союза (например, при нарушении запрета пересылки), — ч. 7 ст. 15.25 КоАП РФ. Насколько можно судить, если физическое лицо перемещает валюту, принадлежащую юридическому лицу, и при этом нарушает правила декларирования, в качестве нарушителя будет рассматриваться именно физическое лицо, а не организация — собственник валюты.

 

б) составы преступлений:

— нарушение правил репатриации валюты (ст. 193 УК РФ);

— нарушение правил перемещения наличной валюты и валютных ценностей через таможенную границу РФ (охватывается уголовным составом контрабанды, ч. 1 ст. 188 УК РФ <1>).

———————————

<1> В ч. 1 ст. 188 УК РФ говорится о контрабанде «товаров и иных предметов». Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ этот состав охватывает и нарушение правил перемещения через таможенную границу валюты (валютных ценностей). Однако крупный размер контрабанды для применения уголовной ответственности определяется исходя не из всей перемещаемой суммы, а только из превышения той ее части, которую по закону можно не декларировать. См. об этом: Постановление КС РФ от 27 мая 2008 г. N 8-П.

 

Группа II. Административные правонарушения и уголовные преступления, посягающие на правила, установленные в целях валютного контроля:

а) составы административных правонарушений:

— нарушение правил валютного контроля:

— нарушение общих правил учета и отчетности, обеспечивающих валютный контроль, — ч. ч. 6 и 6.1 — 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ;

— нарушение резидентами порядка уведомления об открытии (закрытии) счета (вклада) или об изменении реквизитов счета (вклада) в банке за рубежом — ч. ч. 2 и 2.1 ст. 15.25 КоАП РФ;

— нарушение уполномоченными банками обязанностей агентов валютного контроля (ст. 15.26 КоАП РФ и ст. 74 Закона о Центральном банке <1>);

———————————

<1> Напомним, что разграничение между этими составами имеет дискуссионный характер. Банк России предлагает разграничивать их действие по субъектам административной ответственности, в отношении должностных лиц применять ст. 15.26 КоАП РФ, в отношении самих кредитных организаций — ст. 74 Закона о Центральном банке.

 

— нарушения против порядка управления, если они совершены в сфере валютного контроля:

— ст. 17.7 «Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении» КоАП РФ;

— ст. 19.4 «Неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль)» КоАП РФ;

— ст. 19.5 «Невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный контроль (надзор)» КоАП РФ;

— ст. 19.6 «Непринятие мер по устранению причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения» КоАП РФ;

— ст. 19.7 «Непредставление сведений (информации)» КоАП РФ;

— ст. 20.25 «Уклонение от исполнения административного наказания» КоАП РФ;

б) составы преступлений:

— представление органам и агентам валютного контроля заведомо подложных документов (охватывается диспозицией ч. 3 ст. 327 УК РФ).

Из приведенной классификации видно, что в ряде случаев за нарушение одних и тех же валютных ограничений предусмотрена и уголовная, и административная ответственность. Разграничение составов в этом случае проводится по признаку крупного размера предмета нарушения. Кроме того, не следует забывать, что административной ответственности подлежат как физические лица (в том числе должностные лица), так и юридические лица, в то время как уголовная ответственность предусмотрена только для физических лиц (должностных лиц — руководителей организаций в случае ст. 193 УК РФ).

Применительно к обеим группам составов прослеживается следующий подход законодателя: предусматривается один общий, универсальный состав, охватывающий максимально возможное количество административных правонарушений в валютной сфере. В дополнение к нему выделяется несколько специальных составов, административных или уголовных, там, где этого требует специфика охраняемых общественных отношений.

Для ответственности за нарушения валютных ограничений таким общим составом будет ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ, для ответственности за нарушения правил валютного контроля — ч. ч. 6, 6.1 — 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ. Однако этот схематичный подход условен и нуждается в оговорках.

Действительно, диспозиция ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ первоначально конструировалась законодателем как универсальная норма, охватывающая:

— нарушения валютных ограничений — запретов («осуществление незаконных валютных операций, т.е. осуществление валютных операций, запрещенных валютным законодательством Российской Федерации»);

— нарушения валютных ограничений — обязанностей, прямо перечисленных в тексте нормы <1>.

———————————

<1> Имеется в виду ответственность за невыполнение требований о резервировании и об использовании специальных счетов.

 

Однако затем, в течение достаточно длительного периода, ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ была «спящей» нормой. Те обязанности, которые упоминались в исходной редакции ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ, уже к 2007 г. были по большей части отменены. В результате действие нормы сохранилось лишь в отношении ограничений, имеющих форму прямых запретов, таких как запрет купли-продажи иностранной валюты, минуя уполномоченный банк, или запрет расчетов в иностранной валюте между резидентами. Это не значит, что нарушение ограничений-обязанностей, сохранивших свое действие, могло остаться безнаказанным, потому что такие нарушения предусмотрены специальными составами той же ст. 15.25 КоАП РФ.

Тем не менее некоторая проблема была. Буквальная формулировка рассматриваемой части статьи в ее первоначальной редакции указывала на ее действие лишь в отношении валютных ограничений-запретов, которые сформулированы прямо, а не косвенно. В большинстве случаев это не приводило к пробелам в правовом регулировании, потому что принцип, по которому построены ограничения-запреты, — «все, что не запрещено, разрешено» (ст. 6 Закона о валютном регулировании). Иначе говоря, запреты обычно конструируются как прямые. Однако Закон в ряде случаев отступает от этого принципа.

Из-за этого сложилась ситуация, в которой лица действительно могли нарушать валютное законодательство, не рискуя быть сколько-нибудь серьезно наказанными. Это ситуация, связанная с использованием резидентами зарубежных счетов.

Правовой режим зарубежного счета резидента позволяет ему зачислять средства на счет только переводом со счета в уполномоченном банке. При этом другие способы зачисления средств на зарубежный счет Законом о валютном регулировании не предусмотрены и, строго говоря, Закону не соответствуют. В отношении режима зарубежных счетов использована формулировка о том, что средства могут зачисляться лишь в порядке, установленном валютным законодательством. Однако нигде прямо не сказано, что другие виды зачисления средств запрещены. Они запрещены косвенно, по умолчанию, так как в Законе о валютном регулировании нет порядка их совершения. Разумеется, это довольно казуистическое различие между операцией, которая «нарушает порядок» и которая «запрещена», но, поскольку сомнения толкуются в пользу лица, привлекаемого к ответственности, единичные возникавшие споры решались в пользу привлекаемых к ответственности лиц.

Получалось, что резиденты могли открывать счета в банках за рубежом, не уведомляя об этом налоговые органы России, рискуя лишь небольшим штрафом за неуведомление об открытии счета, и то лишь в течение годичного срока давности привлечения к ответственности. Использование счетов в обход валютного законодательства РФ фактически никак не наказывалось.

В настоящее время ситуация принципиально изменилась:

— с 29 октября 2012 г. существенно повышены штрафы за неуведомление налоговых органов об открытии (закрытии, изменении реквизитов) счетов резидентов в банках за рубежом <1>;

———————————

<1> См.: Федеральный закон от 28 июля 2012 г. N 140-ФЗ «О внесении изменений в статью 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

 

— с 13 февраля 2013 г. действует новая редакция ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ <1>, охватывающая все случаи несоблюдения валютных ограничений: и нарушения прямых запретов, и несоблюдение установленного законом порядка проведения валютных операций.

———————————

<1> См.: Федеральный закон от 12 ноября 2012 г. N 194-ФЗ «О внесении изменений в статьи 3.5 и 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

 

Тем самым государство исключило для резидентов, физических и юридических лиц, возможность безнаказанно использовать скрытые от государственного финансового контроля зарубежные счета и средства на таких счетах. Часть 1 ст. 15.25 КоАП РФ перестала быть «спящей» нормой.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code